Ссылки для упрощенного доступа

Нет войне! С наркотиками. Николай Кавказский – о гуманной политике


Ситуацию с наркопотреблением в России можно сравнить по степени стигматизированности и маргинализованности с отношением в обществе к ЛГБТ-сообществу. Российские наркопотребители вместо социальной, медицинской и психологической помощи получают всеобщее осуждение, ненависть и огромные тюремные сроки. Из-за обширной практики подбрасывания наркотиков политики и гражданские активисты, даже если понимают важность и актуальность введения гуманной наркополитики, боятся открыто высказываться, поскольку справедливо опасаются того, что станут очередной жертвой произвола и беззакония.

​Войне с наркотиками предлагает альтернативу Глобальная комиссия по вопросам наркополитики, в которой состоят и состояли многие авторитетные политики и общественные деятели из многих стран мира: Кофи Аннан (бывший генеральный секретарь ООН), Рут Дрейфус (бывший президент Швейцарии), Марио Варгас Льоса (лауреат Нобелевской премии по литературе), Эрнесто Седильо (бывший президент Мексики), Жорже Сампайю (бывший президент Португалии), Рикардо Лагос (бывший президент Чили) и многие другие.

Что же не так в модели карательной наркополитики?

  • Во-первых, распространение не соответствующей действительности информации для запугивания людей. Достоверная и научно проверенная информация о психоактивных веществах и рисках при их употреблении расценивается в России как "пропаганда". Доверие граждан к тем, кто лжет, подорвано, и теперь даже правда о вреде наркопотребления воспринимается критически. Это приводит к более широкому распространению наркотиков и более проблемному их употреблению.
  • Во-вторых, обесчеловечивание наркопотребителей, изображение их как аморальных криминальных монстров. Применение репрессий и насилия к и без того уязвимой социальной группе. Дискриминация людей в разных сферах жизни, начиная с трудовых прав и заканчивая семейными. Большинство людей, употребляющих наркотики, не соответствуют этим стереотипам. Из приблизительно 250 миллионов потребителей наркотиков во всем мире, по оценкам ООН, лишь менее 10% можно отнести к категории зависимых или "проблемных" потребителей.

Даже из опыта личного знакомства с людьми, употребляющими наркотики, я могу сделать вывод о лживости стереотипов, бытующих в средствах массовой информации. Репрессии против наркопотребителей препятствуют получению медицинской помощи и напрямую способствуют повышению смертности. Люди, употребляющие наркотики, боятся обращаться за медицинской помощью, опасаясь столкнуться с репрессиями, дискриминацией и унижением.

При передозировках наркотиков часто не вызывают скорую помощь, опасаясь попасть на учёт или в тюрьму. Из-за трудности приобретения стерильных шприцев, отсутствия государственных программ снижения вреда и опасения быть подвергнутым наказанию потребители наркотиков используют небезопасные методы употребления (общие шприцы и посуду для приготовления и так далее). Это приводит к заражению ВИЧ и вирусным гепатитом.

Основными барьерами для лечения является дискриминация наркопотребителей в медицинских учреждениях: им отказывают в получении услуг, нарушают их конфиденциальность, от них требуют быть полностью трезвыми для получения лечения, их ставят на специализированный учет, который ведет к потере родительских прав, уменьшает шансы на трудоустройство и препятствует реализации других основных прав.

По данным Глобальной комиссии, российские власти, проводя неразумную политику, внесли немалый вклад в повышение заболеваемости ВИЧ. В 2016 году ООН объявила Россию эпицентром мировой эпидемии ВИЧ. По данным всемирной организации, к 2014 году в России зарегистрировано 907 000 человек, живущих с вирусом (рост на 7% по сравнению с предыдущим годом). 57% новых случаев ВИЧ связаны с "небезопасным инъекционным употреблением наркотиков". По оценкам экспертов, к началу 2020 года в России будут жить с ВИЧ около трех миллионов человек.

Репрессии в отношении лиц, употребляющих наркотики, мелких дилеров и фермеров вытесняют миллионы людей из нормальной жизни и разрушают их семьи. Тюрьмы переполнены: наркопотребители, которые ранее не нарушали законов, в местах лишения свободы активно вовлекаются в криминальную деятельность. Это усугубляется из-за наличия судимости, в результате которой после выхода из тюрьмы, как правило, такие люди не смогут устроиться на нормальную работу, построить карьеру, реализоваться в жизни. Наркотики достать в тюрьмах намного легче, чем стерильные шприцы. Заключенные используют стержни от авторучек для инъекций и передают их по кругу.

В России суровость наказания напрямую зависит от количества наркотика и определяется размерами: незначительный, значительный, крупный, особо крупный, есть для этого соответствующая таблица. При детальном изучении складывается ощущение, что эту таблицу составляли наобум: средняя доза может превышать нижнюю границу "значительного размера"; несколько доз, которых хватает одному человеку на день или несколько часов, считаются "крупным размером". При наличии "палочной системы" в работе правоохранительных органов сотрудники полиции могут быть заинтересованы в том, чтобы досыпать наркотик до "крупного размера" задержанным за хранение или распространение лицам. При этом даже не обязательно добавлять наркотическое средство: сойдет даже дорожная пыль, поскольку вес наркотического средства считается по весу всей смеси, если только она пригодна к употреблению.

Важно понимать: в Уголовном кодексе не проводится разницы между тем, распространяете ли вы наркотики за деньги или просто поделились с кем-то. Это отягощается практикой пыток, провокаций, подбрасывания наркотиков и длительными сроками заключения. Если вы поделились "косяком" с травой, то можете попасть в тюрьму лет на 8, а если поделились мефедроном или амфетамином, то лет на 15. При этом колоссальные бюджетные деньги тратятся не на социальные нужды, а на бесполезные и жестокие репрессии против миллионов потребителей и мелких распространителей: крупные часто могут откупиться.

По данным Глобальной комиссии, во всем мире подавляющее большинство арестов приходится на долю "мелкой рыбешки" – людей, не совершивших насильственных преступлений, имеющих низкий статус на наркорынке. Их легче всего задержать, у них нет средств, чтобы дать взятку, все свои деньги они, как правило, тратят на жизнь и приобретение наркотиков для собственного употребления. Массовые посадки за наркопреступления привели в России к перегруженности мест заключения, нарушению санитарных норм и прав человека в тюрьмах. Следует отметить и гендерный аспект проблемы. По данным Глобальной комиссии, доля женщин в заключении за наркопреступления превышает долю мужчин. Таким образом, вполне можно заявить, что борьба с наркотиками – это борьба с женщинами.

Войне с наркотиками надо предложить альтернативу, основанную на научных фактах, гуманизме и уважении человеческого достоинства

"Правительства и средства массовой информации привыкли изображать людей, торгующих наркотиками, как злодеев, навязывающих свой опасный товар беззащитным или любопытным молодым людям, – я цитирую обнародованный в 2016 году доклад Глобальной комиссии по вопросам наркополитики "На пути реформы наркополитики: новый подход к декриминализации". – По мнению правительств, подобное изображение ситуации соответствует их задачам борьбы с употреблением наркотиков, оправдывает суровые приговоры тем, кто продаёт наркотики. Однако изображение дилеров в виде ненасытных хищников не только ложно, оно вытекает из неправильного понимания взаимодействия внутри рынка наркотиков и является вредным стереотипом. Исследования показали, что значительную часть нижних уровней розничного рынка наркотиков составляет так называемый "социальный сбыт": люди из одной и той же социальной группы могут договариваться о том, что один из них купит наркотики для всех и потом передаст их с минимальной выгодой или вообще без таковой. Даже в ситуации отсутствия "назначенного" группой покупателя совместный прием наркотиков в кругу друзей является обычным делом; в результате подобных обменов накапливается скорее социальный, чем финансовый капитал".

При отсутствии контроля качества в продажу поступают наркотические вещества с опасными примесями, без информации о содержимом упаковки, рисках и инструкций по применению. Это является значимым фактором в нанесении вреда здоровью и нередко приводит к смерти наркопотребителей.

Войне с наркотиками надо предложить альтернативу, основанную на научных фактах, гуманизме и уважении человеческого достоинства. Целью должен быть не "мир без наркотиков", а здоровье населения и неукоснительное соблюдение прав человека. 25 сентября 2015 года 193 страны поддержали модель устойчивого развития, в рамках которой признана необходимость экономических и социальных изменений. Эксплуатация природных ресурсов, научно-техническое развитие и развитие личности должны быть согласованы друг с другом и улучшать качество жизни. Только гуманная наркополитика органично сочетается с моделью устойчивого развития.

Гуманная наркополитика в России должна включать в себя комплекс мер по уменьшению неблагоприятных последствий употребления наркотиков и улучшению общественного здоровья. В отличие от карательной наркополитики, которая ставит целью "мир без наркотиков", концепция снижения вреда признает, что многие люди не желают или не могут отказаться от употребления незаконных психоактивных веществ, и поэтому не требует обязательного полного запрета. Программы снижения вреда направлены на предоставление информации о здоровье, предотвращают ухудшение физического и психологического здоровья, способствуют социальной интеграции и реинтеграции.

Криминализация – политика увеличения вреда, не приносящая никакой пользы

За годы внедрения программ снижения вреда собрано немало статистики. В 1997 году международное исследования выявило следующее: в 52 городах без программ обмена шприцев показатель распространенности ВИЧ увеличивался на 6% ежегодно, а в 29 городах, где программы начали действовать, показатель распространенности заболевания снижался тоже на 6%. Многочисленные исследования показали, что распространенность употребления наркотиков не увеличивается из-за внедрения программ обмена шприцев. Снижение вреда включает в себя программы обмена игл и шприцев, раздачу презервативов, тестирование на ВИЧ и Гепатит С, комнаты безопасных инъекций с присутствием медиков, заместительную терапию для наркозависимых, предоставление препаратов против передозировки (налоксона, например), тестирование качества наркотиков, психологическую и социальную поддержку. Клиническое исследование последствий немецкой героиновой заместительной терапии обнаружило, что 40 % всех пациентов и 68 % всех трудоспособных пациентов смогли трудоустроиться после четырёх лет героиновой терапии. Некоторые смогли создать семьи после многих лет одинокой жизни.

Нельзя допускать насилие и пытки под видом лечения, это противоречит стандартам прав человека. Для меня очевидно, что самой эффективной моделью лечения зависимости станет та, которую больной выбрал сам, при консультации со своим лечащим врачом, а не та, которая определяется исходя из политического давления с помощью принуждения.

Очень важно изменение законодательства. Первый шаг – пересмотр таблиц размеров наркотических средств, значительное снижение наказания за хранение наркотиков для личного пользования. Нужно снижать наказание для мелких распространителей, применять к ним меры наказания, не связанные с лишением свободы. Следует отменить статью за "содержание притонов", поскольку она провоцирует небезопасное употребление наркотиков, например, в подъездах. И наконец, необходима отмена административной ответственности за употребление и хранение наркотических средств в незначительном размере. В дальнейшем нужно добиваться полной декриминализации хранения наркотических средств для личного пользования и начала дискуссии о легализации и внедрении регулируемого государством рынка психоактивных веществ.

Глобальная комиссия утверждает, что "политика жесткого уголовного преследования и наказания за употребление наркотиков была дорогостоящей ошибкой; государства должны переориентировать свои усилия и ресурсы и направлять наркопотребителей в медицинские и социальные службы". Криминализация – политика увеличения вреда, не приносящая никакой пользы. Вместо этого она приводит к стигматизации и снижает качество жизни. Ответственным политикам следует нарушить табу, перестать бояться обвинений в "пропаганде наркотиков", по аналогии с обвинениями в "пропаганде ЛГБТ", не ограничивать себя из-за этого в борьбе за права человека. Отказ от стратегии войны с наркотиками не означает признания поражения или поощрения употребления наркотиков.

Николай Кавказский – бывший заключённый по "Болотному делу", социал-демократ

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG