Ссылки для упрощенного доступа

"Крышка Вышке". Конфликт в ВШЭ глазами соцсетей


Александр Кынев

Арест журналиста Ивана Голунова и его волшебное освобождение менее чем через неделю, а также демонстрация в его поддержку и массовые аресты её участников полицией на время затмили в России все остальные события, включая и новости о скандале, происходящем в одном из лучших (пока) вузов России – Высшей школе экономики в Москве.

Скандал начался в самом конце мая, когда руководство ВШЭ внезапно закрыло студенческое ток-шоу "В точку! Персона", проводившееся в медиацентре вуза с сентября 2017-го. Причиной стало решение авторов пригласить на очередной выпуск продюсера "Навальный LIVE" Любовь Соболь, собирающуюся участвовать в выборах в Мосгордуму.

Любовь Соболь обвинила ректора университета Ярослава Кузьминова и его заместителя Валерию Касамару в политической ангажированности:

На программе я не планировала вести агитацию, да это и не требовалось. Студенты ВШЭ итак активно помогают мне как волонтеры в последние месяцы. Но раз такая дискуссия началась, то я хотела бы сказать следующее.

Ректор ВШЭ Кузьминов был депутатом Мосгордумы в течение последних 5 лет. В течение этих 5 лет он игнорировал такие масштабные городские проблемы как реновация, введение платы за капремонт, расширение зоны платной парковки, снос исторических зданий в центре, массовое отравление детей в детских садах компаниями "повара Путина" Евгения Пригожина. Кузьминов участвовал как самовыдвиженец, но прошел в городской парламент при активной поддержке партии власти, "Единой России". Неудивительно, что в Мосгордуме он стал депутатом, который поддерживает законопроекты мэрии. Депутатом, который занял место настоящего политика, который бы работал в интересах москвичей.

В этом году по той же схеме идет его заместитель Касамара. Ее мэрия выдвинула против Илья Яшина в Красносельском районе. Уже и районные газеты распространяются с ее фотографией на первой полосе.

То, что руководство ВШЭ участвует на стороне "Единой России" и мэрии в выборах в Мосгордуму, - это, по-видимому, не нарушает устав университета. А интервью независимого политика студентам-будущим журналистам - нарушает.

Отвратительно, что руководство ВШЭ со студенческой скамьи приучает будущих журналистов к цензуре. Что есть нежелательные люди, которых не стоит приглашать даже на студенческое интервью. Готовит к жизни после стен университета, так сказать.

Кузьминову и его заму Касамаре советую перечитать статью 29 Конституции, запрещающую цензуру. И в первую очередь думать об интересах студентов, а не мэра Собянина и "Единой России".

В конце хотела бы выразить восхищение студентами университета, которые узнав о ситуации, стали отстаивать свои права и свою программу, в которую вложено много сил. Надеюсь, проект возобновит свою работу.

Но проект свою работу не возобновил. Более того, ректор ВШЭ подкинул дров в огонь всеобщего недовольства.​

Александр Фельдман

Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов наконец объяснил, почему закрыли студенческое шоу «В точку», куда пригласили Любовь Соболь. Нет, не потому, что Кузьминов тоже идет в Мосгордуму.

Проблема, по словам Кузьминова, в том, что за редакционную политику студенческого ток-шоу отвечали студенты (!): "Фактически редакционная политика стала формироваться самими студентами, точнее, группой студентов, которые имели мнение на тему того, кого приглашать, и [произошло] очень много всяких публичных выбросов."

По словам Кузьминова, теперь студенты поймут, как работать в настоящих медиа, где за редакционную политику, как он считает, отвечает учредитель: "Они же должны готовиться к тому, чтобы быть журналистами. Они пойдут работать в медиа, у которых есть учредитель, у которых есть главный редактор".

ИМЕННО, ГОСПОДА СТУДЕНТЫ. УЧИТЕСЬ ПРАВИЛЬНО <УДОВЛЕТВОРЯТЬ НАЧАЛЬСТВО> СО СТУДЕНЧЕСКОЙ СКАМЬИ!

Кирилл Лятс

Крышка Вышке!​

Кирилл Шулика

Мне интересно, а после этого хоть один преподаватель или студент уйдет? Я уж о протестах не говорю. Или все как было в чатиках, так и останется. Новая форма акции - протестная переписка в чатике.

Уже через два дня стало известно, что несколько преподавателей уйдёт. Но не по своей воле, а потому что при анонсированной ещё в апреле реорганизации отделения политологии и его слияния с отделением государственного и муниципального управления ректорат ВШЭ решил не продлевать договоры с лучшими преподавателями политологии, которые, - очевидно, по совершенно случайному совпадению, - критиковали российские власти.

Иван Преображенский

ВШЭ считает, что политология и госуправление - это одно и то же. Это все, что сейчас достаточно знать о политологии в ВШЭ, где упраздняют департамент политологии и, судя всему, не продлевают контракты с такими блестящими коллегами, как Александр Кынев и рядом других недостаточно лояльных преподавателей.​

Александр Кынев

Некоторые представители руководства ВШЭ уже начали распространять недостоверную информацию, пытаясь ввести в заблуждение не знающую подробностей публику.
В связи с этим обращаю внимание на два момента:
1 Нагрузка преподавателей на следующий год в виде плана уже составлена и хорошо известна (тем более госпоже Касамаре, которая, как я убежден, сама принимала активное участие в вычеркивании нежелательных для нее преподавателей и формировала эти "черные списки" - это в вышке ни для кого не секрет), не далее как в понедельник план нагрузки отправлен на согласование по вышкинским кабинетам. Так что имена тех, кого они хотят выкинуть, уже хорошо известны, если только что то не заставит их решение пересмотреть
2 У увольняемых как раз нет никаких проблем с научными публикациями, индексом Хирша, рейтингами студентов и д. Более того, я один из немногих преподавателей, которые получают надбавку за вклад в научную репутацию НИУ ВШЭ (ее можно получит не просто имея данные публикации, но еще и после дополнительной процедуры сложной оценки). А вот у тех, кого оставляют, как раз у многих большие проблемы с публикациями;
Врать не хорошо

Увольнение Кынева и его коллег возмутило очень многих.

Григорий Голосов

Александр Кынев - ученый со значительными достижениями, но, что важнее, с колоссальным научным потенциалом. Только люди, совершенно не заботящиеся о перспективах российской науки, могли додуматься до того, чтобы лишить его академической аффилиации и, тем самым, дополнительных стимулов к научной деятельности. Будучи выдающимся экспертом и аналитиком, Кынев мог бы обойтись без академической науки. А вот наука понесет потери от любого уменьшения его вклада. Жаль, что такую, мягко говоря, недальновидность проявляет ВШЭ, вклад которой в развитие российских социальных наук трудно переоценить.

Роман Веретенников

Отрицательная селекция на марше.

Ольга Ирисова

В государственном и квазигосударственном секторах современной России подлость и лживость становятся критериями "адекватности", т.е. демонстрацией соответствия и лояльности той реальности, которую воспроизводят власти. Иногда "адекватность" - просто лояльность и способность не переходить "красную линию", но временами эту лояльность надо доказывать путем дистанцирования от менее договороспособных и более принципиальных коллег. Нас уже окружили "адекватные" "журналисты", теперь в университетах политологов будут учить "адекватные" академики. Очень жаль.
Если бы говорила тост, то "за неадекватность и неадекватных" было бы хорошим окончанием.

Некоторые – за считаные часы до истории с Голуновым – возмущались тем, что уволенных преподавателей никто не защищает.

Илья Клишин

Вот в ВШЭ сначала закрыли программу из-за Соболь, а теперь расформировывают департамент политологии, и что, простите, делают студенты, выпускники и преподаватели? Ну кроме постов в фейсбуке и твиттере.

Это же, если я не ошибаюсь, главный либеральный вуз в стране, миллионы оппозиционеров вышли оттуда. Я не оттуда, я из МГИМО, совсем не либерального, приспособленческого и златомолодежного. Но даже в МГИМО нашлись 20 человек (включая вашего покорного слугу), которые вышли акцию протеста в 2014 году к главному входу в институт, когда увольняли профессора Зубова за колонку в "Ведомостях".

Правда, я не хочу никого подначивать или с кем-то мериться. Но, ребят, неужели просто так оставите эту фигню? Ведь журнал "Большой город" учил нас когда-то: удивляйтесь, когда вас унижают

Кирилл Рогов

Уничтожение инфраструктуры целой научной дисциплины по политическим мотивам - большое событие в жизни каждого общества.

Но я даже не об этом. Поразивший меня аспект этой истории состоит в полном отсутствии какого-то общественного, научного сопротивления происходящему. При том, что о происходящем знало уже некоторое время более-менее все научное сообщество (гуманитарного цикла, во всяком случае), информационной темой это стало только после заявления организации "Голос", которая формально имеет к этому мало отношения. Даже СМИ начали сообщать эту новость с голоса "Голоса". (Просто потому, что все научное сообщество работает в той же самой Вышке, и сочло за лучшее оставить кому-то другому оповещение мира об этом событии.)

Я тут много читаю всякого про Советский Союз, в том числе - Советский Союз 1960х, когда "замораживали оттепель". И все время читаю про разные коллективные письма: такого-то чморили и не пускали, потому что он подписал такое-то коллективное письмо против, а такого-то - за такое. И я поражаюсь: не могу вспомнить ни одного имени и ни одного коллективного письма из нашей современности. Что мы и почему настолько хуже пост-сталинского СССР?

Все-таки (банально) нации заслуживают того правительства, которое имеют. Либо ты что-то можешь стерпеть, либо не можешь стерпеть. Фактический политический режим будет организован вокруг нижней границы твоего терпения. И все. - Впрочем, это, кажется, и есть уже политология, которой теперь нет.

Нашлись и те, кто призывает не только говорить о политической цензуре, но смотреть на проблему шире.

Константин Сонин

Университету мешает не "давление сверху". Давление сверху всем мешает. Университету мешает давление со всех сторон - ему мешает, прежде всего, то, что никому не нужен университет. Наверное - я не могу этого знать, но предполагаю - ректор Ярослав Кузьминов получает требования избавиться, скажем для примера, от Сергея Медведева, одного из самых известных и популярных политологов, пишущего на самые новые темы. Но сколько раздавалось криков о том, что не надо иметь на факультете Леонида Полякова, учёного-политолога и публициста консервативных взглядов? Или скажем, политфилософа Матвейчева? Защищать трудно не "Медведева от Путина" или "Матвейчева от либеральной общественности". Защищать трудно идею университета, в котором могут быть представлены люди совершенно разных, прямо противоположных взглядов. Странно ожидать толерантности от Путина, если не готов проявлять её сам. <...>

Плохо, если в результате давления - с какой бы стороны оно не происходило - политология в ВШЭ станет слабее. Хорошо, что, как видно по числу лайков и перепостов, качество этой дисциплины в ведущем вузе страны, волнует многих. Это правильно - волноваться.

Владимир Гельман

Мои лучи поддержки Александру Кыневу и другим коллегам - политологам из ВШЭ (надеюсь, что без работы они не останутся). Мне почему-то кажется, что изгнание "неправильных" политологов - это вовсе не следствие давления сверху, а, скорее, инициатива с мест (то есть не Кириенко звонил Кузьминову, требуя от него уволить Кынева, а кто-то в Вышке опережающе подсуетился, чтобы бодро отрапортовать). Ну и заодно студентам преподали урок по теме "институты и стимулы в условиях авторитаризма: случай самоцензуры".

Михаил Соколов

В корпоративном государстве неизбежна унификация образования, с насаждением в "оазисах либерализма" "профессоров матвейчевых", и с загниванием самих "оазисов". Но пострадавшм, как Александру Кыневу, идти в другой вуз, конечно, стоит: молодежи нужны настоящие знания.

Олег Кашин

Избавляя Вышку от фрондерской составляющей, власть не столько наносит удар по российской политологической науке, Бог бы с ней – это, мягко говоря, совсем не генетика 1948 года, – и не разрушает уникальное учебное заведение, – Вышка так и будет выпускать новых Максимов Орешкиных, отправлять своих профессоров в Мосгордуму и даже выше, занимать новые освободившиеся объекты государственной недвижимости в центре Москвы – на эти темы волноваться вообще не стоит. Нет, самое главное здесь – логика власти, которая, даже если она основана на рациональных аргументах формата «мы им платим, чего они нас ругают» (самый идиотский аргумент – в самом деле, если бы, скажем, клиенты психоаналитиков так же относились к ним; «я ему плачу, а он мне за мои деньги гадости в лицо говорит» – бред же), загадочна и необъяснима. В самом общем виде – власть, грубо говоря, отказывается от сладкого, занимается ничем не оправданным самоограничением. У нее были ручные либералы, они придавали остроты пресному бытию власти, а теперь она от них избавляется, делая свою жизнь хуже без особого на то повода. Ей-богу, как будто духовник посоветовал.

Возникла и параллельная история – оказалось, что инициировавшая увольнение преподавателей проректор ВШЭ Валерия Касамара баллотируется в Мосгордуму по тому же округу, что и оппозиционер Илья Яшин. И в округе происходят интересные вещи.

Илья Яшин

Так, у нас первая провокация на выборах. Дикая история, которую удалось раскрыть, благодаря моей удаче.

Вчера вечером навестил наших сторонников на Краснопрудной улице, которые подписались всей семьей. Выхожу на улицу — мимо идет женщина средних лет с планшетом.

«Ой, здравствуйте, — говорит. — Вы в этом доме живете?»
«Здравствуйте, — отвечаю. — А почему вы спрашиваете?»

Женщина объясняет, что участвует в сборе подписей за кандидата в Мосгордуму. Просит помочь.

«А что за кандидат?» — интересуюсь.
«Яшин его фамилия. Может, слышали?» — улыбается сборщица.

Машинально включаю камеру на мобильном телефоне и прошу показать подписной лист. Сразу понимаю, что он фальшивый: цвет отличается от нашего. Фиксирую всё это на видео.

В ходе короткого разговора выясняется, что женщина сегодня встретилась с некоей Марией Коледой, которая предложила ей собирать подписи «за Яшина», обещала платить 250 рублей за каждую и выдала маршрутный лист.

Мария Коледа, если кто не знает, активиста прокремлевских молодежных движений. Работала, например, у бывшего депутата ГД Мищенко, который сейчас сидит за мошенничество. Также сотрудничала с т.н. «ДНР» и несколько месяцев провела в киевской тюрьме. Два года назад безуспешно участвовала в муниципальных выборах по Басманном району, который сейчас входит в мой избирательный округ.

Я представился женщине, которая собирала подписи по заданию Коледы. Она сначала не поверила, что я тот самый Яшин; пришлось показать документы. Попросил ее съездить со мной в штаб, где она еще раз на камеру всё рассказала, а я объяснил, что она принимает участие в незаконных действиях. После этого мы вместе поехали в отдел полиции. Я написал заявление и добился, чтобы дознаватель взял у этой дамы показания, которые приобщили к материалам проверки.

По итогам всей этой истории возникает несколько вопросов, на которые я хочу дать ответы.

1. Что вообще происходит?

Против меня организована провокация. Какие-то люди нелегально печатают от моего имени подписные листы, на которых собирают подписи с нарушением закона.

2. Зачем это делается?

Могу только догадываться. Возможно, хотят заменить настоящие подписные листы фальшивыми и на этом основании снять меня с выборов. Может быть, готовятся заявления фейковых сборщиков о якобы подкупе избирателей с моей стороны. Или мне стоит ожидать митинг «обманутых сборщиков» у штаба, которым обещали деньги, но обманули. Черт его знает.

Но факт остается фактом: нарушен закон. В частности, статья 142 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за фальсификацию избирательных документов.

3. Кому это нужно?

Очевидно, что это делается в интересах моего основного конкурента — кандидата «Единой России» Валерии Касамары. Уверен, она понимает: честная конкуренция между нами гарантирует ей унизительное поражение на выборах. Поэтому уже на старте начались грязные провокации с привлечением нашистских отбросов.

Валерия Касамара, вам самой-то не противно от подобных методов? Неужели для вас настолько важен этот депутатский мандат, что вы готовы спустить в унитаз остатки своей репутации.

После 7 июня шум вокруг ВШЭ на какое-то время затих – все следили за ситуацией с Голуновым и пытались в меру сил помочь его освобождению. Но теперь история с увольнением Кынева и других вернулась в поле зрения. Стали появляться и новые подробности.

О злоупотреблениях со стороны руководителей департамента политической науки рассказали бывшие сотрудницы ВШЭ Елена Панфилова и Юлия Архипова.

Елена А. Панфилова​

Вышка is love. И это навсегда. Там работает и учится море моих друзей, родных, коллег, выпускников и студентов. Мне каждый день за десять+ лет работы в ней было комфортно (минус три с половиной дня). И это был драйв. Меня пригласили в Вышку Лера Касамара и Марк Урнов - тоже тогда дико драйвовые, в джинсах и с безумными планами, с огнём в глазах и с правильной граждански-профессиональной безбашенностью. Это было время, которое навсегда останется со мной. Я понимаю, что текст, который я сейчас пишу, пишу трудно и долго, многих моих друзей и выпускников заденет. Может, обидит. Простите. Но я не могу его не написать. И вы знаете почему.

И, да, не я это начала. Кандидат в депутаты Мосгордумы Касамара В.А. зачем-то решила тут пофантазировать в своём недавнем интервью Новой газете:

"В.К.: Ну, например, для Александра Кынева год назад было принципиально поставить высокую оценку за студенческую работу не очень хорошего качества, но потому, что она касалась Алексея Навального. Для него было принципиально, что если человек пишет работу, касаемую Алексея Навального, то только поэтому она заслуживает высокой оценки.
И.А.: Это он сам так сказал?
В.К.: Там была конфликтная ситуация. Коллеги предъявляли претензии к качеству работы, а Александр защищал и говорил, что они предъявляют претензии только потому, что [работа] касается Навального. Хотя претензии касались сугубо качества этой работы. Когда начинаются такие перекосы, мне это кажется недопустимым. Мы [должны] оставаться профессионалами независимо от того, про что эта работа. Она должна соответствовать критериям научности."

Всё б ничего, но я была научным руководителем работы, о которой идёт речь (работа у меня сохранена во всех возможных неизменяемых видах). И она была совершенно не про Навального. Работа Артёма Васильчука называлась "Карьерный путь оппозиционного политика в современной России". И работа была написана хорошо. Иначе как бы после упомянутого конфликта, он защитил её в другой комиссии на 8 (восемь) баллов. Которые почему-то потом стали "семёркой", ну, да это мелочи - выходит, почти дюжина преподавателей факультета ни в коем разе не сочло, что работа была "не очень хорошего" качества.

Что было точно не очень хорошего качества, так это поведение сотрудниц тогда ещё Лаборатории политических исследований (теперь Институт того же самого), которые, увидев вполне прямые в свойственной ему манере сформулированные цитаты Алексея Навального в экспертном интервью, подшитом к работе, устроили форменную истерику. И да, если кто захочет поспорить, практически весь день 29 июня прошлого года, когда проходила защита, от и до у меня задокументирован так или иначе (сообщения разные, смс, звонки и так далее). Обе данные сотрудницы предложили поставить работе "два" (неудовлетворительно). Коллега Александр Кынев, бывший в той же комиссии, кинулся на амбразуру. Ну да, все наговорили в запале друг другу. Но факт остаётся фактом: вот последнее сообщение мне коллеги Кынева в тот день. А сегодня его "уходят" с факультета. Его, с его прекрасным индексом Хирша и с лекциями, которые студенты политологической магистратуры считают чуть ли не одними из самых полезных по политической регионалистике.

Знаете, как это называется? Это называется политическая цензура и мелкая, гнусная месть.

И ещё - ложь.

Потому что та работа Артёма, который, к слову блистательно и на "отлично" защитил "выпускную квалификационную работу", была совсем не о Навальном. А ещё и о Яшине (по злой иронии судьбы теперь - прямом конкуренте на выборах в Мосгордуму кандидата в депутаты Касамары В.А. по одному и тому же округу). <...>

Что мы поимели год назад? Истерику, скандал, звонки мне, нервы студента, нервы администрации факультета, и бронебойную позицию Касамары В.А., что это вот всё - "чушь собачья". И что "она должна будет доложить ректору". Ибо (и тут безумный набор аргументов, о которых чуть ниже) "всё это "разрушит Вышку!". Что было отдельно смешно: это ж курсовик! Если уж вы так всего боитесь, вспомните, что кроме студента, научника и комиссии его не увидит приблизительно никто (курсовики в Вышке, в отличие от выпускных квалификационных работ, не публикуются).
Короче, пассаж про Кынева в интервью Новой - тотальная ложь. <...>

А дальше было забавно. Доложил там кто кому чего, не доложил - вот не хочу в это лезть. Что остаётся фактом, так это то, что меньше чем через неделю мне в Вильнюс, где я читала очередную Антикоррупционую школу, позвонил ректор и рассказал какую-то странную историю про то, что, якобы "мы, Лаборатория антикокррупционных исследований, капаем под Колокольцева". Чтоб было понятно: мы объявили в тот момент Декларатон (привет цифровизация!) в рамках которого планировалось перевести одни открытые данные (с сайта МВД) в другие тоже открытые данные (на Деклараторе). На данное мероприятие, созданное в Facebook записалось то ли 3, то ли 4 студента. Точка. Представить себе, что целый министр это крохотулечное событие в ФБ сам собой нашёл и кому-то позвонил - это всё равно, что поверить, что Земля - плоская и лежит на слонах и черепахе под ними. Чуть позже выяснилось, что распечатки про вот это "смешное" всё, ректору на стол положили. А ещё чуть позже выяснилось кто. И я проверила: за все годы существования нашей Лаборатории реально серьёзные люди из власти по нашему поводу, прям вот чтоб "закрыть-остановить" никому в Вышку ни разу не звонили. И все эти рассказы бесконечные про "вы разрушите нам Вышку!" - чистой воды "пугалки" одних средне-крупных другим таким же. Ничего более. Фальсификация. Могли звонить всякие там помощники, выслуживающиеся и реально "фигуранты": это - да. Но зачем тогда такую Лабораторию, как наша, заводить, если не ожидать таких естественных звонков. И я решила, - enough is enough, - написала заявление, и ушла.

Юлия Архипова

В 2014 году, когда началась избирательная кампания Кузьминова, действительно множество студентов ринулось добровольно и бесплатно волонтерить на кампанию ректора. Потом в паблике Кузьминова фотография «Команды Кузьминова» в Вороново. Я удивилась: неужто Вороново работает с коммерческими заказчиками, не связанными с Вышкой – ведь университет университетом, а кампания кампанией?

Сентябрь 2014 – резкое сокращение финансирования лабораторий. Сохранить финансирование удалось только Лаборатории антикоррупционной политики (потому что реальные проекты и результаты, высокое место в рэнкингах) и Лаборатории Кордонского. В то же время ЛПИ внезапно вырастает в два раза за счет нового отдела. Смотрю профили сотрудников – сплошь юристы. А юристы и политологи меня поймут: юристы не могут заниматься политическими исследованиями, они юристы. И где же мы видим этих юристов? Правильно, на фоточках в паблике Кузьминова характера «а еще в приемной депутата Кузьминова провели прием юристы». Волонтеры, конечно же.

За 2014-2016 годы четверо (еще раз, прописью: четверо) сотрудников ЛПИ подтвердили мне в личных разговорах, что этот загадочный новый второй ("экспертный") отдел ЛПИ действительно выполняет функции аппарата депутата МГД Кузьминова. А под Касамару в 2014 или 2015 году создали Департамент по взаимодействию с госорганами ВШЭ, состоящий чуть ли не из одной Касамары. <...>

В марте 2015го Кузьминов устраивает встречу со студсоветом по некоторым текущим вопросам. Я на нее не попадаю, соответственно, вопрос об ЛПИ как штабе кандидата и аппарате депутата не задается. И тут мне пересказывают те, кто был на встрече, что Ярослав Иванович сам (!) внезапно начал говорить примерно следующее: "Мне известно, что некоторые студенты копают под ЛПИ, так вот, это все в рамках программы Университет – Городу, и так все зарубежные вузы делают, и вообще чего вы прикопались". Из заметки на сайте это вырезают, добиваюсь от Шминке лично официальной стенограммы за подписью Кузьминова (и до сих пор она у меня имеется). Параллельно мне приходит звоночек характера "ну ты же хочешь закончить университет", а у меня впереди госы и диплом. Передаю по тому же каналу, что то, чтобы я закончила Вышку, вообще-то в интересах тех, кто мне этот звоночек отправил. Понимаю, что по всем признакам наблюдаю горящую на воре шапку, но не выношу в паблик, потому что не хочу подставлять Вышку, а старшие коллеги "все понимают".

Сдаю госы, защищаю диплом.

Насколько мне известно сегодня, я не единственная, кто пытался вопрос об ЛПИ как штабе-аппарате поднять в 2015м. Но выборы прошли, вроде как все устаканилось, все и забыли, что происходило. Надо ли объяснять, как в этом контексте скромная ЛПИ (та самая, образца 2011 года, с исследованием о бомжах и депутатах Госдумы) превратилась в ИППИ с несколькими подразделениями, увеличив количество сотрудников в разы? Надо ли говорить о том, что финансирование ЛПИ-ИППИ как было загадочным, так и осталось? Надо ли объяснять роль Касамары в этих процессах? Или связь ИППИ и ее кампании как кандидата в МГД?

Одно не вязалось – выдавливание преподавателей из университета. И я бы могла, конечно, объяснить, что Панфилову изящно "ушли" для того, чтобы некому было рассказывать студентам о том, что такое конфликт интересов и злоупотребление административным ресурсом (я настаиваю на том, что кейс Кузьминова и Касамары идеален для учебного разбора). Но нет.

Во-первых, там же не только Касамара, там и ее ближайшие сотрудницы, у которых свои карьерные и зарплатные амбиции. Чем меньше курсов у других, тем больше курсов у них
. <...>

Во-вторых, вы представляете, как в этой системе будут устроены студенческие проекты и прохождение практики? Студентов использовали и используют как бесплатную рабочую силу для сбора полевого материала для исследований ИППИ <...>

Короче, вся образовательная программа "Политология" будет "практикоориентированной" в том смысле, что станет большим аппаратом Касамары, которому не надо платить – пусть собирают данные в рамках учебных курсов и пишут курсовые о том, как похорошела Москва при Собянине (и как может похорошеть при Касамаре). Такие дела.

Появились у преподавателей и защитники – или защитник.

Алексей Навальный​

Ужасно то, что происходит с "вышкой".
Зато как минимум один честный чувак там есть (на фото).
А Александра Кынева, похоже, Касамара всё-таки зачистит. То, что по рейтингу студентов он один из самых популярных преподавателей никого не волнует.

Это всё снова к вопросу о солидарности. Пара десятков настойчивых студентов с плакатами "Я/МЫ Кынев" могли бы изменить ситуацию, но ...

Но пока, похоже, активных защитников совсем немного, и один из последних источников свободомыслия в российском высшем образовании будет искоренен.

Александр Кынев

Чтобы вы понимали, куда катится НИУ ВШЭ и политология в ней. Кто же, по слухам (так как публично все крайне закрыто, и о сокращении собственных курсов узнаешь через третьи руки), приходит на смену изгоняемым Кыневу, Медведеву, видимо Петрову (Николай Владимирович в Чатэм Хаус, но похоже, ему некуда возвращаться) и некоторым другим? Некий преподаватель из Саратова (вотчина одного спикера), известный представитель ЕР Чеснаков и бывший руководитель управления в Центризбиркоме при Чурове Заславский, соавтор книг небезызвестного борца с цветными революциями И.Б.Борисова. Остаётся только пригласить почетным профессором В.Е.Чурова. Детей жалко, они поступали не на это.

Последней новостью стало увольнение ещё одной преподавательницы, Елены Сироткиной, которая написала об этом подробный пост.

Елена Сироткина

Кынева выперли, ну и фиг с ним.

Но у нас новая неделя, а значит новая жертва. Крутится барабан, крутится барабан ииии … сектор “Елена Сироткина на выход” на барабане. WHAAAT??? Есть гораздо более достойные жертвы, они же прямо так и напрашиваются, так и манят. А я-то почему?

В авторитарных режимах как-то так все и происходит. Сидишь, молча поддерживаешь негодование, очень не соглашаешься внутри. Лайкаешь и репостишь – мол, выразился. А потом с тобой происходит что-то похожее и картина перестает быть плоской. Сначала это шок. Шок перетекает в жгучее чувство стыда. Ну почему с тобой? Ты же все делаешь по правилам? Ты же нормальный честный человек. Такое чувство, как будто бы ты пережил физическое насилие. Ты как бы жертва, но стыдно как бы именно тебе. Стыдно, что теперь ты этот самый «конфликтный» человек, который мог бы тихо уйти и ладно.

Александр Кынев столкнулся с увольнением по политическим причинам и сказал это громко. В общем-то единственный. Так могут только очень принципиальные и решительные люди. И конечно, очень профессиональные, потому что есть ответственность перед коллегами и научным сообществом. Важно вовремя предупредить, отсигналить, что двойная сплошная – это теперь такая шахматная доска. Как ни крути – сложнее не пересечь, чем пересечь. Теперь это тетрис. Какую бы форму принять, чтобы правильно войти в новый политический контекст?

Мне обидно за Александра Кынева. Мне обидно за него, потому что мы – сотрудники Вышки – не то что давно понимаем, что с университетом происходит что-то не очень хорошее, многие из нас с этим сталкиваются напрямую чаще, чем это кажется наблюдателям. Это наша общая буря, кто-то оказался на самом краю, чуть ближе к ней чем остальные, почувствовал ее раньше. Но накроет она всех.

Так вот. Я хочу быть как Александр Кынев. Я считаю важным рассказать свою историю, потому что она касается не только меня. Она, по правде говоря, вообще не про меня. Она про Вышку, про то, что с ней произошло, и тех, кто остается.

Я уволилась из Вышки по политическим причинам вследствие давления со стороны руководства Вышки на меня и мою лабораторию. Давление из-за моего научного проекта по исследованию активистов и, в частности, сторонников (щас будет это слово) Алексея Навального.

Давление на рабочем месте – такая типичная история в нормальных автократиях. Нормальное авторитарное государство знает, что, скорее всего, ты боишься потерять работу, боишься за своих коллег, которые могут потерять работу, боишься за своего начальника, который вынужден держать удар. Но не очень долго у него это выходит, потому что держать удар под натиском авторитарного государства…в общем-то невозможно. Нормальная автократия ставит людей в чудовищные условия выбора, заставляет совершать эти стыдные неловкие разговоры «ну вы же понимаете», «ну вы же не хотите проблем». Заставляет делать этический выбор. И ты все понимаешь и проблем не хочешь.

Но у авторитарного давления есть изъян. Это давление всегда имеет человеческое лицо, человеческое лицо – это его уязвимое место. Это всегда определённый человек, который к тебе приходит с интересными предложениями. И важно называть этих людей.

В моем случае – это Валерия Касамара. Давление началось неделю назад. Валерия Касамара позвонила мне и потребовала отчет о моем исследовании (wtf???). Валерия Касамара оказывала давление на мою лабораторию. Чтобы обезопасить коллег, я была вынуждена уволиться и продолжить исследование уже как независимый/безработный ученый.

В моем случае авторитарное государство имеет вполне себе конкретное лицо вышкинского администратора – Валерии Касамары. Любопытно, что история с Кыневым разгорелась в этот же день, что и моя. Вот же напряженные были будни у псевдолиберального кандидата Касамары. Выпереть из Вышки двух политологов за неделю, это в обычное-то время задачка со звездочкой. Работа на износ.

Сижу неделю в какой-то прострации. Смотрю страницу Касамары в фб. Пишут, мол, как же Вышка похорошела при Валерии Александровне, давайте ее поддержим добрым словом. Как много успешных людей она воспитала. Сижу и думаю: я вообще нифинга не поддерживаю Валерию Александровну. Я теперь так сильно не поддерживаю ее, как только вообще можно не поддерживать ее.

У меня просьба к воспитанникам Валерии Александровны, успешным ученым с западными дипломами. А посмотрите, пожалуйста, в ваши CV? А поищите в тексте ваших статей слова «авторитарный» или «протестный» или «Навальный». А знаете, вы бы никогда не смогли эти статьи написать в Вышке сегодня. В теперешней Вышке. И напишите Валерии Александровне, как важна академическая свобода. Без этой свободы в Вышке через пару лет никого ведь не останется. Я верю, она хороший честный человек. Просто попала в плен, просто это авторитарное помутнение, просто авторитарный режим всех нас заставляет меняться, делать выбор, отказываться от своих прежних убеждений. Может быть, она вспомнит, что когда-то с Марком Урновым ей удалось создать лучший факультет политологии в России. Факультет, о котором я рассказывала друзьям, потому что не могла не рассказывать, как я горжусь, что туда попала.

Вышка перестала быть либеральным университетом.

Это window dressing либерального университета с авторитарной начинкой (интересно, без курса Кынева будущие воспитанники факультета – бодрые бюрократы – смогут угадать откуда этот термин?)

А сегодня Вышка увольняет сотрудников по политическим причинам. Об этом принципиально важно говорить.

А исследование я закончу. И обещаю посвятить все статьи по итогам Валерии Касамаре и Владимиру Путину (именно в этой последовательности). Потому что благодаря им хочется работать еще усерднее.

Алексей Рощин

Похоже, что там всё, попросту говоря, пошло вразнос. Непонятно только, откуда столько удивления у несчастной Панфиловой и страдальца Александра Кынева. Ведь про ВШЭ всё очень давно известно: дикий, какой-то нереальный разрыв в зарплатах между "простыми" преподавательскими кадрами и ректоратом плюс "лица, особо приближенные к Кузьминову" (куда всегда входила и Касамара) - там разница типа на два порядка (!! - и это в ГОСУДАРСТВЕННОМ вузе); весьма непочтенная роль "обслуживание самых диких начинаний правительства в плане удушения экономики и образования в стране"; дикое лицемерие и лизоблюдство, буквально пронизывающее все взаимоотношения внутри вуза.
Ну а теперь - в соответствии с динамикой внутри режима - сервильность берет новые высоты; а как иначе? Дальше будет еще веселей. Экономика (как наука) - продажная девка любого режима, это давно известно.
А если поконкретней - там, вероятно, специфическая проблемка у Кузьминова: он все "десятые" хорошо себя чувствовал, прибившись к Володину (пока сам Володин рулил всей внутренней политикой в Расее). Но тут вышла незадача, Володин пошел "на повышение" в ГосДуму, потом внезапно оказалось, что ГосДума - это совсем не повышение, Кузьминов малость подвис - а с ним должны контракт перезаключать как с ректором на очередной 5-летний срок как раз этим летом. Ну, отсюда и вся дополнительная суета и яростная демонстрация преданности.
Тоска, в общем. "Лучший вуз страны".

В Сети фамилию руководителя Института прикладных политических исследований уже склоняют на все лады.

Сама Валерия Касамара дала по поводу перемен в ВШЭ интервью "Новой газете" под названием "Я в команде Собянина" (которое обсуждается выше), но в своих аккаунтах в Твиттере, Фейсбуке и ВК хранит по этому поводу молчание. Вечером 13 июня она приняла участие во встрече студентов с преподавателями, на которой обсуждалась судьба факультета политологии. В приглашении на встречу студенческий совет ФСН ВШЭ попросил студентов воздержаться от обсуждения политической деятельности Касамары:

В связи с тем, что общественное обсуждение изменений на политологии не прекратилось, Студенческий совет организовал встречу в формате дискуссии с представителями Факультета социальных наук, будущего Департамента политики и управления, политологических образовательных программ и Института прикладных политических исследований. Приглашены также члены академических советов соответствующих ОП, политологи - члены Учёного совета факультета и преподаватели ДПН, получившие статус "лучшего преподавателя" в 2018-м году. <...>

Предполагается обсуждение изменений содержания рабочих учебных планов и в принципе образования, предоставляемого на нашем факультете в рамках образовательных программ по направлению подготовки "Политология". <...>

Действующее законодательство и Устав ВШЭ не допускают политической агитации в стенах вуза, поэтому в течение встречи мы настоятельно просим вас не отклоняться от темы и не задавать вопросы, связанные с избирательной кампанией В. А. Касамары.

Одним из лейтмотивов дискуссии стали пояснения, для чего потребовалось приглашать в качестве преподавателей провластных политконсультантов: они должны дать студентам настоящие примеры "практической работы" политолога в российских условиях. Подробный репортаж о встрече вел телеграм-канал Будущее Политфака:

Слово берет Илья Михайлович [Локшин - ред.]. Мы сделали все, что могли сделать чтобы решить три задачи: 1) сохранить наши конкурентные преимущества. 2) усилить практикоориентированность (политуправление, которое провисло потому что ушли некоторые преподаватели (sic!)). 3) требования к курсам на университетском уровне.

Какие именно преподаватели ушли и почему, ИМ не говорит.

Макаркин: Я не сторонник Чеснакова, но студенты могут не понимать и не чувствовать людей, которые работают во власти и знакомиться с этой категорией людей позже, на практике.

Нам говорят: Вы должны научиться понимать, как все <хреново> устроено в России. Поэтому вам нужно послушать одного из авторов этой <хреновости>. Так?

Не совсем. Скорее, вы должны понять, как работает голова у ублюдков из АП. Тоже так себе аргумент, конечно.

Можно по такой логике не Чеснакова, а сразу Бородая позвать, или Стрелкова. Они же тоже политологи.

Дичь какая-то

Извените пожалста, но практикоориентированность политологического образования в первую очередь состоит в том, чтобы уметь быть политологом и проводить политологические изыскания

Совсем не в том, чтобы взаимодействовать с органами власти или заниматься политическим (гос) управлением

Смотрю на все слова и изменения и складывается впечатление, что на ФСН ВШЭ создают новый ФГУ МГУ

Литералли хочется расплакаться, ну шо такое

Ордынский инсайдер

Невозможно слушать эти объяснения.
Объяснение давления и цензуры - совет старшего наставника, опытного ученого.
Объяснение уничтожения курсов и преподов-ноунэймов - ушли сами, пришли лучше
Объяснение отсутствия информации и дискуссии - информация была, дискуссия МОГЛА БЫ БЫТЬ (вы сами виноваты) только попробуйте отрицать!!
Объяснение того, что студенты тупо хайпанули - раньше никто не приходил, не жаловался, обсуждать не хотел, а тут НГ, Голос, волна информации, и все сразу накинулись
Объяснение стремных курсов - ПРАКТИКООРИЕНТИРОВАННОСТЬ
Объяснение сокращений важных курсов - вы и так крутые, в «сравнительной перспективе», люди из Гарварда вот тоже восторгаются вашими РУПами (logical fallacy, раз уж на то пошло)
Объяснение всего - ВА [Касамара - ред.]: Опять я виновата?!

Взгляд на дискуссию с другой стороны баррикад можно найти в телеграм-канале ​Вышак:

Сегодня на встрече студентов и преподавателей ФСН с проректором Касамара происходил явный сюрреализм. Балаган и слабая попытка защищать отвратную гниль. Фамилия Навальный звучала так, будто это охранная грамота, а не символ политической импотенции в Москве. Отмороженная либеральная шобла со сгнившим нутром набросилась на Кузьминова и Касамару с требованием вернуть все в зад - когда деревья были большими, а трава - зеленой. И забыли, что их лидер - Мельвиль - <струсил> в загранке и не явился на очную ставку. Не смог и не захотел четко ответить своим студентам. Перевел стрелки на красивую девушку и спрятался за ней. А заодно слил и Кынева с Медведевым, прикрыв их импотенцию. Вот вам и вся политическая наука в ВШЭ. Держись, Вышка!

Маслина ФМ

студенты — ОТМОРОЖЕННАЯ ЛИБЕРАЛЬНАЯ ШОБЛА СО СГНИВШИМ НУТРОМ
декан факультета — <СТРУСИЛ> В ЗАГРАНКЕ
два ещё пока коллеги, преподавателя — ИМПОТЕНТЫ

Знаете, кто пишет этот <кошмар>? Нет, не сотрудник Ольгино/Савушкина и не искуственный интеллект. Это старший директор по информационной политике НИУ ВШЭ Антон Назаров, это его персональный канал. То есть, не совсем так: канал-то анонимный, но duck-тест Назаров проходит на 10/10.
Для тех, кто не понял, о ком речь: это тот самый перец, который высказался про эпик фэйл с закрытием ток-шоу на ФКМД "всё это не что иное как провокация штаба Соболь"

Ещё раз: старший директор, <...>, по информационной политике!!!!!!!!!11

Первый университетский — МГУ имени М.В. Ломоносова

На фоне всего вот этого в вышкинский телеграм завезли телеграмных титушек.

Антон Назаров причастность к каналу отрицает.

Digital Мясо

По информации из пресспула Вышкинские медиа, позиция Антона Назарова в том, что ни он, ни дирекция по связям с общественностью и информационным ресурсам не имеют отношения к каналу «Вышак».

По итогам встречи никаких кардинальных изменений студентам добиться так и не удалось.

Будущее Политфака

#мнение: а что мы в общем-то ожидали от этой встречи? Что РУПы изменят? Что Чеснокова не позовут? Что Кынева вернут? Мы не отбили Панфилову, мы не обсуждали уход Варвасик, не очень возбухали по поводу Петрова. А теперь, когда старый политфак догорает, мы спохватились и уповаем на добрую волю Ильи Михайловича Локшина, последнего человека с неподмоченной репутацией.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG