Ссылки для упрощенного доступа

Со сцены на сцену. Анатолий Стреляный – о ксиве президента


Мастера украинского экрана добились огромного успеха. Они сумели убедить более семидесяти процентов избирателей, принявших участие по втором туре президентских выборов, проголосовать не за живого человека, а за сыгранного им президента-революционера в телесериале "Слуга народа". И вот этот образ обрел плоть и кровь и уже приступил к делу: издает указы об увольнении одних должностных лиц и назначении других, в первую очередь, друзей: ты – туда, ты – сюда.

Спектакль шел долгие месяцы, но сыгран был на одном дыхании. Стало видно, что Украина в этом отношении не только не отстает от Европы, а опережает ее, и легко, вприпрыжку и с прибаутками. В свою очередь, "Русский мир" мог лишний раз убедиться, что Украина – не только не Россия, а что-то такое, в чём сама ещё будет разбираться. Хотя в чём там разбираться…

Президент Порошенко не в полной мере подчинил себе ТВ и остальные средства пропаганды, и его противники легко доказали всем, кому нравилось это слышать, что он обделил народ в свою пользу. Поистине: не любят ту власть, которая позволяет себя не любить. В ходе спектакля не было сбоев, кроме одного, под самый конец, уже во время инаугурации. Оказалось, что исполнитель главной роли не выучил государственного гимна. Его губы шевелились явно беззвучно. Такая актерская небрежность может стать понятной, если окажется, что в планах там действительно все новое, включая и гимн.

Оживший киногерой сразу явил два лика. Один был обращён к народу. Народу адресовались слова: отныне желательно, чтобы каждый гражданин почувствовал себя президентом. На это один гражданин на следующий день заметил: "В стране, где каждый второй думает, чего бы еще спионерить для себя и семьи, а каждый третий не платит налоги, президент отождествляет себя с народом". Тоже, между прочим, демагогия. Она – такие времена настали – куда ни глянь. Другой лик увидели депутаты Верховной Рады. Это был лик откровенно торжествующего хозяина положения. Народные избранники услышали, что с этой минуты они разогнаны, правда, с отсрочкой на два месяца, в продолжение которых должны будут принять такие-то законы. Кто-то подавился смехом, кто-то впал в глубокую задумчивость. Были и гримасы снисходительности, снисходительности людей, считающих, что они знают жизнь. Знать и впрямь есть что – то, например, что более-менее ответственный украинский госслужащий не живёт на зарплату.

Сказать, что всё прогнило, нельзя – ничто и не было здоровым

Будет немало и другого, что обещано устранить, но остановимся только на этом, тем более что зарплаты и доходы интересуют рядового избирателя в первую очередь, и чужие – больше, чем свои. Какое же, спрашивают, будет теперь жалование сотрудникам президента, персоналу министерств и ведомств и пр.? Мало кого заботит, что на деньги, которые можно показать народу, не опасаясь вызвать его гнев, прожить можно, но человек, знающий себе цену, откажется. Новый президент хочет, чтобы каждый служивый держал в кабинете не его портрет, а снимок своих детей, дабы перед каждым решением видеть их глаза. На это – тоже без промедления – последовал вопрос из гущи: где взять чиновника, который в глазах отпрыска не будет читать то, что читал и его предшественник, а именно: "Папа, дай то, дай это!"?

В этот вопрос в свое время уперлась ленинская революции – и ничто так не способствовало "буржуазному перерождению" ее кадров, как найденное решение. Спецпайки, спецстоловые, спецмагазины, наличность в конвертах. В Украине сегодня существуют и более серьезные виды вознаграждения управленческих трудов. У жены чиновника, например, вдруг открывается незаурядный предпринимательский талант. Что теперь будет с такими?

В стране нет правопорядка и правосудия в европейском смысле слова. Сказать, что всё прогнило, нельзя – ничто и не было здоровым. Конечно, что-то и до сих пор делалось по закону, но всё более-менее существенное – только по договорнякам. Без негласных, а значит, нечистых сделок представить себе Украину невозможно. Что остается делать тому, кто оказался на самом верху? Или сажать доставшийся ему личный состав, но всех не пересажаешь, да и времена не те, или покупать его услуги – откупаться. К чему и приступил победитель. Почва, на которой стоит страна, не могла быть затронута и не будет затронута. Договорняк в силе. Значит, над полями и лугами продолжит звучать вечное: "Нигде нет правды!" – "Как это нигде? – будет отвечать зомбоящик. – Правда в "Слуге народа!" Грядёт лютый популизм, как выразилась одна телезрительница, вглядевшись в экран как основное место жительства известно кого. Инаугурационная речь не случайно была составлена будто в аккурат для того сериала. Там и красивая запевка – про шестилетнего сынишку, сказавшего: "Папа, Зеленский – президент, выходит, что я тоже президент", и броская концовка папы про себя взрослого: "На протяжении своей жизни я пытался делать все, чтобы украинцы улыбались. В следующие пять лет я сделаю всё, украинцы, чтобы вы не плакали…" Служебное удостоверение шестого президента Украины перед тем, как он его получил, упало на пол – подробность, которую не придумать, хотя придумать, кажется, уже можно всё.

В моём селе, как положено, 12 колдуний, они же и вещуньи. Сходясь у колодцев, толкуют, что может предвещать это событие. Для одних важно то, что ксива упала, для других – что она была таки поднята.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист, Сумская область

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG