Ссылки для упрощенного доступа

Горе победителям. Илья Мильштейн – о майском параде


Вечная интрига наших майских парадов: кого позовут из иностранных лидеров, кто откликнется, а кто воздержится. Это и впрямь интересно, поскольку осаждённая крепость живет по своим законам гибридной войны, согласно которым хотя бы раз в год обложившие её враги должны приехать к нам в гости и поздравить с праздником. Посидеть на Красной площади рядом с Путиным. Поглазеть, содрогаясь, на танки, самолеты и ракетные комплексы, с помощью которых мы их когда-нибудь уничтожим. Испытать чувство потрясения, наблюдая шествие "Бессмертного полка".

Впрочем, с некоторых пор в Кремле введено правило: рассылать приглашения только к юбилейным датам, а в иные дни пусть кто хочет, тот и навещает. Предполагается, что многие захотят, особенно среди тех, с кем когда-то сожительствовали в Советском Союзе. Однако после 2008 года и тем более после 2014-го праздник обрел столь двусмысленные черты, что российское начальство никого уже, в общем, не ждет и тихо радуется, если хоть кто-нибудь из политиков первого ряда к нам приедет. Как Меркель к 70-летию Победы. Или товарищ Си, украсивший собой гостевую трибуну в день 70-летия завершения Великой Отечественной войны. Или – в прошлом году – президент Сербии Вучич и премьер-министр Израиля Нетаньяху, который даже прошествовал по Красной площади рядом с Путиным с военным портретом в руках. Что ему впоследствии, вероятно, зачлось, когда сирийцы, целясь в израильский самолет, ненароком сбили российский.

Беспримесное зло, при всей его банальности, всегда таинственно

Вчера, если не считать елбасы Назарбаева, в Москву вообще никто из зарубежных важных лиц не прилетел, и это для осажденной крепости событие одновременно вполне прогнозируемое и весьма печальное. Причем предсказуемое до такой степени, что пресс-секретарь президента Дмитрий Песков счёл необходимым с деланным равнодушием заранее сообщить о бойкоте. А неприятное потому, что тотальное одиночество именно в этот день переносить тяжело. Сколько ни хорохорься, сколько ни убеждай себя и соотечественников в том, что ты прав в дискуссиях с оппонентами и даже продолжаешь воевать с фашизмом, а всё-таки ситуация позорная.

74-ю годовщину победы над Гитлером Россия встретила, участвуя в оккупации части братской Украины по классическим немецким образцам. Находясь в состоянии холодной войны с союзниками, с которыми вместе когда-то сокрушали Третий Рейх. Пропагандистское сопровождение этой войны великолепно соответствует геббельсовским стандартам, а с учетом того, что покойный рейхсминистр по независящим от него обстоятельствам не мог угрожать миру ни радиоактивным пеплом, ни нашествием боевитых троллей в социальных сетях, ещё и превосходит Геббельса. Технически, если можно так выразиться, превосходит, но здесь явно не тот случай, когда можно гордиться своими очевидными успехами.

Здесь случай прямо противоположный и, в сущности, небывалый в мировой истории. Когда победа над беспримесным злом используется для того, чтобы, вооружившись его идеологией, угрожать человечеству новой, заключительной мировой войной. Не забывая при этом раз в год в торжественной обстановке праздновать победу над фашизмом, зазывая проклятых желанных гостей. Или обходясь без приглашений, дабы лишний раз утвердиться в мысли, что кругом одни враги, злобные американцы, подлые европейцы, их бандеровские прихвостни и национал-предатели внутри страны.

Оттого он получается такой странный – парад в честь 9 Мая, настоящего, неоспоримого праздника освобождения России и целого света от нацистской заразы. С одной стороны, кто ж усомнится в героизме и мужестве солдат Красной армии, наших отцов, дедов и прадедов, прошедших от Москвы до Берлина, и кто, если не мы, их потомки, должны о них помнить и чествовать победителей? Погибших и вернувшихся с той войны, пропавших без вести, ушедших из жизни на склоне лет и доживших до наших дней. С другой стороны, как постичь, что после Победы, после демократизации, после коммунизма в стране, разгромившей фашизм и потерявшей на фронте чуть не тридцать миллионов граждан, мамаши обряжают своих младенцев в гимнастерки, пришпиливая к коляскам георгиевские ленточки, половозрелые мужички грозятся "повторить" бойню, а законно избранный вождь клеймит с высокой трибуны неких супостатов? Которые, вообразите себе, "осознанно искажают события войны… возводят в кумиры тех, кто, забыв про честь и человеческое достоинство, прислуживал нацистам, бесстыдно врут своим детям, предают своих предков". Он имеет в виду прежде всего Украину, которой учинил частичный аншлюс, следуя заветам побежденных, и это непостижимо. Впрочем, беспримесное зло, при всей его банальности, всегда таинственно.

Через год, когда опять наступит круглая дата, снова будем гадать: кто наше начальство к сердцу прижмет, а кто пошлет. Это, знаете, теперь надолго, очень надолго, и дело уже не в Путине, и едва ли постпутинская Россия повторит судьбу поверженной Германии, скоро всё осознавшей. Но, как бы долго ни продлилась нынешняя эпоха бесстыдного победобесия, всё-таки есть событие, которое её переживет. Потому что Победа – это навечно, и священная память о ней поможет когда-нибудь преодолеть то, что невыносимо видеть в наши дни.

Илья Мильштейн – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG