Ссылки для упрощенного доступа

Домовая война. Как активным жителям Москвы мстят за правду


Макет дома в Фурманном переулке

Жители дома 15 в Фурманном переулке в начале борьбы за чердаки и подвалы собственного дома еще не предполагали, чем это обернется. Суд с Департаментом имущества города Москвы и захватчиками помещений отнял у них 3 с половиной года. Побои, угрозы, тонны уголовных дел, фальшивое свидетельство о смерти на председателя ТСЖ и установленный кем-то на её машину датчик слежения – подобное происходит со многими активистами последние лет семь после их побед в судах. Несмотря на огромное давление, активистам из ТСЖ "Дом на Фурманном" удалось не только отвоевать свой подвал, но и помочь как минимум 150 домам вернуть их собственность.

В центре города нередко можно встретить кафе, магазины, офисы, которые расположены в подвалах жилых домов. Цена на аренду в центре достаточно высокая, поэтому сдача подвальных помещений может стать неплохим источником дохода. Однако это не всегда оказывается законно, и нередко делается без согласия жителей дома. С этого открытия и началась история борьбы дома в Фурманном переулке.

Жители помнили о ряде взрывов жилых домов, и происходящее стало их волновать

После капитального ремонта дома, в конце 90-х, жители дома заметили, что в их подвале появились какие-то арендаторы. На огороженной территории стали ходить неизвестные люди, носить в подвал разные мешки и коробки. В то время жители помнили о ряде взрывов жилых домов, и происходящее стало их волновать. К тому же в любом подвале проходят общедомовые коммуникации, к которым у жителей должен быть доступ. Например, на случай аварии или ремонта. Но арендаторы обычно не пускают никого в свои помещения, поэтому жители теряют доступ к важным техническим объектам. Позже выяснилось, что арендаторы подвала пытались демонтировать несущую колонну, чтобы сделать там большой зал. Не сложно догадаться, что могло случиться с квартирой, которая находилась над этой колонной, да и с домом в целом.

Долгая переписка с различными органами власти ни к чему не привела: арендаторы продолжали обживать подвал дома. Поэтому жители решили провести собственное расследование.

Подвалы и чердаки, и другие общие помещения дома принадлежат жителям на основе общей долевой собственности

Оказалось, что в начале 2000-х Департамент имущества Москвы зарегистрировал свои права на технический подвал дома. Как объяснила председатель ТСЖ "Дом на Фурманном" Татьяна Лебедева, право общей долевой собственности на помещения общего имущества, в том числе на чердаки и подвалы, возникает у жителей дома в силу закона, автоматически, с приватизацией первой квартиры. Одновременно это является и регистрацией права на общее имущество дома. Подвалы и чердаки, и другие общие помещения дома принадлежат жителям на основе общей долевой собственности согласно 122-му, а теперь и 218-му Федеральным законам, и не подлежат отдельной регистрации. Поэтому Департамент имущества не мог законно зарегистрировать свои права на общие помещения дома без согласия его жителей.

Татьяна Лебедева
Татьяна Лебедева

– Где-то в начале 2000-х город втихаря подобрал все, что "плохо лежало", – говорит Татьяна Лебедева. – Департамент получал документы в БТИ (бюро технической инвентаризации. – РС), которое он же учредил. Ему БТИ выдавало любые документы "на потребу". На них видны просто очертания какого-то якобы самостоятельного помещения, из которого не понятно, что это часть единого технического подвала. Затем Департамент имущества на своем бланке делает выписку для Росреестра, что это помещение включено в казну города. Сами себе выдали выписку, сами зарегистрировали свои права за спиной жителей. А дальше: если собственник, значит, может продать или сдать в аренду. Уже на судах я узнала, что город многие годы сдавал общие помещения в аренду еще до того, как зарегистрировал на них свои права.

Они здесь по-прежнему живут, таскают нас по судам, продолжают издеваться

В доме на Фурманном подвалом завладели непростые люди, местные жители: адвокат Гришко И. И. и его соседка Андронова Е. И., впоследствии руководитель аппарата Управы Басманного района. Как выяснили активисты, никаких документов на общедомовые помещения у этих соседей не было: они просто сдавали в аренду подвал, формально принадлежащий Департаменту имущества. А Департамент якобы об этом не знал. Спустя два с половиной года судов Департамент подписал мировую с жителями дома и вернул им помещения. А эти соседи продолжают судиться со всем домом до сих пор.

– Они здесь по-прежнему живут, таскают нас по судам, продолжают издеваться. Басманный суд буквально завален их исками, высосанными из пальца, – говорит Татьяна Лебедева.

Татьяна Лебедева в подвале своего дома
Татьяна Лебедева в подвале своего дома

​В 2009 году Андронова избила Лебедеву в подвале, когда там проводили ремонт. В итоге новый, 2010 год Татьяна встретила в нейрохирургии с сотрясением мозга и контузией глаза. Несмотря на это, судили именно Лебедеву, потому что ее соседка успела оформить медицинскую справку о том, что у нее поцарапаны руки.

Я с травмой в больнице лежала, как меня могли известить и как я могла прийти в суд?

– Она подала на меня встречный иск о том, что я, падая, поцарапала ей руки. И судью совершенно не смутило слово "падая". То есть она меня ударила, я от этого удара и упала. Не знаю, как я могла бы ее поцарапать, потому что я обеими руками прижимала к груди папку с документами, боялась, что она их отберёт. А уголовное дело вообще закрыли, потому что я якобы "многократно извещалась о судебных заседаниях и злостно не являлась на них". Я вообще-то с травмой в больнице лежала, как меня могли известить и как я могла прийти в суд?

Позже Лебедеву осудили уже по другому заявлению Андроновой и оштрафовали на 10 тысяч рублей.

– По ее словам, я якобы публично ее оскорбила. На суд даже явился участковый и лжесвидетельствовал о том, что я при нем ее оскорбляла.

Ее уволили, но через какое-то время она оказалась в управе другого района

По словам Татьяны Лебедевой, саму Андронову после выселения из захваченного подвала назначили руководителем аппарата Басманной управы. После коллективного возмущения жителей ее уволили, но через какое-то время она оказалась в управе другого района. Депутат районного совета Тропарево-Никулино связался с Лебедевой, чтобы уточнить, та ли Андронова к ним попала секретарем участковой избирательной комиссии от "Единой России".

Еще одно уголовное дело, которое возбудили по заявлениям Андроновой и Гришко, привело к обыскам в квартирах активистов дома. Их подозревали в краже из подвала мебели, оргтехники и 7 сейфов. Но в квартирах активистов этих вещей не нашлось.

Однажды Андронова и Гришко вместе с их соседом Крестмейным М. Г., главным инженером НИиПИ Генплана Москвы, раздали жителям дома пачки пасквилей на активисток. Те на бывших "владельцев" подвалов подали в суд за клевету. Соседи признали свое авторство, но заявили, что искренне в это верят, и поэтому суд их оправдал.

Мировая судья даже не стала разбираться, ведь пришел человек в погонах

А недавно ТСЖ "Дом на Фурманном" привлекли к административной ответственности по обращению пожарной инспекции за то, что они якобы не пускали пожарного в подвал. По словам активистов, он действительно приходил, и они ему все показали, что-то он даже сфотографировал. А потом в суде заявил, что жители препятствовали проведению проверки.

– Как мы можем препятствовать? Мы лежим на пороге и не пускаем пожарных в дом? Но мировая судья даже не стала разбираться, ведь пришел человек в погонах. Но теперь он уже дважды не является по вызовам суда, рассматривающего апелляцию ТСЖ. При этом у нас с управляющей компанией заключен договор на обслуживание дома, и если у инспектора есть вопросы по обеспечению пожарной безопасности, то это не в ТСЖ, а к УК. Тем не менее он за прошедшие полгода туда так и не обратился.

Два года назад Лебедеву заочно "похоронили" в Пензе

За последние десять лет Татьяна Лебедева и другие активисты помогли жителям более 150 многоквартирных домов вернуть подвалы и чердаки. И чем больше выигранных дел, тем больше недоброжелателей появляется у Лебедевой. Со многими ТСЖ и МКД (многоквартирный дом. – РС) она лично ходила в суд, поэтому те захватчики помещений знают ее в лицо и имеют ее паспортные данные. В итоге два года назад Лебедеву заочно "похоронили" в Пензе. Сначала ей не поступила очередная пенсия, потом она не смогла войти в метро по карте москвича. В МФЦ Басманного района выяснилось, что какие-то две женщины, предъявив подложный, как потом удалось установить, паспорт, представили "свидетельство о смерти Лебедевой Т. В.". В результате её пенсионная карта оказалась заблокирована, паспорт аннулирован, т. е. она фактически осталась без средств, а расчётный счет ТСЖ и специальный счёт капитального ремонта оказались под угрозой блокировки.

За эти два года уголовное дело так и не было расследовано, поэтому она решила самостоятельно собрать возможные документы. Татьяне Лебедевой удалось выяснить, что фальшивое свидетельство о ее смерти было сделано на настоящем бланке "Гознака", который как документ строгой отчетности имеет номер. "Гознак" ответил Лебедевой, что он этот бланк отправлял в Курганскую область. Курганский ЗАГС ответил, что они получили эти бланки, но в 2012 году они были у них похищены. Уголовное дело тогда не заводилось. И Пенза подтвердила, что они не получали такого бланка и этот документ не выдавали.

Я обросла множеством "доброжелателей"

– Остается главный вопрос – кто это сделал. У меня кроме своих трех бывших захватчиков подвала есть такие же заклятые "друзья" во многих домах, которым я помогала вернуть общее имущество. Я обросла множеством "доброжелателей". Для начала я сделала запрос в Росреестр о том, кто интересовался моей квартирой. Согласно выписке, ею интересовались 58 раз – и в основном именно сотрудники ДГИ (Департамент городского имущества, – РС). Наверно, столько же и есть домов, с которыми я лично ходила в суд. Но среди этого списка я нахожу и гражданку из дома 30 по Комсомольскому проспекту, где мы с жителями отсудили подвал.

Квартирой Татьяны Лебедевой интересовалась нотариус Баздарева Ирина Петровна, с которой судились жители этого дома за освобождение подвала.

Они уже завезли балки, чтобы пробить перекрытие и объединить подвал с первым этажом

– Она перевела свою квартиру на первом этаже в нежилое помещение и сдает ее под магазин цветов. То есть ведет предпринимательскую деятельность, запрещенную для нотариусов. Но нотариальная палата на наше заявление ответила, что со слов самой Ирины Петровны там все в порядке, никаких нарушений нет. А на фирму своего мужа она арендовала у Департамента подвал, который находится под ее "цветочной квартирой", и выкупала его. Они уже завезли балки, чтобы пробить перекрытие и объединить подвал с первым этажом. Тогда собственники дома и проснулись, пошли в суд.

По словам Лебедевой, постановление суда о признании права общей долевой собственности жителей этого дома было опубликовано 1 февраля 2017 года, а свидетельство о смерти Лебедевой датировано 2 февраля.

Какие могут быть ещё версии, зачем меня "умирать" и за мной следить?

– Я, конечно, не могу ничего утверждать, но совпадения очень необычные. И вот через полтора года после свидетельства о моей смерти в автосервисе на моей машине обнаружили примагниченный датчик слежения. В центре Москвы меня убрать достаточно сложно, людей вокруг много, и меня уже многие знают. А вот, например, по дороге на дачу, на каком-нибудь шоссе... Взорвется "случайно" машина, и что, кто-то это будет расследовать? А потом вдруг, предполагаю, обнаружится и "мое" завещание на квартиру, на какую-нибудь "гражданку Баздареву", например… Какие могут быть ещё версии, зачем меня "умирать" и за мной следить? Единственный, кто хоть как-то отреагировал на мои обращения "о смерти", – это прокурор Центрального округа Москвы. Но из-под палки, лишь спустя полгода, возбужденное МВД уголовное дело более полутора лет упорно не расследуется, регулярно немотивированно приостанавливается. По моим новым заявлениям по датчику слежения я уже два месяца получаю отписки, и все опять спускают в МВД. Лишь от Уполномоченной по правам человека Москальковой звонили, просили дополнительные документы, и переправили все в прокуратуру. Вот датчик слежения, вот свидетельство о смерти. Что дальше?

Черный риелтор на чердаке

Жителям дома 10/7 на Рождественском бульваре общедомовое имущество тоже досталось нелегко: 7 лет активисты судились с незаконным владельцем чердака и до сих пор судятся с Мосжилинспекцией, Департаментом имущества г. Москвы, "Жилищником" Мещанского района, ГБУ МФЦ г. Москвы.

– Нет, чтобы прийти и извиниться за то, что они отняли у нас столько лет жизни, – говорит активистка Лариса Шульман. – Но они делают все, чтобы ликвидировать успешное ТСЖ, инициировать кучу разных исков. Например, у нас большая тяжба с Мосжилинспекцией. Они сознательно подделали документы на наш чердак, назвав это жилым чердачным помещением. Мошенник принес им поддельное свидетельство о собственности, мы предупредили, что оно поддельное, а они не стали разбираться. В итоге нежилой чердак присоединили к жилой квартире. Мы отсудили это помещение. Теперь Мосжилинспекция нам мстит и пытается уничтожить наше ТСЖ через суд.

Лариса Шульман
Лариса Шульман

​Брат Ларисы Шульман – председатель ТСЖ их дома. В разгар конфликта из-за чердака на него напали. Лариса говорит, что Михаил чудом остался жив: нападение закончилось множественными переломами черепа. Чердак в их доме захватил известный чёрный риелтор Александр Константиновский. Как пишет "Комсомольская правда", до этого он сумел обманом и подделкой документов отнять здание у музея "Дом иконы и живописи имени С. П. Рябушинского". В 2016 году Константиновского арестовывали, осудив на три года за махинации с недвижимостью.

В доме Ларисы Шульман риелтор начал продавать квартиры на захваченном чердаке: для этого были подделаны документы о собрании собственников дома, которые якобы отказались от своих претензий на чердак. Пока шло судебное разбирательство, жителей дома начали запугивать и избивать.

Со спины она была похожа на меня. Ей поднесли нож к горлу и отчитали ее

– Они нам жгли машины, били окна. Однажды ворвались к нам в квартиру. Миши не было дома, вышел наш пожилой папа. Они рассекли ему руку. Несмотря на то что есть видеозапись, полиция не возбудила дело. Был и другой случай, когда напали на совершенно чужого человека. Какая-то девушка пришла в соседнюю квартиру, но остановилась перед нашей квартирой на лестничной клетке, чтобы найти ключи. Со спины она была похожа на меня. Ей поднесли нож к горлу и отчитали ее. Этот риелтор, как нам известно, профессионально занимался отъемом общего имущества по всей Москве. Только нам удалось узнать 25 адресов.

За подвал жителям этого дома тоже пришлось побороться: под квартирами у них открыли ресторан. И арендатор не пускал жителей к домовому насосу и общим трубам, которые оказались на кухне ресторана. Арендаторы другой части подвала решили увеличить высоту помещения и начали выкапывать, заглублять его. Когда копать уже было некуда, они решили убрать нижнюю часть перекрытия между подвалом и жилой квартирой наверху.

Как только чужие захватывают подвалы, они начинают там рыть, что-то перестраивать, из-за чего дом может покоситься, треснуть и даже обрушиться

– Жители этой квартиры удивились, почему у них паркет "прыгает", – говорит Лариса. – Они приподняли его, а там ресторан. К ним поднимались все запахи и звуки этого заведения. Углы помещения просели: в одном месте на 8 сантиметров, в другом – на 5. У нас в итоге трещина пошла на четвертый этаж дома. ТСЖ заказало техническое заключение, пытались воздействовать на них через органы власти. Но Мосжилинспекция только против нас ходит в суд, только мы им все должны. А этих арендаторов они не привлекли. Я считаю, что прежде всего дом должен быть безопасным для его жителей. Например, в одном из домов Москвы, где также ДГИ захватило подвал, у арендаторов хранились вредные химикаты, хранилось большое количество ртути без надлежащего надзора. Жители вызывали МЧС, проводили демеркуризацию. Если в подвале жилого дома находится неизвестно кто, нельзя быть уверенным в своей безопасности. Опыт показывает, что, как только чужие захватывают подвалы, они начинают там рыть, что-то перестраивать, из-за чего дом может покоситься, треснуть и даже обрушиться.

История с подвалом в доме на Рождественском бульваре тоже не прошла без нападения. После которого, правда, арестовали саму Ларису, а не нападавшего. Ее задержали, когда она пришла давать показания по своему же заявлению. Ларису обвинили в том, что она якобы била ломом ребенка из коммунальной квартиры в ее доме. На ребенке не оказалось никаких следов, тем не менее ее задержали, возили по всему городу в автозаке и отпустили только через три дня по решению суда. Также ее обвиняли в том, что якобы она избила некоего сотрудника ЧОП, который зачем-то ждал ее у двери квартиры. Правда, этот ЧОП не охранял их дом, и Лариса до сих пор не знает, что этот человек делал у ее двери. По словам Ларисы, она просто решила убежать от мужчины на всякий случай, но он ее догнал и повалил на пол. Приехавшие на ее вызов полицейские в итоге ее же и забрали, как обвиняемую в нападении.

"Мы их в дверь гоним, они в окно лезут"

Несмотря на конфликты и проблемы, которые до сих пор преследуют активистов, им удалось сделать то, к чему они стремились. Чердаки и подвалы их многоквартирных домов свободны от незаконных владельцев, никто уже не будет делать в их домах подкопы или сносить несущие конструкции. ТСЖ "Дом на Фурманном" сдает некоторые помещения в аренду тем, кого тщательно выбирает, а полученные средства тратит на взносы в фонд капитального ремонта и на текущие нужды по дому. Значительная часть подвала – это зал "красный уголок", наполненный старинными вещами и духом времени. В нем жители проводят собрания и различные встречи.

В подвале дома обычно проходят встречи жителей
В подвале дома обычно проходят встречи жителей

​По мнению Татьяны Лебедевой, такая агрессия бывших захватчиков общедолевой собственности и яростное противостояние Департамента имущества являются следствием того, что деятельность активистов вскрыла незаконные действия чиновников, которые происходили многие годы.

– Мы своей активной борьбой со всей очевидностью показали те правонарушения, которые все эти годы допускались органами исполнительной власти. А именно Департаментом имущества, Мосжилинспекцией, БТИ, Росреестром. Все они действовали заодно.

По словам Лебедевой и Шульман, власти не сдаются и сейчас, когда уже многие дома смогли вернуть свои общие помещения. Например, недавно активисты обнаружили, что во многих домах появились задвоенные или даже затроенные кадастровые номера на одни и те же помещения подвалов. Это случилось в 2013 году, когда все документы из БТИ передавались в кадастровую палату. Случился какой-то сбой, и у помещений вдруг появилось несколько кадастровых номеров.

У нас украли общее имущество, и Департамент его много лет сдавал незаконно в аренду, так теперь он его быстро распродает

– Например, под одним номером мы зарегистрировали наше общее имущество, но вдруг оказалось, что у различных частей наших помещений существуют уже и другие номера. Сплошь и рядом Департамент опять пытается их "прихватизировать". В общем, мы их в дверь гоним, они в окно лезут. Кроме того, сейчас появилась проблема массовой распродажи общедомового имущества в соответствии со 159-м Федеральным законом. Он позволяет продавать арендуемые помещения в упрощенном формате: с огромной рассрочкой в платежах бывшим арендаторам. Мало того, что у нас украли общее имущество и Департамент его много лет сдавал незаконно в аренду, так теперь он его быстро распродает. По моему мнению, эта активизация ДГИ произошла в связи с возросшей активностью жителей.

В подвале дома много памятников советской эпохи
В подвале дома много памятников советской эпохи

​Активисты по-прежнему помогают жителям других домов вернуть общедомовое имущество и избавиться от незаконных пользователей. По словам Татьяны Лебедевой, это влечет ещё большее озверение противников и Департамента имущества. Но отступать уже некуда, и лучшая защита – это гласность. Активисты уверены: как только они прекратят борьбу, от них тут же тихо избавятся.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG