Ссылки для упрощенного доступа

"Итальянец написал на меня донос"


Актер Лев Прыгунов и композитор Александр Журбин

Артист Прыгунов и композитор Журбин: предновогодние посиделки

Актер Лев Прыгунов и композитор Александр Журбин о том, что считать событиями культурной жизни страны.

Елена Рыковцева: Мы рады сообщить вам, что сегодня наконец-то у нас человеческий эфир, не политический, ну, может быть, совсем немножко. Александр Журбин с нами, замечательный композитор, и Лев Прыгунов, тоже замечательный актер. Мы будем говорить сегодня, я очень не люблю это слово "итоги культурного года", потому что это сразу скучно, мы будем говорить совсем о не скучных делах, о разных. Будем исполнять кое-какие заявки наших гостей, которые они нам прислали заранее, как Деды Морозы будем работать. Давайте начнем сразу с заявки Льва Прыгунова. Но, кстати, вы чуть не проспорили мне бутылку коньяка, вопрос был, когда армяне празднуют Новый год. Лев Прыгунов считает, что 1-го числа, я считала, что 7 января, за две минуты до эфира успела позвонить Азе Бабаян – это наш корреспондент в Армении, она сказала с 5-го на 6-е. Поэтому коньяк никто не выиграл. Но хорошие слова скажите, тем не менее.

Видеоверсия программы

Лев Прыгунов: Я до сих пор не понимаю, почему они в конце концов не могут договориться и выбрать один определенный день. Не мог Иисус Христос, да еще непорочным зачатием родиться трижды. Встретьтесь, договоритесь.

Елена Рыковцева: А кто должен встретиться?

Лев Прыгунов: Патриархи, экзархи, папы.

Елена Рыковцева: И они должны вытянуть день рождения Христа на спичках?

Александр Журбин: На самом деле Христос для многих фигура мифологическая, скажем так. Был ли он на самом деле или нет, рождался он на самом деле или нет – большой вопрос. Родился ли он непорочным зачатием, я лично полностью в этом сомневаюсь.

Елена Рыковцева: Мы знаем, что все они в конце концов сошлись на том, что родился. То есть вы предлагаете устроить такой референдум по выборам дня рождения?

Лев Прыгунов: Я не предлагаю, я просто думаю, почему до сих пор они не пришли к одному дню. Это глупо, потому что два календаря, весь мир живет по одному календарю, наши почему-то живут по другому календарю.

Елена Рыковцева: Я никак не подставлю Александра Журбина, если скажу, что за минуту до эфира он сказал, что это совсем не глупо, потому что русский человек прекрасно празднует и готов выпить три раза за Рождество?

Лев Прыгунов: А это совсем другая история. Дело в том, что русский человек может пить без всяких праздников, у него каждый день праздник.

Елена Рыковцева: У него гораздо лучше настроение, когда у него есть повод и алиби все-таки, такое серьезное, как Рождество.

Лев Прыгунов: Какой-то философ сказал, что человек отличается от животного только тем, что он может пить без всякой жажды и любить во всякое время года.

Елена Рыковцева: А начнем мы с заявки Льва Прыгунова. Сейчас вы увидите фрагмент из фильма 1965 года "Дети Дон-Кихота". В роли мальчика, который жалуется милиции, был человек по имени Андрей Бельянинов.

Эпизод из фильма "Дети Дон Кихота"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:57 0:00

Елена Рыковцева: Вот прошло полвека, и этот мальчик стал руководить Федеральной таможенной службой Российской Федерации. И видимо, кто-то ему отомстил за этого льва, точнее, за его жалобу. В 2016 году мы увидели следующие сюжеты по телевизору.

Кадры обыска дома бывшего главы ФТС Бельянинова
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:10 0:00

Елена Рыковцева: После этого все увлеченно публиковали фотографии обыска. Это был дом Андрея Бельянинова, невероятные картины, драгоценности и так далее. Свой дрон запустил над его домом Алексей Навальный. Нашли у него около 10 миллионов рублей, 400 тысяч долларов и 300 тысяч евро в ходе этого обыска. Все это он объявил своими накоплениями, которые он начал делать, еще будучи в бизнесе. В тот же день он подал заявление об отставке. Он оставался в статусе свидетеля по этому делу. Но сотрудники ФСБ России и других финансовых органов проверили происхождение этих денег и подтвердили законность их получения. Затем все изъятые деньги и ценности на общую сумму около ста миллионов рублей были ему возвращены. А потом Владимир Путин предложил ему новую должность, и сейчас он работает председателем правления Евразийского банка развития. И еще два интересных факта. Он когда-то, по сведениям СМИ, работал в ряде зарубежных стран и во второй половине 80-х годов был сотрудником посольства СССР в ГДР, где познакомился с Владимиром Путиным. Когда случилось все это безобразие с показом его красивого особняка, Владимир Путин был оскорблен до глубины души, он отметил, что "борьба с коррупцией – это вам не шоу". Он назвал вброс этих фотографий и кадров съемки с обыска, опозоривших чиновника, устроенных сотрудниками ФСБ, недопустимым.

Лев Прыгунов: Я хочу сказать про фильм. Я его терпеть не мог с самого начала. Это один из самых любимых фильмов советского народа, его обожают до сих пор. Мне говорили: как ты можешь его не любить? И вдруг история с Бельяниновым. Вот, посмотрите, мальчик сбежал в Африку освобождать негров несчастных.

Александр Журбин: Я на самом деле фильма этого никогда не видел, но историю с Бельяниновым помню очень хорошо, я был потрясен. Во-первых, там было больше, про какие-то миллиарды говорили, потом эти суммы исчезли. А потом он был назначен на новую должность, тоже, я так понимаю, финансово удобную такую. Я был потрясен этой невероятной историей, которая невозможна была бы на Западе. Если бы такая история была, то, пожалуйста, раскройте все карты. Ушел, и все.

Елена Рыковцева: Насколько я понимаю, его обыскивали не потому, что у него богатый дом, а потому что он проходил свидетелем по делу о контрабанде. Видимо, результаты того, что он был в цепочке, хотели найти в этом доме и, видимо, нашли. Но было сказано объявить законными эти доходы – значит, были объявлены.

Лев Прыгунов: Годовая зарплата депутата.

Елена Рыковцева: Денег там было много.

Александр Журбин: Там картины дорого стоили, настоящие картины, не какие-нибудь подделки.

Елена Рыковцева: Эти кадры обошли все издания, их получила "Газета.ру" тогда от своих источников. Конечно, был потрясен мир, вздрогнул от того количества бассейнов, статуй, лепнины, которая была наворочена в этом доме. Но сказано было "руки прочь", и руки убрали немедленно прочь.

Александр Журбин: Больше его фамилию никогда не вспоминали.

Елена Рыковцева: Он сидит спокойно. Вы удовлетворены?

Александр Журбин: Я думал, там что-нибудь веселое будет.

Елена Рыковцева: Для Прыгунова это и есть веселая история.

Лев Прыгунов: Для меня очень веселая. Потому что я тут же позвонил любителям этого фильма: понимаете, что фильм от начала и до конца был фальшивый, вранье полное. И вот доказательство.

Елена Рыковцева: Простите, что мы не видели, а чем закончилась история с мальчиком?

Лев Прыгунов: Там Папанов замечательно сыграл главную роль.

Елена Рыковцева: Он посадил всех за решетку, которые мясо..?

Лев Прыгунов: Нет, никто никуда не попал. Он воспитал таких прелестных детей, я, кстати – один из этих его приемных детей.

Елена Рыковцева: Я надеюсь, мы сделали такую рекламу фильма "Дети Дон Кихота", что наши слушатели и зрители, наверное, посмотрят и увидят, чем заканчиваются съемки в такого рода работах. Посмотрим опрос наших прохожих, что они считают главными событиями года.

Опрос прохожих в Москве

Елена Рыковцева: Прелесть какая. Мне сказали корреспонденты заранее, что в основном чемпионат мира по футболу отмечали как событие.

Александр Журбин: Тем не менее, в этом опросе несколько было трезвых мыслей, нормальных. Когда говорят про балет "Нуреев" случайные прохожие, куда попасть было довольно трудно.

Елена Рыковцева: Правда, это событие прошлого года, если формально к делу подходить.

Александр Журбин: Его играли и в этом году.

Елена Рыковцева: Вы с чем-то согласитесь из того, что прохожие говорили?

Лев Прыгунов: Я ничего не видел. Я не хожу в театры, я не хожу на выставки, я учу китайский язык с удовольствием, сижу дома, читаю книжки всякие английские, русские, занимаюсь историей с удовольствием.

Елена Рыковцева: И снимаетесь в сериалах. А почему вы умалчиваете, что вы снимались в этом году в мистическом сериале?

Лев Прыгунов: Я снимался в мистическом сериале у своего сына Романа Прыгунова "Мертвое озеро" на ТВ3.

Елена Рыковцева: А вы скажете нам, кого убили, а главное, кто убийца?

Лев Прыгунов: Я не знаю. Я играл там небольшую роль, но очень важную роль в кино – роль чукчи. Меня никто не узнает там, у меня очень хороший грим. Но поскольку я спасал главного героя, поэтому роль довольно заметная. Кстати, в Америке на каком-то фестивале он получил первый приз.

Елена Рыковцева: Здесь он еще не вышел, насколько я понимаю.

Лев Прыгунов: Я еще снимался в сериале, кстати, неплохой сериал, я его тоже не видел, я свои фильмы не смотрю.

Елена Рыковцева: Мы вам расскажем. Какой сериал?

Лев Прыгунов: "Борис Годунов". Я там играл роль родоначальника рода Романовых.

Елена Рыковцева: "Борис Годунов" прошел. Было много вокруг него споров, разговоров.

Лев Прыгунов: Это единственный российский проект, который в какой-то степени похож на стомиллионный проект американский.

Александр Журбин: Чем-то похож на сто миллионов долларов.

Лев Прыгунов: По экранизации, шикарный, просто роскошный.

Александр Журбин: Ты не ходишь в театры, я хожу в театры, хожу в кино, телевизор я категорически не смотрю.

Лев Прыгунов: Про этот проект говорю. Там фантастические декорации, потрясающие костюмы.

Александр Журбин: Госзаказ, понятно.

Лев Прыгунов: Очень дорогой. Результат сразу виден.

Елена Рыковцева: И каков же этот результат?

Лев Прыгунов: Мне понравилось. Я не видел, но мне понравилось, как работали.

Елена Рыковцева: То есть вам понравилось, сколько вложено, антураж, но в целом вы работу эту оценить не можете, потому что вы его не смотрите. А вы ничего не смотрите со своим участием?

Лев Прыгунов: Я себя не люблю, я вообще кино не люблю.

Елена Рыковцева: Мы должны устроить коллоквиум с нашими зрителями, специально соберемся, вы будете молчать, а мы будем рассказывать, посмотрим все сериалы с вашим участием.

Лев Прыгунов: Я работать люблю. Работать очень люблю в кино.

Елена Рыковцева: Александр, давайте посмотрим фрагмент вашей оперы.

Александр Журбин: Действительно я горжусь тем, что я всерьез занимаюсь оперой – это мое главное увлечение. У меня в Москве идет две оперы. На самом деле это огромная редкость – найти живого композитора, у которого идет две оперы. В основном это Верди, Пуччини и Чайковский, а я за ними на четвертом месте. Эта опера моя называется "Метаморфозы любви". Это опера о нескольких великих людях, о Гете, о Малере, о Рильке, о Ницше, о Фрейде и так далее, там целый букет великих людей.

Елена Рыковцева: Давайте посмотрим этот фрагмент.

Эпизод оперы Александра Журбина "Метаморфозы любви"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:38 0:00

Александр Журбин: Это театр Станиславского и Немировича-Данченко, музыкальный академический театр. Этот театр, между прочим, буквально вчера отметил столетие своего существования. Это довольно уникально.

Елена Рыковцева: Это событие культурное.

Александр Журбин: Приехал, кстати, весь оперный мир. Приехали оперные руководители наших российских театров, приехало довольно много народу из-за рубежа, потому что это огромное событие – сто лет такому театру, который основали действительно Станиславский и Немирович-Данченко.

Елена Рыковцева: Но это классический театр. Вы написали в этом году колонку в "Известиях" о том, что существует такое действо, экшн, опера-променад, теперь человек, которому скучно, не хочет смотреть "Пиковую даму" классическую, он приходит, начинает бродить по этажам.

Александр Журбин: Это сейчас действительно модно. Это придумали не в России, это началось в Нью-Йорке, потом в Лондоне, в Париже. Есть специальный термин такой, он не очень русский, "иммерсивный" – значит погружаться, погружательный театр, грубо говоря. Действительно, люди, которые туда приходят, имеют удовольствие общаться с актерами. Актер идет и поет, а ты можешь его потрогать. "Пиковую даму" я смотрел, а в "Пиковой даме" играют все в карты, я сидел за столиком, а здесь они играли в карты, и я мог играть. Это все придумано очень здорово. Они даже получили какую-то театральную награду. В общем-то, это идет пока по разряду интертейм, развлечение. Но тем не менее, поют они по-настоящему, оркестр играет по-настоящему, музыка Чайковского между прочим, ни одна нота не исправлена. Это действительно здорово, совершенно новое веяние, которое, я думаю, будет постепенно развиваться.

Лев Прыгунов: Ты сказал про Нью-Йорк, ты знаешь, что ресторан Романа Каплана?

Александр Журбин: Это не культурная новость.

Лев Прыгунов: Культурная новость.

Александр Журбин: Я не только знаю, я по этому поводу не раз выступал.

Елена Рыковцева: Давайте мы четко проговорим, что в Нью-Йорке обанкротился знаменитый ресторан.

Александр Журбин: Нашего друга Романа Каплана.

Елена Рыковцева: Кто там пел, напомните, в этом ресторане?

Александр Журбин: Кто только не пел. Я пел очень часто.

Лев Прыгунов: Даже я пел.

Александр Журбин: Там пела Лайза Минелли. Я там видел Роберто де Ниро, Милоша Формана, кого я только не видел.

Елена Рыковцева: И каковы же причины банкротства?

Александр Журбин: Банкротство ничего ровным счетом не означает. "Самовар" задолжал за аренду 200 тысяч долларов. Это небольшая сумма, на самом деле. Какой-то богатый спонсор вдруг найдется и скажет: ребята, вот вам эти 200 тысяч. В Америке банкротство не означает конца. Такой закон о банкротстве, который говорит, что если человек подал на банкротство, то ему дают год возможность поправить свои дела. Через год, я уверен, "Самовар" будет на месте.

Елена Рыковцева: Я вам скажу тоже, сделаю антиамериканский выпад и скажу, что у вас в Нью-Йорке, где вы жили много лет, на Таймс-сквер позакрывали все игрушечные магазины, у них нет денег за аренду. Весь центр прочешите, не найдете ни одного игрушечного магазина. А было два больших.

Александр Журбин: Неправда, есть эти магазины. На 34-й улице! Действительно, цены в Нью-Йорке растут адски, в том числе цены на аренду, очень многие мелкие торговцы вылетают. Нью-Йорк на сегодняшний день самый дорогой город мира, самая дорогая недвижимость и все прочее. Там действительно происходит переформирование. Например, в Инсайде, где я живу, очень много зданий физически уничтожили, просто снесли, но на их месте построили другие, гораздо более роскошные. Открываются новые магазины, гораздо более высокого уровня.

Елена Рыковцева: Вернемся в российскую культуру. Есть такое издание государственное, называется РИА Новости, информационный большой портал. Мне было очень интересно прочесть, что они считают главными культурными событиями уходящего года.

Александр Журбин: Все абсолютно газеты, критики, обозреватели печатают так называемые итоги года – лучшие фильмы, лучшие спектакли и так далее. Это нормально. Конечно, у каждого свое мнение. Некоторые люди действительно, Лев, например, он не ходит в театр.

Лев Прыгунов: Я хожу иногда, во МХАТ ходил, Богомолова смотрел.

Елена Рыковцева: А что именно у Богомолова?

Лев Прыгунов: Мне безумно нравилось, я три спектакля посмотрел, но потом я не мог ничего вспомнить вообще. Я помню только актеров, одного актера, второго, третьего, а про что, о чем – они все в одно.

Александр Журбин: У него свой стиль – это нормально.

Лев Прыгунов: На малой сцене мне очень понравился чеховский спектакль, потрясающий.

Александр Журбин: Если мы заговорили о Богомолове, мое мнение скажу, что вообще он очень разносторонний режиссер. У него есть совершенно нормальные в классическом духе спектакли. По Вуди Аллену, например, он поставил. В Ленинграде он поставил спектакль по пьесе сталинского драматурга Гусева, по-моему, который написал "Свинарка и пастух".

Лев Прыгунов: Все пьесы были в стихах у Гусева.

Александр Журбин: Именно в стихах он и поставил такую пьесу.

Елена Рыковцева: А я добавлю, что в конце января москвичи смогут увидеть этот спектакль в Москве на "Золотой маске".

Александр Журбин: У Кости, я с ним знаком, у него есть всегда такое желание ерничать, немножко издеваться. Над всем он издевается, что бы он ни ставил, он немножко издевается. Ну и хорошо. Я считаю, что он очень талантливый режиссер. Не так давно он поиздевался над композитором Генделем, в театре Станиславского и Немировича-Данченко он поставил ораторию Генделя, называется "Триумф времени и бесчувствия". Я не буду сейчас долго рассказывать, но это очень смешно на самом деле. Речь там идет о Чикатило, чтобы вы понимали. Здесь Гендель, а здесь Чикатило.

Елена Рыковцева: Чтобы мы завершили творческий отчет Константина Богомолова за него, сейчас у него идет постановка очень любопытная "Ай фак" по Пелевину в башне "Меркурий" в "Москва-Сити". Там целый этаж отдан под эту постановку. Это любопытнейшее зрелище. Публика сидит в трех секторах, каждый видит кусочек этого действия. То есть они все видят одно и то же, но актеры перемещаются, кого-то вы видите на экране, кого-то вы видите живьем. Это сплав постановки и галереи художественной, несколько работ современных авторов висят. Это то, о чем вы говорили про оперу примерно, потому что вы выходите как бы в антракт, здесь стоит очередь за шампанским, а здесь остаются сидеть в зале люди и слушать дальше диалоги артистов. Это как часть спектакля идет для тех, кто остался в зале.

Александр Журбин: Я много слышал об этом спектакле. Я уже договорился, к сожалению, я январь и февраль пропускаю, а в марте я точно пойду на этот спектакль. Я очень люблю Пелевина и очень люблю этот роман "Ай фак". Кстати, если говорить о книжных событиях, "Ай фак 10" он называется – это действительно очень хороший роман. Но последний роман Пелевина меня просто потряс, он называется "Тайные виды на гору Фудзи", и это потрясающий роман, если вы его еще не читали – почитайте. Это нечто удивительное создал Пелевин, просто удивительное. У него обычно полуроман-полутрактат, он очень много философствует, а тут настоящий роман.

Лев Прыгунов: Путинское интервью является культурным событием или нет?

Елена Рыковцева: Пресс-конференция? Нет. Я вспомню еще одно событие, которое произошло с вами, Лев. Вы присутствовали на международном конгрессе "Русская словесность в мировом культурном контексте". Вы участвовали в очень интересной дискуссии, речь шла "о языке кино и языке литературы и соотнесении художественных возможностей, об экранизации художественных литературных произведений в пределах возможных интерпретаций о том, где эта грань, за которой свобода режиссерской фантазии становится убийственной для литературного произведения". То есть, мне кажется, Богомолов не убил Пелевина. Что вы вкладываете в этот смысл, в какой момент происходит убийство авторского замысла?

Лев Прыгунов: Вы уверены, что это мои слова?

Елена Рыковцева: Это вообще не ваши слова – это о чем шла речь, о соотношении литературного произведения и воплощения в виде сериала.

Лев Прыгунов: Я знаю только одно, что по хорошей литературе снять хорошее кино невозможно.

Александр Журбин: Есть такая теория, что все гениальные фильмы сняты по средней литературе.

Лев Прыгунов: По очень средней, очень плохой литературе. По одной простой причине: потому что плохой писатель пишет визуально, а хороший пишет словесно.

Александр Журбин: Джойс исключение.

Лев Прыгунов: Можно найти исключения, но Джойса нельзя поставить в кино.

Александр Журбин: Были хорошие фильмы по "Гамлету" Шекспира.

Лев Прыгунов: "Гамлет" – это прекрасная пьеса. Это тоже визуальная вещь. По драме можно снять хорошее кино.

Александр Журбин: По "Тихому Дону" тоже снимали неплохое кино, по "Войне и миру". Неважно, не будем об этом спорить. Действительно фильм "Ненастье", я смотрел только чуть-чуть, я прочитал роман. Я вообще люблю читать, почти все, что выходит, особенно номинируется на премии, я всегда читаю. Тем более что сейчас просто – нажал кнопку, и она у тебя перед глазами. Он как-то совсем другой. Фильм может быть сам по себе не плохой, но роман совсем другой. Отделилась от романа и получилась совсем другая история.

Елена Рыковцева: Действительно, бывает – портят, а бывает совсем наоборот. Есть абсолютная классика жанра, гениальный сериал "Секс в большом городе". Если бы вы видели эту книжонку, Кендесс Бушнел написала несчастную, исключительно убогую книжечку, не смешную, про четырех подруг, написала крайне примитивным языком, но кто-то уцепился за этот замысел и создал великолепный сериал.

Лев Прыгунов: Очень много таких вещей.

Александр Журбин: Вспомним сериал "Сага о Форсайтах" – это был неплохой сериал, который следовал книге.

Лев Прыгунов: Книга написана как сериал.

Александр Журбин: Голсуорси еще не знал слова "сериал", он жил до того.

Елена Рыковцева: Мы смотрели в детстве этот сериал, потом читали книгу, оказывалось, что совершенно нет разницы.

Александр Журбин: Если мы заговорили о сериалах, я должен сказать, что год назад еще было не так, фактически каждую неделю выходит новый сериал. Если ты хочешь за этим угнаться, еще прошлый не кончился, условно говоря, ты смотришь какой-то сериал, в нем 15 серий, ты смотришь, смотришь – бам, запускается новый.

Елена Рыковцева: А потом выходит второй сезон того, на который вы уже подсели, и надо смотреть этот второй сезон.

Александр Журбин: В этот момент запускают еще один. Это какое-то безумие.

Лев Прыгунов: Страшная потеря времени.

Елена Рыковцева: Нет, они очень хорошие.

Александр Журбин: Ты получаешь столько удовольствия от актеров, от режиссеров, от историй, ты не можешь оторваться. Я смотрел сериал "Маленькая барабанщица" – это такой американский шпионский детектив.

Елена Рыковцева: Как вы лихо съехали с обсуждения российской культуры на американскую. А российские сериалы вы смотрите, хоть один видели?

Александр Журбин: Я видел "Ненастье", но вообще-то мало я смотрел. Надо это отметить, я думаю, сделаю своего рода рекламу, но они этого заслуживают – это так ТНТ Премьер, два сериала там "Звоните Ди Каприо" и "Домашний арест". Это два очень сильных режиссера сняли, это очень жизненно, там даже нецензурные слова проскакивают.

Лев Прыгунов: Сейчас они разрешены уже.

Елена Рыковцева: Нет.

Александр Журбин: Это платный сервис. Они действительно сделали так, что ты не найдешь в бесплатном сервисе, они полностью это исключили. Там молодые ребята работают, они своих хакеров наняли, все исключили, только за деньги, но деньги небольшие – 129 рублей в месяц, можно себе позволить. Поскольку это платный сервис, дети туда проникнуть не могут, то там разрешается материться. Точно так же на HBO в Америке, тоже платный сервис, но, конечно, гораздо дороже, больше 20 долларов в месяц, но зато там шикарные фильмы идут.

Елена Рыковцева: В принципе можно посмотреть пиратским образом "Домашний арест", но это все будет плохо. Конечно, удобно ТНТ Премьер заплатить, три дня бесплатно, кстати, вы за три дня можете оценить, нужны ли вам эти сериалы. Но, конечно, факт состоит в том, что это событие. "Ди Каприо" критика вознесла до небес. "Домашний арест", даже Дмитрий Анатольевич Медведев сказал, что смотрит, положительно оценил, где его цитируют, между прочим, там есть фраза "денег нет, но вы держитесь". Наконец, я хочу сказать, там есть сериал "Год культуры" с главным героем Бондарчуком. Будем считать, что это тоже культурное событие года.

Лев Прыгунов: В моей жизни самое большое событие культурное – я с большим опозданием посмотрел вчера фильм "Повар, вор..." Питера Гринуэя.

Елена Рыковцева: Нам сейчас покажут кусочек фильма 1964 года "Они шли на Восток", российско-итальянского фильма, а мы спросим у одного из наших гостей, почему он попросил о нем вспомнить.

Эпизод из фильма "Они шли на Восток"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:07 0:00

Елена Рыковцева: Вот этот растерянный молодой человек в каске – это Лев Прыгунов.

Александр Журбин: Первая роль?

Лев Прыгунов: Нет, уже третья. Это первый совместный фильм с капиталистической страной.

Елена Рыковцева: 1964 год, первый совместный фильм советско-итальянский.

Лев Прыгунов: Вы не показали главную сцену.

Елена Рыковцева: Вы же нам не подсказали, какая сцена главная, к сожалению.

Лев Прыгунов: Неважно. Там сцена очень хорошая – гибель его.

Елена Рыковцева: Если бы вы даже сказали, мы бы такое не показали.

Лев Прыгунов: В этом году в Болонье был небольшой, скромный фестиваль, посвященный совместным фильмам.

Александр Журбин: Мы с тобой вместе летели, кстати.

Лев Прыгунов: В Болонье я встретился с главным исполнителем этого фильма, мы встретились, как будто не расставались. Замечательный актер, замечательный человек, Пьюзи его фамилия. Был очень хороший показ в Милане. Они сделали хорошую очень копию. Их фильм отличается от нашего, их версия.

Елена Рыковцева: То есть у них не расстреляли эту девушку?

Лев Прыгунов: Расстреляли. Девушку не расстреляли у нас. Дело в том, что наши вырезали самые страшные сцены про войну, а они оставили. Фильм очень тяжелый. Наши не любят, чтобы война была очень тяжелой.

Елена Рыковцева: Тогда очень не любили в 1964-м, потом стало с этим полегче.

Лев Прыгунов: Когда я сел в поезд, а это был первый фильм с капиталистами, очень смешно, все были стукачи.

Александр Журбин: Включая итальянцев.

Лев Прыгунов: Включая главного режиссера, он был коммунист, между прочим, он написал донос на меня.

Елена Рыковцева: Поподробней. Чем вы ему не угодили?

Лев Прыгунов: Дело в том, что кагэбисты разрешили итальянским актерам по воскресеньям ночью или на целый день ездить по деревням, мы в Полтаве снимали, и скупать у народа иконы. Они все очень много икон скупили. Когда мы приехали в Москву, меня переводчик попросил, чтобы я особенно никому не говорил, попросил свозить Де Сантиса по моим друзьям художникам. Мы были у Васи Ситникова, мы были у Харитонова, мы были у Целко, кстати.

Александр Журбин: А я у него сейчас был в Париже.

Елена Рыковцева: Вы что-то одними тропами ходите.

Лев Прыгунов: Мы в одной команде были. А со мной еще был Чудаков Сережа, он был наглый, как танк. Мы издевались над коммунистом Де Сантисом как могли. Закончилось тем, что он написал на меня донос.

Елена Рыковцева: Непонятно, смысл в чем? Вы же его возили, показывали. Что он вам инкриминировал?

Лев Прыгунов: Инкриминировал, что я не советского мышления.

Елена Рыковцева: То есть итальянец пишет на советского человека донос, что он не совсем советский. Он коммунист был?

Лев Прыгунов: Второй был коммунист. На фестивале в Ташкенте я с ним возился две недели.

Елена Рыковцева: Они, наверное, все были из газеты "Унита".

Лев Прыгунов: Вы не представляете, он написал на меня громадный донос.

Елена Рыковцева: То есть они написали на Лубянку советскую на вас донос?

Лев Прыгунов: Что я не имею права представлять страну.

Елена Рыковцева: Хорошо, что они были буржуи, и Лубянка их отшила, наверное, с буржуйским капиталистическим доносом.

Лев Прыгунов: Дело в том, что английских коммунистов они терпеть не могли, к итальянским, китайским они относились хорошо.

Елена Рыковцева: К итальянским они относились хорошо, значит, у вас были неприятности.

Лев Прыгунов: У меня были громадные неприятности. После 1976 года, фестиваля в Ташкенте, уже никаких неприятностей особенно не было.

Елена Рыковцева: Ну, вы рассказали потрясающую историю новогоднюю, рождественскую.

Александр Журбин: Есть такая байка, но тем не менее, имеющая отношение непосредственное. Только ты не перебивай и не говори, что такого быть не могло. Рассказывали как некую реальную историю. Некий артист, предположим, Лев Прыгунов или Иван Петров, неважно, его якобы отобрали для съемки в итальянском фильме, играть роль русского человека в итальянском фильме. Это 70-е годы, он набирает у всех заказов: тебе что привезти? Тебе кофточку, тебе косметику, длинный лист заказов. Прилетает он в Италию, выходит из самолета, его сажают в машину и в машине начинают гримировать, он говорит: "Что вы делаете?" – "Как, мы едем на съемку". – "Какую съемку? Дайте мне отдохнуть пару дней". – "Какие пару дней?" Привозят на съемку, быстро снимают, через два часа сажают в самолет и отправляют обратно. Ничего не купил ни для кого.

Елена Рыковцева: Это очень грустная история, думаю, она правдивая абсолютно.

Лев Прыгунов: Сейчас одну из главных ролей могут снять за один съемочный день. Третья роль в сериале, я играл маршала Советского Союза, у меня 12 сцен было в одном моем кабинете, за одну смену они сняли, оплатили мне один съемочный день.

Александр Журбин: Артист получает за съемочный день, естественно, группа заинтересована, чтобы он как можно больше в этот съемочный день отснялся. Если дают два дня – это уже шикарно.

Лев Прыгунов: Замечательная история со мной и с Анатолием Кузнецовым, замечательным актером и прекрасным человеком, который снимался в "Белом солнце пустыни". Мы с ним играли две главные роли из трех в гэдээровском фильме, как ни странно, комедия о войне, очень хороший фильм был.

Елена Рыковцева: Сейчас бы его не разрешили к прокату в России, потому что это комедия о войне.

Лев Прыгунов: В первый съемочный день нам дают расписываться, мы расписываемся за 900 марок, на руки получаем 60.

Елена Рыковцева: Это что, откат был?

Александр Журбин: Никакой не откат, официально посольство забирало.

Лев Прыгунов: Вся группа нам объявляет бойкот, с нами никто не разговаривает: вы штрейкбрехеры, мы получаем в 10 раз меньше, чем в ФРГ, мы бьемся, а вы, наш Старший брат, так опускаете, теперь нам будут платить меньше. Но когда мы им объяснили, что 60 марок – это в три раза больше, чем мы получали в Советском Союзе.

Елена Рыковцева: Им показалось, что вы получили безумные деньги?

Лев Прыгунов: Мы должны были 900 получить, а получили 60.

Елена Рыковцева: Это называется демпинг. Немцы думали, что вы демпингуете, то есть вы соглашаетесь на маленькие деньги работать.

Александр Журбин: В советское время музыканты, которые ездили, они все якобы получали большие деньги, но фактически они все эти деньги в конверте относили в посольство. А если ты не отнес, не дай бог, то такой скандал.

Лев Прыгунов: Знаменитая история с Ростроповичем. Ему американцы, зная эти законы, он любил очень антиквариат, ему подарили или китайскую, или японскую вазу роскошную. В 8 часов утра к нему приходят: вы должны сдать эту вазу в посольство. Он говорит: "Хорошо, только с одним условием – эту вазу я должен отдать из рук в руки послу". – "Хорошо, мы вам позвоним". Звонят: посол вас ждет во столько-то. Он несет вазу, подходит к послу, не доходя метра, разбивает и говорит: три кусочка мне, а остальное вам.

Елена Рыковцева: Это он молодец, конечно. Поэтому его "любили". Нам один из наших гостей не признался, что он был председателем фестиваля "Амурская осень" в этом году.

Лев Прыгунов: Я был председателем полного метра жюри. И ездил в Китай.

Елена Рыковцева: Вы сказали в интервью местным журналистам следующую фразу: "Я из тех шестидесятников, что воспитаны на трофейных фильмах. Плохой финал вытягивает энергию, не дает ничего. Своему сыну режиссеру я спас две картины: уговорил его, чтобы в "Индиго" был счастливый конец, и чтобы в "Духлесс" в конце главному герою позвонила девушка, чтобы он возродился к жизни", – обозначил Прыгунов свое понимание хорошего кино". А от нас хотели, чтобы мы показали такой ужас – гибель вашего героя.

Лев Прыгунов: Нет, там хорошая гибель, красивая, замечательная, в объятиях русской девушки.

Александр Журбин: Лева сформулировал все американское кино, потому что все американское кино имеет "хеппи энд".

Лев Прыгунов: Еще хочу сказать про шестидесятников. Все говорят – шестидесятники, и никто не понимает, что шестидесятники были разные. Шестидесятники были и ленинцы, и сталинцы, и палачи, и жертвы, кто только ни был. Но одно объединяет всех шестидесятников – это любители трофейных фильмов. Сталин пенки собрал очень хорошие тогда, потому что поднять надо было страну, он стал показывать американские, французские, английские фильмы тоже как взятые в качестве трофейных, хотя они не были трофейными. Все американские фильмы мы смотрели в четыре часа утра, например. Всю ночь показывали фильмы.

Елена Рыковцева: Итоги года РИА Новости, которые мы не смогли показать по технической причине, кончаются на грустной ноте – кто ушел. В этом году, к сожалению, ушла Людмила Сенчина. Теперь мы выполняем грустную заявку нашего дорогого гостя Александр Журбина, мы заканчиваем "Песней о счастье".

Александр Журбин: Все-таки я скажу, что эта песня на самом деле очень лирическая, нежная. Как ни странно, она прозвучала в фильме "Лето" Кирилла Серебренникова.

Елена Рыковцева: Да, тоже событие этого года – фильм Кирилла Серебренникова "Лето".

Александр Журбин: Я поэтому очень горжусь, что эта незатейливая песня звучит, живет. Давайте ее послушаем.

Песня Журбина, исполняет Людмила Сенчина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:07 0:00

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG