Ссылки для упрощенного доступа

Кнут над парламентом. Андрей Остальский – о трудностях Брекзита


"Члены парламента от Консервативной партии будут выпороты" – так переводится с классического английского газетный заголовок Conservative MPs will be Whipped. Но речь всё же не о применении телесных наказаний к парламентариям, ведь это не Oxford English, а политический жаргон, на котором странное выражение означает: партийные организаторы ("кнуты", whips) заставят парламентариев голосовать не как кому заблагорассудится, а в соответствии с волей руководства партии. В данном случае речь идет о решимости премьер-министра Терезы Мэй не допустить сегодня принятия Палатой общин законов, которые запретили бы так называемый "жесткий Брекзит", то есть резкий, неорганизованный выход Великобритании из ЕС без всякого соглашения.

Но ведь и сама миссис Мэй не раз заявляла: такого рода уход может обернуться серьезным ущербом для экономики, для жизненного уровня британцев, поэтому его необходимо избежать. Неужели она передумала? Вовсе нет, но Мэй, судя по всему, считает, что угроза такого развития событий должна существовать для британского политического класса. Тогда и парламент, и партийное руководство согласятся со слегка модифицированным планом Брекзита, уже согласованным Мэй с представителями ЕС. Фактически это тот же самый план, который Палата представителей решительно отвергла две недели назад с рекордным за всю историю разрывом в 230 голосов, таких поражений правительство страны в парламенте не терпело никогда.

Тереза Мэй может также надеяться на то, что и ЕС в свою очередь может испугаться "жесткого Брекзита" и пойдёт на некоторые дополнительные уступки. И всё это делается для того, чтобы ублажить радикальных брекзитеров на крайне правом фланге правящей партии тори и небольшую, но влиятельную фракцию Демократической юнионистской партии Ольстера, без поддержки которой консерваторы потеряют рабочее большинство в парламенте. Некоторые обозреватели видят в таком образе действий правительства признаки своего рода политического безумия.

С кем ни говоришь – все пребывают или в открытой, или в плохо скрываемой панике. Брекзитеры (они же евроскептики) боятся, что выход из ЕС не состоится, что его "украдут", поправ волю народа, либеральные элиты. Они приходят в ужас от весьма популярной на противоположном фланге идеи проведения повторного референдума. Судя по опросам общественного мнения, результат его непредсказуем, но с высокой степенью вероятности может оказаться противоположным предыдущему. Вполне возможно, население Британии передумало и больше уже не хочет выходить из ЕС. Но в таком случае референдумы можно проводить до бесконечности, для этого даже термин специальный придумали – neverendum, комбинация слов "никогда" и "конец" с латинским окончанием "ум".

Еврофилы с содроганием опасаются не только разрыва с континентальной Европой, но и скрывающейся, как им кажется, за Брекзитом попыткой правого государственного переворота. Согласно этой очень распространённой в соцсетях и в либеральной прессе теории, радикальное крыло правящей партии задумало вернуть страну во времена "старой доброй Англии", освободившись от оков социального государства, рабочих прав, политкорректности и прочих "либеральных глупостей". Тори якобы намереваются вернуться, с одной стороны, к "духу великой империи", а с другой – к индивидуализму американского типа, приватизировав, например, систему медицинского обеспечения. Этим людям, считают либералы, нравятся Трамп и трампизм, по образцу которого они и мечтают перестроить и британскую политику, и само общество. Брекзит якобы дал возможность приблизиться к этой цели, заморочив рабочему классу голову псевдопатриотическими идеями и ксенофобскими предрассудками.

Центристы же, не склонные впадать в идеологические крайности, в ужасе от перспективы "жесткого Брекзита", называя его "падением со скалы", чреватым, как полагает большинство экономистов, да и представителей реального, связанного с производством и торговлей бизнеса, значительными негативными последствиями для экономики. Общество охвачено страхами, только разными. И эти резкие различия не дают политикам возможности договориться, хотя достаточно в эти дни рассуждений и в прессе, и в социальных сетях о необходимости выбрать наименьшее из зол.

Центральная проблема такова: непонятно, за что голосовали подданные Великобритании на референдуме 2016 года. Кажущееся преимущество простоты предложенного им для голосования вопроса обернулось своей противоположностью. Избирателя спросили: следует ли Британии оставаться в ЕС – или следует уйти? Но вопросов о том, уходить или нет из таможенного союза и общего рынка, задано не было, но для участия в этих двух союзах не обязательно быть полноправными членами ЕС. Не было дано возможности голосовавшим выразить свое отношение к разной степени жесткости Брекзита и торговым отношениям с ЕС остальным и миром, к решению проблемы границы между Ирландской Республикой и Северной Ирландией – границы, появление которой грозит подорвать мирный процесс в Ольстере. Поэтому сегодня противоборствующие стороны делают из итогов референдума противоположные выводы.

Премьер и ее "кнуты" грозят "выпороть" и тех депутатов, что предлагают отложить роковой момент

Не только на границе с ЕС в случае "жесткого Брезкита" могут возникнуть чудовищные заторы, но и британская торговля с остальными странами мира окажется под угрозой, так как она осуществляется на основе соглашений, коллективно заключенных ЕС. Оказавшись внезапно вне этой организации, Британия рискует в значительной степени утратить юридическую основу для экономического взаимодействия с миром. И речь не только о таможенных пошлинах, но и о санитарных, экологических и прочих стандартах. Можно попытаться заключить хотя бы несколько новых контрактов, но для таких переговоров времени почти не остается, ведь 29 марта уже совсем близко.

Премьер и ее "кнуты" грозят "выпороть" и тех депутатов, что предлагают отложить роковой момент. Между тем за отсрочку выступают и некоторые члены правительства. Другие политики призывают Терезу Мэй разрешить членам парламента от Консервативной партии свободное голосование, но она эти призывы отвергает. Судя по всему, премьер-министру придется щелкать своим "кнутом" достаточно часто, ведь значительная часть фракции тори в парламенте склоняется к тому, чтобы объединиться со многими лейбористами, готовыми голосовать в соответствии со своими убеждениями, а не так, как велит им поддерживающее Брекзит руководство партии во главе с Джереми Корбином. Они помышляют не только об отсрочке Брекзита и законодательном запрете его жесткого варианта, но и о том, чтобы забрать у правительства и передать парламенту полномочия по ведению переговоров с ЕС. Что тоже представляется не совсем нормальным для страны, до недавнего времени славившейся своим прагматизмом, здравым смыслом, терпимостью и нежеланием резких перемен.

Болезненное состояние общества, видимо, побудило королеву вмешаться, хотя монархия уже давно считает священным правилом не вторгаться в политику ни прямо, ни косвенно. Но тут Елизавета II решила, не беря ничью сторону, призвать подданных к терпимости, к уважению чужих взглядов и, главное, к возвращению к традиционному британскому умению находить компромиссы. Это обращение не всеми было воспринято позитивно. Кое-кто обвинил королеву в том, что она в скрытой форме поддержала Терезу Мэй, ведь именно ее план Брекзита (тот самый, что был с таким треском провален парламентом) – фактически единственная программа, способная хоть как-то претендовать на статус "компромиссного среднего". Но даже те, кто согласен с королевой и аплодирует ее добрым намерениям, не готовы поступиться принципами. Нашла коса на камень…

Наверно, я должен был бы закончить прогнозом: что же будет дальше, чем закончится драма или, по крайней мере, ее нынешний акт? Среди известных в стране и мире обозревателей только Адам Болтон, блистательный аналитик Sky News, уверен в том, что Мэй в последний момент удастся добиться своего и протащить план, который при всех недостатках все же безопаснее "жесткого Брекзита". Но это, наверное, потому, что Болтон уж очень верит в наличие у политиков здравого смысла. Букмекеры считают иначе, ставки с большим перевесом делаются на "падение со скалы". Не потому, что это сознательное решение общества и его элит, но в силу других причин: так сошлись обезумевшие звезды.

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG