Ссылки для упрощенного доступа

Ударь крота по голове! Арье Готсданкер – о механике популизма


Когда случаются очередная "революция роз", Евромайдан или "арабская весна", прессу заполоняют мнения экспертов на тему о том, что народные волнения вызваны незрелостью демократических механизмов; слабостью или полным отсутствием представительной власти, отчего народ может выражать свои интересы через выбранных делегатов. Из этого следует, что в развитых демократических странах, в которых граждане регулярно избирают президента, парламент и местные органы власти, вообще не должно быть массовых уличных выступлений. А если и происходят волнения, то, скорее всего, они – возмущение каких-то маргинальных кругов, которые по каким-то причинам плохо представлены или вообще не имеют избирательного права (например, нелегальные иммигранты).

В сентябре 2011 года по США прокатилась волна народного возмущения под лозунгом "Захвати Уолл-стрит" (Occupy Wall Street). У этого массового движения не было четкого лидера; считается, что оно началось с предложения канадского журнала Adbusters мирно занять Уолл-стрит в знак протеста против усиления влияния финансовых и корпоративных кругов. Позже движение поддержала интернет-группа Anonymous, потом несколько профсоюзов. Нарастающий протест в итоге привел к столкновениям с полицией в Зукотти-парке и далее на Манхеттене. Можно попытаться поискать "элементы маргинальности" у участников данного движения, но, видимо, предчувствуя это, организаторы использовали в качестве политического слогана лозунг "нас 99%". Впоследствии социологические исследования показали приличный разброс как по полу, возрасту, образованию, профессии, так и по политическим убеждениям. Раз не получилось списать на маргинальность выступающих – значит, нужно поискать причины в слабости представительной власти. Насколько сильны или слабы демократические инструменты в США – вопрос, может, и дискуссионный, но американские демократические традиции явно сильнее, чем в России, да и в других странах, по которым прежде прокатился пожар народных волнений.

В Париже сейчас идут волнения "желтых жилетов". Обычные французы, из достаточно различных социальных слоев, надевают родительские жилеты, респираторы или заматывают лица шарфами – и идут протестовать. Причиной беспорядков считается очередное повышение цен на топливо, но, скорее всего, это повод, причина, по обыкновению, намного глубже. Если не получится списать эти волнения на какие-то маргинальные группы, на фашистов, антифашистов, нелегальных мигрантов или кого-то подобного, то вновь возникнет необходимость искать ответ на вопрос о слабости представительной власти. Как оценить, насколько слабы демократические институты во Франции? Может быть, все эти народные волнения, иногда выходящие далеко за рамки правового поля, есть результат системной проблемы демократии?

Отличие авторитарного режима от демократического заключается лишь в том, кто будет наделен полномочиями перераспределять ресурсы государства и по каким правилам. При авторитаризме (будь это военная хунта, наследственная монархия или олигархическая элита) распределением ресурсов в соответствии со своими интересами и убеждениями занимается меньшинство, узурпировавшее власть. При демократическом режиме таким распределением должны заниматься выбранные представители большинства. Для того чтобы понять, как это работает в реальной жизни, давайте представим, что автомобильная промышленность управляется не законами бизнеса, а авторитарным или демократическим методом. Пример авторитарного управления автомобильной промышленностью можно найти в Советском Союзе: выпускать будем только такие марки машин на таких-то заводах такими-то сериями по такой-то цене, и точка! А как это будет при демократическом подходе? После долгих споров сформируются группы влияния, в зависимости от массовости представленных интересов, которые выработают компромиссное решение, удовлетворяющее ключевые интересы участников дискуссии. Принятое решение будет обязательно к исполнению для всех. Хочешь, не хочешь – но ты будешь ездить не на той машине, которую хочешь, а на той, которую за тебя тебе разрешило купить меньшинство или по поводу которой большинство достигло компромисса.

Любой политик при демократической системе управления заинтересован в массовой поддержке избирателей. Самый простой способ получить такую поддержку – прибегнуть к популизму. Нет способа проще и надежнее, чем поднять вопросы сокращения рабочей недели, повышения минимальной оплаты труда, пенсий и прочих социальных пособий и гарантий гражданам. Все это очень хорошо, это устраивает большинство, но на это надо где-то брать деньги.

Что-то пошло не так, порог толерантности переступили, резьба народного терпения сорвалась, начались волнения

Политики и политическая система не создают добавочной ценности, а просто перераспределяют то, что аккумулировало общество. Для того, чтобы выполнить предвыборные обещания, нужно откуда-то деньги взять. Деньги водятся только у бизнесменов, но для успеха предвыборной кампании требуется не только "держать нос по ветру", но и иметь достаточные источники финансирования, для чего опять нужно обращаться к бизнесу. Приходится искать компромиссный вариант. Поднимаем налоги – но большую нагрузку перекладываем на работника, а не на компанию; повышаем акцизы – но при этом помогаем компаниям защититься от конкурентов-импортеров. Надежная социальная поддержка со стороны государства и высокая минимальная оплата труда компенсируются высокими ценами на все, от продуктов питания до электричества и аренды жилплощади. Чуда не произошло, как ни странно, но оказалось, что бизнес берет деньги у потребителя, закладывая свои расходы, в том числе и на налоги, в цены товаров. Получается, что демократический механизм – одна из форм перераспределения ресурсов, которая имеет свои минусы и плюсы, но чудес эффективности при этом не наблюдается.

В теории игр существует понятие игры с нулевой суммой (когда выигрыш одних игроков полностью определяется проигрышем других) и игры с ненулевой суммой (когда благодаря кооперации игроков может быть достигнуто состояние с некоторым призом для большинства). Если рассмотреть теорию игр через призму авторитарного управления, то становится ясно: это пример некооперативной игры, как правило, с нулевой суммой. Проще говоря, те, кто пришел к власти, могут взять и поделить общественные богатства по своему усмотрению. При игре с ненулевой суммой возможны кооперативные сценарии, когда игроки приходят к консенсусу насчет того, как будет делиться выигрыш, кто и сколько при этом получит, а кто не получит ничего. Получается, что демократия возможна, только если речь идет о позитивной, "призовой" системе распределения благ. Демократии, по определению, требуется постоянно растущая экономика, которая может давать все больше и больше ресурсов для распределения. Когда экономика стагнирует, то начинается игра с нулевой суммой, усиливается борьба не за власть, а за право взять и все поделить по своему усмотрению.

Когда экономика длительное время чередует этапы стагнации с нулевым ростом, то – хочешь того или не хочешь – любые политические решения нужно принимать за счет кого-то. Чисто математически невозможно достичь консенсуса, при котором все участники как минимум не ухудшат свои позиции. Такая политика перетягивания одеяла больше напоминает игру whack-a-mole, участники которой бьют молоточком по внезапно высовывающимся из норок головам кротов. Если режим управления авторитарный – то, да, по высовывающимся головам бьют кувалдой, а в случае с демократией, наоборот: те головы, которые смогли консолидироваться и отстоять свои интересы, получают дополнительные приоритеты при распределении средств. Такая ситуация бесконечно продолжаться не может, к какому-то моменту приходится переходить от режима "улучшенной кормежки недовольных" к поиску идеологических обоснований, почему от "кормушки" нужно отстранить кого-то, ведь для того, чтобы накормить "своих", нужно не давать еду "чужим".

Скорее всего, во Франции сейчас в очередной попытке хоть где-то найти денег, да так, чтобы никто не заметил, решили немного, чуть-чуть, приподнять налоги на топливо. Что-то пошло не так, порог толерантности переступили, резьба народного терпения сорвалась, начались волнения. Скорее всего, пожар потушат деньгами, но вот вопрос, где эти деньги взять? Если урожайность не растет, а количество ртов увеличивается, то нужно придумать, как и почему кому-то отказывают в сытой жизни.

Подобный общественный запрос заставляет политиков переходить к ожесточенной риторике, что дает развитие карьер всяких право- или леворадикальных политиков. Они с искренней убежденностью объясняют, почему мы плохо живем, кто в этом виноват, кого нужно "отлучить от кормушки". В какой-то момент победивший в относительно демократических выборах политик сталкивается с еще большим кризисом, когда общество перестает мечтать о таких материях, как равенство, всеобщее благополучие, демократия, а готово консолидироваться ради простого выживания. Следуя за запросом общества, некогда демократически избранный политик превращается в нового авторитарного правителя. Ждет ли такую страну тоталитаризм или "простая" диктатура – это уже нюансы.

Арье Готсданкер – организационный психолог

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG