Ссылки для упрощенного доступа

"Это уже война". Почему людей продали вместе с землей


Во время акции протеста жителей района Кунцево против нового строительства

Верховный суд России признал законным строительство многоэтажек группой компаний "ПИК" в московском районе Кунцево, отклонив таким образом жалобу 42 местных жителей. Они обратились в суд с просьбой признать недействующим постановление правительства Москвы, согласно которому 37 кирпичных жилых домов в районе подлежат сносу. Причем эти дома, утверждают истцы, не являются ни аварийными, ни ветхими. На месте снесённых малоэтажек ГК "ПИК" намерена построить жилой комплекс, подготовительные работы к возведению первого 26-этажного дома уже начались. Жители с этим не согласны и готовы отстаивать свою собственность.

В небольшом дворе в Кунцеве, на улице Ивана Франко, уже около недели длится противостояние между местными жителями и строительной компанией "ПИК". Круглосуточные дежурства местных жителей, создавших палаточный лагерь во дворе, уже заканчивались задержаниями, конфликтом с сотрудниками ЧОПа и вызовом скорой помощи.

Жителям совершенно непонятно, на каком основании будут сноситься их дома

Этой истории уже много лет. Она стала следствием градостроительной политики предыдущего мэра Москвы Юрия Лужкова, при нем был разработан проект по реконструкции Кунцева. По словам активистов, в 47–48 кварталах к сносу предполагалось только три дома, а все остальное должно было быть реконструировано, но не снесено. Для местных жителей решение о сносе двух кварталов стало неожиданностью, об этом они узнали только на публичных слушаниях в прошлом году. По рассказам участника слушаний, местные жители тогда пытались протестовать: собрали несколько тысяч подписей против этого проекта, подшили их к материалам публичных слушаний. Но в ответ им сказали, что публичные слушания – это консультативный институт и он ни на что не влияет. При этом жителям совершенно непонятно, на каком основании будут сноситься их дома: они не аварийные и не ветхие, и никаких государственных нужд для изъятия собственности нет.

– У них, кстати, до сих пор нет ответа на этот вопрос, – говорит местный житель Алексей Шульгин. – В Верховном суде судья спрашивает представителей Правительства Москвы: "У вас есть документы, на основании которых эти дома должны быть снесены?" Они говорят: "Есть". – "И что это за документы?" – "Это таблицы, графики..." У них не может быть этих документов, потому что оснований никаких нет.

Судебное заседание в Верховном суде
Судебное заседание в Верховном суде

Не менее неожиданным стало появление строительной техники во дворе на улице Ивана Франко. На этот момент судебное разбирательство в Верховном суде по поводу постановления Правительства Москвы уже завершено, но в Мосгорсуде идет другой процесс – по поводу распоряжения столичных властей о реконструкции от 2003 года, которое и положило начало всей этой истории. Тем не менее неделю назад (еще до вердикта Верховного суда) компания решила начать строительство. В ответ местные жители заняли двор и стали разворачивать машины со строительной техникой. Затем поставили небольшой палаточный лагерь, организовали круглосуточное дежурство, кто-то наклеил иконы на деревья и поставил деревянный православный крест высотой с человеческий рост.

– Было очень холодно в те дни, в первую ночь вообще было минус 11 градусов, – говорит Шульгин. – Но тем не менее люди стояли, самоотверженно дежурили, а утром шли на работу. И в течение недели удавалось не допустить эту технику.

После этого в воскресенье во двор к протестующим приехали полицейские и всех разогнали. Семерых человек, в том числе Сергея Митрохина и двух муниципальных депутатов, забрали в полицию.

– Их продержали там весь день, и на основании чего, тоже непонятно. Люди собрались в своем дворе, и им пришили какой-то несанкционированный митинг. Не было никаких лозунгов, никаких речей, люди просто там были, обсуждали проблемы и так далее, – отмечает Шульгин.

В понедельник, 19 ноября, застройщику все-таки удалось захватить землю с помощью ЧОПа и полиции. По словам активиста Ивана Рожкова, к ним во двор приехали около 50 человек охраны и столько же полицейских, подъехали автозаки. Охранники выстроились в живую цепь и начали вытеснять жителей со двора.

Тех, кто сопротивлялся, бросали в автозаки. Им предъявляли обвинения по разным статьям Административного кодекса. Двух женщин, которые оказались внутри оцепления и пытались лечь под ковш экскаватора, тоже задержали. Одной из них стало плохо во время штурма, и для нее пришлось вызвать скорую.

Во время задержаний женщине стало плохо
Во время задержаний женщине стало плохо

Еще одну из женщин несколько сотрудников ЧОПа взяли в кольцо и не выпускали, в то время как полицейские стояли неподалеку и никак этому не препятствовали.

В итоге застройщик все-таки смог огородить двор, причем в некоторых местах он вплотную прилегает к стене рядом стоящего дома. Под окнами трех пятиэтажек ПИК собирается строить 26-этажный дом. Первые два-три года местные жители фактически будут жить на стройке.

Словно саранча налетела на лакомый кусочек земли и хочет его отжать всеми возможными силами

– Представляете – вы с детьми живете в доме, и ваши окна выходят на стройку, в трех метрах от вашего окна бульдозеры, тракторы, строительная техника, и все это происходит в течение двух лет, – говорит Алексей Шульгин. – Это как война уже какая-то. Потом надо учесть, и уже были прецеденты, что в результате такого очень близкого строительства, рытья котлована у этих домов могут возникнуть какие-то повреждения, трещины фундамента или стен, и тогда эти дома могут признать аварийными. А по закону, если дом признан аварийным, жильцов срочно выселяют, причем выселяют туда, где есть резервный фонд, то есть это может быть на другом конце Москвы или там в Новой Москве, например, и это все будет по закону.

А кто будет отвечать за эти трещины? Найдут прораба, спишут на него, оштрафуют на миллион рублей ПИК. То, что происходит, – это абсолютный беспредел. Словно саранча налетела на лакомый кусочек земли и хочет его отжать всеми возможными силами, с привлечением всех возможных средств: силовых, правовых, агитационных и так далее. Люди, которые работают на ПИК, очень подкованные в плане ведения переговоров, это профессионалы. Они мастера уходить от ответов на прямые вопросы и продвигать свою повестку, и мы это уже много раз наблюдали.​

Задержания местных жителей
Задержания местных жителей

– По сути, большинство считает это рейдерским захватом, – говорит местная жительница Диана Яковлева. – Стройка будет примыкать вплотную непосредственно к стене моего дома. Это создает аварийную ситуацию, будет ограничен подъезд пожарной техники. У нас газовые колонки. Безопасность никакую нам здесь не обеспечивают и никак нас не информируют, как эта безопасность будет обеспечиваться. Не было информационного щита, который официально должен быть установлен по правилам за 10 дней до начала строительных работ. Мы сейчас находимся, по сути, в загоне. Ограждена территория сквера возле моего дома, и там круглосуточно дежурит ЧОП. У нас были задержаны активисты – 7 человек. Была задержана бабушка, моя соседка: ей более 70 лет. И задержана девушка, которая якобы оказывала сопротивление полиции. Их держали 9 часов в участке.

Пятиэтажки vs "Человейники"

Активисты категорически не хотят никуда переезжать из своего района. Многие из них намеренно купили квартиры в малоэтажных "сталинках" в Кунцеве, чтобы спрятаться от городского шума и высотных зданий. Все собеседники Радио Свобода прожили в этом районе как минимум десять лет.

Мы не хотим уезжать из такого места, из наших крепких домов

– Я живу здесь 42 года, почти всю жизнь, – говорит Иван Рожков. – Это очень уютный район, малоэтажный, тихий, зеленый, в 10 минутах ходьбы от метро. Дома здесь хорошие и крепкие, строились в 50-е годы, в основном по индивидуальным проектам, хорошей планировки. В общем, идеальное место для проживания. В современном городе едва ли можно найти дома более удобные для проживания, чем те, в которых мы живем.

Диана Яковлева живет в Кунцеве 20 лет, а ее муж – больше 50 лет.

– Борьба с застройщиком и Правительством Москвы уже отняла два года моей жизни. Я была вынуждена потратить очень много сил, времени и денег на это. Я не хочу переезжать. У меня в доме 45 квартир, и большинство тоже против этого переезда и переселения, против сноса домов. Поэтому я могу отвечать за свой дом. Мы не хотим уезжать из такого места, из наших крепких домов. Многие люди вложили деньги в ремонт, купили квартиры. Поэтому, конечно, для нас это проблема большая.

Инга Бычкова купила свою квартиру на вторичном рынке почти 20 лет назад.

– Основными критериями при выборе жилья для меня и моего маленького, единственного на тот момент ребенка были – зеленый, малоэтажный район с развитой инфраструктурой, кирпичными стенами, потому что у меня ребенок аллергик. Основываясь на этом, мы и заключили сделку. Мои дети выросли в этом районе, некоторые из них еще растут.

Конечно, есть и сторонники сноса, но, по словам Ивана Рожкова, их меньшинство.

Нам предлагают выселение в эти многоэтажные "человейники"

– Всегда в старых домах есть люди, которые хотят переселиться по той простой причине, что они долго не делали ремонт или живут в неудобном месте, скажем, на последнем этаже, и у них нет лифта. Есть такие обстоятельства, которые заставляют людей желать сноса. Они есть везде и всегда. Но в наших домах их немного. Большинство жителей хотят жить здесь. И если бы согласились на переселение, то только в такие же хорошие и крепкие кирпичные дома, стоящие в таком же малоэтажном микрорайоне. Но ничего подобного нам не предлагают. Нам предлагают выселение в эти многоэтажные "человейники", которые во всех отношениях хуже. Поэтому желающих переселиться в ПИКовские новостройки у нас небольшое количество.

Жители Кунцево собрались на месте строительства
Жители Кунцево собрались на месте строительства

По словам Дианы Яковлевой, никаких гарантий по поводу переселения жителям никто не дает. Представители ПИК обещают, что их переселят в более хорошие условия. Однако домов, которые предлагаются для переселения, до сих пор нет.

Как объяснила Инга Бычкова, расселением жителей все равно будет заниматься не ПИК, а Департамент городского имущества (ДГИ). Поэтому бессмысленно вести с застройщиком какие-либо переговоры по поводу переселения.

Они пытаются загасить конфликт и отвлечь наше внимание от того, что мы делаем в судах

– ДГИ, представители города, представители префектуры, управы – их не было ни на одной из стычек, ни на одной из встреч, ни на одном из митингов. И то, что предлагает ПИК, рассказывает какие-то сказки о предоставлении улучшенного жилья, об увеличении активов в полтора раза, – все это шарлатанство и словесная дымовая завеса, не более того. Никаких планов, никаких предоставленных четких объяснений или предложений в письменной форме от Группы компаний "ПИК" не поступало. Очевидно, что они пытаются загасить конфликт и отвлечь наше внимание от того, что мы делаем в судах.

Все законно

Представитель пресс-службы компании "ПИК" прокомментировал Радио Свобода претензии местных жителей насчет законности стройки:

– У нас вся стройка законная. Сейчас в Москве не только компании "ПИК", а вообще никакой компании невозможно начинать какие-то строительные работы, не имея полного пакета разрешительной документации. Все документы, разрешающие подготовительные и строительные работы, у компании имеются. Мы эти документы демонстрировали на встречах с жителями. На очередную встречу мы опять принесем с собой полный пакет документов. Он у нас на руках имеется. Поэтому, когда говорят, что стройка незаконная, мне это непонятно – стройка полностью законная. На днях еще высказывался Левкин (Сергей Левкин, руководитель департамента градостроительной политики Москвы. – РС). Он тоже подтверждал, что все документы на это строительство у компании "ПИК" имеются.

Когда сносили ларьки около метро, он сказал: "Нечего прикрываться бумажками о собственности"

Наличие документов у компании, в принципе, не вызывает сомнений у местных жителей. Больше их интересует, на каких основаниях были выданы эти документы. Именно поэтому жители судятся не со строительной компанией, а с Правительством Москвы, которое разрешило строительство.

– К ПИКу вопросов и нет, потому что у них есть все бумаги от московского правительства, – говорит Алексей Шульгин. – Но как московское правительство выдало все эти бумаги – это большой вопрос. И вообще отношение к нашим документам о собственности московское правительство выразило словами мэра Собянина. Когда сносили ларьки около метро, он сказал: "Нечего прикрываться бумажками о собственности". Это очень хорошо демонстрирует подход московских властей к собственности москвичей.

Попытка диалога

Всю эту неделю проблема в Кунцеве, по сути, решалась силовыми методами. Была борьба за то, кто физически сможет занять территорию. Попытка диалога с представителем застройщика произошла благодаря политику Дмитрию Гудкову, который приехал на встречу с жителями, когда землю уже занял застройщик.

Пока вы так ведете диалог, вы просто людей провоцируете на ответный протест

– Представители ПИКа рассказывают о том, что у них все документы правильно оформлены, что у них есть право. Я, честно говоря, не видел этих документов. Но когда компания силой приходит во двор и начинает строительство, когда возмущенных жителей задерживают и увозят в ОВД сотрудники полиции, а периметр охраняет плохо говорящий по-русски ЧОП, это ситуация, скажем, за гранью добра и зла. У нас Конституция, есть право собственности, и это базовое конституционное право, оно не может нарушаться никакими законами. Если есть какие-то законные основания строить что-то на этой территории, значит, плохие законы. А если есть решение суда, которое разрешает там строить, значит, это необъективное судебное решение. Я это пытался донести до представителей компании "ПИК", которые обещают на всех встречах по переселению жилье более качественное и так далее. Я им сказал, что пока у вас здесь стоит забор, пока здесь задерживают людей, пока у вас сотрудники ЧОП так себя ведут, эти кадры напоминают сражения где-нибудь в Донбассе, когда там 12 человек с дубинками идут на граждан. Пока вы так ведете диалог, вы просто людей провоцируете на ответный протест.

Полицейские разбирают палаточный лагерь
Полицейские разбирают палаточный лагерь

Тогда удалось достигнуть некоторых неофициальных договоренностей с представителем застройщика. В соглашении, которое подписали представитель ПИК и Дмитрий Гудков, предлагается провести с местными жителями встречу после заседания в Верховном суде в присутствии независимых депутатов, снять имущественные претензии к задержанным, обеспечить свободный проход по двору и держать ЧОП "на коротком поводке", а также заморозить подготовку к строительству на 10 дней.

В пресс-службе компании "ПИК" ответили, что до вечера 22 ноября (времени вынесения решения Верховного суда) никаких работ во дворе не будет.

Если вы будете действовать силой, то здесь завтра появится другая сила

– На данный момент никаких работ не ведется. Мы встречались в понедельник вечером с жителями, разговаривали с ними. Компания "ПИК" заинтересована в конструктивном диалоге с жителями. Жители попросили, чтобы какое-то время работы не велись. Поэтому мы решили пойти им навстречу. 22 ноября – заседание Верховного суда. По крайней мере, до вечера этого дня, когда произойдет встреча с жителями, точно никаких работ производиться не будет.

По мнению Дмитрия Гудкова, представители ПИК не сели сразу за стол переговоров с местными жителями потому, что считают себя властью, а власть ни с кем переговоров не ведет.

– Они просто по привычке действуют силой, а я считаю, что это крайне опасно в условиях роста протестных настроений, радикализации протестных настроений, падения рейтингов власти. По сути, они могут довести, создать такую горячую точку в Москве. И я их предупредил: если вы будете действовать силой, то здесь завтра появится другая сила, придут жители соседних районов поддерживать соседей. Насколько я знаю, и в других регионах есть проблемы с этой компанией. Если не начать нормальный, цивилизованный диалог, не силой, а предложениями, убеждениями действовать, то ничего хорошего не выйдет.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG