Ссылки для упрощенного доступа

Отсидка с угрозой для жизни. Как подать в суд на колонию и выиграть


ИК-9, Калининград

Бывший заключенный, а сейчас гражданский активист Андрей Воронин судится с Управлением Федеральной службы исполнения наказаний по Калининградской области из-за антисанитарии, разрушенного туалета и отсутствия путей эвакуации при пожаре в отряде для заключенных-инвалидов. Активист считает, что был помещен в условия, опасные для жизни. Он уже отсудил 10 тысяч рублей, но останавливаться не собирается –впереди обращение в ЕСПЧ.

Андрей Воронин
Андрей Воронин

"Инвалидный отряд"

Исправительная колония № 9 находится в черте Калининграда, на Советском проспекте. Здесь, в отряде для заключенных-инвалидов, калининградец Андрей Воронин, сам инвалид второй группы, отсидел год – с августа 2016-го по июль 2017-го.

Отряд №1 тогда располагался в отдельном трехэтажном здании на территории ИК. Для инвалидов отвели просторное помещение размером с казарму на первом этаже. При Воронине здесь находилось 22 осужденных, включая инвалида-колясочника.

Сегодня здесь активно идет ремонт, но два года назад, по словам Воронина, больные люди были лишены элементарных удобств: туалет находился в аварийном состоянии, на голову валилась штукатурка, кабинки были без дверец. В тесном душе мылись сразу по 30 человек, причем не всегда в горячей воде. Негде было постирать и высушить одежду.

Санузел в отряде для инвалидов ИК-9
Санузел в отряде для инвалидов ИК-9

– Туалет и душ были рассчитаны на все три этажа, там и другие отряды, и это примерно 50 заключенных. В туалете постоянно камни обваливались с потолка, выпадали, все прогнило, сверху вода текла. Я думал, руководство колонии только тогда начнет делать ремонт, когда на кого-то плита рухнет. Реально страшновато было, – говорит Воронин. – В душе воды, подогретой в бойлере, постоянно не хватало. Если посчастливилось попасть в душевую, то помывка проходила при температуре воздуха на улице, так как помещение не успевало прогреться. А в самой "казарме" прогнившие полы, прикрытые линолеумом, скрипят, гнутся. Нет нормальной вентиляции, вонь, сквозняк, люди постоянно болеют.

И вопиющее нарушение: пожарный выход, по словам мужчины, был закрыт решеткой. А где находился ключ от замка, конечно, никто из заключенных не знал.

– Я и другие осужденные обращали внимание администрации на этот вопиющий факт, но администрация отвечала, что так сделано специально и "безопасность в том, чтобы никто не мог входить и выходить через выход", – рассказывает Воронин.

Бесчеловечные условия

Освободившись из колонии через год, Воронин решил судиться с УФСИН и в ноябре 2018 года подал иск на 600 тысяч рублей. Его поддержали члены калининградской Общественной наблюдательной комиссии. В 2016-2017 годах они провели несколько проверок в ИК-9 и условия содержания заключенных-инвалидов назвали "жестокими, бесчеловечными и унижающими человеческое достоинство".

– Там такой был туалет – туда зайти нельзя. Потолок валился, все ржавое, мокрое, грязное. И там жили заключённые, у которых была 1, 2, 3 группы инвалидности, – вспоминает член ОНК второго созыва Наталья Лютая. – Там был человек в инвалидной коляске. И заключенные своими силами помогали ему передвигаться. В тюрьмах вообще такая ситуация – нет санитаров, люди сами друг друга носят в душ и туалет. Это общая проблема в УФСИНе, они ее не решают.

Наталья Лютая
Наталья Лютая

– Поразил нас пожарный выход – номинальный. Здание отряда находится на высоком первом этаже, высота – метра два. И пожарный выход – небольшая площадка площадью метр, не больше. Лестницы нет. Если случись эвакуация, отряд инвалидов – прыгайте с двух метров. И сам выход был закрыт. Может, конечно, решетка автоматически открывалась, но нам этого не продемонстрировали. В случае чего людям просто некуда было бы бежать, – рассказывает член ОНК третьего созыва Елена Финагина.

​Пандусами для колясочников пользоваться было нельзя. По сути они были установлены "для галочки", говорит Финагина:

– Там был инвалид-колясочник, его пытались при нас завезти по пандусу два других осужденных, они буквально запихивали его. В условиях того здания пандус не установить, там надо какое-то другое устройство, может быть, ступенькоход. Самостоятельно при нас инвалид туда заехать не смог. И съехать тоже нельзя – иначе он на скорости врежется в стену, там она очень близко, буквально метра два, очень крутой склон, это как с горки на санках.

Перемещение заключенного-колясочника в ИК-9
Перемещение заключенного-колясочника в ИК-9

Отказы в медикаментах и свиданиях

Были в отряде и другие нарушения, о них членам ОНК рассказывали сами заключенные. Инвалид второй группы сообщал, что нуждается в операции, которую в колонии провести не могут из-за отсутствия медоборудования. Состояние его здоровья ухудшалось, рука "гнила". Другой осужденный сообщал, что фактически ослеп на один глаз из-за отсутствия медпомощи. Специализированная врачебная помощь не оказывалась и мужчине, перенесшему два инфаркта и операцию на сердце. Инвалиду второй группы, нуждающемуся в памперсах, в колонии объяснили, что их закупка не предусмотрена в ближайшее время. Другим осужденным не давали свиданий с детьми и женами.

Андрей Воронин
Андрей Воронин

Андрей Воронин, находясь тогда в колонии, также жаловался членам ОНК на отсутствие медицинского препарата "варфарин", необходимого ему после операции на сердце – у мужчины стоит искусственный клапан, и препарат нужен для разжижения крови.

Все жалобы члены ОНК отражали в своих отчетах (есть в распоряжении Радио Свобода). Однако позже прокуратура в ходе проверки не нашла нарушений, связанных с оказанием медицинской помощи. "Сбоев в получении жизненно важных лекарств в учреждении не было", – сообщается в отчете прокуратуры (есть в распоряжении редакции).

Но Воронин после выхода из колонии решил судиться с УФСИН – сначала по поводу отказа в варфарине. И в суде доказал, что жизненно важный препарат действительно ему не предоставлялся. Воронин отсудил у УФСИН компенсацию в 10 тысяч рублей и собирается обращаться в Европейский суд по правам человека. Он уверен, что компенсация за риск, которым подвергли его сотрудники колонии, должна быть более весомой.

Нарушения противопожарной безопасности в ИК-9, отсутствие эвакуационных выходов, пожарной сигнализации еще в 2016 году выявила Калининградская прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях региона. Она обязала руководство колонии устранить нарушения пожарной безопасности (заключение есть в распоряжении редакции). Однако и через полгода члены ОНК обнаружили, что ничего там не изменилось. В феврале 2017 года к делу подключился суд, но и тогда требования суда были выполнены не сразу. А ремонтировать туалет колония и вовсе начала только после того, как в декабре 2017 года суд обязал ее это сделать.

Сейчас отряд для инвалидов расселен. Заключенные переведены в обычные отряды, говорит Воронин. В самом здании идет ремонт. В калининградском управлении ФСИН не удалось оперативно получить комментарий, почему так долго не устранялись нарушения, выявленные прокуратурой и членами ОНК, а также какие работы уже проведены в отряде для заключенных-инвалидов и когда состоится заселение отремонтированного здания. Редакция направила официальный запрос руководству Федеральной службы.

Исправительная колония №9 в Калининграде
Исправительная колония №9 в Калининграде

600 тысяч с колонии

У Андрея Воронина в прошлом несколько судимостей за хранение наркотиков. Дважды из мест лишения свободы он выходил досрочно, по состоянию здоровья. Андрей – ВИЧ-инфицированный, перенес операцию на сердце. Сейчас в качестве гражданского активиста он сотрудничает с калининградской организацией "Становление" – она помогает людям с ВИЧ, бывшим и нынешним заключенным, лицам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Воронин борется за права заключенных и эту работу называет своим призванием. По его словам, в суд на УФСИН за ненадлежащие условия содержания он подавал не как бывший заключенный, а как активист.

– Если я выиграю дело, то дам шанс другим заключенным выиграть компенсацию. Я хочу создать прецедент. Хотя выиграть 600 тысяч в нашем суде нереально, дай бог, если 30 дадут, – говорит мужчина. – У нас нет прецедентов, никакой оценки морального ущерба за нахождение человека в бесчеловечных и унизительных условиях. Я нашел, что в ЕСПЧ за нарушение приватности в туалете в течении года пребывания в местах лишения свободы давали 3 с половиной тысячи евро. Но здесь масса нарушений прав заключенных – от унизительных до опасных для жизни условий их содержания, что гораздо важнее.

– Я думаю, шансы у Андрея есть. Ведь те условия подтверждены нашими документами. Решение будет принимать суд, были и прокурорские проверки. Мы же не голословно все это писали. Вопрос, сколько будет компенсация, – отмечает активист Елена Финагина, выступающая свидетелем по делу.

Елена Финагина
Елена Финагина

Для Калининграда это далеко не первое дело против УФСИН с участием бывших заключенных. В мае 2018 года Евгений Ерашевич выиграл дело против ИК-9.

В иске он отмечал, что испытывал бытовые неудобства при посещении туалета, находясь в штрафном изоляторе ИК. На тот момент он был ограничен физически из-за ранения в ногу – в 2013 году мужчина пытался бежать из колонии и был ранен охраной. Воспользоваться нормально туалетом из-за отсутствия там унитазов (вместо них стояли напольные "чаши Генуя") он не мог. Центральный районный суд Калининграда оценил моральные и физические страдания мужчины в 10 тысяч рублей. А доказательствами послужили акты проверок ОНК и предоставленные активистами фотографии.

И на этом Ерашевич не остановился и подал иск в ЕСПЧ. И выиграл – компенсация по иску составила 20 тысяч евро. Андрей Воронин надеется, что это решение окажется для него прецедентным.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG