Ссылки для упрощенного доступа

Равенство перед беззаконием. Вера Васильева – о фоновом шуме


Вспомню историю с выборами президента Интерпола: представитель России генерал Александр Прокопчук, которого многие считали проводником кремлевского понимания правосудия, проиграл южнокорейцу Ким Чен Яну. Однако едва ли стоит обольщаться: пока в России существует "басманный" суд, невиновные люди по-прежнему будут попадать за решетку. Сохранится вероятность того, что, обманувшись лживыми обвинениями, вполне демократические страны будут по-прежнему выдавать объявленных по инициативе России в розыск людей московским силовикам, хотя устав Интерпола запрещает этой организации заниматься делами политического характера.

Еще в 2012 году Испания экстрадировала на родину бывшего генерального директора ЧОП "Витязь-спорт" Александра Маркина, против которого в нашей стране были выдвинуты тяжкие обвинения. Примечательно, что выгоду от этих преступлений получал вовсе не Маркин, а совсем другой человек, крупный бизнесмен и член партии "Единая Россия". Несмотря на отсутствие мотивов, несмотря на то, что в ходе первого судебного разбирательства Маркин был оправдан присяжными, а во время второго некоторые свидетели обвинения отказались от своих прежних показаний, несмотря на проблемы у подсудимого со здоровьем и на запрет Испании в случае признания его виновным давать пожизненное заключение, российский судья в 2013 году вынес именно такой приговор. Я регулярно присутствовала на слушаниях по этому делу, и на основании увиденного могу утверждать, что по сфабрикованному уголовному делу был осужден невиновный. Правильно вовсе запретить экстрадицию в Россию, пока практика показывает, что выдача подозреваемого или обвиняемого с высокой долей вероятности влечет за собой нарушение статей 2 ("Право на жизнь"), 3 ("Запрет пыток") и 6 ("Право на справедливое правосудие") Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Ведь хорошо известно, что "лучше оправдать десять виновных, чем обвинить одного невинного".

Мы все действительно равны, но только не перед судом, а перед беззаконием

Все это будет происходить до тех пор, пока суд в России не станет независимым и беспристрастным. Для этого нужно сильное гражданское общество, а для того, чтобы существовало гражданское общество, нужен независимый суд. Получается замкнутый круг. За свежими примерами того, каковы у нас взаимоотношения между властью и гражданским обществом, далеко ходить не надо. Во время встречи со своими доверенными лицами в преддверии президентских выборов Владимир Путин сказал: "Сейчас же не 37-й год, правильно? Что хочешь, то и говори, тем более в интернете. Черный воронок за тобой завтра не приедет". Но даже за одним из самых заметных российских правозащитников Львом Пономаревым приехали, и именно из-за публикации в интернете – из-за перепоста информации о предстоящей акции "За ваших и наших детей" на Лубянской площади Москвы в поддержку обвиняемых по делам "Сети" и "Нового величия". Примечательно, что этот арест произошел 5 декабря, в 53-ю годовщину "Митинга гласности" на Пушкинской площади столицы, первого в СССР публичного выступления под лозунгами защиты права.

Прошло более полувека, а требования соблюдения прав человека по-прежнему не удовлетворены. Думаю, власть едва ли смогла бы найти более простой способ себя еще раз дискредитировать. Впрочем, похоже, власть мало озабочена своей репутацией, во всяком случае – в глазах оппозиции и многих зарубежных стран. Мы все действительно равны, но только не перед судом, а перед беззаконием. Что стар (Льву Пономарёву 77 лет), что млад (некоторые проходящие по делу "Нового величия" достигли совершеннолетия уже за решеткой) – тебе не будет снисхождения. Нашему правосудию, как и государству в целом, очевидно, неведомо милосердие.

Скончавшаяся 8 декабря глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, представлявшая даже не эпоху, а несколько эпох правозащитного движения, так и не дождалась выполнения обещания освободить осужденного Игоря Изместьева, которое ей дал в день ее 90-летия Владимир Путин. И тот замкнутый круг, о котором сказано выше, очень трудно разорвать. Но все же, как написала Людмила Алексеева в обращении к участникам съезда Московской Хельсинкской группы незадолго до своей кончины, "мы должны научиться общаться и распространять свои взгляды и ценности среди всех наших сограждан, не отказываясь ни от кого. Ни от власти, ни от оппозиции, ни от жертв произвола, ни от вершителей преступлений". "Надо позволять правозащитникам работать, потому что правозащитник – это посредник между властью и обществом", – сказал, в свою очередь, Лев Пономарёв перед оглашением решения Мосгорсуда по его делу.

Мы, обычные люди, не причисляющие себя к деятелям правозащитного движения, тоже не должны самоустраняться от происходящего, оправдывая перед собой и другими бездействие тем, что от нас якобы ничего не зависит. Только публичная реакция на происходящие события, только мощный общественный резонанс способны что-то изменить, сдвинуть с мертвой точки. Фоновый шум очень неудобен власти, и он способен если не спасти, то облегчить участь. В конце концов нам, похоже, больше ничего не остается.

Вера Васильева – журналист, ведущая проекта Радио Свобода "Свобода и Мемориал", лауреат премии Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека 2018 года

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG