Ссылки для упрощенного доступа

За интернет и шарики: соцсети о воскресном митинге на Сахарова


В Рунете главное событие выходных – митинг за его же, Рунета, свободу и независимость от российских властей.

Оценки полиции и организаторов, как всегда, разнятся: от шести тысяч человек до двенадцати-тринадцати.

Дмитрий Анисимов:

России — свободный интернет!
Павел Дуров — икона поколения и герой России!
Телеграм — национальное достояние!
Поехавшие мракобесы, борющиеся с будущим, обречены на поражение

Илья Константинов:

Странно, что это не становится точкой сборки всей оппозиции. Свободный интернет - та тема, которая может поднять сегодня очень многих, абсолютное большинство. Впрочем, те 12-15 тысяч, которые пришли - это уже хорошее количество с учетом спада последних лет.

Вит Апакидзе:

Людей пришло много, и это хорошо. Важно, что многие понимают, что Интернет сейчас это фактически единственное, что сдерживает нашу экономику от падения, тк его технологии разгоняют ВВП даже в тех странах, чье руководство этому росту препятствует. А без свободного Интернета даже такая опция будет для нас потеряна.
Спасибо всем кто пришел.

Ирина Петровская:

Ребёнок побывал с родным папашей на митинге «За свободу интернета». Вернулся, преисполненный протестными настроениями: «Если запретят интернет, я вообще с кровати не встану!!! Не понимаю, как жить без интернета! А как нам домашнее задание делать - его же Ольга Николаевна по интернету рассылает? А как ты работать будешь? Кому это нужно - запрещать Интернет? Путину? Так пусть его самого запретят»)))

Леонид Волков:

Спасибо огромное всем, кто пришел.
Мы (Общество Защиты Интернета и московский штаб Навального) вложили очень много сил в организацию и оповещение вместе с партнерами из Либертарианской партии России и другими замечательными организациями (Роскомсвободой, Пиратской партией и т.д.), и очень радостно видеть, что все это было не зря.

Всегда хочется больше и лучше, всегда после большого мероприятия думаешь — "а что сделали не так, а что можно было лучше сделать, а что в следующий раз сделаем лучше" — но на самом деле давайте просто всем скажем спасибо и всех поздравим.

Я помню, как мы делали первый чисто-интернетовский митинг, летом 2016 года, в Сокольниках, про "пакет Яровой" — и вообще казалось, что это никому не интересно. И митинг был совсем небольшой — а все же оказался самым крупным согласованным политическим митингом в Москве в 2016 году. А митинг за Телеграм в апреле 2018 года — самым крупным в прошлом году. А сегодняшний митинг — еще крупнее (больше 15 тысяч по "Белому счетчику", который, традиционно, дает очень консервативную оценку снизу). Понятно, что есть куда расти, но динамика правильная.

То есть нашими с вами усилиями тема Интернета, свободы Интернета — стала главной политической темой по крайней мере для Москвы. Это важно и правильно; будем продолжать.

Я вот уже скоро вернусь в Россию и займусь этим — и в Москве, и в регионах. Потенциал тут огромный, десятки миллионов людей уже так или иначе сталкивались с цензурой и блокировками, и все они этому отнюдь не рады.

Илья Яшин:

Митинг против новых законов «Единой России» об изоляции интернета прошел достойно, несмотря на все сложности. Полиция утроила несколько провокаций. Сначала у организаторов забрали банеры, хотя текст на них был вполне корректным и соответствующим тематике. А позже задержали нескольких активистов, которые пытались пронести на митинг (!) шарики.

Все это выглядело нелепо, но задумка, вероятно, была в том, чтобы создать перед началом митинга негативный ажиотаж: идти опасно, полицейские хватают всех подряд без объяснения причин. Таким образом, власть, очевидно, надеялась отпугнуть участников и снизить численность акции.

Приятно, что этот расчет себя не оправдал. Похоже, у людей была обратная реакция: многие возмутились и приехали на площадь, хотя изначально не собирались. В итоге собралось почти 20 тысяч человек, причем в основном молодежь. Это здорово.

Атмосфера была вполне воодушевляющей. Множество самодельных плакатов, флаги самых разных цветов, активисты всего спектра. Я с удовольствием походил по площади и общался с разными политическими группами. Очень интересно: яркие ребята разных взглядов, но все с горящими глазами.

Что не понравилось, так это постоянные крики с трибуны: «Учитесь ненавидеть!» Чему тут учиться-то? Ненавидеть легко. На языке ненависти Путин разговаривает с народом уже много лет, и я не считаю, что это принесло России хоть какую-то пользу. Поэтому мне кажется, демократической оппозиции нужен совсем другой политический язык.

Александр Плющев:

По моим личным ощущениям, народу было меньше, чем на митинге в защиту Telegram, но Белый Счетчик дает аж в полтора раза больше (15 тысяч). Это может быть связано с двумя следующими наблюдениями.

Полиция откровенно вредительствовала, начиная с изъятия задника и баннеров и задержания волонтеров с шариками и до создания пробок на входе. Мы с Таней Фельгенгауэр замерили скорость пропуска в 14.10 и в 14.40 - в первом случае в три раза медленнее. Мы это ощутили на себе - полицейские "пропискивали" каждую молнию на куртке, каждую клепку на джинсах. В результате, митинг начался с почти часовым опозданием - глупо же начинать, когда большинство еще снаружи рамок. Ну а нашистская шваль при попустительстве полиции наделала фоток с дронов примерно за час до начала митинга и форсила "опять никто не пришел".

Настроение участников было совем не такое лихое и победное, как на митинге в защиту Telegram. То ли там какие-то надежды были, цифровое сопротивление, самолетики, вот это все, то ли погода не способствовала подъему, но тут было как-то грустновато. Некоторые уходили после первых выступлений. Веселый и активный человек на митинге замещает примерно пятерых грустных, может, поэтому мне и показалось, что было меньше народу.

В основном две возрастные категории до 30 (большинство) и за 50 . Серединки практически нет. Старшим было, кажется, не очень комфортно, чисто эстетически: музыка там, айстрипик, так сказатб, странные транспаранты, флаги непонятные, синезеленоволосых людей полно.

Татьяна Фельгенгауэр:

Сегодня и завтра всякие умные и понимающие дядьки и тётьки будут анализировать митинг на Сахарова.

Я на роль эксперта не претендую, поэтому просто отмечу главный позитивный сдвиг в организации массовых мероприятий.

Наконец-то я услышала нормальный саундтрек до начала митинга!!!

НИ РАЗУ НЕ ВКЛЮЧИЛИ ПЕСНЮ "ПЕРЕМЕН" ЦОЯ!!!!!11111

Ну и спасибо, что обошлось без "Наш дурдом голосует за Путина", "Звезда по имени Солнце" и тд и тп.

Илья Васюнин:

А вот случай со Стешиным по итогам митинга — человек вешает очевидно не соответствующую ничему фотографию (когда там столько людей было, за два часа до начала или три?), которая очевидно никого не может обмануть — ни тех, кто там был (уже всему классу фотки с плакатами разослали), ни тех у кого просто пока есть еще неавтономный интернет.
Зато наверняка Стешина читают люди, которые используют выражения вида «не стесняясь используют мессенджеры в политических целях» — то есть ну при всем уважении к реакции и пропаганде, это вообще довольно специальный язык, на котором обычно не разговаривают, а разговаривают только в случае если вы сами авторы закона об автономном интернете (настоящие авторы, а не фальшивый сенатор), и вот они видят про Ходорковского и Навального, потом фотографию, и потом, что больше всего печально, приступают к принятию соответствующих сложившийся картине решений.
У меня поэтому обращение к таким людям — это фальшивое фото, участники митинга (большинство по четырнадцать-шестнадцать, никакого даже «креативного класса» с Болотной почти не осталось) слушают Монеточку и ICE3PEAK, а не Ходорковского с Навальным, в двадцать четвертом году они будут голосовать, и как разговаривать с ними непонятно, но точно не так, как это предлагает вам Дмитрий Стешин, не слушайте и не читайте его — он вам врет

Впрочем, издёвки в адрес организаторов и участников звучат и при вполне корректной оценке численности.

Максим Кононенко:

Собравшиеся там - это кто? Какое отношение имеет к интернету Михаил Светов, например? Никакого. Я имею отношение к интернету. Но меня на этом митинге не было.

И когда я вижу собрание каких-то левых людей, которые хотят сами не знают чего, у меня возникает второй вопрос. А именно - к цифрам. Вот когда нам менты считают в два раза меньше людей, чем Белый счетчик - мы кому должны верить? Ментам, конечно, доверия мало. Но как мы можем доверять людям, которые вышли топить за интернет, ни черта в интернете не понимая? Тем более со словом «белый» в названии.

Так что лично я сегодня верю ментам.

Да и те шесть тыщ, что они насчитали, на улицы вывели вовсе не «организаторы митинга». Их вывел сенатор Клишас. А вы не смогли.

Суров и безжалостен репортаж в газете "Завтра":

В чём существенное отличие данного действа от прочих подобных шабашей? Нет отличий, и быть не может. Вновь бесноватые молодые бездельники из обеспеченных семей, карликовая массовка карликовых политформирований, вожаки-провокаторы (по которым плачут места не столь отдалённые), наскучившие фрики (самим своим видом требующие возрождения карательной психиатрии).

Либертарианцы, троцкисты, нацдемы, анархисты, навальнисты, гудковцы, яшинцы, яблочники, шестунисты, феминистки, гомосексуалисты, асексуалы, торчки, веганы, бандерлоги, неопознанные... Горе-зоопарк в количестве 6,5 тыс. чел. В Прощёное воскресенье...

Дмитрий Аграновский:

Очень огорчило участие (видимо, по глупости) некоторых патриотов в сегодняшнем митинге либералов за право продвигать и дальше через интернет и американские соцсети вот это всё дерьмо на территории России. Чтоб просто было понятно - вы сегодня маршировали и митинговали за то, чтобы людей в Одессе живьем жгли, как 2 мая 2014 года. Маршировали вместе с Пиночетом и бандеровцами. А вовсе не за какой-то там "свободный интернет". А какой он "свободный", видно хотя бы по Венесуэле, где через интернет американцы устроили блэкаут на электростанции.

Комментаторы отмечают жёсткость полиции: она создавала затор и давку на входе, отобрала у организаторов баннер, задержала многих участников неизвестно за что и особенно отличилась в случае с шариками.

Екатерина Барабаш:

Гениально. "Воздушный шар - это беспилотное летающее средство, и на них требуется лицензия". В кутузку их, нефиг летать тут. Так и представляю себе рапорты о первомайской демонстрации - "В воздух поднялись сотни лицензионных беспилотных летающих средств". Или утренник в детском саду: "Каждому ребенку было подарено лицензионное беспилотное летающее средство".
Будь я Тэффи, я бы описала катастрофу, вызванную законом о лицензировании воздушных шариков и очередями за правами на управление шариками.

Нина Легошина:

В таком случае менты это беспилотное дубиноголовое хватающее средство, и на них уже лицензии ставить негде. Мусора позор России!

Борис Тупицын:

Поаккуратней выходите на улицу с шариками (лучше их не берите) - можете оказаться в полиции! Берегите себя!

Сергей Плотов:

В общем, к 26 бакинским комиссарам добавились 86 воздушных шариков. Надеюсь, что когда-нибудь их именем назовут улицу.

Андрей Десницкий:

Два мира, два полета.
Илон Маск запускает частную космонавтику, а российская полиция арестовывает за ношение воздушных шариков без лицензии.
У меня всё.

Роман Арбитман:

Сегодня в Москве прямо перед митингом за свободный интернет полиция арестовала воздушные шарики (цвет, что ли, не понравился?). Теперь шарикам, вероятно, светит срок. А несколькими днями раньше, как мы помним, некое должностное лицо с серьезным выражением зачитывало "приговор" сыру, приговоренному к казни... Нет, в этих условиях писателю-фантасту (с сатирическим уклоном) сегодня просто невозможно работать! Придумаешь что-нибудь гротескное, невероятное, адски нелепое, а потом - хоп! - это происходит в реальности. И приходится вычеркивать из уже готовой рукописи... Ну имейте же совесть, братцы! Держите своих тараканов под замком! Не выпускайте их из своих голов в ТАКОМ количестве!

Андрей Стругацкий:

Не смог удержаться и представил себе в красках, как доблестные стражи порядка волокут в полном составе в участок младшую группу детского сада вместе с воспитательницами. На основании того, что у каждого из деток болталось на веревочке по паре нелицензионных беспилотных летательных устройств разных цветов.
Колоритное было бы зрелище, однако.
И не столь уж невозможное в нынешнюю эпоху развитОго идиотизма...

Александр Шмелёв:

Сходил на митинг за свободу интернета.
Ощущения странные.
С одной стороны, народу по нынешним временам достаточно много, причем изрядная часть - новые лица. И это, конечно, хорошо.
С другой - сам формат "согласованных" митингов к 2019 году окончательно превратился в какой-то сюр.
Пространство проведения митинга по периметру огорожено, оцеплено и окружено автобусами, чтобы, не ровен час, никто из проходящих/проезжающих мимо людей не увидел, что там происходит.
Вход лишь с одной стороны, подошел с другой - обходи вокруг через 3 квартала.
При этом войти можно, лишь пройдя через несколько рамок, к которым стоит чуть ли не километровая очередь - буквально как в моем детстве за сахаром.
Ну, и выступления со сцены, пожалуй, уже умирающий формат. Возможно, он возродится, когда у нас вновь появятся публичная политика, свободные СМИ, дебаты и прочее. Но пока это оставляет ощущение какой-то неловкости - зачем тратить время на то, чтобы выслушивать какие-то банальности, которые мы и сами прекрасно знаем. (При том, что я прекрасно отношусь к боль-ву выступавших, которых знаю).
Нормальные акции протеста в согласовании с теми, против кого протестуешь, не нуждаются. А во всех тех "благах", которое это согласование дает - тем более.
Спасибо российской власти, благодаря которой в последние годы мы смогли окончательно это понять.

Аркадий Бабченко:

Согласованный митинг за свободу интернета в Москве начался с часовым опозданием из-за массового задержания организаторов. На данный момент в отделах полиции находятся шестнадцать человек.

Вы меня извините, но это кафкиански смешно.
Мы здесь власть (с).

Антон Литвин:

Сегодня на согласованном митинге в защиту интернета в Москве полиция без объяснения причин просто срезала все крепления и изъяла все баннеры и "задник" сцены.
PS. А кто-то еще ждёт объяснения причин. Удивительные люди. Кому и зачем что-то объяснять, если можно просто срезать, отключить, изъять. И ведь сейчас организаторы напишут, что будут подавать в суд.

Владимир Чебаков:

А что если на следующий согласованный митинг пришедшим не заходить внутрь загончика, а стоять вокруг?
Или полиция станет избивать людей без оружия, заставляя их зайти в загон, чтоб они смогли безопасно повозмущаться?

Отдельная тема для обсуждения – недопуск на митинг журналистов RT и, за компанию, RTVI (а что, много похожих букв).

Денис Каминев:

Работал сегодня на митинге против изоляции рунета (как фотограф RTVI). Хотел пройти за ограждение к сцене, показал пресс-карту, но меня не пустили.

Объяснение было странное. Выяснилось, что организаторы... перепутали RT и RTVI. Сказали мне — дословно — «RTVI в черном списке: он распиливает госбюджет и ассоциирован с RT».

Я пытался им обьяснить, что RT и RTVI — это, мягко говоря, разные вещи, но безрезультатно. Сказали, что это «частная дискриминация», и они могут не давать доступ на эти мероприятия людям, которые им не нравятся.

Вот такой я неприятный.

Илья Клишин:

Мы за свободу слова, но вас не пустим, потому что мы думаем, что вы Раша Тудей. Звучит разумно

Егор Холмогоров:

Интересная свобода интернета.

Алекс Мединский:

Либертарианцы, такие либертарианцы
За свободу интернета без свободы слова?!
Если, кто не понял, эти светлые ребята с умными лицам перепутали RTVi и RT.

Сергей Смирнов:

На самом деле я бы не ограничивал Рашу Тудей, говорил уже об этом в комментарии. Но в целом логика организаторов понятна.

Маргарита Симоньян:

Юристы говорят нам, что мы должны написать заявление на организаторов интернетного митинга, помешавших законной деятельности наших журналистов.

Но мы за свободу, поэтому мы не будем.

Станислав Яковлев:

За бурными разговорами, кто кому фейкньюз [где критики RT выступают, мягко говоря, слабо] теряется один важнейший, принципиальный момент.

Павел Дуров, когда рассылал приглашения на сегодняшний митинг, имел ввиду всех пользователей телеграмм.

И об этом ясно сказано в тексте.

Никакой «дискриминации», политической цензуры и прочего разделения на светлоликих агнецев и мрачномордых козлищ в его листовке не обещалось и тем более не одобрялось.

При этом, в русскоязычном политическом сегменте тележеньки RT со всеми причастными - один из крупнейших пользовательских хабов, с ежедневной аудиторией во многие десятки тысяч человек. Я и сам для RT периодически что-то сочиняю.

Никаких недружественных телодвижений на темы свободы слова, свободного интернета, мессенджера «Телеграмм» и лично Павла Дурова как за RT в целом, так и за отдельными его сотрудниками до сих пор не замечено.

В связи с вышесказанным, Павел Валерьевич, хотелось бы услышать от Вас хоть какое-то разъяснение - как соотносится Ваше приглашение с той «дискриминацией» журналистов по принципу их «ассоциированности с RT», которая наблюдалась на сегодняшнем митинге со стороны его официальных организаторов?

Поддерживаете Вы эту «дискриминацию» или осуждаете.

Согласовывалась она с Вами — или нет.

Что в приоритете - Ваша гражданская позиция, или личные психические девиации странноватых хипсторов из оргкомитета?

Являетесь ли Вы полноправным членом этого оргкомитета или просто так случайно мимо проходили, и решили поддержать хорошее дело добрым словом, не слишком вникая во всякие тонкости и нюансы?

Екатерина Винокурова:

Будь я в Москве, скорее всего бы сходила на митинг за свободу Интернета. Кто пришел - молодцы.

А вот все, произошедшее после просто грустно.

Во-первых, вижу коллег, обсуждающих, возможны ли точечные репрессии в отношении медиа за фейки или «пропаганду». Мне это неприятно читать ровно потому что я как раз в морду депутатам последние месяцы объясняла, почему нет, так нельзя, и что фейк не равен «перепечатали, не проверив». Второе часто бывает со всеми, но я тут выступаю просто за саморегулирование, а не за санкции.

Что касается редакционной политики, то будем честны. Условное радио «Свобода» с удовольствием проберется на тренинг для кремлевских медиа, «Дождь» с удовольствием добудет методичку, ну а другие СМИ будут гоняться за оппозиционными тренингами. В идеале я бы хотела в одном СМИ видеть микс того и другого, но откуда такое СМИ сейчас взять, неясно.

И тут может быть только два подхода. Один подход - это условный Клишас: точечные репрессии против тех, кто посягает на то, что вы представляете(в случае Клишаса это власть, в случае оппозиции это оппозиция). Второй подход - это свобода слова.

Каждый раз, когда вы в пылу битвы за свободу слова добавляете «только без злоупотреблений», «только без разжигания», «только не для плохих людей», ну и кучу других оборотов, вы оказываетесь на стороне Клишаса.

К сожалению, мир устроен так, что как только вы говорите «гнать этих в шею», «точечные меры» и так далее, вы делаете шаг к тому, что следующим под «частные меры» попадете вы. А законы Клишаса ровно об этом.

А я вот против законов Клишаса. И уверена, что большинство вышедших сегодня, против.

Максим Горюнов:

в Москве сегодня «митинг против изоляции интернета».
звучит как «митинг на тонущем кораблем против несвежих пирожных».
не понимаю зачем так дробить?
если для каждой глупости властей
(написано с уважением, «Боже, царя храни») собирать митинг,
у вас площадей в Москве не хватит для их проведения.
«изоляция интернета» - это капля глупости в океане глупости (написано с уважением, «Боже, царя храни»).
предлагаю универсальное название:
«митинг против всего что было,
начиная с осени 2013 года».
по-моему, единственное адекватное, учитывая текущее положение дел.

Кирилл Гончаров:

У отдельных представителей власти похоже элементарно поколенческий барьер с нами, оттого и кажущийся разрыв с реальностью и инициативы типа блокировок интернета, которое невозможно, но в голове чиновников, привыкших все запрещать - реальное.

Оттого и один за другим репрессивные законы адресованные самой активной части населения страны и ее экономическому мотору - образованной молодежи.

Через 5 лет Россия изменится, потому что меняется мир, его правила и система координат. Методы благодаря которым можно удержать лояльность общества с помощью Соловьева на экране телевизора и Клишаса в кресле сенатора работать не будут.

Павел Дуров создал не просто мессенджер, он создал среду обитания в которой комфортно и люди будут отстаивать эту среду. А условный сенатор Клишас не создал ничего, кроме попыток ограничить комфорт людей, поэтому на митинг на который призывает первый выходят десятки тысяч, а за сенатора некому вступится. Он этого пока не понял. В этом и суть проблемы.

Михаил Токовинин:

Говорят, жертвы пропаганды за свободный интернет бастуют… Так вот.

Я уверен, что интернет по всему миру ждет эра самоизоляции. Причем, я был в этом уверен еще 5 лет назад и скорее удивлен, что все происходит так медленно. Да, сделано это будет по-разному. Например, Европа сначала законодательно изменила порядок начисления НДС, а потом приняла драконовский GDPR. Да, в России никогда не умели вводить ограничения «красиво». Но процесс везде одинаковый и неизбежный, и причины тут две.

Первая причина экономическая.
Недопустимо, чтобы американские корпорации забирали прибыль у локальных бизнесов (самый понятный пример - букинг, который забирает львиную долю прибыли отелей). Причем, честно конкурировать с американскими корпорациями невозможно, т.к. они, по сути, имеют неограниченное финансирование (см. на вечно убыточный убер), а значит защищаться надо законодательно. И тут я полностью поддерживаю идею «слегка закрыться», хотя у нас это и не так критично, т.к. российский интернет (единственный в мире) смог сам устоять в конкурентной борьбе.

А вторая причина политическая.
Ни одной власти нигде в мире не нравится, что теперь общественным мнением в их стране могут управлять извне. Вот, например, не хотят штаты, чтобы был построен Северный поток 2, а правительство Германии хочет, так как выгодно. Но можно же убедить граждан Германии, что СП2 это супер-зло, и правительство будет вынуждено отказаться от проекта.
Чудикам, которые верят в свободную свободу, стоит напомнить, что американцы сами дико боятся влияния на свои выборы через соц.сети, fake news или внешне безобидный саджест в поиске (гугл, кстати, уже поймали на такой манипуляции в пользу Хилари на прошлых выборах).

И любое правительство, любой страны, даже самое либеральное в мире (например, во главе с Навальным) будет в ближайшие годы изолировать «свой интернет», потому что причины эти объективны.

Алексей Лапшин:

Очень правильными были лозунги сегодняшних митингов в России в защиту свободы интернета,(против закона Госдумы о его "автономности") но я бы значительно расширил их содержание. Интернет, социальные сети и вообще все современные средства коммуникации не должны становится средствами тотального контроля над людьми. А они уверенно через них устанавливаются. Российские и западные сети в этом смысле не отличаются. Нам кричат про позавчеравчерашние " фашизм", "сталинизм", но совершенно упускают из виду вещи, которые происходят здесь и сейчас.

Вадим Горшенин:

Когда Павел Дуров предлагает выходить на митинг против законопроекта о суверенизации Рунета, а потом радостно сообщает, что вышло более 15 тысяч, то это действительно неплохо.

Другое дело, что сама идея виртуальной суверенизации преследует совсем не те цели, против которых выступает Дуров. Разберём?

Смотрите, при всех тех процессах, которые происходят во внутренней политике, связанных с негативными для власти соцопросами, падающими рейтингами и т.д., никто в действительности не может сказать, как будет ситуация развиваться дальше (с прицелом на перспективу в 10, 15, 20 лет). А закон о построении виртуальной Берлинской стены нам дает отличное понимание того, что произойдёт дальше.

Она будет не разобрана, а разрушена. Вполне возможно, что варварски. Мы ж помним, что предыдущая Стена, разделившая столицу ГДР на две части, просуществовала всего лишь 28 лет. А сегодня время спрессовано по сравнению с прошлым веком в несколько раз, кажется.

Итак, что произойдёт после вступления такого закона в силу?

Первое и главное. Он поможет власти в краткосрочной перспективе выиграть очки, но в долгосрочной она окажется у разбитого корыта. Потому что запретный плод слаще того, что притворно-отечески дают тебе кушать по расписанию.

Джинсы, жевательные резинки, Мальборо, шампуни-кондиционеры - это ж обыденные вещи, как мы сейчас знаем. Но в 80-е годы они были пределом мечтаний многих мальчиков и девочек. А ещё - виниловые альбомы западных групп и исполнителей.

Не отсутствие продуктов разрушило нашу общую когда-то страну, а ощущение того, что мы живём не как все. Отсюда и перемен требовали наши сердца.

Тогда придумали такое определение как "вещизм". Сегодня с подачи армии ботов ему придут такие определения как "дуризм" (чтоб пообидней было", "цукербергизм" и т.д.

Но основа в результате будет одна: Клишас сотоварищи готовят для страны гремучую смесь недовольства тем, что отбирают свободу. Это при том, что все ж понимают, что у условных Клишаса сотоварищи всегда будет возможность купить иностранное гражданство (если еще нет). Отсутствие даже призрачной виртуальной свободы с отчетливым пониманием неравенства после принятия и введения закона в действие запустит вполне понятные механизмы реакции на них общества.

И на этом фоне Чубайс, Кудрин, Клишас, олигархи и другие будут восприниматься молодежью также, как ей воспринимались члены ГКЧП, отнимающие и тогда очень призрачную виртуальную свободу. Какая ирония судьбы, правда? Ведь когда-то именно они были в рядах тех, кто выступал против ГКЧП.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG