Ссылки для упрощенного доступа

Достоинство сильного. Вера Васильева – о запрете на милосердие


Обвиняемые по нашумевшему делу "Нового величия" Анна Павликова и Мария Дубовик остаются под домашним арестом - в середине января, напомню, Московский городской суд оставил в силе прежнее судебное решение в отношении меры пресечения. Не следует обманываться прилагательным "домашний", потому что главное в этом словосочетании все-таки слово "арест": нет возможности в должном объеме получать медицинскую помощь, требующуюся из-за подорванного в СИЗО здоровья, нет возможности учиться и работать, нет возможности попросту располагать собой.

Инициаторы этого сфабрикованного уголовного дела, сотрудники ФСБ, сами создавшие эту организацию, сами вовлекшие в нее очень молодых ребят и сами же ее разоблачившие, на мой взгляд, – верные последователи Иосифа Сталина и его приспешников. Напрашивается параллель с делом Нины Луговской, арестованной в 1937 году и осужденной на пять лет за личный дневник примерно в том же возрасте, что и обвиняемые по делу "Нового величия".

В этом же ряду, с моей точки зрения, стоит недавнее высказывание главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина об арестованном по сомнительному обвинению в шпионаже физике Викторе Кудрявцеве. И чиновники не хотят обращать внимания на то, что Кудрявцев серьезно болен, что он – самый пожилой арестант московского СИЗО "Лефортово" (ученому 75 лет), что ранее петицию с требованием освободить сотрудника ЦНИИмаш (Центральный научно-исследовательский институт машиностроения) подписали 110 тысяч человек.

В самом конце 2018 года Владимир Путин своим указом помиловал пятерых заключенных. Изучим список тех, кому повезло: среди них нет ни одного из политзаключенных, об освобождении которых многократно просили президента российские правозащитники и российская общественность: ни обвиняемых по делу "Нового величия", ни Кудрявцева, ни Олега Сенцова, выдержавшего многомесячную голодовку протеста, ни других граждан Украины, ни "мемориальцев" Юрия Дмитриева и Оюба Титиева, ни приговоренного к пожизненному заключению узника дела ЮКОСа, которого многие независимые наблюдатели называют заложником, Алексея Пичугина.

При Ельцине существовала политическая воля на милосердие. При Путине такой воли нет

Безусловно, сам по себе акт помилования не может не приветствоваться, даже если президентское милосердие в очередной раз обошло политзэков – тех, кто по всем законам (и гуманизма, и юридическим) не должен бы вообще находиться за решеткой. Однако нельзя не заметить, что если раньше, особенно в бытность председателем Комиссии по помилованию при президенте России, а затем президентским советником по вопросам помилования Анатолия Приставкина, число помилованных заключенных превышало десяток тысяч в год, то теперь речь идет о считаных единицах. В 2017 году Путин помиловал четырёх заключенных. В 2012-м – 17. При этом в местах лишения свободы в России остаются не только известные политзэки, но и безвестные тяжелобольные и умирающие, должный медицинский уход за которыми в пенитенциарной системе обеспечить невозможно. И они вынуждены через суды добиваться освобождения даже в тех случаях, когда их болезнь входит в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания.

Справедливости ради нужно заметить: действовавший ранее механизм помилования тоже не был идеальным, однако реальные шансы на свободу, на новую лучшую жизнь ежегодно имели десятки тысяч человек, обращавшихся в Комиссию. Тогда, при Борисе Ельцине, если так можно выразиться, существовала политическая воля на милосердие. При Путине такой воли нет.

О глубоком кризисе – по сути, об уничтожении института помилования – высококлассные специалисты-юристы говорят давно. Думаю, этот кризис еще масштабнее и глубже: он в жестокости, попрании не только права, но и морали, дискредитации России в глазах её граждан и зарубежных партнеров. В нынешней ситуации, похоже, перестают работать даже элементарные соображения прагматизма. Ведь помилование политзэков могло бы стать для президента удобным способом поставить точку в "неудобных" уголовных делах. Однако милосердие, не говоря уже о признании ошибок, в коридорах российской власти, видимо, считается слабостью, хотя на самом деле это – добродетель сильного и мудрого.

Вера Васильева – журналист, ведущая проекта Радио Свобода "Свобода и Мемориал", лауреат премии Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG