Ссылки для упрощенного доступа

Вредные образы. Ксения Кириллова – о путанице с пропагандой


Британские критики назвали российский мультфильм "Маша и Медведь" "кремлевской пропагандой". The Times, в частности, ссылается на профессора Букингемского университета Энтони Глиса, специализирующегося на изучении деятельности разведки. По мнению эксперта, "у Маши напористый, даже неприятный характер, и при этом она решительная. Девочка откусывает больше, чем может проглотить. Не будет большим преувеличением сравнить ее поведение с поведением Путина".

Британских аналитиков насторожила и мультсерия, в которой Маша в фуражке советского пограничника стерегла грядки моркови: они увидели в этом метафору России, охраняющей свои границы. К слову, еще в мае прошлого года преподаватель Таллинского университета Приит Хыбемяги заявил, что мультсериал "Маша и Медведь" демонстрирует использование Россией "мягкой силы". В недавнем интервью Радио Свобода он отметил, что цель мультфильма – изменить образ России с негативного на позитивный, и это опасно, поскольку дети, вырастая, не смогут адекватно воспринимать исходящие из Кремля угрозы.

В России подобные заявления, как и следовало ожидать, высмеяли, назвав "запредельным уровнем русофобии" и "борьбой с ветряными мельницами". Тем не менее некоторые российские публицисты согласились с оценками британских экспертов. Журналист и блогер Аркадий Бабченко назвал мультфильм пропагандой: не только из-за полуэнкавэдэшной фуражки, но и из-за модели поведения, которую авторы анимированного сериала якобы продвигают. "Истерика и вопли, вопли и истерика. Брызганье слюнями на повышенных тонах и ор, ор, ор. Абсолютная неспособность слушать собеседника, полное неуважение к собеседнику, крик как единственная модель общения, совершенно дубовая уверенность в собственной правоте, абсолютная неспособность слушать и слышать доводы… "Таймс", вы все правильно поняли. И вы, коллеги из Финляндии, Эстонии и Литвы. Это именно пропаганда. Пропаганда идиотии, истерики и агрессивного поведения", – считает Бабченко.

Это не первый случай, когда российский кинематограф вызывает тревогу на Западе. В Украине, как известно, запрещены не только многие российские фильмы, но в некоторых областях – даже публичное исполнение эстрадной музыки. Однако для того, чтобы понять, являются ли современные российские мультфильмы деструктивной пропагандой, нужно вначале разобраться как минимум с двумя вещами: с терминами и с контекстом.

Называть современную российскую информационную политику просто пропагандой, на мой взгляд, не вполне корректно. Пропагандой – продвижением и "пиаром" своей страны, своих ценностей, взглядов и образа жизни – занимались многие государства. Сейчас, к слову, открывается доступ к документам ЦРУ времен холодной войны, в которых среди прочих операций речь идет и о пропагандистских операциях. Однако современные российские медиа занимаются пропагандой не только в привычном для западного сознания смысле: их работа по большей части представляет собой "информационные операции", являющиеся составной частью так называемых активных мероприятий российских спецслужб. Сюда относятся распространение намеренной лжи и клеветы, направленное на разрушение других стран, на подрыв доверия к их институтам, на вмешательство в их внутреннюю жизнь, на создание дестабилизации, хаоса, раскола и вражды в западном обществе. Часто эти операции проводятся "под чужим флагом", с привлечением деструктивных слоев западного общества, таких как фашистские и экстремистские группы.

По поставленным целям и используемым средствам эти операции существенно отличаются от западной пропаганды, которая преследует своей целью поддержку демократических ценностей, гражданских институтов и поиски правды, которую скрывают от граждан авторитарные режимы. Авторы "информационных операций", как правило, не скрывают, что их целью является ведение "информационной войны", то есть ставят перед собой исключительно разрушительные задачи. Согласно обвинительному заключению Минюста США против "бухгалтера Евгения Пригожина" Елены Хусяйновой, россияне в своей среде называют вмешательство в американские выборы "информационной войной против США".

То есть российская пропаганда в широком смысле включает в себя как собственно пропаганду (то есть создание и продвижение положительного образа России), так и информационные операции. Все это так туго переплетено в процессе "гибридной войны", что порой невозможно отделить, где заканчивается одно и начинается другое. Но для простоты российские информационные операции обозначаются термином "пропаганда", отсюда и возникает путаница.

Российские мультфильмы, безусловно, являются пропагандой положительного образа России как страны, однако их вряд ли можно назвать "активными мероприятиями". В них нет того, что способно привести к разрушению другого государства или к оправданию российской агрессии, то есть того уровня деструктива, который характерен для "информационных операций". Именно поэтому попытки отыскать в них следы таких операций выглядят комично; скорее, имеет место "прямая пропаганда" определенных образов, включая российские силовые структуры.

Создание положительного имиджа армии или правителей враждебного государства – это совсем не то же самое, что пропаганда институтов дружественной или нейтральной страны

В самом деле, даже в невинные и талантливые, а потому популярные мультики с годами "впрыскиваются" образы, нацеленные на пропаганду российских силовых структур. Эти метаморфозы можно проследить, например, на примере популярных мультфильмов про трех богатырей. Они задумывались, вероятно, как чистой воды развлечение и включали в себя даже элементы политической сатиры над жадным князем и неловкими воеводами, но с каждой серии намеки на силовиков становились все прозрачнее. Богатыри все чаще ссылались на то, что их работа представляет собой "государственную тайну", все чаще в сериях появляются агрессивные шутки в адрес Америки, ничем не оправданные по сюжету, а лексикон богатырей все больше смахивает на речь "Боширова и Петрова". А вот мультик "Десантник Степочкин", к примеру, напрямую посвящен пропаганде службе в армии и, опять же, во второй своей серии, дискредитации США.

С другой стороны, в культуре большинства стран существуют фильмы и мультфильмы, так или иначе призванные создавать положительное отношение к своей стране и ее правоохранительным органам. В США выпускается не меньше, а то и больше сериалов про фэбээровцев, чем в России сериалов про чекистов. В голливудских фильмах присутствуют русские злодеи, а американские супергерои все, как на подбор, патриотичны. Здесь уместно говорить о контексте: Россия из-за своей агрессивной политики воспринимается большинством западных стран как враждебное государство, и на этом фоне даже невинная пропаганда тех или иных ее образов воспринимается негативно.

В самом деле, для Украины Россия – агрессор, для стран Балтии – потенциальный агрессор, для западных стран – государство, ведущее в их отношении подрывную деятельность. Создание положительного имиджа армии или правителей враждебного государства – это совсем не то же самое, что пропаганда институтов дружественной или нейтральной страны. Если вспомнить, что российская культура сегодня теснейшим образом связана с пропагандой, а пропаганда – с "информационными операциями", то настороженность западных экспертов становится понятнее. Конечно, сами по себе российские мультфильмы в большинстве своем несут пропагандистского заряда не больше, чем западные. Но в контексте российской агрессии и "активных мероприятий" они, безусловно, воспринимаются на Западе как часть общей угрозы, и винить в этом Россия может только себя. Как заметил Александр Морозов, "токсичным будет все, созданное при Путине".

Ксения Кириллова – журналист, живет в США

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG