Ссылки для упрощенного доступа

Задержали музейщика. Игоря Конышева подозревают в хищении


Бывший директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Игорь Конышев

Бывший генеральный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Игорь Конышев помещен под домашний арест на два месяца. Такое решение принял Октябрьский районный суд города Владимира. Конышева подозревают в том, что он заключил договор на создание нового музейного сайта по заведомо завышенной стоимости – более четырех миллионов рублей. Дожидаться решения своей участи экс-директор будет во Владимире, на съемной квартире.

Когда Игоря Конышева ввели в зал суда, он выглядел совершенно обескураженным и отказался отвечать на вопросы журналистов. В ноябре прошлого года он сообщал, что уволился с поста директора крупнейшего музея Владимирской области по собственному желанию, поскольку начинает новый интересный проект. Очевидно, в тот момент Игорь Конышев никак не предполагал, что спустя короткое время будет задержан в Москве и этапирован во Владимир.

Его адвокат Алексей Цветков смог сообщить немногое. Только лишь, что официальное обвинение Конышеву пока не предъявлено и что его доверитель не согласен с суммой ущерба: "Поскольку сайт имеет место быть, какие-то деньги на него были затрачены. Более того, из материалов следует, что мой подзащитный каких-либо денег с этого не получил. И об этом указывают и другие лица, привлеченные к этому делу. Поэтому какой-либо материальной выгоды мой доверитель не имел с этого всего".

Владимиро-Суздальский музей-заповедник
Владимиро-Суздальский музей-заповедник

Не исключено, что большой по региональным меркам гонорар за сайт не будет единственным эпизодом в уголовном преследовании. Старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета России по Владимирской области Ирина Минина заявила, что дело возбуждено по статье 160 УК РФ (Присвоение или растрата, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере):

– Детальному анализу подвергается хозяйственная деятельность за весь период пребывания Игоря Конышева на должности генерального директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Это означает, что по всем моментам, по которым возникнут вопросы у следствия и у оперативных служб УФСБ, будут получаться ответы и приниматься какие-то решения, – заявила Минина.

Всем этим событиям предшествовала длительная борьба местной общественности за отставку Игоря Конышева.

Владимиро-Суздальский музей-заповедник
Владимиро-Суздальский музей-заповедник

Как сообщили в пресс-службе Владимиро-Суздальского музея, там сейчас работают две проверки. Одна проверяет расходование государственной субсидии, другая – сохранность материально-культурного наследия. Директором после Конышева стала Светлана Мельникова. Давать интервью Радио Свобода она не согласилась. Это следует из письма пресс-секретаря музея Ирины Кузнецовой: "Комментировать ситуацию с задержанием И. В. Конышева и рассказывать о плодах его деятельности на посту генерального директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника Светлана Евгеньевна Мельникова не считает корректным. Оценки и выводы сделают правоохранительные органы. Два с половиной года Светлана Евгеньевна возглавляла Государственный историко-архитектурный музей-заповедник "Херсонес Таврический". Вернувшись во Владимир, она сразу взялась за работу – в ВСМЗ ее много всегда. Тратить время и силы на критику и обсуждения для нее сегодня – непозволительная роскошь. Проработав в музее более 38 лет, Мельникова уверена: право возглавлять музей, тем более такой, как Владимиро-Суздальский, нужно доказывать только делами", – написала Кузнецова в письме.

Как бы то ни было, вскоре после возвращения во Владимир, на свой прежний пост, который Светлана Мельникова занимала до Конышева, она встречалась с местными журналистами. Тогда старый-новый директор пообещала, что восстановит разрушенные экспозиции. Что вернет прежний облик интерьеру Дворцового зала Музейного центра "Палаты", "выдержанный в классических традициях парадных залов 18–19-го веков". Также она заявила, что в музей возвращаются уволившиеся при прежнем директоре сотрудники.

Не ко двору

Владимиро-Суздальский историко-художественный и архитектурный музей-заповедник – сложно организованная, крупная институция. В ее состав входит 56 памятников архитектуры. Путешествующих по Золотому кольцу России туристов в основном привлекают объекты древнерусского зодчества. Куда скромнее интерес к постоянным и временным музейным выставкам. Игорь Конышев, который руководил этим объединением с июня 2016 года по ноябрь 2018 года, пытался вдохнуть в экспозиции новую жизнь. Создать новый дизайн и новые, непривычные для региона проекты. Далеко не всем такая реформаторская деятельность пришлась по вкусу. Многочисленные публикации владимирских журналистов позволяют проследить все перипетии двухлетнего противостояния. Прежде всего, Конышева не приняли как "варяга", присланного из Москвы. Точнее, из Подмосковья. До приезда во Владимир он возглавлял музей "Горки Ленинские". В местном музейном сообществе пеняли: что, у нас своих достойных специалистов нет?!

Немало нареканий вызвало перемещение Детского центра, которым во Владимире особенно гордились, в меньшее по площади помещение. Случилось это вскоре после кемеровской трагедии в "Зимней вишне". Конышев публично объяснял: свое решение он принял из соображений пожарной безопасности. Недопустимо, чтобы дети собирались в помещении рядом с газовым котлом. В городе такую аргументацию восприняли как пустую отговорку.

Чем дальше, тем большее раздражение вызывал Игорь Конышев. В конце концов для борьбы с ним была учреждена общественная организация – Общество друзей Владимиро-Суздальского музея-заповедника. В докладе инициативной группы среди претензий была такая: "Разобрана экспозиция "Преображение Палат", убраны фотографии, запечатлевшие посещение музея-заповедника в разные годы Президентами России В.В. Путиным и Д.А. Медведевым".

Игорь Конышев на открытии выставки "Дихотомия человека"
Игорь Конышев на открытии выставки "Дихотомия человека"

Синий человечек

От того самого сайта Владимиро-Суздальского музея, который стал поводом для судебных разбирательств, сейчас остались ошметки. И все же на этом ресурсе до сих пор можно найти публикацию, посвященную выставке, обозначенной как "арт-инсталляция года". В конце 2017 года независимый куратор выставочных проектов Татьяна Мыльникова по приглашению Игоря Конышева привезла во Владимир работу актуального художника из Голландии Матиу Кломпа "Дихотомия человека". Все тут было странным и непривычным. И то, что скульптура выполнена не из традиционных материалов. Скажем, не из бронзы или мрамора, а из банального плавленого полиэтилена. И то, что голова и руки главного героя – ярко-синего цвета. Сам же он, по контрасту, одет в ярко-желтый комбинезон. И все это – гамма герба Нидерландов.

Скачать медиафайл


Татьяна Мыльникова вспоминает, что в ее первый приезд во Владимир часть музейных залов была только что отремонтирована и обрела новый дизайн, а часть оставалась в прежнем виде:

– Когда я там оказалась, у них проходила выставка, посвященная 100-летию революции. Для меня было неожиданностью, что эта провинциальная выставка была сделана в плане дизайн-проекта просто великолепно, с очень хорошим вкусом. Игорь Конышев сказал мне, что это работа местных музейных сотрудников. Но там было и очень много залов, которые морально устарели и выглядели не очень интересно. Все-таки интерьеры музеев время от времени нуждаются в каких-то обновлениях. Впрочем, я не знаю, к чему привыкли люди, которые там живут. Вкусы бывают разные.

– Многие с негодованием говорили, что как раз там, где экспонировался синий полиэтиленовый рабочий, прежде были роскошные люстры, а затем они куда-то исчезли. Там установили совсем другой свет.

– Да, это касается конкретно того зала, куда я привозила выставку "Дихотомия человека". Когда я приехала в первый раз, у меня возник вопрос, что в этом зале не хватает профессионального музейного света. Чтобы получилась достойная выставка, нужно правильно осветить экспонаты. Тогда и решили сделать в этом зале профессиональный музейный свет с направляющими датчиками. Зал с точечным освещением стал пригоден именно для музейных проектов.

– Но дело в том, что прежде этот зал использовался для городских торжественных мероприятий – с речами, выступлениями и так далее.

– Да, я знаю, что там, к примеру, выпускные вечера проходили. Думаю, после изменений интерьера проводить разные мероприятия можно было по-прежнему. Там стоит рояль, там очень красивый вид из окна. Плюс стало можно делать выставки. Я могу сказать, что если бы не поставили этот свет, мой проект просто бы не состоялся. Мы бы не смогли срежиссировать именно ту экспозицию, которая у нас в результате получилась.

– Как жители Владимира восприняли выставку "Дихотомия человека"?

– Когда мы с Игорем Конышевым разговаривали конкретно об этом предполагаемом проекте, мы отдавали себе отчет, что решаемся на эксперимент. Эта выставка должна была продемонстрировать то, что происходит в европейском современном искусстве. Конечно, люди не привыкли, что скульптура может быть сделана из какого-то обычного пакета или пленки. Но так как искусство не стоит на месте, оно все время хочет найти какие-то новые идеи для реализации. Сейчас новые художники создают грандиозные вещи из новых материалов, в том числе из пластика. Еще усилило эффект этой выставки то, что она находилась в уникальном месте – это старый русский город, рядом Дмитровский собор, Успенский собор. Возникла ситуация, что можно было посмотреть и старое искусство, и современное.

Белокаменная резьба, которой славятся древнерусские храмы Владимира
Белокаменная резьба, которой славятся древнерусские храмы Владимира

– Иными словами, вы сознательно добивались контраста?

– Да. Владимир – уникальный город. Туда приезжает много туристов. Интересы местных жителей тоже нужно учитывать. Нужно давать возможность показывать разное искусство – не только к чему привыкли, но и открывать какие-то новые вещи. Несмотря на то, что это может иногда шокировать. Что касается того, как приняли нас в музее, то реакция была разная. Были люди, которые подходили ко мне на вернисаже и говорили, что мы сделали во Владимире революцию. Я получила несколько восторженных отзывов. Меня благодарили за шанс увидеть именно актуальное искусство во Владимире. Значит, во Владимире есть люди, которым этого не хватает. Конечно, были и обратные реакции, когда люди не понимали, что это такое – синий человечек. Говорили, что это не искусство, а мусор.

– Как известно, Владимир входит в Золотое кольцо России. Музеи этого города исправно посещаются иногородними экскурсантами. Так может, люди, хвалившие выставку, были не жителями Владимира, а, скажем, приезжими москвичами, для которых язык современного искусства более привычен и понятен?

– Нет, нет. Это были не туристы. Это местные жители, потому что когда я приехала на открытие выставки, там никого не было со стороны. Пришли жители города. Те, кто обычно приходит на открытие выставки во владимирский музей.

– Какое впечатление у вас осталось от общения с человеком, который тогда был генеральным директором музея?

– Мне было с Игорем Конышевым очень приятно общаться. Я очень много работаю с разными музеями. Как правило, там работают хорошо образованные и интересные личности. Однако нередко дело доходит до фанатизма. Дескать, я люблю именно такое искусство, а вот это не признаю. И мне показалось, что Игорь Конышев понимает разное искусство и разное искусство ценит.

Кроме того, надо учитывать, что в современном мире все музеи пытаются так выстроить стратегии, чтобы люди стали больше в них приходить. Это, на самом деле, очень трудная задача. Нужны какие-то новые формы, чтобы, к примеру, привлечь молодежь, детей. Очень многие музеи, вплоть до Лувра, понимают, что современное искусство востребовано. Мы с Игорем задумывались о других проектах. Была одна, оставшаяся нереализованной, идея. В одном выставочном зале он начинал делать ремонт. Мы там хотели сделать инсталляцию.

– Иными словами, Игорь Конышев даже такую сторону жизни музея, как ремонт, хотел показать как достойную интереса именно музейную составляющую.

– Да. Мы хотели это обыграть. Причем, я даже на эту тему разговаривала с одним очень известным художником – Иваном Лунгиным. Что нужно сделать такую живую инсталляцию, где можно было, учитывая все вопросы безопасности, заглянуть одним глазком и увидеть какое-то пространство, встроенное в этот происходящий ремонт. Даже такие идеи мы обговаривали. Мне кажется, что это тоже могло быть очень интересно, хотя и неоднозначно.

– Но не случилось.

– Да, не случилось. Но в любом случае замечательно, когда у тебя есть возможность обсуждать с руководителем такого рода проекты. Нередко директора или не хотят слушать, или просто говорят "нет", или чего-то боятся, – говорит Татьяна Мыльникова.

В управлении Следственного комитета по Владимирской области сообщили, что Игорь Конышев дал признательные показания. Если его вина будет доказана, бывшему музейному директору грозит до 10 лет лишения свободы.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG