Ссылки для упрощенного доступа

Храм за свой счет. Как возрождают памятник деревянного зодчества


Деревянная церковь в селе Ромашевский погост

Еще в начале ХХ века в Тарногском районе Вологодской области было около двух десятков шатровых деревянных храмов. До наших дней сохранились лишь три, все в запущенном состоянии. И только один из них сегодня восстанавливается – без бюджетных денег, а исключительно за счет личных средств и личной инициативы вологжан. Это храм Введения во храм Пресвятой Богородицы в селе Ромашевский Погост.

Так выглядела церковь в деревне Ромашевский погост в 2011 году
Так выглядела церковь в деревне Ромашевский погост в 2011 году

"Даже не знали, что здесь был храм"

Сейчас вместо мусора вокруг храма – щепки, вместо запаха гнили – аромат свежей древесины. Свист ветра в окнах заменили удары топоров и голоса людей.

– Ты идешь – и страшно, лишь бы не упасть куда-то, не провалиться. Все эти балки, перекрытия – все упало сверху, гнило годами – 80 лет здесь было просто месиво из гнили, – рассказывает Александра Пешкова.

Здание пустовало с 1960-х годов, и вовсе исчезло бы с лица земли, если бы им не заинтересовалась местная жительница. Александра Николаевна Пешкова работала директором школы – детского сада в деревне Ромашевский Погост, которая в настоящее время закрыта.

Александра Пешкова
Александра Пешкова

– Храм был построен в 1767 году, а для нас история началась в 2011-м, – рассказывает Александра. – Когда пришли сюда, а здесь – руина, огромная, темная, пугающая руина, без крыши, без окон, без дверей. И оказалось, что люди помнят это место как зернохранилище или Дом культуры – они располагались здесь в советское время. Выросло целое поколение людей, которые даже не воспринимали это здание как храм. И не просто не воспринимали – некоторые даже не знали, что здесь был храм.

Сначала Пешкова организовала туристический детский маршрут "На поиски заброшенного храма". Любопытных экскурсантов интересовало, что это за церковь, почему так называется. Александра Пешкова стала искать подробную информацию, и постепенно это место приобрело для нее новые смыслы. А потом появилось желание восстановить храм.

Внутри храма сегодня
Внутри храма сегодня

По документам деревянные руины были бесхозными – статуса объекта культурного наследия у храма не было, и в списках вновь выявленных ОКН он также не числился. Отсутствие охранного статуса означало, что государство не будет вмешиваться в процесс его реставрации. Да и средств на эти цели в местном бюджете не было.

В небольшой деревне Ромашевский Погост живут около 150 человек. Идею восстановления храма односельчане восприняли холодно. Тем не менее Александре удалось собрать инициативную группу из местных жителей.

Александра Пешкова
Александра Пешкова

– Выбрали, записали в протокол, на том и осталось. А надо было и лес заготовлять, и средства собирать, и мусор убирать из храма. Обзванивала, приглашала лично, писала объявления... Ничего не двигалось. Карта для пожертвований была открыта на мое имя по решению собрания жителей. Понемногу неравнодушные люди начали переводить деньги. Получилось так, что и ответственность за эту сумму на мне, тут хочешь – не хочешь, другого варианта нет.

Специалиста искали по всей стране. Каждое утро я начинала всех обзванивать, но безуспешно

Так б​ыла накоплена первая крупная сумма – сто тысяч рублей. Люди из других городов стали проявлять интерес, приезжать. Провели субботник, на котором разобрали завалы внутри храма, убрали старые постройки с территории. Житель деревни Яков Головин вместе с помощниками законсервировал храм: установил временные окна и крышу. В декабре 2011 года в храме прошло первое за многие годы богослужение.

Летом 2013 года произошло одно из наиболее важных событий в истории возрождения Ромашевского храма. Нашелся архитектор-реставратор, который составил проект и стал курировать работы.

– Специалиста искали по всей стране, составили список из тринадцати человек. Каждое утро я начинала всех обзванивать, но безуспешно. Андрей Борисович Бодэ был в моём списке последним. Я знала, что это за величина (А. Б. Бодэ – кандидат архитектуры, советник РААСН. Ведущий научный сотрудник, заведующий сектором "Деревянное зодчество" НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства. – РС), и особо не надеялась. А он ответил на мой звонок и согласился приехать. Денег не взял ни за консультацию, ни даже на бензин. Сказал: "Вам они сейчас нужнее".

Позже Андрей Бодэ приехал ещё раз, уже с готовым проектом реставрационных работ. Архитектор продолжает следить за ходом реставрации, помогает бригаде.

Архитектор-реставратор Андрей Бодэ
Архитектор-реставратор Андрей Бодэ

Главная подмога в работе – волонтеры. Каждый год на майские выходные несколько десятков людей приезжает со всей страны. Друзей у храма становится все больше – информацию о ходе работ и наборе волонтеров Александра размещает в группе в социальной сети.

– Сам приезд волонтеров дает импульс, вносит жизнь. Главное, что людям интересно, они приезжают сюда не с корыстными целями, не деньги зарабатывать, а просто по зову души, чтобы помочь – здесь-то рук нет, – рассказывает Александра.

Реставрация – процесс дорогостоящий: покупка материалов, оплата труда рабочих в общей сложности потребовали несколько миллионов рублей. И срок, когда здание приобретет первоначальный вид, пока даже предположить невозможно. Единственная финансовая поддержка реставрации – добровольные пожертвования таких же простых людей.

О находках и совпадениях

За свою историю храм пережил два крупных ремонта. В середине XIX века – расширили окна, опустили потолки. В начале XX века изменили внутреннее убранство, покрыли железом шатер и главку. После революции из семи частей, на которые условно можно было поделить храм, остались только три. Восьмерик, шатер, главка и крыльцо оказались полностью утрачены.

– Что касается стен: сохранилось около 50–60 процентов, и это хороший показатель, но другие элементы, например, накаты, почти все были заменены, – рассказывает реставратор, прораб бригады рабочих Владимир Новоселов. – Был интересный момент: в подвале при разборе завалов мы обнаружили матицу – балку, и по ней как раз определили, как они выглядели, потому что во время ремонтов их убрали, и по ним в дальнейшем воссоздали матицы.

Владимир Новоселов
Владимир Новоселов

Такие храмы – шатровые, двухэтажные – были традиционными для Тарногского района и всего Русского севера. Но каждый из них был абсолютно уникален. Вот и здесь, когда сняли обшивку, рабочие обнаружили много интересных деталей. Например, врубки в стенах в тех местах, где раньше крепили скамьи. Еще одна врубка для иконы – снаружи храма, располагавшаяся не над центральным входом, а сбоку.

Было страшно – вдруг сделаем не так. И эта фотография как ответ: вот, делайте дальше, любуйтесь

– Можно посмотреть на стены и увидеть, где старые, где новые бревна, потому что старые закопченные, и у нас есть предположение, что печи раньше по-черному топились, – рассказывает Владимир Новоселов.

Множество удивительных вещей обнаружилось и под толстым слоем мусора в подклете: монеты, датированные XVIII веком, большие нательные кресты с молитвами, иконы. Тогда всех поразило совпадение: одна икона сохранилась лучше прочих, лишь у нее можно было прочитать лик – и это была икона Владимирской Божией матери, а нашел ее человек по имени Владимир в день празднования этой иконы.

Исторический облик храма
Исторический облик храма

Необычные совпадения продолжились: единственную сохранившуюся фотографию храма нашли в Санкт-Петербурге после того, как были безуспешно изучены все архивы, музеи, библиотеки Вологды, Тарногского Городска, Тотьмы, Великого Устюга, Архангельска. И нашли именно тогда, когда первый и второй этажи уже были собраны, нужно было двигаться дальше, но каким путем – совершенно никто не знал. Потому что никто и никогда не видел, как выглядел храм полностью.

– После второго этажа нужно было делать восьмерик, и было страшно – вдруг сделаем не так. И вот эта фотография как ответ: вот, делайте дальше, любуйтесь, – рассказывает Александра Пешкова.

И вот в этом году восьмерик вырос. Но работы еще очень много. Мастера воссоздают храм в точности, и даже инструменты используются только ручные, как несколько веков назад.

Сегодня плотники работают примерно на 17-метровой высоте. Всего же высота храма составит 32 метра, как и две сотни лет назад. Каждая доска, бревно, половица – как в XVIII веке.

Найденная в храме икона
Найденная в храме икона

Сейчас все работы завершены более чем на 50 процентов. Следующий этап – шатер. Для него нужно будет искать кран с высокой стрелой – более 30 метров – в Тарногском районе такого нет.

Нужны и материалы – береста, осина на лемех, доски для обшивки.

Восстанавливать памятник приезжают волонтеры со всей России
Восстанавливать памятник приезжают волонтеры со всей России

– Если это все получится, – говорит Александра, – то следующий этап будет наисложнейший: делать главку с крестом на огромной высоте. Потом – крыльцо, полы, потолки; на них надо 25 кубометров отборной доски шириной не менее 25 см и толщиной 60 мм. Такой доски пока не нашла, это должна быть очень качественная сосна с большим диаметром, а такую сейчас найти становится сложнее с каждым годом. Сейчас нужны средства на железо для кровли. Потихонечку собираю. Люди не перестают присылать деньги, откликаются на просьбы о помощи. Есть и постоянные благотворители, и неизвестные. Чтобы завершить все, нужно еще 3–4 миллиона. Своей деревней такие средства лет 70 собирать!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG