Ссылки для упрощенного доступа

Вежливые тюремщики. Сотрудников ФСИН обяжут извиняться


Тактико-специальная тренировка ГУФСИН России по пресечению массового неповиновения осужденных, 2015 год

В конце прошлой недели Федеральная служба исполнения наказаний утвердила поправки к изданному в 2012 году Приказу об утверждении Кодекса этики сотрудников уголовно-исправительной системы. Этими поправками ФСИН надеется обязать своих сотрудников быть вежливыми с заключёнными. Эксперт, с которым побеседовало об этом Радио Свобода, приветствует принятие поправок, хотя и называет их "формальными" и отмечает, что они носят лишь рекомендательный характер.

"В случае нарушения сотрудником или федеральным государственным гражданским служащим прав и свобод гражданина сотрудник или федеральный государственный гражданский служащий приносит извинение добровольно или в соответствии с вступившим в законную силу решением суда", – цитирует новые нормы Кодекса этики ФСИН информационное агентство "Интерфакс". Поправки, утверждают их авторы, "должны помочь в формировании позитивного облика сотрудников уголовно-исправительной системы".

Инициативу поддержал глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов. Он заявил о необходимости унификации стиля общения с заключёнными: "Я часто бываю в колониях и СИЗО и вижу, что в каждом изоляторе отношения к спецконтингенту у сотрудников администрации разное. Стиль общения должен быть одинаковый: достаточно спокойный, вежливый, уравновешенный, не провоцирующий к агрессии. <…> Вежливое обращение – это очень важный элемент, тем более что самих заключённых наказывают за грубость по отношению к представителям администрации".

Председатель "Комитета против пыток" Игорь Каляпин в интервью изданию "Соль" отмечает, что вина сотрудников ФСИН устанавливается крайне редко, поэтому и извиняться перед заключенными им придется не часто. Координатор правозащитной организации "Зона права" Булат Мухамеджанов добавляет: сотрудники уголовно-исправительной системы редко приносят официальные извинения пострадавшим от своих действий еще и по той причине, что это грозит для них потерей авторитета среди других заключенных.

Дмитрий Пятахин, юрист правозащитного проекта "Открытая Россия", считает утвержденный поправки к Кодексу чести ФСИН правильными, но призывает подождать, прежде чем делать вывод об их эффективности:

– Это в любом случае шаг в правильном направлении, потому что государство лишний раз пытается приблизить нас к идеальным представлениям о гражданском обществе. Любые заключённые, по какой бы статье они ни сидели, это в первую очередь люди, которые имеют права. К заключённому ни в коем случае нельзя относиться хуже, чем к кому-то другому. Мы живем в гражданском обществе и в правовом государстве. Такие меры дают положительный эффект и, так или иначе, приближают нас к идеальному образу системы, хотя поправки являются достаточно формальными. Нам больше всего интересны, конечно, пункты, в которых говорится о "дополнительных извинениях", если кого-то из заключённых вдруг обидят. Раньше такой чётко прописанной нормы не было, а теперь она есть. Но надо также понимать, что этот Кодекс профессиональной этики – в первую очередь документ внутренний. Ему подчиняются именно сотрудники службы исполнения наказаний. И правила, которые там прописаны, носят рекомендательный характер, а не являются обязательными. Отследить, как они будут применяться на этом этапе, когда изменения только появились, достаточно сложно. Ни я, ни вы, никто не может предсказать правоприменительную практику. В теории это все, конечно, хорошо. Потому что государство идет навстречу, вводит дополнительные ограничения для сотрудников власти, дополнительную ответственность для сотрудников ФСИН.

– О какой ответственности идет речь?

– "Кодекс этики" подразумевает ответственность перед руководящими органами, перед общественным контролем и, соответственно, перед судом. Но все зависит от количества доказательств. Одно дело, когда пытки заключённых попадают на видео, но без видео что-то доказать будет очень сложно. Всё остается на усмотрение руководящих органов. Если руководящие органы знают о том, что существует какая-то проблема, что тот или иной сотрудник позволяет себе больше, чем необходимо, то они могут объявить ему, например, выговор. Это чистая формальность: никто сразу увольнять не будет и, естественно, никто не заставит его выплачивать какие-либо компенсации. Самое страшное, что может грозить такому сотруднику, – это лишение его статуса, то есть он перестанет быть сотрудником ФСИН.

Это чистая формальность: никто сразу увольнять не будет

– Получается, что Кодекс этики никакой нормативной силы не имеет?

Да, это внутренний документ. Но утверждение насчет "нормативной силы" не совсем правильно. Вот я адвокат. У нас есть Кодекс профессиональной этики адвокатов. Попробуй нарушить его не дай бог! Будет очень жёсткое наказание. Адвокатская палата никогда не остаётся в стороне. Здесь [во ФСИН] система чуть другая, но суть та же самая. Внутренние органы все равно отслеживают нарушения, потому что любые действия, которые нарушают Кодекс, бросают тень на сам образ сотрудника, то есть на всю организацию в целом. А это, конечно, недопустимо, потому что, с одной стороны, мы видим, что государство хочет как-то поднять имидж системы такими изменениями. С другой стороны, как сотрудники могут себе позволять что-то лишнее, так и заключенные могут их провоцировать. Здесь палка о двух концах. Сотрудники тоже люди. И они имеют свои права, ничуть не меньшие, чем заключённые.

– При этом получается, что уже существующих мер, в том числе наказания за превышение полномочий, было недостаточно для того, чтобы не пришлось бороться за позитивный облик сотрудника ФСИН?

Законодательство у нас постоянно меняется. Какие-то неточности, так или иначе, есть. Каждый день выходят какие-то поправки или изменения в той или иной области, в том или ином законе, в том числе появляются дополнения и в Кодексе профессиональной этики. Это не значит, что он до этого был хуже. Это значит, что после этого он будет более полным, более всеобъемлющим, более конкретным.

– То есть придётся ждать прецедента, чтобы понять, будут ли эти нововведения работать?

– Да, как и в любых изменениях, связанных с этикой и моралью, нужно ждать какого-то конкретного случая. Я думаю, что долго он себя ждать не заставит. Все, кто отбывает наказание, как правило, очень быстро узнают о своих правах, знают, за что они сидят, сколько им сидеть, становятся "специалистами" в своих областях УК. Эта поправка очень быстро станет известной. Это, безусловно, событие положительное. Но как все будет реализовано на деле, к сожалению, сказать пока не может никто, – считает Дмитрий Пятахин.

Облик сотрудников уголовно-исправительной системы в России никогда не был идеальным, но особенно сильно он пошатнулся после ряда публикаций видеосвидетельств с избиениями заключённых в колонии №1 в Ярославской области. Последние по времени видео опубликовала 11 марта "Новая газета". Как и предыдущие видеозаписи из колонии №1, они сняты на портативные видеорегистраторы самих сотрудников исправительного учреждения. Публикация "Новой газеты" в июле 2018 года о пытках заключённых в ярославской колонии привела к уголовному делу против её бывших и действующих сотрудников.

За 2018 год издание "Медуза" насчитало более ста сообщений о пытках, про которые стало известно журналистам и правозащитникам. В перечне информация о превышении полномочий не только сотрудниками ФСИН, но и других силовых ведомств. 22 марта стало известно о том, что в колонии №5 в Мордовии заключённые вспороли себе животы в знак протеста против издевательств со стороны администрации.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG