Ссылки для упрощенного доступа

Чудо и миллениалы


Во что готовы поверить молодые люди в XXI веке

  • Тип чудес, которые ближе всего к миллениалам и даже младше, – это такое чудо, как внутренний опыт. При этом они, как правило, отвергают нормальные чудеса – теплые мощи, исцеление и пр.
  • И сейчас, и раньше необходимо было сначала поверить в то, что невозможное, абсурдное возможно, а потом уже интерпретировать события с этой позиции.
  • Множественность позиций молодых людей объясняется стремлением расприсвоить чудо, вырвать его из рук правящей институции и сказать, что чудо – это не только то, что вы считаете, а то, что думаю я.
  • Бога каким-то образом можно принудить явить чудо. Либо потребовать, либо попросить его так, что в 50 процентах случаев он не сможет отказать.
  • Недавно в США местные ведьмы устроили большой слет, шабаш, на котором провели обряд, призванный сместить Трампа. И нашелся католический священник, который провел контробряд.

Тамара Ляленкова: В ходе сегодняшнего разговора мы попробуем разобраться – в какие чудеса способен в XXI веке поверить молодой человек и откуда берется такая потребность.

В московской студии религиоведы – сотрудник Института философии Российской академии наук Алексей Зыгмонт, он изучает православные практики, и обозреватель "Независимой газеты" Павел Скрыльников, его фокус исследований – современное язычество.

Тамара Ляленкова: Для начала, я думаю, мы должны определиться с пониманием "чудо", потому что, как мне представляется, есть чудо глобальное и явленное всем, благодаря разного рода свидетельствам, а есть личные чудеса, происходящее на бытовом уровне и подтверждающие существование больших чудес.

Павел, как к чуду относятся современные язычники, если такое понятие у них есть?

Павел Скрыльников: На самом деле, это сложный вопрос. Потому что те язычники, с которыми мне доводилось общаться, очень мало оперировали понятием "чудо". Им ближе слово "традиция". Возможно, так

Для язычников чудо – это вознаграждение за духовную работу

происходит из-за духа протеста с православием.

Что считается у язычников чудом? Это могут быть события, когда люди почувствовали вмешательство высших сил и рассказали об этом. Скажем, нахождение места для капища или первый визит на сильный камень. Для язычников чудо – это вознаграждение за духовную жизненную работу.

Алексей Зыгмонт: Я могу говорить за православных и за некоторую внеконфессиональную духовность, которая очень близка к православию. Есть несколько категорий чудес – в зависимости от близости к православию, типа православия или дальности от него. Первые и самые очевидные – это глобальные чудеса типа Воскресения Христова, когда Христос поднимает мертвого, или, например, когда будет конец света и земля останется пустой.

Тамара Ляленкова: Непорочное зачатие, разумеется…

Алексей Зыгмонт: Да, все это глобальное чудо. Есть другие чудеса, и самые, как ни странно, распространенные и популярные – рутинизированные, вплетенные в саму ткань православной жизни, к которым все относятся спокойно и, в общем, признают их существование без каких-то эксцессов, хотя очень их почитают. Это теплые мощи, сами мощи, их нетленность, которая признается только в Русской православной церкви. Ведь в раннем христианстве и у католиков нетленность мощей не является ни в коем случае признаком святости. Это также всякого рода мелкие озарения, прозорливость в случае старцев и все такое.

Третий тип – это какие-то жизненные события со сверхъестественным элементом. Например, женщина работала в какой-то глухой деревне в

Теплые мощи, их нетленность признается чудом только в Русской православной церкви

детском приюте. И у них там все завалило снегом. Пищи не хватало. Они стали молиться Богу. И снегом даже занесло переднюю дверь. Тогда они в ужасе бегут к черному ходу и видят там огромные коробки с едой.

Кроме того, есть чудеса, четвертый тип, более либеральные, когда за чудо признают всякого рода случайные замечательные совпадения. Этот тип разделяет также и внеконфессиональная духовность. И последний тип, характерный для всех либеральных православных, которые ближе всего к миллениалам и даже младше, – это такое чудо, как внутренний опыт. При этом они, как правило, отвергают нормальные чудеса, где теплые мощи, исцеление и пр.

Тамара Ляленкова: Причем мощи-то пришли в христианство из язычества…

Алексей Зыгмонт: Да. И, соответственно, молодые люди говорят, что, например, главное чудо – внутренняя перемена: вот, уголовник стал человеком, коррупционер перестал брать взятки. Для них это наибольшее чудо, а теплота мощей не очень интересует.

Тамара Ляленкова: Несмотря на то, что на дворе XXI век и культурный контекст очевидно изменился, чудеса случаются схожим образом. Во всяком случае та личная история, которую рассказал Андрей Бойко (он принадлежит к протестантской общине).

Андрей Бойко о своём чудесном избавлении
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:23 0:00

Андрей Бойко: Долгое время, на протяжении почти 15 лет я употреблял наркотики и занимался всякого рода беззаконием. И был настолько уже раздавлен этим образом жизни, что хотел как можно скорее умереть и практически был на пороге гибели. Люди, которые меня видели, у моей мамы спрашивали: "Не умер еще?" Но в 2010 году я попал в Центр духовной помощи. До этого я много раз лежал в клиниках, много раз бросал, закрывался, уезжал, чего только ни делал, но ничего не получалось. 14 лет прошло как в тумане. А когда я встретился со Христом, Господь меня освободил в один день.

С 2010 года и по сей день я не курю, не употребляю наркотики. У меня появилась жена, двое детей. Моя жизнь наполнилась смыслом. Почему

Бог сделал еще одну запятую в месте, где люди поставили точку

раньше такого не произошло? Я ведь искренне хотел все это бросить, но у меня не получалось. Только когда попросил: "Господи! Если ты есть, яви это чудо в моей жизни!", это чудо произошло.

Второй день рождения случился буквально несколько месяцев назад. Произошла авария. В меня въехал встречный автомобиль: мы столкнулись лоб в лоб. Я был насквозь мокрый от солярки. Люди кричали, что надо срочно снимать аккумулятор, чтобы не загорелось, потому что там искрит. Чудо, что меня успели вытащить.

Все внутренние органы были разорваны. Я потерял очень много крови. И когда врачи меня "открыли", то сказали, что этот человек не жилец. И когда пришли утром, с удивлением обнаружили, что я все еще жив. Правда, когда жена спросила, буду ли я жить, врачи сказали, что рано радоваться, потому что лопнул кишечник. Но Бог сделал еще одну запятую в месте, где люди поставили точку: буквально через семь дней я встал на свои ноги.

Тамара Ляленкова: Так получается, чтобы чудо было явлено, должны случиться какие-то крайние обстоятельства?

Павел Скрыльников: Глядя на описанный случай, можно сказать, что Сын Божий умер и воскрес – это дело верное, потому что невозможное… В общем, дожило до нашего времени в виде фразеологизма – верую ибо абсурдно. Чудо – это то, чего произойти не должно было, но произошло.

Тамара Ляленкова: Может быть, чудо – это последняя надежда?

Павел Скрыльников: Да, последняя надежда. Или все-таки что-то неожиданное?

Алексей Зыгмонт: С первых слов я обратил внимание на жанр и понял, что это специфический жанр нарратива, который популярен именно у протестантов самых разных направлений – пятидесятников, харизматов и других.

Этот нарратив всегда структурирован абсолютно одинаковым образом: раньше они пили, курили, творили беззаконие, употребляли наркотики, были на грани всего, чего угодно, им предрекали скорую смерть. Потом в их жизни что-то случалось, они встречали Христа. И дальше идет антитеза – я не пью, не курю и прочее.

Это такой структурированный нарратив, который сейчас перешел во всякого рода бизнес. Например, в сетевом маркетинге – "я работал в скучном офисе, никак не мог заработать. А потом – бац! – встретил людей, которые научили меня делать бизнес. Я стал делать деньги, и теперь у меня квартира, машина, жена, двое детей и так далее".

Павел Скрыльников: Похожую историю я слышал на одной службе пятидесятников в Нижнем Новгороде. Не знаю, можно ли сказать или это

Мы имеем дело с типовым чудом – вытаскивание человека из социальных низов

звучит слишком абсурдно – мы имеем дело с типовым чудом. Преображение человека, вытаскивание из социальных низов. Об этом рассказывают, конечно же, не только протестанты, не только пятидесятники, от язычников я слышал то же самое. Другое дело, что они несколько по-другому это воспринимали. Это было не совсем вмешательство богов, скорее, нащупывание правильного пути в жизни.

Алексей Зыгмонт: Вполне классический феномен, который прекрасно изучен в религиоведческой литературе, конверсия. Именно эта конверсия и выстроена, начиная с апостола Павла, с античных историков, которые придумали, что должна случиться какая-то пограничная ситуация, а до этого должно быть несовместимое противоречие. В данном случае это с одной стороны – наркотики, а с другой стороны – жизнь, которые, собственно, несовместимы друг с другом. Дальше противоречие разрешается в акте внезапного обретения религиозной веры, которая приравнивается к чуду.

Опрос про чудо
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:55 0:00

Было ли в вашей жизни чудо?

Тамара Ляленкова: Современные люди в чудеса не очень верят, как показал опрос. Может быть, действительно, время чудес закончилось и нет в них необходимости?

Павел Скрыльников: Практически все, кого мы услышали, трактуют чудо как что-то непонятное, чего не может произойти. А так как нет ничего, что невозможно было бы объяснить, то и в чудо они, соответственно, не верят. Другое дело, что для религиозного человека чудо – это несколько другая вещь, потому что оно превосходно объясняется. И в нем нет совершенно ничего сверхъестественного.

Тамара Ляленкова: Но, с другой стороны, чудо как подтверждение Бога может произойти именно на бытовом уровне. Что-то невозможное подтверждает присутствие другого невозможного. Сейчас это работает?

Павел Скрыльников: Мне кажется, и сейчас, и раньше необходимо было сначала поверить в то, что это невозможное, абсурдное возможно, а потом уже интерпретировать события с этой позиции. Понятное дело, что нерелигиозный человек не будет интерпретировать, скажем, аварию, в которой он выжил, как чудо.

Алексей Зыгмонт: Здесь есть несколько моментов, очень разноплановых. С одной стороны мне кажется, что нас обманывает сам язык, который секуляризировался и, соответственно, из религиозного перешел в бытовой. Многие из опрошенных называют чудом то, что, в общем, даже не является совпадением, а вызвано какой-то естественной причиной.

Тамара Ляленкова: Может быть, они просто не встречают чуда в своей жизни, поэтому им сложно об этом говорить.

Алексей Зыгмонт: Да, все у них есть, просто они чудом называют другое. Очень многие молодые мамочки говорят о том, что рождение ребенка – само по себе чудо. Или жизнь – это чудо, потому что она дарована нам Богом или она просто есть. Некоторые молодые люди говорят, что чуда надо добиваться, чудо надо делать самому, прикладывать какие-то усилия.

Молодые люди считают, что чуда надо добиваться, прикладывать усилия

Здесь, конечно, есть некоторое магическое мышление, которое заключается не в том, что люди суеверны, а в очень простом методологическом принципе: каким-то образом можно Бога принудить и явить чудо. Либо потребовать, либо попросить его так, что он в 50 процентах случаев не сможет отказаться.

Павел Скрыльников: Наконец, мы видели чудо красивых зимних улиц, которое не являлось даже событием. Можно ли назвать это чудом, как то, о чем мы сейчас говорим? Вряд ли, просто изменился язык.

Тамара Ляленкова: У язычников существуют практики, скорее мистического порядка, которые призывают сделать то, о чем просят.

Павел Скрыльников: Вы имеете в виду магию. Да, некоторые из язычников действительно говорят с богами, спрашивают у них совета. Такая практика есть.

Некоторые из язычников действительно говорят с богами

Что касается конкретно магии. Недавно, например, в США местные ведьмы провели большой слет, шабаш, на котором провели обряд, призванный сместить Трампа. Здесь мы видим использование магии, позиционирование ее в качестве политического шага, общественного действия. Нашелся даже католический священник, который провел контробряд, – Трамп все еще в офисе. Так что 1:0 в пользу христиан.

Алексей Зыгмонт: Не только у язычников, но и в других почтенных религиозных традициях, более старых, тоже присутствует магия, и вполне себе нормальная. Каббалисты в 30-е годы на той территории, что сейчас является Израилем, проводили каббалистический обряд, на котором читали заклинание огня или что-то вроде того, чтобы убить Гитлера.

Тамара Ляленкова: Если происходит то, о чем просят, с помощью магии – это чудо или не чудо?

Алексей Зыгмонт: Это чудо, но индуцированное.

Павел Скрыльников: С помощью магии, конечно же, нет, по крайней мере на мой взгляд. Магия предполагает, что то, чего человек добивается в результате магического действия, станет реальным. Здесь есть прямая связь между обращением и результатом. Чудо – принципиально другая штука.

Алексей Зыгмонт: В античной магии было понятие, которое означало чудотворение. И то, что для этих магов являлось чудом, было совсем другим, чем для христиан в позднейшей традиции. Они могли творить чудеса, и это было совершенно нормально.

Что касается православных, то нужно понимать, что у них есть, во-первых, институция, которая является легитимным носителем чуда.

У православных есть институция, которая является легитимным носителем чуда

Собственно, Русская православная церковь, которая рутинизировала эти чудеса и присвоила себе, может говорить о том, что все чудеса, которые творятся за пределами РПЦ, – это все плохо. Например, они говорят, что у них мироточат иконы, у них есть мощи и температура у этих мощей, но если какая-нибудь женщина придет на исповедь к священнику и скажет: "Батюшка, у меня замироточила икона!", то его долг будет врезать ей крестом по лицу, чтобы она не возомнила о себе бог весть что. И православные священники объясняют, что если в какой-то секте тоже мироточит икона, то это ничего не значит.

Потому что в традиции чудеса всегда осмыслялись амбивалентно: с одной стороны, чудеса может творить дьявол (чудеса отрицательные), с другой стороны, чудеса может творить Бог. И то, что мы видим, эту множественность позиций со стороны молодых людей, объясняется стремление расприсвоить чудо и интерпретировать его по-разному, вырвать из рук правящей институции и сказать, что чудо – это не только то, что вы считаете, а то, что я считаю чудом. Например, возможность играть с Денисом Мацуевым, гулять по прекрасным зимним улицам и так далее. Сюда же относятся практики, которые для этого используются: молитва, усердный труд, случайное совпадение.

Тамара Ляленкова: Получается, что чудо стало дробиться на разные форматы. И это вполне отвечает тому, что происходит с обществом в целом.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG