Ссылки для упрощенного доступа

Беззащитные перед коррупцией. Григорий Машанов – о заявителях


19 июня Государственная дума отклонила проект закона Министерства труда о защите заявителей о коррупции. Отклонила по просьбе правительства, без внятной мотивации. Заместитель председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный обмолвился, что проект, возможно, вынесут на обсуждение заново или присоединят к другому. Пресс-служба министерства тоже по существу пояснить ничего не смогла.

Тут можно было бы в очередной раз посокрушаться по поводу непрозрачности процесса принятия законов, но в случае с этим законопроектом проблема в другом. Российские заявители о коррупции практически полностью беззащитны. Отважных людей, которые предают гласности коррупционные нарушения и преступления, принято защищать во многих странах мира, не зря 23 июня отмечается Международный день защиты заявителей. Моделей защиты много, но скажу, не погружаясь в детали, что все они борются с беззащитностью в двух аспектах: юридическом и моральном.

С юридическим все более-менее понятно: в России не существует специальных механизмов защиты сообщающих о коррупции (или, как говорят иногда, "обличающих" коррупцию) граждан. Например, за сообщение о коррумпированном начальнике такого человека могут незаконно уволить, и ему придется искать защиты в суде. В некоторых странах процедура увольнения заявителя о коррупции законодательно усложнена, и сделать это можно лишь по решению специальной комиссии с участием прокурора.

Вознаграждения российским заявителям о коррупции также ждать не стоит. Если сотрудник американской компании сообщит о том, что его руководство нарушило закон (речь не обязательно должна идти о коррупции), то можно рассчитывать: государство выплатит ему сумму, равную 15–30% наложенного на компанию штрафа. В некоторых случаях эти суммы достигают десятков и сотен миллионов долларов: так, сотрудник Bank of America получил в качестве вознаграждения $170 миллионов. При развитой правовой системы заявителям не нужна даже бесплатная юридическая помощь: адвокатские конторы сами ищут заявителей, поскольку зарабатывают на таких делах большие средства.

Начиная со школьных лет стоит рассказывать, почему важно не молчать, когда кто-то на твоих глазах "пилит" смету больницы, дороги или космодрома

Есть и другие меры по защите заявителей, которых не хватает России. Это система работы с сообщениями о коррупции, выстроенная внутри крупных организаций. Это возможность сообщить о коррупции анонимно (сейчас "анонимками" сотрудники правоохранительных органов могут пренебрегать), это защита информации о неанонимных заявителях, наконец, это бесплатная юридическая помощь. И конечно, эти защитные механизмы должны распространяться не только на самих заявителей, но и на их близких родственников, причем и в государственном секторе, и в сфере частного бизнеса.

При должном усердии и политической воле эти юридические меры, со всеми оговорками, можно внедрить достаточно быстро. Достаточно принять нормативные акты и добиться изменения судебной практики. Куда сложнее с моральным аспектом – отношением к заявителям в обществе. Если вы не читаете специализированную литературу, то сам термин "заявитель о коррупции" покажется вам странным. В России есть слово "доносчик»", которое вроде бы означает то же самое и имеет самые мрачные исторические коннотации. Причем термин работает в обе стороны: работники и служащие считают, что доносить стыдно, а общественное мнение, как правило, настроено крайне негативно к тем, кто вскрывает факты нарушения закона.

Дело не только в истории нашей страны. Когда законодательство устроено так, что его невозможно не нарушить, а регулирование становится всё более репрессивным, то заявителей считают в лучшем случае фриками, ненормальными, маргинальными членами общества, а в худшем – подлецами. Поэтому вот еще одна, пожалуй, самая важная задача государства: сделать так, чтобы общественное отношение к заявителям о коррупции изменилось. Иначе прочие меры просто не будут работать. Например, премия заявителям вызовет раздражение и осуждение: "Написал донос, а ему за это заплатили кучу денег, а в 1937 году только комнату дали бы". К сожалению, на международном уровне вопросу отношения к заявителям внимания уделяется мало. Проект Директивы Европейского союза о защите заявителей касается лишь пропаганды среди граждан возможности сообщать о нарушениях закона у себя на работе, но об отношении к самим заявителям там не говорится ни слова.

По опросам, лишь четверть россиян готовы сообщать о фактах коррупции; скорее всего, большинство респондентов подстраивают свой ответ, но на деле сообщать не готовы. Россия может показать хороший пример международному сообществу: не только защищать заявителей, материально мотивировать их, но и продвигать в общественном мнении позитивное отношение к инсайдерам, вскрывающим факты коррупции в организациях. Это должна быть не только и не столько лобовая пропаганда, сколько терпеливая и тщательная информационная работа. Начиная со школьных лет стоит рассказывать, почему важно не молчать, когда кто-то на твоих глазах "пилит" смету больницы, дороги или космодрома. И результаты в виде миллиардов сохраненных бюджетных (то есть наших с вами) средств появятся очень быстро.

Григорий Машанов – юрист некоммерческой организации "Трансперенси Интернешнл – Россия"

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG