Ссылки для упрощенного доступа

"Народ надо уважать": что показал опрос о екатеринбургском храме?


Акция против строительства храма, 14 мая 2019 года

Мощный поворот событий в Екатеринбурге. Опрос ВЦИОМ показал, что большинство горожан не поддерживают идею непременного строительства храма именно в сквере – 74% респондентов назвали это место неудачным. Изначальный проект поддерживают лишь 7% опрошенных горожан.

Рустем Адагамов:

Екатеринбург крутой. Пример всей стране.

Людмила Телень:

Специально для тех, кто говорил, что все старания напрасны.

Фёдор Крашенинников:

Итоги опросов - уничтожающие всю аргументацию храмовников.

Незыгарь:

По законам жанра Высокинский и гордума Екатеринбурга должны уйти в коллективную отставку.
Опрос ВЦИОМ их сегодня превратил в Тыкву, а по научному- делегитимизировал.

Дмитрий Колезев:

Не стали мухлевать с опросом, молодцы

Юрий Самодуров:

Екатеринбург пример для всей страны!
Очень, очень важная победа гражданских активистов и активных граждан и молодежи Екатеринбурга четверо суток выходивших и стоявших против полиции и ОМОНА,чтобы защитить сквер в центре города от посягательства РПЦ и власти!
Огромное спасибо всем екатеринбуржцам высказавшимся в ходе проведенного ВЦИОМОМ опроса против строительства новой церкви в этом сквере!
Спасибо сотрудникам ВЦИОМ, что не сфальсифицировали результата опроса, как я этого от них ожидал.
И большое спасибо всем журналистам и блогерам кто поддержал екатеринбуржцев в этой борьбе против попыток власти повысить статус РПЦ отдав им под храм самую значимую площадку в городе.
Рад, что власти Екатеринбурга оказались способны услышать мнение большинства жителей . .
Повторю, жители и гражданские активисты Екатеринбурга, а может быть даже и власти города в этой конфликтной ситуации показали пример для всех нас, для всей страны! Единственные люди, кто ничего не поняли и кто неисправимы - это московское руководство РПЦ!!

Антон Красовский:

Ну вот глядите. Провели опрос, где жители совершенно однозначно против строительства храма в этом месте, в сквере у драмтеатра, рядом с Ельцин-Центром. Больше половины опрошенных при этом говорят, что лично для них строительство храма – малозначимая, вообще неинтересная вещь. При этом они не против его строительства в другом – каком-то (!) – месте.

Сам факт произошедшего с протестами горожан, с ночными стояниями в сквере, с титушками, свезенными олигархом, с путинским одергиванием всех и с итоговыми опросами и – возможно – референдумом, – очень полезный для развития гражданских институтов казус.

Обществу полезно и очень нужно бороться за свои права, отстаивать их, тогда полученные вольности и уступки начинают восприниматься достойно, как ценность, а не как данность.

А власти – любой: и региональной и федеральной, – важно помнить, что она обязана осуществлять свои функции, не просто пытаясь услышать, а ежедневно слушая и слыша людей.

Ну и – что особенно важно – людям самим нужно начать понимать, что задача не в победе одной части общества над другой. А в мирном сосуществовании друг с другом.

То есть городу нужен и сквер, и храм. И новый центр СПИДа, и театр. И за каждым проектом кто-то стоит. Кто-то за, кто-то против. И нужно найти путь мира, а не войны.

Нужно помнить, что все мы так или иначе – какие-то меньшинства. Видите, в данном случае, даже РПЦ оказалась – на передержке. Но это не повод ее не уважать.

Сергей Зазимко:

1. Пора властям на местах отвыкать обращаться с населением свысока и по-хамски. Даже если вы на троих с местными олигархами все "уже решили". В противном случае можно оказаться между молотом и наковальней: сверху президентский рык, снизу - организованный народный протест, который совершенно не нужен тем, кто на самом верху. И приходится регионалам крутиться, как уж на раскаленной сковороде. Но выглядят при этом региональные власти крайне плохо, глупо, невнятно и некомпетентно.

2. К сожалению, все комментарии иерархов РПЦ только усугубили негатив в данной конкретной ситуации. Первым делом, я считаю, они должны были сказать: "Бог - это любовь. А любовь - это душевный мир и согласие. Нельзя строить Храм там, где нет согласия. И мы не станем этого делать! Мир и согласие в обществе для нас - самое главное!" Оказалось, что "не самое главное"... Оказалось, что есть вещи главнее... Повторюсь, к глубочайшему сожалению, все комментарии, что со стороны представителей Церкви я услышал, были совсем в другой тональности. Звучала уверенность, что будет так, как они хотят. И это подавалось как единственно возможная точка зрения. И эта тональность только подлила масла в огонь противостояния. Результаты опроса ВЦИОМа - это не просто звоночек в сторону и конкретных иерархов РПЦ, и слишком агрессивной политики Церкви, это уже прямой посыл: "Ребята, вы утомили!"

3. Провластные СМИ. Еще одна причина, почему такие результаты опроса. Послушал Соловьева. Очень стало за него стыдно. В том числе и потому, что он, как профи, а он реально очень крутой профи, должен понимать, что существует в пропаганде - тут уже я тоже профи - "эффект бумеранга". Это если ты перегнул палку, то она другим концом тебе же и врежет. Я считаю, что Соловьев и его команда, что "закидали навозом" протестующих, оказали местным властям медвежью услугу. Даже те, кто был индифферентен, и те возмутились и высказались против. Это был безусловный пропагандистский провал.

4. Огласка и общественный резонанс делают свое дело. Могу констатировать, что гражданское общество у нас в стране вполне себе сложилось. Дальше оно будет, образуясь в более четкие и организованные структуры, принимать формы институтов, с которыми власти придется считаться в безусловном порядке. И,как минимум, договариваться.

Мои искреннее уважение Екатеринбургу, сумевшему без крови и потерь, в доходчивой форме донести до власти простой посыл, что народ надо уважать.

Даниил Коцюбинский:

Что ж. Теперь остаётся понять: как и когда - учитывая, что аналогичные протесты продолжать нарастать как снежный ком по всей стране - Кремль перейдёт в контратаку? И чем всё это закончится? Делайте ваши ставки и прогнозы, дорогие друзья! )

Константин Орлов:

Понятно, что на фоне приближающихся региональных выборов (в том числе в Питере, Забайкалье и на Алтае) Кремлю (слишком хорошо помнящему результаты прошлогодних выборов и нынешнее состояние рейтинга) меньше всего нужны любые массовые протесты. По любому поводу. Какой же отсюда вывод? (Голосом Екатерины Шульман ) Именно сейчас резко выросли шансы добиться чего-то от власти. При условии что у вас, во-первых, достаточно единомышленников, во-вторых, есть способ сделать так, чтобы о ваших требованиях сообщили федеральные каналы. С другой стороны, шансы силовое подавление акций, требования которых власть сочтёт чрезмерными, тоже возрастают. (Своим голосом) Вот такая диалектика.

Екатеринбургская епархия РПЦ прокомментировала итоги опроса весьма раздражённо:

По мнению Екатеринбургской епархии, проводить опрос во время обострения ситуации, не дав сторонам предоставить аргументы, это не делает опрос конструктивным и отражающим действительную ситуацию.

Поскольку в обществе еще сохраняется определенная напряженность и недоинформированность относительно проекта строительства храма, благоустройства сквера и городской набережной (потому общество в принципе пока не может сформировать о нём свое мнение), а в горожанах ещё слишком велико эмоциональное напряжение, в таком настроении решения не принимаются.

К тому же, это всего лишь небольшой срез , который скорее отражает еще совсем недавнюю "перегретость" общества.

Отметим, 3000 опрошенных респондентов ВЦИОМ это меньше, чем количество людей, участвовавших в общественных обсуждениях проекта, которые единственные являются сейчас легитимными.

Главный опрос впереди.

Мы по-прежнему молимся, объясняем и призываем горожан внимательно ознакомиться с проектом, масштабную презентацию которого сейчас готовит Фонд святой Екатерины.

Алексей Широпаев:

Какие они, однако, упёртые и самоуверенные, эти МПэшные госпопЫ: ну не хотят смириться с потерей лакомой площадки в центре ЕКБ, продолжают бухтеть поперёк мнению народа.

Аббас Галлямов:

У РПЦ было несколько вариантов поведения. Она выбрала худший: ввязалась в уже проигранную драку.

Василий Бурнин:

Математически доказано (ВЦИОМом), что руководство РПЦ не является выразителем желаний большинства. Очень хороший и важный прецедент.

Алексей Шабуров:

РПЦ так долго продавала власти идею о том, что российский народ весь поголовно православный, что в эту формулу они все сами начали верить.

Исходя из этой формулы принимались решения, строилась политика, идеология.

"80% населения - православные, они не могут быть против храма" - я уверен, что именно так и рассуждали те, кто предлагал проект в Екатеринбурге.

Эта формула очень удобна, она позволяет под маркой "традиционных ценностей" проводить консервативную политику, направленную на удержание собственной власти.

Но на примере Екатеринбурга выяснилось, что формула не работает. Когда речь идет об абстрактных вещах, люди готовы декларировать приверженность православию. Но когда дело доходит до конкретного участка земли, большинство людей начинает исходить из других соображений, совсем не религиозных.

К Церкви вопросов на самом деле нет. Она работает на максимизацию своего влияния. Вопрос к властям, которые, поверив Церкви, нарисовали себе картину общества, не соответствующую действительности. И никак не хотят с этой иллюзией расставаться.

Егор Просвирнин:

Господа, согласно проведенному 22 мая 2019 года опросу ВЦИОМ, 74% жителей Екатеринбурга выступают против строительство собора в сквере. Опрос уже опубликовал в своем инстаграмме губернатор Свердловской области Куйвашев, заявивший, что эти результаты закрывают вопрос со строительством, собора в сквере не будет. Екатеринбургская епархия РПЦ выпустила встречный пресс-релиз, заявив, что были опрошены всего 3000 человек и это ничего не значит (видимо, концепция репрезентативной выборки незнакома митрополиту Екатеринбургскому и Верхотурскому Кириллу, окончившему только среднюю школу и заочно (!!!) - семинарию), но вряд ли всегородской опрос даст принципиально другие результаты: даже по соцсетям заметно, что самые яростные публичные сторонники собора в сквере живут не в Екб, а собственно среди жителей Екб какой-то внятной группы поддержки собора в сквере так и не образовалось <...>

Что хотелось бы сказать, подводя итоги очередного раунда соборной истории (которая тянется уже 10 лет и, думаю, этот раунд не последний): буквально вчера у нас вышло видео про 7 претензий к РПЦ, включая претензию «господа РПЦшники, вы задолбали выступать от имени большинства, реально будучи меньшинством». А сегодня вот подоспела ярчайшая иллюстрация - 74% против четко высказанного мнения Матери Нашей Святой Церкви Православной.

Кажется, наша банда веселых затейников вновь начала улавливать тончайшие токи и течения, возникающие в коллективном русском бессознательном - а это главное качество русского националиста, как ни крути.

Всех же, называвших себя «русскими националистами» и поддерживавших собор в сквере, мы убедительно просим записаться в националисты каких-нибудь еще наций - в русском народе вы понимаете примерно ничерта (или ни беса). Может быть, какие-нибудь другие народы у вас получится понимать получше, соборники.

Другой вопрос в том, что ещё пару дней противники строительства как раз не доверяли ВЦИОМу.

Всеволод Чаплин:

Опрос ВЦИОМ – пример тончайшей манипуляции. Придуман гипотетический вариант ответа, который как бы всех устраивает, - и он, естественно, набирает большинство. Речь об ответе «храм нужно построить, но в другом месте».
Однако нет сейчас никакого другого места. И от того, где оно однажды обозначится, могут возникнуть совершенно разные реакции. Например: пустырь на глухой окраине города - или центральная площадь, с переносом памятника Ленину. Чувствуете разницу – и потенциал негатива с разных сторон? Почти любая новая площадка вызовет новое недовольство, новые волнения.
Пока же есть два наличных варианта: строить храм в части сквера или не строить вообще. Только когда будут ясны конкретные альтернативы, можно судить о реальном отношении людей к новым площадкам.
А вциомовский «кот Леопольд в мешке», похоже, придуман специально – для создания благостной картинки примирения и согласия, для того, чтобы «и верующие были целы, и либералы сыты». Именно поэтому я и выступаю за референдум с четким нейтральным вопросом – или за социологию западного типа с «прогоном» респондентов по десяткам позиций.

Илья Гачегов:

Использование формирующего опроса в стиле храм/сквер – это подкоп под нацбилдинг. Формулировка вопроса неверна. Объект нарушает экологию или архитектурный облик? Нет. Неудачное место – это лишь мнение, которое со временем поменяется.

Дмитрий Соколов-Митрич:

Вот лишь один нюанс. Элементарный здравый смысл подсказывает, что «охарактеризовали место как неудачное» – это не то же самое, что «выступили против». В числе таких «охарактеризовавших» могут быть вовсе не соратники протестующих, а, например, те, кто поддерживает предыдущие проекты строительства – «храм на воде» или «храм на площади труда» – которые прогрессивная общественность тоже забраковала. Кроме того, респондент может горячо поддерживать строительство храма именно в сквере, но с учетом того, что город фактически поставили перед выбором: или будет по-нашему, или будет всем плохо – обыватель попросту может предпочесть мирное небо над головой, то есть сделать вынужденный выбор наперекор своему искреннему желанию. В любом случае, те СМИ, которые уже написали, что 74% горожан поддержали протестующих, мягко говоря, погорячились.<...>

На информационном поле защитники храма проиграли — это очевидно. Но если бы я был «воином сквера», я бы ликовать тоже не торопился. Как аргумент в политической борьбе результаты этого опроса, конечно, сгодятся. Но реальность от этого не перестала быть реальностью. Пройдет еще какое-то время, люди вернутся в свое естественное состояние и какой-нибудь очередной соцопрос снова преподнесет активистам сюрприз, только на этот раз неприятный.

Да, и еще. Когда протестующие окончательно победят, все уляжется, вытоптанную воинами света траву снова вырастят обыкновенные люди, а главным собором города по-прежнему останется Ельцин-Центр, я обязательно прилечу в Екатеринбург в субботу вечером, приду к Театру драмы и из принципиального любопытства пересчитаю всех прогуливающихся по «любимому скверу». Подозреваю, что пальцев одной руки хватит.

Виталий Калугин:

Грустно.
Вся лента в этом ВЦИОМе. Тональность стандартная. "А мы что говорили!" Уже и про референдум не слышно.
Я не понимаю этих двойных стандартов. Или когнитивного искажения, если угодно. ВЦИОМ он же как был продажным, так и остался. (Не продажным, вернее, а "чего изволите") Но почему, когда он говорит желаемое, то его хвалят? Те, кто еще вчера громко кричал, что вопрос нерепрезентативный и ему нет веры никакой? Куда делись принципы?
Прикиньте, чтобы бы было, если бы ВЦИОМ выкатил совершенно противоположные цифры. Взрыв мозга и вся лента бы хором скандировала "РЕФЕРЕНДУМ!"
Что, не так?
Мне как-то неловко, признаться.
Нельзя так быстро переобуваться в воздухе.

Я думаю, что ему дали прикрыть готовое решение, спасая остатки репутаций. И всего лишь. Решение запросто могло быть иным.
Ну тот и опросил по быстрому. Да и опросил ли - кто же знает.

Максим Кононенко:

Ну что же, вот и результаты того самого опроса ВЦИОМА. Верить ВЦИОМу или нет - это вопрос религиозный. Я, например, верю. Я Федорова каждую неделю встречаю на радио и он не вызывает у меня внутреннего протеста. А именно отсутствие внутреннего протеста мой институтский преподаватель по математической статистике считал основным критерием доверия к графику.

Итак, горожане не против храма как такового, но им СКОРЕЕ НЕ НРАВИТСЯ место. То есть, никаких проблем с церковью у горожан нет.<...>

Ну то есть для меня лично эта ситуация выглядит именно как инициированный протеcт ради протеста. Дело не в храме и не в месте, дело даже не в жилом комплексе. Дело просто в том, что местные власти никому ничего не объяснили.

Ну что же, пусть теперь поучатся объяснять.

Выпускайте Кракена:

Решительно отвергаем мнение тех, кто говорит, что власть испугалась. Лично мы видим в разрешении конфликта неплохую работу системы гражданского общества: СМИ дали знать о проблеме, общественники донесли информацию до президента, Путин высказал свою точку зрения. Это не власть зассала, а те, кто пытаются обвинять власть – идиоты, которым на сквер на самом деле всегда было плевать с большой колокольни.

Любопытный момент также по опросу ВЦИОМ. Помните, как всепропальщики заявляли, что всё будет куплено и нарисовано? А что мы увидели сегодня? Социология работает. Люди не против храма как такового (всепропальщики нас убеждали в обратном), а против конкретного места. И вскоре выберут другую площадку. Люди как раз этого и хотели, разве нет? Вопрос, думается, можно считать закрытым.

Григорий Юдин:

Успех Екатеринбурга настолько крут, что его нужно разобрать отдельно.

Речь не только о том, что городу удалось остановить строительство на явно неудачном месте. Екатеринбуржцам удалось остановить давно обкатанную политическую технологию. Ещё раз, коротко, в чём эта технология состоит: (1) на первом шаге незаметно для публики проводится предварительный закрытый опрос, чтобы узнать настроения; (2) на втором шаге на основании данных этого опроса предлагается провести плебисцит путём «опроса» и вопросы формулируются так, чтобы получить нужный результат; (3) на третьем шаге проводится плебисцит с заранее известным властям результатом, а у публики создаётся иллюзия «демократического» решения. Именно в таком виде эта технология работала уже много раз.

Собственно, и в Екатеринбурге у них всё поначалу шло хорошо. ВЦИОМ провёл закрытый опрос по анкете из 41 вопроса, о котором мы узнали только из множественных сообщений удивлённых респондентов. Владимир Путин лениво и как бы невзначай предложил «простой» способ - «провести опрос». В выходные в Екатеринбург ринулся для инструктажа директор ВЦИОМ, а мэр Высокинский ходил и гордо рассказывал, что опрос готовится, вот-вот будут объявлены формулировки вопросов, а «социологи» будут определять метод. ВЦИОМ, между тем, подбирал тот вариант формулировки на плебисцит, который и должен был победить – именно поэтому разные респонденты сообщали, что им предлагали разные варианты ответа, а где-то вообще не было варианта «не строить» (это на техническом языке называется «ротация альтернатив»).

Всё сломалось в субботу-воскресенье, когда горожане, во-первых, добились встреч с мэром и губернатором, а во-вторых, ясно и однозначно дали властям понять, что никакому опросу не поверят. Это спутало властям все карты – после этого никакого смысла в плебисците уже не было, а его результаты вообще перестали быть предсказуемы. Перелом стал заметен в понедельник утром, когда губернатор вдруг обнаружил, что оказывается, есть и другие варианты мест для строительства, а окончательно – когда сняли забор, который ещё пару дней назад категорически нельзя было снимать до опроса по каким-то железобетонным юридическим причинам. Стало очевидно, что плебисцита не будет.

После этого всё вообще пошло вразнос: ВЦИОМ решил вчера выложить часть результатов своего изначального секретного опроса для ЭИСИ, которые у него были на руках ещё несколько дней назад, и сделать вид, что это и есть «тот самый опрос». Причём сделали они это очень смешно: во-первых, из 41 вопроса вы там не найдёте и четверти (включая ответ на гениальный вопрос «Известно, что всё это подстроил Навальный. Вы ведь согласны?»), а во-вторых, по ключевому вопросу «что делать со строительством?» вообще исчезли почти все альтернативы, предъявленные респондентам. То есть вопрос, на который предъявлены результаты – это не тот вопрос, который задавался людям. Уверен, что если кто-то пойдёт к директору ВЦИОМ выяснять, почему они обрезали результаты, он скажет «с вас и этого хватит» - так же, как несколько дней назад говорил, что опрос закрытый и они вообще ничего не будут рассказывать. Ещё раз, главная проблема с этими опросами – тотальная непубличность, из-за которой ими можно манипулировать как угодно.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG