Ссылки для упрощенного доступа

Любовь или Нюта? Нет согласия в рядах оппозиции


Алексей Навальный на конгрессе своей незарегистрированной партии

Алексей Венедиктов, Сергей Митрохин, Александр Морозов – об открытом письме Алексея Навального Нюте Федермессер

Алексей Венедиктов, Сергей Митрохин, Александр Морозов о конфликте в рядах оппозиции в канун московских выборов.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: С нами Сергей Митрохин и Алексей Венедиктов. Обсудим события, которые происходят в рядах оппозиции. Как всегда каждый год мы с друзьями ходим на выборы, и каждый год перед этими выборами что-то такое происходит, когда всем друг за друга неловко, все передрались, все поссорились. В конце концов, такое даже случалось, что никто не смог поучаствовать – на последних выборах московского мэра. Сейчас такая же история происходит с 43-м московским округом. Посмотрим сюжет, про что эта история.

Соболь против Федермессер. Битва за Москву
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:06 0:00

Елена Рыковцева: Александр Морозов, политолог, на связи. Александр, как я понимаю, поддержал письмо Алексея Навального принципиально, поэтому вы будете защищать его позицию, если не передумали за это время. С чего все началось, что "Медуза" рассказала, что "Единая Россия" больше не хочет выставлять своих кандидатов от партии, теперь они под личиной каких-нибудь благотворителей, оппозиционеров, пойдут в депутаты от "Единой России". Похожая история была на выборах президента, когда Владимир Путин не стал баллотироваться от "Единой России", пошел самовыдвиженцем. Они стесняются своей партии? Почему она стала скрываться, растворяться, "Единая Россия"?

Алексей Венедиктов: Вы что, не знали, кто поддерживал Путина? Вы что не знали, что и Собянин выдвигался как самовыдвиженец? В чем новость?

Елена Рыковцева: В том, что они упорно стесняются. Может быть, отменить эту партию, если они все равно ее стесняются?

Алексей Венедиктов: Вы хотите, чтобы я сейчас был пресс-секретарем какой-то партии? Разве Люба Соболь не идет как самовыдвиженец? Она идет как самовыдвиженец. Любой самовыдвиженец должен собирать подписи, партии парламентские не должны собирать.

Сергей Митрохин: Я, к сожалению, должен собирать подписи, потому что "Яблоко" утратило эту привилегию не собирать подписи.

Алексей Венедиктов: На самом деле тут ничего необычного нет. Я с 1978 года занимался выборами во Франции, там мажоритарная была система выборов. Там когда выгодно кандидатам, они идут при поддержке партии, когда невыгодно, идут самовыдвиженцами. Разве неизвестно, что госпожа Федермессер доверенное лицо Собянина? Она об этом сама говорила. Разве неизвестно, что Сергей, если он идет как самовыдвиженец...

Сергей Митрохин: Я от партии.

Алексей Венедиктов: А если бы ты пошел самовыдвиженцем, наверное, мы не знали, что ты был лидером "Яблока" и членом федерального совета. То есть на самом деле это вопрос информирования.

Елена Рыковцева: Сергей, вы тоже ничего такого в этом не видите, когда партия не хочет, чтобы ее упоминали? Потому что это якобы снижает процент голосов за кандидата, который от нее бы шел. Это значит, что она дискредитирована совсем и она это понимает?

Сергей Митрохин: "Единая Россия" дискредитирована, особенно в Москве. Давно этот лейбл является скорее отрицательным, чем позитивным. Это такая гиря на ногах или чемодан без ручки, который вроде бы жалко бросить, но и нести нельзя. Поэтому, конечно, ставка мэрии, вообще властей и московских, и федеральных сейчас не столько на членов "Единой России" формально, сколько на лояльных власти кандидатов. Если мы говорим об этих кандидатах, которые здесь обсуждаются, я не очень понимаю установку некоторых комментаторов, в том числе и Шендеровича, и других, которые говорят: что же они, все же либералы, и Нюта Федермессер либералка, чего все в одном округе столпились? Здесь взгляды не имеют никакого значения: человек может быть либералом, социалистом, коммунистом, кем угодно. Для властей главное, чтобы он правильно голосовал, сидя в Мосгордуме, все остальное их абсолютно не интересует. А то, что госпожа Федермессер была доверенным лицом, есть много цитат, я их не буду сейчас произносить, как она поддерживает политику Сергея Семеновича. Совершенно очевидно, что власть двигает эту кандидатуру. И зачем, спрашиваю я Павла Лобкова с "Дождя", пытаться изображать, что вы этого не понимаете, а также некоторые другие комментаторы на сайте "Эхо Москвы", мною многоуважаемом, зачем вы это делаете – игнорируете этот факт? Для меня Федермессер – это представитель власти. Я иду как оппонент власти на эти выборы, как оппозиция, иду против нее. Я знаю, что власть ее будет выдвигать, по многим признакам это для меня очевидно. Зачем еще Любовь Соболь пришла мешать мне победить кандидата от власти – вот этого я не понимаю. Зачем Алексей Навальный делает такие штучки? Он один раз уже это делал, когда я выдвигался в Госдуму в 2016 году по Северо-Востоку, он сунул в округ господина Ляскина. Я занял второе место, Ляскин занял четвертое, он отнял у меня 7%. С этими 7%, плюс кумулятивный эффект, я мог бы стать депутатом Госдумы. Зачем Алексей повторяет тот же самый эксперимент, наступает на одни и те же грабли, я не понимаю.

Алексей Венедиктов: Я буду очень аккуратен, поскольку я возглавляю штаб по наблюдению пять лет в Москве, должен быть равноудаленным и не голосую. В Москве 45 округов депутатских. 43-й округ на 90% единственный может выбрать оппозиционного кандидата в Мосгордуму. Он единственный такой. На прошлых выборах в Мосгордуму Леониду Ярмольнику, который шел от "Гражданской платформы", не хватило 1%, потому что правящая партия в этом округе пять лет назад получила 28% всего. Ярмольник получил 27%, а Сергей Иваненко из "Яблока" еще 11%. Если бы в этом округе оппоненты мэра либерального, правого, демократического, социал-демократического крыла выдвинули бы одного кандидата, у них был бы шанс. Поэтому в этом округе сошлись Сергей Митрохин, который уже несколько лет окучивает этот округ. Алексей Навальный направляет туда яркого, сильного кандидата, потому что он считает, что она может выиграть. Власть, видя это все, направляет человека с таким бэкграундом, естественно, желая выиграть этот округ. Любая политическая сила хочет выиграть округ, а не просто добежать и согреться. Это ожидаемо.

Елена Рыковцева: Там дальше хронология начинается, кто первый заявил.

Сергей Митрохин: Я заявил первый в октябре прошлого года.

Алексей Венедиктов: Первый, если говорить о скорости, – это Сергей Митрохин. Это правда.

Сергей Митрохин: Второй был Дмитрий Гудков, с которым мы договорились не мешать друг другу.

Алексей Венедиктов: Дмитрий ушел в другой округ. История была именно в консультации и компромиссе. Он обещал поддержать Сергея в округе, а Сергей обещал поддержать его в округе.

Елена Рыковцева: А дальше начинается: Сергей Пархоменко верит рассказу Любови Соболь, которая сказала, что она первая сказала Нюте о своих планах, та выспрашивала ее – куда ты собираешься, по какому округу? А Нюта говорит, что первой была она.

Сергей Митрохин: Я считаю, что если бы такая же степень порядочности была, как у Дмитрия Гудкова, у Алексея, Любы, они бы вступили со мной в какие-то переговоры. Я уже в октябре четко и внятно объявил, что я иду по этому округу. Объяснили причины. Первое – я живу в Хамовниках. Второе: я работал по всей Москве, у меня в любом округе есть результаты. Я остановил реконструкцию очень варварскую, сверхзатратную за счет бюджета Комсомольского проспекта.

Елена Рыковцева: Сергей, вы борец – это правда.

Сергей Митрохин: Демократический кандидат оппозиционный, у которого есть конкурентное преимущество. Давайте сейчас отвлечемся от моей фамилии. Ясно, что у меня здесь большие шансы. Зачем Любовь Соболь идет в этот округ, в котором она не живет и никогда ничего не делала? Она бы могла пройти от другого округа, я бы ее поддержал с удовольствием.

Елена Рыковцева: Александр, вы были тем добрым человеком, который поддержал письмо Алексея Навального, который считает, что правильно он сделал, что его написал. Почему, как вам кажется, Алексей Навальный считает, что если он сейчас из игры вышибет Нюту Федермессер, то это увеличит шансы Любовь Соболь настолько, что она даже Сергея Митрохина победит?

Александр Морозов: Я вообще смотрю с совершенно другого бока на все это. Мне показалось, что письмо Навального имеет отношение не к избирательной кампании, каких у нас происходит много и там везде сталкиваются кандидаты каждый раз. Не было еще случая, чтобы была какая-то эффективная избирательная кампания, в которой бы представители этого лагеря, о котором говорил Алексей Венедиктов, успешно бы договорились, всегда были скандалы. И не это было самое интересное в письме Навального, и не это обсуждалось. Здесь волнует всех не судьба 43-го округа и вообще не выборы в Мосгордуму, а как было видно по обсуждению, всех беспокоит проблема коллаборационизма. Речь идет здесь о том, что в Москве масса наших добрых друзей работает у Собянина, замечательных талантливых людей. Одни из них работают в реновации, другие в освоении пространств, третьи в разных просветительских проектах. Никому из них, несмотря на то что это вполне успешные люди, независимо от их взглядов, не приходит в голову при этом баллотироваться в Мосгордуму на тех условиях, на которых баллотируется Федермессер. Та часть общественности, которая поддержала письмо Навального, эти люди реагируют вовсе не на 43-й округ, а на то, что Федермессер показывает себя таким инфантильным человек, притворяющимся, как будто бы она не понимает те правила игры, по которым живет московская либеральная общественность.

Елена Рыковцева: А что за правила, по которым живет московская либеральная общественность? Каким образом она выпала из этой парадигмы, в которой живет московская либеральная общественность?

Сергей Митрохин: А какое отношение Нюта Федермессер имеет к либеральной общественности, если она была доверенным лицом Сергея Собянина? Что в ней либерального? Если она либеральная общественность, то как же она могла стать его доверенным лицом?

Елена Рыковцева: Два вопроса. Каких правил не понимает Нюта? И какое ей вообще дело до либеральной общественности, если она идет от Сергея Семеновича и этого не скрывает?

Александр Морозов: С этим можно согласиться. Я сейчас говорю не о своей позиции, а об обсуждении письма. Может быть, Федермессер и должна идти в Мосгордуму, может быть, так надо. Я, когда смотрел на эту ситуацию, я размышлял так, что если она занимается активно полезной благотворительной деятельностью, я бы с пониманием отнесся, если бы она стала советником президента Путина по благотворительности или вошла бы в правительственную комиссию, чтобы действительно чего-то добиться для ее собственного дела. Но я совершенно убежден, что в Мосгордуме ничего полезного она добиться не может, это такая дань властям. Я сейчас не говорю о Сергее Митрохине, у него совершенно другая история, он реально борец за Москву и за права москвичей. Мне показалось, что справедливый упрек к Федермессер заключается в том, что она выступает некоторой заглушкой в данном случае, не получая ничего для своего реального дела, она выступает здесь как доверенное лицо Собянина. При этом она своим выдвижением несомненно ломает игру и Митрохину, и Навальному.

Сергей Митрохин: Мне она не ломает игру, потому что все знают, что она идет от власти. Я знаю, что власть кого-нибудь в этом округе выдвинет. Я к этой игре изначально готов, поэтому мне она ничего не ломает.

Елена Рыковцева: Сам факт написания такого письма открытого. Человек не пытается договориться: давай выпьем кофе и поговорим. Он открыто обращается, это похоже на ультиматум: слушай, посмотри на себя, если ты не снимешь, как ты будешь выглядеть? После того, как к вам обращаются с таким письмом, есть ли хоть один шанс, что человек снимет кандидатуру свою?

Алексей Венедиктов: Алексей обратился с этой дискуссией о коллаборации, забыв о том, как "Единая Россия" помогла ему зарегистрироваться в 2013 году и как он принял подписи муниципальных депутатов, продемонстрировав абсолютную гибкость к коллаборации – это был политический шаг. Я мог только приветствовать такой шаг, потому что очень важно было, чтобы он пошел на выборы. Поэтому такое письмо его важное, и оно требует широкого обсуждения. Конечно, если бы он знал Нюту, она знал бы, что Нюта человек упрямый, боевой. В марте месяце был принят закон, который она протащила, о паллиативной медицинской помощи. Этот закон лежал пять лет, пока Нюта не задала вопрос президенту, пока она не встретилась с президентом, пока президент не дал прямой приказ его протаскивать. Коллаборация таким образом, которая будет спасать людей умирающих, кричащих и визжащих от боли – это сделала Нюта Федермессер. Это первое и самое главное ее действо, и мы должны быть ей за это благодарны. Когда ваши родственники окажутся в такой ситуации, когда будут кричать и визжать от боли, вы прибежите к Нюте. Поэтому совершенно спокойно надо регистрировать всех троих, пусть избиратель решит. Надо сделать все, чтобы все те, кто пойдет на выборы в 43-м округе, были зарегистрированы, пусть решит избиратель на основании письма Навального и дискуссии, которая развернулась, на основании того, что делал Сергей много лет в этом округе, на основании того, как избиратель понимает Нюту Федермессер. Надо понимать, что во время политических боев политические противники – а Нюта, безусловно, с точки зрения Навального, его политический противник, она же идет от власти, она же идет при поддержке власти – они будут уничтожать друг друга.

ПРОГРАММУ ЦЕЛИКОМ СМОТРИТЕ НА ВИДЕО И СЛУШАЙТЕ В ЗВУКЕ

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG