Ссылки для упрощенного доступа

Пять лет крымнаша: социальные сети о годовщине аннексии


Пять лет прошло с того момента, как Россия, опираясь на военную силу и нелегитимный в глазах мирового сообщества референдум, аннексировала Крымский полуостров.

Эти события, как и последовавший за ними военный конфликт на востоке Украины, раскололи российское общество, пускай и не на равные части. Этот раскол прекрасно виден и пять лет спустя.

Сергей Шмидт:

Всех с днем Парижской коммуны!
Ну и с тем, что пять лет назад отечество наше с вречатляющей наглостью распечатало новую главу в истории мировой политики!
Понимаю, что ко второму пункту у всех разное отношение. И своя правда у всех. Но в случившемся был масштаб, а масштаб в истории всегда имеет некоторую самоценность. Хотя бы потому, что появляется то, о чем в книжках можно писать.

Сергей Аксёнов:

Дорогие друзья! Поздравляю вас с пятой годовщиной Общекрымского референдума и Воссоединения Крыма с Россией!

Это события, которые изменили ход истории как отечественной, так и мировой, стали символами нашей свободы и нашего единства, символами возрождения России как великой мировой державы.

Возвращение полуострова в родную гавань неразрывно связано с именем нашего Президента Владимира Владимировича Путина. Историческое решение Президента о принятии Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации основано на воле народа.

Крымская весна вызвала колоссальный патриотический подъём во всей стране. Крымский консенсус объединил десятки миллионов людей разных национальностей и поколений, стал значимым фактором общественно-политической жизни.

Мартовский референдум 2014 года – это народный ответ на государственный переворот в Киеве, на беззаконие и угрозу свободе, на попытки преступного украинского режима и его пособников принести войну на нашу землю. Народы Крыма реализовали свое законное право на самоопределение, предусмотренное Уставом ООН. Это уникальный пример эффективного и безупречного с правовой точки зрения применения норм прямой демократии.

Крымчане показали всему миру, что народ, объединенный общей идеей, сознанием своей правоты и волей к победе, может сам взять свою судьбу в свои руки и переломить ход исторического процесса. Что творцом истории является именно народ, а не самозванные «мировые элиты», не тайные закулисные силы и не ловкие манипуляторы, навязывающие массам ложные смыслы и картонных героев под соусом «демократии».

Именно этого нам не могут простить новоявленные претенденты на мировое господство. Именно за нашу независимость и любовь к свободе нас пытаются наказать санкциями, запугать, изолировать. Но это приводит к прямо противоположным результатам.
Преодолевая трудности и препятствия, мы становимся сильнее. Мы снова и снова убеждаемся в правильности выбора, сделанного пять лет назад, трудимся, строим новый российский Крым.

Юрий Пронько:

Пять лет пролетели, как одно мгновение. Фраза «Крым — это Россия» стала привычной и будничной...

Сергей Марков:

5 лет назад Россия стала другой. Защитив крымчан, Россия осмелилась намекнуть, что может встать во весь рост. И за это ее бьют 5 лет. Не хотят, чтобы Россия вставала во весь рост. Кому то она нужна только сгорбленная. Но граждане России хотят чтобы Россия была самостоятельной. Готовы к этому. И призывают тех, кто правит Россией, не бояться.

Маргарита Симоньян:

В начале века я много ездила в Крым по работе. Помню этих людей, по ночам втихаря перекрашивавших дорожные знаки с украинского обратно на русский - изумленных многолетним унижением от одной мысли, что вот они были всю жизнь гордой частью великой страны, украшением самых блестящих страниц ее славной истории, а теперь стали частью придуманного третьестепенного государства, которое вообще непонятно, куда направляется, и их за собой принудительно тащит.

Никогда я не испытывала такого чувства ликующей гордости, как в марте, пять лет назад.

И помню потом все эти кухонные разговоры с друзьями: 'Теперь же санкции, девальвация, изоляция'.

Я им тогда сказала - а вы поставьте себя на место Путина. Который смотрит на это с точки зрения учебника истории через сто лет. Где не будет написано ни про санкции, ни про рубль, потому что для истории это нерелевантно. А про Крым написано будет.

Вся эта мелочная суета очень скоро забудется. Крым - останется.

Прошло пять лет. У нас санкции, контрсанкции, сильно упавший рубль и какая-то кривенькая изоляция, вызывающая больше недоумение - 'даже повесить как следует не умеют'.

Мы привыкли.

А Крым - остался.

Дмитрий Аграновский:

Крым вернулся в родную гавань. Разумеется, в родную гавань вернется вся территория России и начало было положено 5 лет назад. Принципиальное значение возвращения Крыма - впервые после разрушения СССР первая страна посмела не подчиниться и бросить вызов США. Поэтому Крым обеспечивает непрекращающийся конфликт с Западом, что очень важно, так как нам нужно восстанавливать независимость. Возвращение Крыма было мощнейшим ударом по пятой колонне, которая начала поднимать голову. Надо понимать, что возвращение Крыма было личным решением Владимира Владимировича Путина и он взял на себя всю ответственность. Да, после Крыма мы ждали другого. Да, абсолютно ненужная, вредная для страны пенсионная реформа испортила отношения между Путиным и народом. Да, либералы всерьез нацелились после ухода Путина отыграть назад, в том числе и в части Крыма. Но это мы еще посмотрим. Крым - наш!

Игорь Иртеньев:

Страна празднует пятилетие аннексии Крыма. Ну, празднует и хорошо, у нас жизнь вообще сплошной праздник. А этот, похоже, действительно всенародный. Потому что одну и ту же байду про американский флот, который украинская хунта собиралась разместить в Севастополе, гонит мне бомбила на раздолбанной тачке в контрафактных адидасах, выключивший по моей просьбе радио Шансон и когдатошний мой друг, известный писатель в оксфордском твидовом пиджаке и уважаемых понимающими людьми фланелевых брюках.

Николай Алтухов:

Оккупация Крыма - величайшее преступление. Как гражданин России заявляю, что я не несу ответственности за это.

Максим Мирович:

Такие дела. Ну что тут сказать? Диктатура не вечна, и по прошествии какого-то времени россиянам будет очень стыдно за всё, что произошло.

Лев Рубинштейн:

К очередной годовщине очередного "возвращения" Крымского полуострова в очередную "родную гавань", осуществленного по мановению очередного "собирателя земель" силами некоторого количества исключительно вежливых людей, привыкших одеваться и вооружаться исключительно в местных "военторгах", необычайно подходит хорошо всем знакомый отрывок из отечественной классики:

«Теперь я поведу тебя посмотреть, — продолжал он, обращаясь к Чичикову, — границу, где оканчивается моя земля».

Ноздрев повел своих гостей полем, которое во многих местах состояло из кочек. Гости должны были пробираться между перелогами и взбороненными нивами. Чичиков начинал чувствовать усталость. Во многих местах ноги их выдавливали под собою воду, до такой степени место было низко. Сначала они было береглись и переступали осторожно, но потом, увидя, что это ни к чему не служит, брели прямо, не разбирая, где бо́льшая, а где меньшая грязь. Прошедши порядочное расстояние, увидели, точно, границу, состоявшую из деревянного столбика и узенького рва.
— Вот граница! — сказал Ноздрев. — Все, что ни видишь по эту сторону, все это мое, и даже по ту сторону, весь этот лес, который вон синеет, и все, что за лесом, все мое.
— Да когда же этот лес сделался твоим? — спросил зять. — Разве ты недавно купил его? Ведь он не был твой.
— Да, я купил его недавно, — отвечал Ноздрев.
— Когда же ты успел его так скоро купить?
— Как же, я еще третьего дня купил, и дорого, черт возьми, дал.
— Да ведь ты был в то время на ярмарке.
— Эх ты, Софрон! Разве нельзя быть в одно время и на ярмарке и купить землю? Ну, я был на ярмарке, а приказчик мой тут без меня и купил.
— Да, ну разве приказчик! — сказал зять, но и тут усумнился и покачал головою».

Михаил Кригер:

И вот через пять лет я бы хотел спросить своих сограждан. Дорогие россияне, зачем вам был нужен Крым? Какие такие преимущества вы получили? Очень хотелось бы мне, чтобы кто-то из любителей Путина и всей его банды ответил бы мне, какой такой навар мы получили от этого разбоя пятилетней давности? В чем выигрыш?
Скажите, дорогие запутинцы, разве мы с вами не могли в любое время сесть в машину или в поезд и спокойно приехать в Крым? Разве кто-то не давал нам этого сделать? Разве кто-то мешал нам наслаждаться там солнцем, морем и прочими радостями? Разве мы не могли купить там домик или квартиру с видом на море? Кто нам этого не давал? Разве мы не чувствовали себя там миллионерами? Разве там невозможно было гулять круглосуточно, не боясь никакое уличной преступности, потому как там ее не было?
Что вам, запутинцы родные, от того, что Крым теперь российский? Он стал вам больше принадлежать? А в самой России вам хоть что-нибудь принадлежит надежно и бесспорно? Ваш дом не могут сломать в любой момент для какой-нибудь "реновации"? У нас будут интересоваться нашим мнением, если захотят рядом с нами расположить мусорный полигон и травить тамошними газами нас и наших детей? У нас особенно спрашивали, когда путем "пенсионной реформы" отобрали у каждого из нас примерно по миллиону? Зачем вам Крым? Разве крепостным есть резон радоваться, если их барин приобрел себе лишнюю деревеньку? Разве им от этого жить легче станет? Или приятней от того, что не только их пороть на конюшне будут, а еще и новых соседей? Вам построили мост в Крым, который до этого и не нужен был, а мост через Лену так и не построили, и неизвестно, когда построят, да и построят ли?
Объясните мне, дорогие обожатели нашей ГБшной гниды, из-за каких таких плюсов стоило из доброго соседа получить себе заклятого врага на несколько поколений вперед? Ради каких таких крымских радостей стоило попадать под санкции, обесценить собственные деньги в два раза, отказывать себе во многих необходимых вещах? Кто объяснит мне, что такого мы там нашли в Крыму, ради чего стоило ссориться со всем миром? Зачем вам это, сограждане? Зачем это Путину и его банде, я понимаю. Примерно затем же, зачем колонизаторы дарили стеклянные побрякушки и огненную воду туземцам и предлагали им приложить палец к бумажке. Но вам-то, дорогие россияне, вам-то зачем???

Диана Берг:

Сегодня 5 лет крымскому "референдуму", и я думаю о том, что никогда не знаешь, когда был последний раз.

Крым у меня был последний раз в 2012. Луганск в 2013. Донецк в 2014. Каждый раз я знала, что скоро вернусь. В Крым на Батилиман и в Ялту, под Луганск на кладбище к бабушке с тетей, в Донецк домой. Но нет.

5 лет назад у меня отжали не только любимую бухту, отжали могилки моей семьи, отжали дом. У всех нас. Я думаю, что говорить о Крыме нужно вместе со всем остальным отжатым. Просто море с горами любили все, а индустриальную провинцию – нот соу мач.

Очень хочу в пахнущий эвкалиптом крымский заповедник. Хочу в серенькое село на Луганщине. Хочу к донецким заводам. Одинаково хочу.

И раз мы пока не можем взять и поехать в Крым, давайте о нем думать, но вместе со всем остальным отжатым. Скучать по всему: Крыму, Луганску, Донецку, – это все одинаково наше. А терриконы чем-то похожи на горы.

И давайте не забывать, что каждый раз может быть последний.

Дмитрий Колезев:

Я никогда не был в Крыму — ни в украинском, ни в российском. У меня нет связанных с ним детских воспоминаний, какие есть у многих моих сверстников и людей более старшего возраста; родители не возили меня в Ялту, я не пил вина с друзьями в Коктебеле, не видел вершины Ай-Петри, не фотографировался у «Ласточкиного гнезда», не был в Керчи («Не был — так молчи», — справедливо рифмовал «Ляпис Трубецкой»).

Может быть, поэтому крымская история с самого начала не вызывала у меня особых чувств: Крым для меня был абстракцией, топонимом, до 2014 года я достаточно смутно представлял себе даже его очертания на карте.

Для меня главная горечь присоединения Крыма в том, что оно сформулировало вопрос «Чей Крым?», на который всегда почему-то требуют дать односложный ответ, чтобы записать тебя в тот или иной лагерь. Чей, чей, чей? Сложные ответы не принимаются. Сентенция в духе «По факту Крым сейчас российский, и, может быть, в этом есть даже определенная гуманистическая логика; но то, каким образом его сделали российским, было страшной ошибкой; последствия этих действий оказались ужасными для всей страны, для нашего народа, для нашей власти, для всех» — это выглядит тоскливой размазней и принимается плохо.

Только неким гуманизмом и может быть оправдано присоединение: в том смысле, что оно не может быть обосновано «исторической справедливостью», «геополитикой» или чем-то подобным. Речь может идти только о человеке, о людях. Только интересы живущих в Крыму людей могут быть достаточным аргументом. Если жители Крыма хотят жить в России и не хотят быть Украиной, то это ставит вопрос о переменах. Но, во-первых, лишь ставит вопрос а не предполагает обязательных перемен; во-вторых, всегда надо помнить о возможности манипуляции общественным мнением; в-третьих, эти перемены должны были пройти иначе. Выбраны не те инструменты, не те методы, неверный подход. И то пренебрежительное отношение к интересам соседней страны, при котором Крым стал российским, надолго испортило репутацию России, а может быть, вообще толкнуло нас на дорогу, которая в конечном счете приведет к большой национальной беде.

В общем, конечно, никаких праздничных чувств годовщина присоединения у меня не вызывает. При этом мне бы не хотелось делить людей на тех, для кого Крым «наш» и для кого «не наш». Я сам считаю себя патриотом (а кто не считает?) и желаю стране лучшего. Только я уверен, что это лучшее никак не может быть связано с агрессивным поведением, с угрозой, с противопоставлением себя остальному миру. В этом смысле присоединение Крыма причинило моей стране вред. Но я понимаю, что кто-то считает иначе. Не думаю, что это причина ругаться и ненавидеть.

Постепенно у многих граждан пропадает воодушевление по поводу крымской истории (что показывают, в частности, опросы ФОМ). Почти не сомневаюсь, что в обозримом будущем (вероятно, после 2024 года) российская власть начнет как-то решать крымскую проблему: выплатой ли Украине компенсаций, дешевым ли газом, созданием ли какой-то совместной экономической зоны, проведением повторного референдума — не знаю. Но я надеюсь когда-нибудь все же съездить в Крым, не ощущая неловкости и горечи от того, что эта прекрасная (как говорят) земля превратила соседние страны во врагов.

Андрей Десницкий:

На вопрос, чей Крым, у меня для вас есть только один ответ. И он почти никому не понравится.
Он, как и любой уголок Планеты Людей, принадлежит тем людям, которые живут в этом уголке, любят его и возделывают.
Он - тавров и киммерийцев, скифов и сарматов, греков и римлян, готов и алан, генуэзцев и армян, татар, караимов и крымчаков, русских и украинцев. Он - земля людей.
Остальное - подробности. Важные подробности, соглашусь.
Но во вторую очередь.

P.S.
Вопрос, связанный с Крымом, на который нужно ответить во вторую очередь.

Пять лет назад руководство нашей страны при пассивной поддержке огромного количества граждан выбрало путь грубой силы и ввязалось в противостояние, которое в дальней перспективе не может не проиграть. Простые люди уже заплатили за этот выбор огромную цену и заплатят еще больше. Эта дата - один из черных дней отечественной истории, вроде 21 августа 1968 года.

Иван Курилла:

Пять лет назад я написал у себя в блоге, что российские власти загнали в российско-украинские отношения занозу, которую невозможно будет вытащить даже следующей власти.

Сегодня видно, что эта заноза и была загнана для того, чтобы этой следующей власти не появилось как можно дольше. Но сейчас не совсем об этом.

До марта 2014 года можно было тешить себя надеждой, что власть, заводящая нас все глубже в пещеру ксенофобии, «традиционных ценностей» и ограничения прав, в какой-то момент нас отпустит, и мы побежим назад к тому входу, где нас радостно встретит свобода. Пять лет назад мы все услышали, как позади нас с лязгом захлопнулась дверь, и поняли, что дороги туда уже не будет. В этот момент многим пришлось пересматривать свою жизненную стратегию: уезжать из страны, идти на сотрудничество с режимом, уходить во «внутреннюю эмиграцию», - мы все знаем эти варианты выбора. Не осталось только варианта «ждать, когда все это закончится, и вернутся славные времена».

Крым для режима стал тем «крюком», на который он подвесил общество (и повис на нем сам), он играет системообразующую роль в общественных отношениях, в отношениях власти, в идеологии. «Посткрымская» Россия отличается от докрымской как большевистская Россия от России лета 1917 года, - Крым стал новым «Октябрём» для путинской России.

На первый взгляд кажется, что это преувеличение: где тут ноябрьские (мартовские) парады и демонстрации, где единение партии и народа, где, наконец, нерабочие дни? Однако мы находимся лишь в начале пути, который неминуемо приведет ко всему вышеперечисленному, - если только режим устоит достаточно долго.

«Воссоединение с Крымом» является для современной России мифом основания, революцией, захлопнутой насовсем дверью в прошлое, наконец, решением, ответственность за которое приняли на себя нынешние элиты (даже если решение принимали один-два человека), их «шагом в историю».

Екатерина Барабаш:

Пять лет назад российские власти при попустительстве 86 процентов населения с помощью «зеленых человечков» положили начало самой постыдной эпохе в истории страны после Второй мировой войны. Аннексия Крыма продолжилась агрессией на востоке Украины, перетекла в войну в Сирии, обернулась изоляцией России и ее стремительной деградацией. Целая страна пущена под откос ради чьих-то параноидальных амбиций. Жить здесь стало тошно и унизительно. Те, кто не видит связи между аннексией Крыма и падением рубля, между аннексией Крыма и Сирией, между аннексией и уничтожением здравоохранения, - пусть живут и дальше с Крымом в душе, им уже ничего не объяснишь. Как сказал один известный политик, «Крым – не бутерброд». Он имел в виду другое, но Крым действительно не бутерброд в том смысле, что его не удалось проглотить, прожевать и переварить. Он застрял колом и вызвал общероссийское несварение. А дальше будет только хуже – заворот кишок, обильные кровотечения, кома и агония. Enjoy, котятки. Украина переживет временную разлуку с Крымом, а вы собственной глупости и подлости уже не пережили.

Александр Скобов:

Я постоянно повторяю, что аннексия Россией Крыма запустила механизм, сталкивающий мир к большой войне. Категорический запрет на аннексии, на одностороннюю силовую перекройку границ в свою пользу - это каркас всей системы международной безопасности, удерживающий от глобальной беды наш далеко не идеальный мир. Тот, кто, не думая о последствиях, взламывает запрет на аннексии, - как минимум обезьяна с гранатой.

Смысл аннексии Крыма - в демонстративном игнорировании правил и мнения международного сообщества. Нам оно не указ, мы его знать не знаем, сами меняем что хотим и как хотим. Аннексия Крыма - это мятеж взбесившейся империи Кремля против мирового сообщества. Против человечества. Империя, поднявшая мятеж против человечества. Империя, которая, между прочим, за свои гарантии неприкосновенности украинских границ получила отнюдь не символические отступные. Украинскую долю советского ядерного арсенала. Военно-морскую базу в Севастополе. И кинула как последняя крыса.

Алексей Широпаев:

Пять лет «русской весне». Чем она была? Прежде всего – агрессией, военным походом, войной против Украины. И в этом качестве она продолжается до сих пор. «Русская весна» - проект быстрого обрушения Украинского государства, не только независимого и проевропейского, но и как такового. «Новороссия» должна была отломить от Украины весь её восток, юго-восток и юг, от Харькова до Одессы. Но результаты оказались намного скромнее. Харьков, Мариуполь, Одесса, несмотря на усилия Москвы, остались украинскими городами. Украина сумела дать отпор: России пришлось отступить на Донбассе, оставив за собой Донецк и Луганск. В сухом остатке у Путина только Крым – потому-то «русскую весну» быстренько и незаметно переименовали в «крымскую». Единственное, чего добился Путин – превратил Донбасс в гнойную, хронически кровоточащую рану, которая, конечно, мешает нормальному становлению и развитию Украины. Но при этом парадокс – агонизирующая Московская империя сама же сделала всё, чтобы за пять лет украинская политическая нация стала реальностью. Стремясь снова сделать Украину колонией Москвы, снова захватить её в орбиту Кремля, Путин тем самым бесконечно отдалил Киев, дав украинцам стимул с новой силой и ясностью осознать себя теми, кем они всегда и были – другим народом.

Украину Путин не обрушил, но зато обрушил международное право и сделал мир намного менее безопасным и предсказуемым. То, что сейчас всерьёз обсуждается возможность большой войны, причём даже ядерной - это «достижение» товарища Путина и его команды. Путин отбросил международные отношения на 50, а то и на 100 лет назад.

Далеко в прошлое он отбросил и русское общество (если у нас вообще возможно говорить об обществе). «Русская весна» вызвала из недр «глубинного народа» ядовитые пары советчины, имперского реваншизма и шовинизма, которые не развеялись по сей день, даже на ветерках социального недовольства. Именно «русская весна» как триумф реакции окончательно покончила с духом 90-х, с Августом, и именно на её волне путинская власть приобрела черты явной диктатуры. Короче, за минувшие пять лет Путину удалось значительно ухудшить и Россию, и мир, в который вошло нечто катастрофическое, опасное, противное разуму.

Целая серия текстов к пятилетию аннексии вышла на сайте журнала The New Times. Вот колонка из-под пера Александра Морозова:

Крым является ядом, который непрерывно пять лет впрыскивается мелкими дозами в организм всей системы российского образования, культуры и в целом всей повседневной системы аргументации национальной идентичности. Приходится непрерывно изобретать, распространять, обсуждать на ток-шоу различные «аргументы лжи», обосновывающие Крым. Эта ложь должна быть инкорпорирована в школьные учебники, в киносюжеты, в систему правовой подготовки чиновничества, во все поры и щели социального пространства. Общество не может жить с «несправедливо присвоенным», и тем более оно не может признать, что участвовало в попытке раздела Украины. Поэтому приходится непрерывно производить тот же «клей аргументации», из которого состоял учебник «История КПСС» в позднесоветский период, то есть сплошную витиеватую ложь, которая была призвана показать правоту «генеральной линии», несмотря на непрерывные ошибки и насилие. Само по себе это «извращение ума» превращается в большую машину, которую нельзя потом будет вынуть из государства без ущерба для всего организма. Между этой машиной лжи и государством возникает знак равенства. А это значит, что Крым раздувается как пузырь внутри системы. Он не может быть локализован. От него ежедневно разбегаются в разные стороны раковые клетки внутри всей государственной и общественной ткани.

Тем временем Вячеслав Володин щегольнул остроумной идеей – потребовать от Украины денежную компенсацию:

Давайте мы поручим нашим профильным комитетам совместно с профильными комитетами Госсовета Крыма изучить этот вопрос, проанализировать, просчитать: сколько потеряла экономика Крыма за счет разрушительной политики Украины, которая здесь насаждалась, сколько потерял народ, какие права были нарушены. И через наши европейские парламентские структуры мы с вами возьмем и обяжем Украину компенсировать то, что потерял Крым за эти 25 лет.

Николай Руденский:

До чего же сильный ум. Даже в Германии в 1938 году никому не приходило в голову требовать от Чехословакии компенсации за 20-летнее обладание Судетской областью.

Слава Рабинович:

#ДляГааги #ДляТюрьмы

#НовостиМордора #БольшеАда #ПугинЖги!

Оруэлл, Кафка, Войнович и Пелевин в одном флаконе.

Василий Аленин:

Нижний спикер Володин ухнул креативом. Он предложил обязать Украину компенсировать ущерб Крыму, за то время пока аннексированный Россией полуостров находился в составе Украины. Этой ценной мыслью Володин поделился на совместном заседании Совета Госдумы и «госсовета Крыма».

В зале раздались аплодисменты. Еще бы! Сама мысль получить с кого-то денег и тотчас украсть греет карман и душу крымских властных халявщиков. Даже если эта идея не имеет никаких шансов статьреальностью. И так уже упали на Россию - пятый год Крым сидит на шее у российского бюджета, высосав оттуда под триллион рублей. Конца-края этой чмокающей соске не видно – обобрали половину страны ради Крыма.

«Ума палата» Володин руководствуется вполне российскими, внутренними, конкретными понятиями. Ограбить кого-то, а потом поняв, что мало взял, вернуться и еще раз хорошенько проверить карманы – все ли забрал, не забыл ли чего.

Как, например, поступила «Роснефть» с Евтушенковым? Сначала у него отобрали «Башнефть», а затем еще «Роснефть» получила с Евтушенкова 100 млрд рублей в качестве «возмещения убытков». Причем, получила при посредничестве «папы» Путина. Как же без национального «смотрящего»!

Так что креатив Володина, если кого и удивит, то только в мире. А мы в России к такому подходу привычные. Но все равно смешно.

Алексей Навальный:

Спикер госдумы Володин сообщает нам, что Украина развалила Крым и должна заплатить компенсацию. Окей. Только спросите пожалуйста у Володина, кто же развалил Ярославскую область так, что в 2019 году врачи городской поликлиники моют и сушат одноразовые перчатки?

С одной стороны, у многих на полуострове эйфория давно прошла, у людей копится разочарование от российской политики.

Евгений Гайворонский:

Почему Крыму нечего праздновать 16-18 марта 2019 года?

- Ни один крымчанин ничего не потеряет от воссоединения с РФ! - кричали они.

- в Крыму будет гораздо более высокий уровень жизни! - кричали они.

- Крым будет восстановлен как всесоюзная здравница! - кричали они.

Нельзя сказать, что основные лозунги 2014 года полностью не выполнены. Крымчане не потеряли в размахе бандитизма, коррупции, беспредела и неуважении властей к народу. Этих явлений, позволяющих не расслабляться и не помышлять о переходе от выживания к жизни стало больше. Крым ничего не потерял в разрухе, которой с 2014 года стало больше. Плохие дороги и убитая инфраструктура тоже не утрачены крымчанами. Уровень жизни тоже поднялся. Но не у всех. Только лишь у неприкасаемых членов клана крымского мадуро. В этом явлении есть даже антикоррупционная составляющая. Крымские мадурята правят в условиях, когда трудно спрятать свой наворованный высокий доход. В материковую РФ их не пускают прятать денежку местные феодалы, а на запад вывести невозможно из за санкций. Вот и хранят мадурята во главы с Крымским Сыном Бога свои сотни миллионов долларов наличкой в особнячках.

Крым восстанавливается как всесоюзная здравница. Но не для всех. Для мадурят, их покровителей из Кремля и для тех, кому по российскому сословно-феодальному штатному расписанию положено жилье у моря. Чтобы удовлетворить потребности сих элитариев в Крыму массово вырубаются парки, леса, уничтожаются памятники архитектуры. Вместо всей былой красоты выростают авврийно опасные высотки, безвкусные особнячки и иное убожество. В старинных зданиях открываются "магазинчики", которые торгуют кормом для тех, кто по сословию ниже мадурят. То есть опасной химозой. Но зато не скучно - люди ищут, где купить натуральные продукты и отвлекаются от необходимости постоянно восхищаться Крымским мадуро и его " партией Крымской весны".

Да, в Крыму возникли новый аэропорт и Крымский мост. Но злые языки говорят, что это не для народа построили. Это некие друзья некоего еще более сказошного чем Крымский мадуро живого феномена таким образом разложили федеральные ммллиарды по своим карманам. А мост и аэропорт это лишь побочные эффекты увлекательного распила.

Я не хочу в 100500й раз писать о бандитском отьеме земель и бизнеса, уничтожении мелких предпринимателей и заработке на убийстве природы и советского наследия в исполнении чиновников всех уровней, включая самого крымского мадуро. Об этом в интернете тысячи статей, многие из которых моих.

В 2014 году я 18 марта стоял в Ялте у памятника Ленину и слушал речь Путина о воссоединении Крыма с Россией. У меня слезы на глаза наворачивались. Я думал "какой классный чувак! Впервые за долгие годы руководство Рф послушало людей, сделало по людски и задало курс на восстановление счастливого и справедливого общества. Я тогда так искренне верил, так радовался! Если б мне кто тогда сказал, что новая власть будет уничтожать меня отрядом автоматчиков и в ходе вооруженного налета вывернет мою квартиру, вывезет все личные вещи, включая паспорт Украины, а также порвет российский паспорт, я бы не поверил. Я бы в гневе бросился на автора столь глупой шутки.

Анатолий Несмиян:

Пятилетие присоединения Крыма прошло на удивление спокойно. Правда, если подумать, "на удивление" здесь излишне.

Во-первых, новизна события прошла. То, что произошло, уже данность. Выжать нужный для власти психоз уже невозможно, а раз так - то для неё событие перестало представлять интерес. Во-вторых, прошедшие пять лет - достаточный срок, чтобы оценить произошедшее трезво и без экзальтации, более прагматично. Оценка явно неоднозначна, и даже в самом Крыму процент одобряющих присоединение снизился с 95% проголосовавших "за" на референдуме до 89% в целом, а среди молодежи - до 75%. Немного, но говорить о воодушевлении уже не приходится, особенно, если учесть, что присоединение к России считают событием, положительно отразившимся на них, 72% в целом и 62% - среди молодых крымчан. Результаты для пяти лет в родной гавани не слишком обнадеживающие.

При этом нужно учитывать, что вопрос о присоединении и вообще об отношении к событиям 13-14 года и сегодня политизирован, а публичные оценки, идущие вразрез официальным точкам зрения в Москве и Киеве, продолжают оставаться маргинальными и вызывают резкую реакцию со стороны и властей, и представителей разнообразных групп, поднявшихся на тех событиях - как в России, так и на Украине.

Существует минимум пять групп вопросов, обсуждение которых сегодня с объективной и сколь-либо рассудочной точки зрения невозможно. Это вопрос о событиях зимы 13-14 года на самой Украине, вопрос о расколе Украины по отношению к результатам государственного переворота в Киеве и его характеру. Это целая группа вопросов о событиях в Крыму - отдельно о решении Крыма о независимости и отдельно - о присоединении к России. Это тема о том, что происходило на Юго-Востоке Украины в целом и по регионам. Ну, и, естественно, оценка российской политики - как до майдана, так и в его ходе, и при наступлении последствий.

По всем этим вопросам пропаганда сформировала довольно устойчивую картину (как в России, так и на Украине), поэтому оценивать решения руководства Украины (и прежнего, и нового), а также решения Кремля со всех сторон и со всех точек зрения - в их балансе - не представляется возможным. Тема сведена к примитивным плоским картинам - "Крымнаш", к примеру. То же касается и всех остальных вопросов.

В целом, безусловно, весь комплекс произошедшего прекрасно вписывается в картину противоречий периферийных отсталых капиталистических государств, решающих задачи своего выживания в условиях глобального кризиса, управление которым им недоступно. Тот же Кремль в целом решил тактическую задачу, в рамках которой он сумел все свои провалы и просчеты предыдущего периода перекрыть патриотическим психозом - "Да, Путин, конечно, науправлял экономикой так себе, но зато он вернул Крым!" Логически эта конструкция выглядит убого, но она вполне работает. Точнее, работала.

Теперь педалировать крымскую тему в противовес всей остальной преступной антинародной политике режима невозможно. Кредит доверия исчерпан, но Путин, в сущности, и не собирался его использовать для развития. Он ему нужен был просто, чтобы получить некий лаг во времени, прикрыть вопрос о предыдущих провалах. Все внешнеполитические упражнения, которые еще недавно вызывали взрывы восторга (Крым, Сирия) - все они в прошлом и не вызывают волны бешеного восторга даже у совсем безголовых сограждан. А потому в полный рост стоит проблема трансформации режима, так называемого трансферта. Это отдельная тема, ее невозможно уже решить, как в 8 и 11 годах - банальным преступным сговором с целью узурпации власти. Точнее, повторить мошенничество с "тандемом", наверное, можно, но вряд ли Путин и его окружение пойдут на него - слишком много неопределенных и негативных факторов против такого решения.

История с Крымом отыграна, и для самого Крыма это неважная новость. Объективно он является дотационным регионом, а в сложившейся внешнеполитической конфигурации у него вообще нет шансов на экономическую самодостаточность. Крым уже не нужен Кремлю, как витрина достижений путинского режима, а потому его положение будет постепенно, но динамично ухудшаться. Соответственно, к местным властям будут предъявляться все более жесткие требования обеспечения лояльности населения несмотря ни на что - ни на экологическую катастрофу на севере полуострова, ни на хронические проблемы с энергией и водой, ни на экономическую депрессию.

В нынешней парадигме Крым в течение лет пяти станет тем, чем он для России и является - чемоданом без ручки. С соответствующим к себе отношением. Впрочем, Украине он тоже особо не нужен, разве что в медийном и политическом смысле. Вообще, Крым имеет хоть какие-то шансы на нормальную жизнь только в одном сценарии - когда он не является яблоком раздора между Россией и Украиной, а принадлежит им вместе. Это определяется и экономическими реалиями, и культурными, и всем остальным комплексом вопросов. Нужно отметить, что однозначность принятого решения о присоединения Крыма уже не является таковой даже для самих участников тех событий. Довольно символически (хотя вряд ли осознанно) выглядит выставленная на продажу медаль (пусть и негосударственная) Игоря Стрелкова. Даже для него результаты присоединения Крыма перестали быть достаточным основанием для сохранения памяти о тех событиях.

Понятно, что при нынешнем руководстве Украины и России благополучие Крыма и крымчан невозможно даже теоретически. Ни у тех, ни у других вообще нет цели развития своих стран, они заинтересованы в текущем перераспределении остатков национального богатства, а потому столь сложные вопросы, как строительство мирной и обеспеченной жизни своих народов для них - китайская грамота. Крым для них - разменная карта, как и весь народ - что российский, что украинский. Пока нами правят временщики, другого не будет.

Михаил Батрак:

События марта 2014 года для некоторых крымчан стали праздником, праздником в котором "водки на неделю да на год похмелья". И вот спустя пять лет похмелье проходит, и многие из тех кто с радостью принимали участие в так назваемом "референдуме", начали уже более трезво смотреть на действительность. В эти дни в городах крыма повсюду появляются листовки "Я отзываю свою подпись с Референдума", как указываю авторы этого обращения, они в 2014 году шли голосовать за светлое будущее а не за присоединение к стране лгунов, воров и нищебродов. Также, авторы листовки призывают всех тех, кто с ними согласен, распространять это обращение любыми способами, и судя по тому как этот флешмоб охватывает крымские города, таких людей немало.

С другой стороны, перспективы возвращения Крыма под контроль Украины пока весьма туманны.

Вадим Горшенин:

В связи с завтрашней пятой годовщиной воссоединения с Крымом вдруг подумал, как же по времени рядом встали даты двух референдумов: Крымского (16 марта) и о сохранении СССР (17 марта).

И тот, и другой были праздниками для всех патриотов. Потому что в обоих случаях речь шла о сохранении исторических корней и справедливости.

Что случилось с результатами первого по времени референдума, мы знаем: если б воля большинства граждан была реализована, смысла бы во в Крымском референдуме и не было бы.<...>

Но накануне празднования годовщины воссоединения с Крымом надо понимать одно: главное - не референдум. Главное всегда то, могут ли его результаты пройти испытания временем. Очень хотелось бы, чтоб прошли, а как оно будет - никому неизвестно...

Алексей Рощин:

5-ю годовщину присоединения Крыма в РФ решили встречать без особых фанфар, и это хорошо. Власти присмирели и не хотят лишний раз «светиться», акцентируя внимание на своем давешнем хулиганстве (международного масштаба), да и народ, отодвинутый от пенсий и страдающий в рецессии, нынче не расположен к пышным торжествам.

Кому радоваться? Уж точно не Украине, которая просто лишилась территории, да еще практически за здорово живешь, безо всякой компенсации. Но и России, хоть она территорию и приобрела, пришлось платить большую цену за удовольствие обладания – тут и санкции, и контрсанкции, и международная изоляция, да и сам полуостров встал в копеечку (чего стоили хотя бы 400 тыс. крымских пенсионеров, который в Пенсионный фонд РФ за всю жизнь ни рубля не заплатили, а пенсии получают самой полной российской меркой; а обветшавшая донельзя крымская инфраструктура? А мост пресловутый?!).

Но есть, без сомнения, одна категория населения, которая от присоединения получила одни только плюсы практически без минусов. Это, конечно, сами крымчане. Про них можно смело сказать, что они вытащили счастливый билет в 2014 году. Уж кто-кто, а они выиграли в результате по абсолютно всем параметрам. Зарплаты и пенсии у них выросли в разы - это несомненно; вложения в инфраструктуру (которых при Украине практически не было) - гигантские; контингент отдыхающих сменился с голодранцев-украинцев на куда более зажиточных россиян - это три. И вдобавок ко всему, как вишенка на торте - никто больше не навязывает абсолютно чужой для 95% крымчан язык, все фильмы, пьесы, плакаты и таблички идут у них, наконец, на родном для 95% населения языке! У людей счастье пятый год ежедневно.

Да, вместе с Россией в Крым пришли также российская коррупция, бюрократия, раздолбайство и пофигизм – о наступлении рая на земле речь не идет и не может идти. Однако и в этом крымчанам не привыкать – в конце концов, украинские коррупция и бюрократия ничем не лучше (хуже), и платят российские бюрократы все ж несколько больше, да и говорят, в конце концов, на русском – уже хоть что-то…

Словом, безусловно выигравшие от всей катавасии безусловно есть. И радует, что хоть кому-то от «крымской операции» стало по-настоящему хорошо. Мы свое призванье не забудем – смех и радость мы приносим людям!

Возврат Крыма Украине – это возврат туда мовы, безденежья и отсутствия перспектив. Бррр! Жалко крымчан: они как бедные дети из приюта, которым 5 дней назад дали игрушки и конфеты, но с тех пор каждый день приходят и грозятся всё отобрать, а их самих поставить в угол. За что?? Злые вы.

Ирек Муртазин:

Остаюсь при своем мнение, что решение о проведении референдума было правильным, Крым - это Россия с 1783 года, а вот вопросы, вынесенные на референдум весной 2014 года, должны были быть совсем другими. 16 марта 2014 года надо было проводить повторный референдум народного волеизъявления, проведенного 1 декабря 1991 года, и который был признан несостоявшимся.

Напомню, 1 декабря 1991 года на Украине проводился референдум с вопросом: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?». Жители Украины ответили: «Да» – 90,32% из 84,18% принявших участие в голосовании. А вот в Крыму референдум был признан несостоявшимся. В этом референдуме в Крыму приняли участие 62% от граждан, внесенных в списки. За Акт провозглашения независимости Украины проголосовали 54%. А для признания референдума состоявшимся, требовалось не менее двух третей голосов. Получилось же так, что две третьи крымских избирателей (973 653 человек) либо проголосовали «против», либо проигнорировали референдум ( к слову, почти 97% избирателей Донбасса проголосовали За на этом референдуме, поэтому у Донбасса сегодня нет никакого права (ни морального, ни юридического) ставить под сомнение, что Донбасс – это территория суверенной Украины, нового государства, образованного в 1991 году после распада СССР).

Несмотря на то, что жители Крыма не поддержали образование нового государства, Украина сразу после референдума 1 декабря 1991 года и де-факто, и де-юре аннексировала Крым. И почти 23 года Крым фактически находился под украинской оккупацией.

И исходя из этого, 16 марта 2014 года надо было проводить не новый референдум, а фактически повторный референдум 1991 года, на который надо было вынести вопрос, к примеру, в такой формулировке: «Согласны ли Вы с тем, что на референдуме 1 декабря 1991 года жители Крыма не поддержали решение о вхождении в состав Украины и решили остаться в составе СССР, и сегодня Крым должен восстановить свой статус в качестве субъекта Российской Федерации - правопреемника СССР?».

Конечно, история не терпит сослагательного наклонения. Что произошло уже не вернуть, не исправить. Но тем не менее, повторюсь, я остаюсь при своем мнение, что с вопросами референдума, прошедшего в Крыму ровно 5 лет назад, 16 марта 2014 года, явно поторопили.

Глеб Павловский:

просмотрел тучу текстов о Крыме. Украинские гневны и яростны, что естественно. Но отлично видны свойства московских текстов, либеральных или провластных без разницы:
1) Москвич бесконечно описывает обственные "крымские" переживания. Будто они важны
2) Москвич глухо молчит о людях, жителях Крыма. Будто #ихтамнет
3) Москвич толкует крымский вопрос исключительно в жанре памфлета. Не будучи Салтыковым-Щедриным
5) Москвич уверен, что знает окончательное решение крымского вопроса - и что он, а не другие будет его решать
4) Москвич никогда не признаёт, и вообще не чувствует слабости своих рассуждений

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG