Ссылки для упрощенного доступа

Колокольня в бункере. Анатолий Стреляный – о реальном и киношном


Большинство украинцев, голосовавших в первом туре президентских выборов, – это люди, которым удалось найти виноватого в трудностях своей жизни. Виноватым, естественно, оказался президент, но не России, а Украины. Рост цен и снижение доходов они не пожелали связать с войной. Они и войну, по сути, поставили в вину своему главнокомандующему, а с ним – всей родной старшине, как говорилось в гетманские времена, когда она тоже была во всем виновата. Кроме того, людям просто захотелось новых лиц на экранах.

Слышу каждый день: "А не понравятся эти – наберем других!" Чем дальше человек от "политики", тем более охотно и беззаботно он это говорит. Он уверен, стало быть, что набирать новых по мере надобности ему теперь дано навсегда. Настроенность и на протест, и на новизну ("Хлеба и зрелищ!") без труда уловили мастера телеискусства. Был изготовлен сериал, главный герой которого не мог не понравиться всем и каждому: президент "из народа", увлекательно и успешно борющийся против всего плохого. Его-то и выдвинули в настоящие президенты страны.

Ненастоящего, киношного – в настоящие, из крови и плоти. Исполнитель этой роли продолжил игру наяву и внушительно вышел во второй тур. Он, кажется, лучше всех отдавал себе отчет, что люди голосуют не за физическое лицо по фамилии Зеленский, а за киногероя Голобородько, отчего и стал избегать прямого, обстоятельного общения с ними по делу. Многие голосовали "по приколу", из куража. Этот выбор нельзя считать необдуманным. Люди, особенно молодые, хотели показать, какие они крутые и, так сказать, свободные. Но и те, кто решил досадить оборзевшему начальству, тоже не придавали большой важности своему появлению на участках. Вообще, чего там не витало, так это духа судьбоносности. Если бы актер проиграл, его избиратели не испытали бы огорчения, но таких – сразу надо сказать – была бы только половина. Другую же половину, даже чуть больше, составляют телезрители, верящие, что полюбившийся им герой сериала улучшит их материальное положение, как только шагнет с экрана в президентский кабинет.

Украинский писатель Юрий Андрухович назвал это народной инфантильностью: детское легковерие и мечтательность. Не так было с избирателями действующего президента. Эти выделялись серьезностью, подчеркивали, что голосуют за живое лицо в противовес вымышленному. Впрочем, первые тоже понимали, что голосуют за куклу. Их-то беспечная готовность исправить ошибку, "если что", и бросалась в глаза. Лишний раз можно было убедиться, что самые большие перемены в общественном быте миллионов ими действительно почти не замечаются – так легко к ним привыкают, если, конечно, перемены не просто большие, а безусловно благотворные, глубоко содержательные, как исчезновение тех же колхозов.

Само то, что некий артистический кружок осмелился превратить президентские выборы в спектакль для обиженных и скучающих, показывает, что обитать в тех краях все-таки можно

По всему было видно, что Украина – и легкомысленная ее часть, и серьезная, и равнодушная – начисто забыла, когда голосовала не "по приколу" и не по раздумью, а по команде. Горожане, живущие не в местах регистрации, подолгу выстаивали в очередях, чтобы оказаться в списках избирателей. Строго, хотя и несколько возвышенно говоря, этого достаточно, чтобы оценить состояние Украины не как плачевное. Тем более если поглядывать на северо-восток… Собственно, само то, что некий артистический кружок осмелился превратить президентские выборы в спектакль для обиженных и скучающих, показывает, что обитать в тех краях все-таки можно – и обитать почти по-современному.

У русского читателя уже готов вопрос: почему президент Порошенко не попытался пресечь эту умелую, но нехорошую и опасную для страны игру? Многие в Украине думают, что сделать это он был бы не прочь. У него нет недостатка в обличителях. Все пять лет ему не давали спуску, не щадят и сейчас, в последние часы, остающиеся до второго тура выборов. Известный его противник, депутат парламента, в прошлом один из самых воинственных журналистов Мустафа Найем отчитывает обоих участников второго тура. Артист, по его мнению, ведет себя "не по-пацански", хотя и кичится манерами "борзого девятиклассника за гаражами", но президент, мол, сам виноват, что получил такого противника. В годы своего правления он допускал, пишет Наем, "неприкрытый дерибан разного калибра хапуг", сам сидел "на потоках и, закрывшись в бункере, плевал на общественное мнение с высокой колокольни".

Колокольню в бункере, однако, вообразить легче, чем сидящего на денежных потоках Петра Порошенко. Во всяком случае, на всех. В том-то и дело, что если и сидел, то не на всех, далеко не на всех. Это как раз и умаляло его возможности обращаться с "борзыми за гаражами" по-путински. Вот почему такой не похожий на ангела деятель не создал для себя более удобных условий перед выборами. Он был не самоназначенец, а без всяких этих штучек избранный президент, и президент именно Украины – страны, которая устроила "революцию достоинства", для того чтобы путинизм стал невозможным. Сила здесь уже во многом ограничивается, обуздывается правом. А деньги, их потоки…

В России большие деньги борются между собой, находясь в одном мешке, который, в свою очередь, борется с населением. Этот мешок поручено держать одному человеку, олицетворяющему власть. В Украине большие деньги тоже борются между собой, но они не в одном мешке. Это отдельные кошельки, каждый из которых пытается перетянуть на свою сторону население. Когда и если населению это надоест, на арену украинской истории опять выступит Майдан. Пока же все более-менее спокойно.

Не следует думать, что украинцы и впрямь разбились на две непримиримые партии: на партию киношного и партию действительного президентов. Разделение есть, но враждуют – за пределами, конечно, интернета – единицы. Такого, как при нападении России на Украину пять лет назад, нет. Тогда я знал, например, одну пожилую семейную пару, в которой после крика на все село наступила полная тишина. Муж и жена на этом свете больше не сказали друг другу ни слова. Через полтора месяца он умер. Она похоронила его, не проронив слезинки. Сейчас такого нет. Если учесть, сколько сил и средств, русских и отечественных, было потрачено и тратится на то, чтобы люди вцепились друг в друга, то их спокойствие выглядит чудом. "Вся, прости господи, илитка объединилась, – пишет украинский публицист Юрий Луканов, – и мочила одну личность. Рассказывала народу про обнищание, про тарифы, которые можно снизить втрое, про то, что Порошенко заинтересован в войне, про что там еще? Даже победы они умудрялись превращать в измены. О том же безвизе говорили, что никто не поедет за границу, потому что обнищание. Загоняли народ в депресняк – получили чёрта из табакерки".

Одни украинцы видят чёрта, другие – ангела-спасителя, третьи – пустое место, но это пока не возбуждает их настолько, чтобы брат пошел на брата.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG