Ссылки для упрощенного доступа

Олигархи, церковь и народ


Жители Екатеринбурга в борьбе с новым храмом. Обсуждают Александр Кынев, Евгений Никифоров, Ринат Низамов

Россияне умеют протестовать, когда наступают на их жизненные интересы. Жители Екатеринбурга не хотят, чтобы на месте сквера построили новый храм. Удастся ли им победить власть и олигархов, которые финансируют это строительство? В эфире эксперты и журналисты Александр Кынев, Евгений Никифоров, Ринат Низамов, а также специальный корреспондент РС в Екатеринбурге Мумин Шакиров. Ведущая Елена Рыковцева

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: С нами политолог Александр Кынев и руководитель общества "Радонеж" Евгений Никифоров. Очень необычная акция протеста происходит в городе. Казалось бы, уже санкционированного и оговоренного, одобренного строительства храма – но это не понравилось горожанам в очередной раз, и в очередной раз они встали в пикеты, в протест против этого строительства. Давайте посмотрим хронику борьбы с храмом в Екатеринбурге.

Битва за сквер. История конфликта церкви и общества в Екатеринбурге
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:05 0:00

Елена Рыковцева: Я хочу предложить краткую справку того, как это событие освещают на федеральных каналах. Конечно, вы не дождетесь никакого обсуждения в ток-шоу, там Украина оккупировала полностью это пространство. Немножко было вчера на "России-24", потому что у них есть корреспондент на Урале, его зовут Кирилл Солодков. Были достаточно объективно, на мой взгляд, освещены эти события. А сегодня из Екатеринбурга сюжетов два на этом федеральном канале – о правильном питании школьников и что столицей мирового бокса станет Екатеринбург. Тема митингов вчера началась и закончилась вчера же вечером. Подхватил эстафету на Первом канале Иван Ургант совершенно неожиданно, познакомил свою веселую молодую аудиторию с событиями в Екатеринбурге и сделал следующее заключение: "Нужно найти компромисс между строительством храма и отстаиванием сквера. Таким компромиссом может оказаться строительство торгового центра. Там можно и погулять с детьми, и перед дорогой сумочкой перекреститься, ну а если ты православный спортсмен, то можно и на месте инвалидов припарковаться". Вот выступил с таким смелым заявлением единственный ведущий на федеральном канале. И тема была закрыта. С нами на связи Мумин Шакиров, наш корреспондент, который сегодня вылетел туда.

Мумин Шакиров: Я нахожусь в сквере, в той части, которая принадлежит горожанам. За забором находятся охранники и полицейские. Тут что-то похожее на "Оккупай Абай". Если помните, несколько лет назад в Москве был такой участок, территория, которая принадлежала народу. Давайте поговорим с теми, кто здесь находится. Почему вы против строительства здесь храма?

Женщина: Потому что это место, где встречаюсь я со своими друзьями. Мы всегда здесь отдыхаем, занимаемся спортом, у нас проходят музыкальные фестивали. Это на самом деле культурный центр. Были разные скверы, все порубили, это единственное место осталось, где деревья могут расти, корневая система может развиваться. Мы не против храма, у нас много пустырей в городе.

Мумин Шакиров: Давайте пообщаемся с коммунистами, которые сюда пришли. Почему коммунисты против строительства храма в этом месте?

Мужчина: Мы поддерживаем народ, мнение горожан. Власть нас никак не видит, не реагирует. Народ приходит, очень разные люди, и молодежь, и в возрасте, средний возраст. Это проблема для нас общая.

Мумин Шакиров: Здесь люди разбились на группы. За сегодняшний день встроили забор, практически сквер разбили на две части. Та часть, которая за забором, предполагается, что там будет строительство храма. Скоро начнется флешмоб, который будет называться "Ночь с фонариками". Здесь достаточно спокойная атмосфера, все контролируется, люди соблюдают чистоту, порядок. Конечно, везде идут дискуссии. Сторонников строительства храма очень мало, почти нет, потому что в основном здесь те, кто против этого строительства. Что касается инцидентов, девушка привязала себя к дереву, ее задержали. Около 7 человек отправили в автозаке. Говорят, что проверили документы и отпустили. Каких-то жестких конфликтов с полицией пока еще нет.

Елена Рыковцева: Ваше мнение, Александр, об этой ситуации?

Александр Кынев: Если мы посмотрим, что за несколько последних дней в медиа обсуждается по поводу Екатеринбурга, там масса интересных нюансов, которые позволяют понять, почему возмущены горожане тем, что происходит. Во-первых, если посмотреть, о чем говорят екатеринбургские общественники, местные журналисты, им вспоминается ситуация с Успенской церковью, которую можно было восстановить, которую сама же РПЦ и снесла. Встает вопрос: почему вы не восстанавливаете то, что у вас есть, отбираете у людей те места, которые уже стали культовыми, где они отдыхают, и хотите строить что-то заново? Вы наведите порядок в том, что у вас уже есть. Второе: я процитирую, это написал сегодня в интернете Антон Баков, очень известный политик, бывший депутат Госдумы: "Буквально через дорогу более 25 лет стоит богопротивный долгострой – Октябрьская площадь, дом 5, ныне стыдливо завешенный простынкой "Экспо 2025". Понятно, что все права застройщика там истекли ещё в прошлом веке. Может, городу и области хватит придерживать участок городской земли и отдать его под храм? Тем более что там и грунты позволяют, проект 1993 года предусматривал возведение на отведенном земельном участке трех автономных блоков делового центра: 7-этажного здания, 8-этажного здания и 14-этажного здания для гостиницы международного уровня. И виден храм с пруда будет отлично. Если, конечно, сквер не застроят.

Одна проблема: оказывается, этот участок уже принадлежит холдингу УГМК. Владелец намерен возвести там многофункциональный комплекс с элитными квартирами и коммерческими помещениями. Зато храм будут строить на месте сквера. Неплохо устроились ребята. Уже имеют участок земли на этом же самом месте, а нанимают целую частную армию лупить городскую молодежь, чтобы украсть у нее культовое место".

Кроме этого сегодня вышла статья на сайте "Новых известий", где прямо пишется о том, что если внимательно посмотреть документы, там речь не только о храме, там в пакете, который получает застройщик, он строит одновременно на том же земельном участке еще три элитных жилых здания, фитнес-центр и так далее. Под дымовой завесой храма в центре города на хорошей земле вместо сквера строят очередную элитную недвижимость. Совершенно очевидно, как на это реагируют люди. Самое главное, что власть в этой ситуации изначально абсолютно наплевала на мнение людей. Людей возмущает, когда с одной стороны выходит молодежь, с детьми люди ходят, по другую сторону выходят откровенные бандиты. Упомянули, что как плохо, когда граждане совершают самоуправство, а когда бандиты средь бела дня избивают граждан – это не самоуправство? Где находятся наши правоохранительные органы? Почему какие-то непонятные люди, которые наняты этими застройщиками, на каком основании они проводят избиение простых граждан средь бела дня? Почему это не волнует наше государство? Мы получаем совокупный эффект всего происходящего. Власть в этой ситуации несет какую-то ахинею, она начинает пугать людей – вам не построят линию метро и так далее. Если у них есть желание довести людей до белого каления, вызвать абсолютное возмущение, то они идут правильной дорогой. Все, что делает этот варяг, ситуацию только ухудшает. На мой взгляд, главный фундаментальный вопрос, который возникает, глядя на всю эту вакханалию, которая происходит вокруг Екатеринбурга, почему это возможно? Прошлый год – пенсионная реформа, протестные настроения, провальный результат власти на выборах в сентябре прошлого года. Нормальный человек с точки зрения здравого смысла пытается конфликт погасить, как минимум не делать вещей, которые делают ситуацию хуже.

Елена Рыковцева: Они же этот проект согласовали, он был принят, одобрен. Есть какие-то проценты опросов общественного мнения. На что-то они опирались же.

Александр Кынев: Вопрос заключается в том, что за последние полтора месяца мы имеем Шиес, мы имеем Екатеринбург, мы имеем чудовищную историю с первомайской демонстрацией в Санкт-Петербурге, мы имеем идиотскую инициативу компании "Мираторг" с сотоварищи по вмешательству в личное потребление граждан. Мы видим большое количество маленькой дури, как на федеральном, так и на региональном уровне, власть, вместо того чтобы успокоить людей, делает все, чтобы достать тех, кого она не успела достать за прошлый год. Это крайне нерациональное поведение, оно ведет к тому, что раздражаются как целые группы граждан, а еще политика раздражения имеет географическую локализацию. С одной стороны, нападки идут на целые группы, а с другой стороны, они имеют географический разрез. Почему это возможно, что такое происходит внутри власти, когда она начинает системно себя вести во вред самой себе?

Елена Рыковцева: Евгений, может быть, у вас есть другой совершенно взгляд на эту историю?

Евгений Никифоров: У меня совершенно другой взгляд. Сходимся мы здесь только в одном, что все, что предпринимается в Екатеринбурге, ставит собой одну цель: чтобы вы, Александр, могли высказываться так откровенно антивластно, антигосударственно, антиправительственно и так далее, обвиняя голословно во всех грехах и предъявляя в качестве их неправильной работы эти выступления.

Елена Рыковцева: Это они специально делают, чтобы Александр их поругал?

Евгений Никифоров: Безусловно. Никаких боевиков там не было, спортсмены никого не били, давайте будем точны. Действительно, когда выходят чемпионы Европы, мира и так далее – это крепкие ребята, они действительно действуют устрашающе. Они не распускали руки, давайте будем честными. Руки распускали участники демонстрации, проявляли немереную агрессивность.

Елена Рыковцева: А зачем спортсмены пришли?

Евгений Никифоров: Потому они решили высказать свою гражданскую позицию.

Александр Кынев: А где остальные люди?

Евгений Никифоров: Выходили и другие люди, там была интеллигенция, журналисты, все там были. А вела себя агрессивно абсолютно небольшая, хотя в абсолютном числе впечатлившая меня часть, около тысячи человек, люди, которые вели себя совершенно обезумевши, не соответствующе совершенно поводу. Все это разрешалось в течение 10 лет, все согласования были проведены. Губернатор призвал к себе две стороны, вторую сторону найти не могли, потому что не могут узнать, кто организатор этих всех бесчинств. А там ясная организация, которая идет по сценарию Майдана. Эта технология отработана на Украине.

Елена Рыковцева: То есть вы считаете, что это протест ради протеста? Люди не бьются вовсе за свой сквер, им все равно совершенно, что там построят, просто они хотят навредить власти.

Евгений Никифоров: В данном случае храм всегда очень звонко резонирует. Они выбрали наиболее резонансный проект. Это публика, как мы видим, Навального по всем параметрам, которые мы знаем по Москве. В Москве никто не мог объяснить, какие лозунги, почему, зачем они это делают. Просто за компанию пришли, как сейчас пришли с фонариками.

Елена Рыковцева: Протест ради протеста, сквер ни при чем, храм ни при чем.

Евгений Никифоров: Это храм, который является символом 300-летия города. Это кафедральный собор, который был снесен в 30-х годах энкавэдэшниками, коммунистической властью, которая себе поставила в награду за то, что они сделали эти разрушения нашей национальной идентичности, национальной истории, самобытности, поставив в памятник своему собачьему делу бассейн с серпами и молотами. Вдруг этот бассейн с серпами и молотами оказался такой святыней неприкосновенной, родной и близкой. Как они говорят: нам гулять и выгулять собачку негде будет. То есть собачьи туалеты ставятся выше более высоких задач, которые могут ставить перед собой люди.

Елена Рыковцева: Это специфическая история. Для кого-то более высокая, для людей верующих, а кто-то считает, что гораздо важнее построить торговый, рекреационный центр, а, может быть, вообще ничего не строить. То, что вы говорите, что храм – это ценность, но это светское государство. Эта ценность имеет ценность для очень определенной группы.

Евгений Никифоров: Восстанавливается кафедральный собор на месте снесенного. 10 лет обсуждалось, три места. Переговариваться не с кем. Переговоры, чтобы обгадить, уничтожить и обвинить во всем власть. Чистой воды провокация с одной стороны. С другой стороны, как вы хотите отметить 300-летие города? Восстанавливается кафедральный собор, главный собор. В России более 80%, по всем опросам, себя идентифицируют как православные верующие люди. Они имеют право исповедовать свою религиозность так, как они хотят, никто силком в храм не тянет.

Елена Рыковцева: Разные варианты есть отметить 300-летие, необязательно такой храм строить дорогой.

Евгений Никифоров: Православные, которых 80%, они хотят это отметить храмом. Народ имеет право свои символы устанавливать так, как он хочет. Когда людям запрещают выражать свою веру определенным образом, государство еще упрекают, что оно потакает этим 80%.

Александр Кынев: Давайте не переворачивать все наизнанку. Как раз ситуация ровно наоборот – подавляющее число жителей против этого. Это прекрасно видно по ситуации, когда огромное количество людей пришли сами, с другой стороны не смогли найти никого, кроме бандитов. На мой взгляд, все те, кто говорят, что это какой-то заговор ЦРУ, Навального, всякие высказываются гипотезы, они же говорят: а говорить не с кем. Вы определитесь: либо это заговор, либо говорить не с кем. Если это заговор, значит, у него есть организаторы. Проблема заключается именно в том, что это как раз стихийное событие. Сложная ситуация, которая возникла с точки зрения переговоров, она именно в том и заключается, что это стихийный городской протест, когда людей просто реально достало, что их мнение игнорируют, что их лишают, может быть, последней зоны для нормального отдыха в центре города. Людям этот храм в этом месте совершенно не нужен, ну постройте вы в другом месте, в чем проблема? Есть очевидная аффиллиация с этим проектом у вполне определенных олигархов. Хорошо известна связь этих конкретных предпринимателей с региональной администрацией. Принимается решение, которое не поддерживается подавляющим большинством жителей города, происходят странные события, когда крепкие спортивные люди там наводят порядок, при этом администрация по сути дела уходит в сторону. Возникает вопрос: а кто вообще в регионе власть? Где мэр, где губернатор? Кто вообще глава Свердловской области сегодня? Кто принимает в регионе политические и иные основные решения? Если вам интересно, что говорят люди, почитайте в соцсетях, пообщайтесь с лидерами общественного мнения и так далее, у вас будет абсолютно яркая, очень интересная картина.

Елена Рыковцева: У нас Екатеринбург на связи, Ринат Низамов. Два тезиса, которые нам Евгений Никифоров сейчас изложил, первый, что эти люди, которых Иван Ургант называет "православными спортсменами", собственно, никто с этим не спорит, они вели себя исключительно деликатно, никого не трогали, рук не распускали. Вы эту ситуацию видели?

Ринат Низамов: Да, конечно. Меня вытолкали эти товарищи за территорию сквера, где они потом поставили забор.

Елена Рыковцева: То есть руки все-таки распускали?

Ринат Низамов: Конечно. У нас уронили оператора, разбили камеру. Абсолютно незаконно действовали эти товарищи, которых вы справедливо назвали боевиками.

Евгений Никифоров: Законно ли действовали эти люди, которые озверело просто ломали эти заборы?

Елена Рыковцева: Это разберется полиция. При чем здесь спортсмены?

Евгений Никифоров: Конфликт начали не спортсмены, конфликт начали совершенно обезумевшие юноши, которые там были. Они ворвались на этот участок, совершенно беспорядочно и гадко себя вели. Естественно, был некий ответ. Там не было драки, запомните раз и навсегда.

Ринат Низамов: Гость считает, что он знает больше, чем я, который находился там позавчера, вчера и находится сейчас.

Елена Рыковцева: Такое случается в жизни, что есть люди, которые знают больше тех, которые находились там. Второй тезис, который произнес наш гость, состоит в том, что вам все равно, будет там сквер, будет там храм, это протест ради протеста для того, чтобы позлить эту власть, чтобы показать, что она никчемная, "оранжевая" история. Это вас, наверное, американцы возбуждают.

Ринат Низамов: Я журналист, наша задача освещать события, все-таки призывать власти к тому, чтобы они каким-то образом реагировали на то, что говорят люди. Я не помню такого события, чтобы собралось столько людей, тысяч пять точно есть в сквере. Что удивительно, власть до сих пор делает вид, что протеста нет. Никто к людям не выходит, ни губернатор, ни мэр, ни руководитель полиции. Я не согласен ни в коем случае, что здесь какие-то организованные силы. Конечно, я видел здесь флаги коммунистов, я видел, что навальновские товарищи собираются, видел фанатские группировки. Но это логично, когда третий день происходят эти протесты, к таким мероприятиям всякая нечисть прилипает. Но в целом большинство – это жители города, которые не согласны с тем, что происходит там, где они живут.

ПРОГРАММУ ЦЕЛИКОМ, ВКЛЮЧАЯ МНЕНИЯ О СИТУАЦИИ НАШИХ СЛУШАТЕЛЕЙ, СМОТРИТЕ НА ВИДЕО И СЛУШАЙТЕ В ЗВУКЕ

Сквер или храм? Опрос москвичей

Поддерживаете ли вы "протест против храма" в Екатеринбурге?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:45 0:00

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG