Ссылки для упрощенного доступа

Фейковый телемост в годовщину "распятого мальчика"


Запись моста в помещении киностудии имени Горького. Ведущие М. Ситтель и А. Малахов

Под видом телемоста "Россия – Украина" компания ВГТРК поговорила сама с собой

Смотрим в эфире и тут же комментируем "телемост", который компания ВГТРК пытается выдать за "неполитический разговор Украины и России". В гостях – журналист Роман Цимбалюк и политический аналитик Виктор Мироненко. Ведущая Елена Рыковцева.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: "Сегодня праздник у девчат, сегодня будут танцы". Представляю вам наших гостей: с нами Роман Цимбалюк, с нами Виктор Мироненко. Мы просто с болью в сердце отрывали себя сейчас от телемоста Россия – Украина, который на самом деле является "мостом Киностудии имени Горького" или мостом "Москва – Москва". Потому что тихо сам с собою поговорил Андрей Малахов, Мария Ситтель и другие гости. Конечно же, это был мост, не имеющий никакого отношения к российско-украинским отношениям. Давайте сначала о ваших впечатлениях первого часа.

Роман Цимбалюк: Очень прикольная программа. На самом деле я с одним тезисом, который звучал, согласен. В частности, о том, что нужно вести диалог, нужно говорить, нужно друг друга слышать. Единственный недостаток, что нужно говорить правду и не делать монтаж в головах. Потому что эти ребята говорят на самом деле правильные вещи, вспоминают советское прошлое, как наши деды воевали, станцию "Киевская" в Москве показали. Это все здорово. Но о событиях, которые произошли за пять лет, они не говорят ни слова. Они подводят к этому, но никто не решается это произнести. Например, такой тезис: как повернуть вспять? Спрашивает Мария Ситтель. А почему она не говорит, а что именно вспять? Например, бывший продюсер Ани Лорак говорит: вот граница появилась. Какая граница? Где она появилась? Что-то передвинулось, наверное, кто-то что-то нашел, а кто-то что-то потерял. Вот эти недоговорки одна за другой. Люди говорят: я не могу поехать к отцу на могилу. Трагедия человека, я говорю без иронии…

Елена Рыковцева: Это не совсем люди – это известные имена, артисты, художники.

Роман Цимбалюк: Но мы же собрались поговорить, нам надо поговорить. Тогда надо говорить, почему украинская власть не пускает тех или иных лиц в Украину.

Елена Рыковцева: А конкретно Владимира Меньшова, который не может поехать. Он жалуется: почему меня не пускают в Украину?

Роман Цимбалюк: Возможно, это связано с тем, что он поехал в Крым.

Елена Рыковцева: Или подписал известное письмо.

Роман Цимбалюк: Или, может, мне не надо это говорить, чтобы мы им подыгрывали? Мы суть проблемы можем замолчать, и тоже будем удивляться: как же так? Товарищ говорит там, что мы один народ, мы очень близкие. Ради бога, пусть думает, как хочет. Что режет ухо, например, мне, он говорит: я надеюсь, это не выбор украинского народа. То есть то, что произошло, то, что они не называют, это не выбор украинского народа – это правда, потому что это действительно не выбор украинского народа. Хотя он имел в виду немножко другое. Мы возвращаемся к тем событиям, которые начались в 2014 году. Сегодня, кстати, очень важный день – 12 июля 2019 года, ровно пять лет назад родился распятый славянский мальчик. Именно пять лет назад показали этот сюжет хрестоматийный, после которого масса российских людей поехала воевать в Украину. Получается какая-то странная история. Но мне почему-то кажется, что на самом деле российская пропаганда просто начала мутировать. То есть этот канал "Россия-1", где говорили массу гадостей и продолжают говорить про мою страну, про Украину, говорили, что у нас в школе заставляют детей что-то со снегирями делать, дерусифицируют снегирей, потому что у них раскраска в цвете российского государственного флага, и вот поддерживать заставляют синичек желто-голубых - никто же это не опроверг. Сейчас они говорят о дружбе. "Россия-1", у них по сути есть четыре многочасовых шоу в сутки, одно до обеда ведет Соловьев, потом Малахов и потом Соловьев…

Елена Рыковцева: Малахов про Украину не ведет, он ведет желтое шоу.

Роман Цимбалюк: Он не вел, а теперь он ведет. Теперь у меня самый главный вопрос: на трех проектах они будут обгаживать Украину, говорить, что мы фашисты, нацисты и вообще плохие люди. Теперь вопрос: когда в сутках мы становимся братским народом? Дело в том, что получается, что в эти два часа мы как бы братья, а потом мы становимся врагами России.

Елена Рыковцева: Все правильно вы рассказали. Мы говорим про эти два часа, наслаждайтесь, это же братья, это же счастье. Я хочу маленький фрагмент показать, как вышла артистка Лидия Чащина, они все обещали, что кого-то привезут из Киева, вот они привезли артистку Лидию Чащину. И она тут не чужой человек, она уже прошла через программу "Пусть говорят" с Дмитрием Борисовым, который подменил на Первом канале Андрея Малахова, потом программу самого Андрея Малахова "Прямой эфир" на канале Россия, потому что она являлась когда-то давно, в 60-х годах, супругой Василия Шукшина, и теперь участвует во всех разборках, связанных с этой семьей. И вот теперь ее пригласили на телемост, посмотрим, как она выступила.

Лидия Чащина о пользе телемоста
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:26 0:00

Елена Рыковцева: Это мы еще обсудим, почему тут нет никакого NewsOne. У нас есть один очень интересный для вас фрагмент, которого вы точно не видели на российских каналах. Виктор, ваши первые впечатления от первого часа телемоста, который называется "Россия – Украина"?

Виктор Мироненко: Во-первых, это не мост, а полмоста. А если серьезно, то поговорить действительно есть о чем гражданам России и Украины. Я с Романом здесь совершенно согласен, если уж такой разговор начинать, то говорить честно обо всем, как произошло, почему произошло и что произошло. Во-вторых, есть какие-то этические нормы, правда, о них на многих наших телеканалах давно забыли, но которые нельзя переступать. Попытка превратить трагедию в шоу, причем весьма пошленькое, мягко скажем, с моей точки зрения непросвещенной. Спасибо, что вы дали мне его посмотреть, я бы сам не смотрел. Это не совсем смешно. Потому что есть разница между украинским обществом и российским обществом. Украинское общество все-таки что-то значит, украинские политики вынуждены к нему прислушиваться, Майдан помним и все остальное. К сожалению, российское руководство может на общественное мнение не обращать никакого внимания. Для украинцев это трагедия, это для многих боль, это погибшие друзья, дети, сыновья и так далее. Для россиян, к сожалению, в силу специфики подачи всех этих событий, это можно попытаться превратить в некое шоу, над которым Роман довольно правильно тут поиронизировал. Я бы даже здесь сказал так, что я даже не знаю, кто больше виноват в том, что так все обернулось и случилось, политики или, увы, те люди, которые подобным образом пытаются эти события освещать. Я бы этого не делал, это, по-моему, против не просто политических обстоятельств, просто против человеческих правил. Пытаться превратить трагедию в фарс, в шоу подобного рода. Я понимаю, почему украинские журналисты от этого отказались, не только потому, что там им кто-то запретил. Я, например, участие их в этом представить себе не могу.

Елена Рыковцева: Я бы так не сказала, что они отказались поэтому. Давайте тогда расскажем историю еще раз, как они отказывались. Мы увидели в воскресенье в программе Дмитрия Киселева призыв смотреть этот телемост, он показал четверку ведущих, российских и украинских. После чего случился колоссальный скандал в Украине, связанный еще и с тем, что это программа Киселева. При этом даже журналисты, которые в этом участвовали, удивились, поскольку их не предупредили, что это будет программа Киселева. Они думали, что действительно такой веселый неформальный междусобойчик – Ситтель, Малахов и их двое. Я хочу, чтобы вы услышали, что сказал Василий Голованов, ведущий NewsOne.

Василий Голованов (NEWSONE) о скандале с телемостом
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:36 0:00

Елена Рыковцева: Тут есть, конечно, некоторая уловка, потому что Мария Ситтель — это не совсем аполитичная девушка, она ведет программу «Вести» очень даже политическую. Он прекрасно понимает, что все это происходит в содружестве с компанией ВГТРК, абсолютно политической, про ненавистнические шоу которой Роман уже говорил. Это можно все было замылить, ВГТРК - Киностудией имени Горького, где идут съемки, но замылить Киселева уже не получилось — это он представил это шоу. После чего партнеры украинские отказались. И до последней минуты шли анонсы российских ведущих.

Реклама телемоста на ВГТРК
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:28 0:00

Елена Рыковцева: Одновременно дни напролет круили проникновенное обращение Андрея Малахова.

Малахов об ожиданиях от телемоста
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:06 0:00

Елена Рыковцева: «Праздник улыбок и счастья». Получился праздник улыбок и счастья?

Роман Цимбалюк: Вы знаете, самое наивное, а мы здесь не наивные люди, предполагать, что кто-то чего-то не знал или чего-то не понимал. И российская боевая двойка ведущих, и наши прекрасно все понимали. Кто сейчас придумывает разные оправдания своим действиям, это пусть будет на их совести. Особенно это касается украинцев. Потому что если они говорят, что хотели поговорить о культуре или еще о чем-то с телеканалом «Россия-1», то напомню вам, что NewsOne — это информационный канал. Несмотря на то, что он считается близок к куму Путина Виктору Медведчуку, тем не менее, он показывает новости. Сводку с линии соприкосновения они читают каждое утро. Поэтому не надо серьезно эти вещи воспринимать. Они просто на данный момент занимаются смещением фокуса общественного внимания. Они хотят сказать, что это война олигархов. Ни один еще олигарх не погиб. Кто-то стал немножко богаче, кто-то беднее, но у всех все хорошо. Некоторые россияне в санкционные списки попали, но статус они свой не утратили. Тысячи людей на востоке Украины утратили свою жизнь. Когда эти люди хотят просто взять, это отодвинуть, то я понимаю, у нас выборы сейчас, у нас модно говорить о мире, что все хотят мира, и это правда, все хотят мира, я хочу мира. Это логичное желание любого нормального человека. Медведчук говорит, что надо договариваться, Путин говорит, что надо договариваться. И они все пальцем тычут — а Зеленский не хочет. А Зеленский не может. Он пришел с мирной повесткой, но не может, у него не получается. Проголосуйте за Медведчука и за Путина, с Путиным договорится — вот суть этого всего. Это называется обман человека, обман избирателя, обман зрителя. Наверное, журналисты этим не должны заниматься. Потому что как только они поднимают такие темы, как только они заходят в телевизор, они уже занимаются политикой.

Елена Рыковцева: Допустим, это шоу было бы на две студии. Например, в российской студии сидит какой-то очередной продюсер и мечтает: давайте побыстрее выкинем из головы все политическое, и мы снова будем вместе. Можно ли подобрать в Украине такую студию? Допустим, все прошло хорошо, никто не возмутился, пусть под эгидой Дмитрия Киселева проходит этот телемост. Можно ли таких людей собрать в Киеве, сто человек, которые будут согласны с тем, что давайте вообще без политики, выбросим из головы, давайте вспомним, какие книжки читали и песни пели?

Виктор Мироненко: Теоретически все возможно. Я думаю, можно найти разных людей, в том числе в Украине. Если говорить, а говорить нужно, давайте говорить правду. Для россиян, поскольку информации у нас нет, нас там нет, мы там не воюем, мы вообще третья сторона. Самая большая проблема, о которой говорят участники этого моста — я не могу съездить к маме. Это плохо, это очень плохо, что человек не может проведать родственников. Но с другой стороны там 13 тысяч погибших, отцы, дети, сыновья и так далее. Представьте себе в этой ситуации, насколько наивным человеком нужно быть, чтобы даже в задумке представить себе, что мы проведем этот телемост, и в той ситуации это будет воспринято нормально. Извините, иначе как провокацией я это назвать просто не могу. Я не знаю, насколько далек господин Малахов от политики, но политика от господина Малахова явно недалеко лежит. Что касается Киселева, я прошу прощения, у него это просто работа. Я его первый раз встретил в 2004 году, когда он работал в штабе Януковича, по-моему, он так и работает там до сих пор. Сами понимаете, то это не лучшая характеристика для украинского телезрителя.

Елена Рыковцева: Давайте включим их эфир, посмотрим, что там происходит на эту минуту.

(Видео смотрите в видеоверсии эфира)

Елена Рыковцева: Общая вера, показали - в Киеве вера, у нас вера.

Виктор Мироненко: Знаете, что мне это напомнило, помните классическую историческую сцену, произнесенную Джордано Бруно на костре, когда старушка поднесла немножко хвороста в горящий огонь. Я очень хотел бы верить, что многие из этих людей, которые в этом участвуют, искренни в своих намерениях. Но после увиденного мне в это поверить очень тяжело.

Елена Рыковцева: Лора Валентиновна из Москвы, здравствуйте.

Слушательница: Я сегодня собиралась посмотреть этот мост, но как только я его включила и увидела лица за 80 режиссеров, аристов, я только посмотрела и мне стало противно. Я смотрю многие передачи политические, но это невозможно было смотреть. Я считаю, что молодцы, что вы это смотрите.

Елена Рыковцева: Моя коллега тоже говорит: какой отстой, нет сил. Не то плохо, что 80 лет, 70 лет — это хороший возраст. Но то, что там нет совсем молодых лиц с обеих сторон — это тоже правда. Владимир из Новороссийска, здравствуйте.

Слушатель: Я специально смотрю. Я знаю, что это специально делается только для одного человека, еще делается, чтобы забить глаза народу. Я смотрю параллельно НТВ, где бегущая строчка: идет живой телемост Москва-Киев. Это пропаганда страшная. Правильно сказал предыдущий оратор, провокация везде. Я в этой всей истории боюсь хитрой бестии Медведчука. Это изощренный политик, который действует с подачи Кремля, его там науськивают. Эти выходы Бойко на заводы перед выборами парламентскими, я за это очень переживаю.

Елена Рыковцева: Ирина Александровна из Магнитогорска, вы, наверное, посмотрели пораньше, я думаю, мы в Москве смотрим запись, она прошла по орбитам, эта программа.

Слушательница: Да, действительно, я посмотрела уже эту передачу. Как вам уже говорили многие люди, вызвало, конечно, это все омерзение. У меня сложилось впечатление, что все эти люди, которые пришли, они были почти не искренни. Кстати, я тут прочитала, что Симоньян сказала, что такая передача была — за сердце хватала. Меня, конечно, хватала за сердце, но в том плане, что это вызвало действительно отторжение. Я и NewsOne посмотрела, как раз они обсуждали, сидели гости в студии. У меня впечатление, что я попала на передачу «Время покажет». Абсолютно пророссийский канал. Все ругали нынешнюю власть, пели дифирамбы Медведчуку, выступали за этот телемост. Конечно, это все очень горестно. Я живу в Магнитогорске, все мое окружение, все мои друзья, все мои знакомые пропитаны пропагандой нашей, они все ненавидят Украину. Когда мы начинаем разговор, пытаемся поговорить, все заканчивается скандалом. Поэтому, мне кажется, наши люди хотят поговорить, хотят услышать, мне всегда такие ассоциации приходят, как в фильме «Вечера на хуторе близ Диканьки», чтобы украинцы пришли к россиянам, как Вакула, принесли плетку, поклонились в ноги и сказали: батька Россия, я виноват, давай, поотхлестай меня, и все я возвращаю. Действительно мы фашисты, мы бандеровцы, ваше дело правое. В общем ужасно, конечно. Я посмотрела специально, чтобы убедиться, что это очередной фейк, очередная пропагандистская уловка и дешевка.

Елена Рыковцева: Я хочу дополнить Ирину Александровну, которая посмотрела это шоу на канале NewsOne, она совершенно правильно его классифицирует. Это вначале Василий Голованов, который вышел плакаться и говорить, что вот, нам не дают поговорить. Он же не говорит о том, что возмущение вызвано самим фактом сотрудничества с каналом, который запрещен на территории Украины в течение пяти лет за разжигание ненависти к Украине. Акценты в этой передаче делались строго на то, что нам не дают поговорить с россиянами, то есть это было передергивание безусловное. Во второй части программы они говорили, что мол пугали, что будет цензура на телемосте, что не дадут сказать слово «Крым», что Крым - украинский не дадут сказать, а ведь это неправда, в России дают сказать, что украинский Крым, нашим политикам. И тут показывают Рабиновича, Медведчука, которые отвечают на вопросы украинских журналистов и говорят: мы в центре Москвы всюду говорили, что Крым украинский и ничего. Но самое смешное во всем этом, что во всех телевизионных российских сюжетах это было вырезано, в стенограмме их встречи с Мндвндевым вы тоже этого не найдете. Хотя это не запрещенная тема, Ксении Собчак разрешалось говорить Крым украинский, Медведчуку разрешается. Потому что что-то они должны говорить, напоминающее в них украинцев. Но не в этот раз. Тем не менее, Василий Голованов на полном серьезе возмущался: почему вы не доверяете этому прекрасному каналу ВГТРК, который разрешает даже говорить слова «Крым украинский» украинским политикам?

Виктор Мироненко: Я вспомнил один анекдот советской поры, что на Красной площади к человеку, стоящему в очереди в мавзолей, подошел американец и сказал: «Иван, я живу в свободной стране, я могу запросто критиковать своего президента». На что тот ответил: «Я тоже живу в свободной стране, я тоже могу запросто критиковать вашего президента». Я может быть наивный человек, но я не очень верю в то, что какой-то российский телевизионный канал может что-то делать по своей собственной инициативе. Поэтому эта инициатива, которая была сделана, с этической точки зрения мне представляется совершенно неприемлемой. Разговор действительно нужен, но разговор очень серьезный, потому что речь идет о трагедии десятков тысяч людей. Во-вторых, перевести эту трагедию, эту драму в пошлое шоу телевизионное, я не знаю, как до этого можно додуматься и кто на это может решился. Дело в том, что поскольку я убежден, что ничто на российских телеканалах не делается без согласия сверху, кстати, на украинских телеканалах ситуация другая, правильно говорят, что они раскуплены олигархами, но поскольку олигархи дерутся между собой, там всегда остается какое-то пространство, есть всегда у журналистов возможность сказать правду, у нас эта ситуация отсутствует. Для меня, честно говоря, как историка и как человека, который занимается политикой и российско-украинскими отношениями, это очень грустный сигнал. Я из этого делаю вывод, что, к сожалению, несмотря на неоднократные попытки со стороны нового украинского президента предложить — давайте поговорим и что-то будем решать, наше руководство, по-моему, к этому совершенно не готово

Елена Рыковцева: По телефону с ним пообщались.

Виктор Мироненко: 20 минут. Это можно много обсудить за это время, ага. Это с одной стороны публичная сторона, а вот сторона не публичная. Я убежден, что корни шоу и зрелищ не в Останкино, а немножко в другом месте.

Елена Рыковцева: Николай из Белгорода, здравствуйте.

Слушатель: Я в принципе и не собирался до конца смотреть, мне хватило нескольких кадров. У меня ощущение от нашего телевидения, что с каждым годом оно все более и более отвратительно. Чувство такое, что из меня делают барана. Не могу я больше это слушать, поэтому я очень ограниченно смотрю наше телевидение. Хотя идея сама правильная, я бы хотел, чтобы было общение между народом украинским и русским народом. Мы живем в Белгороде рядом с Украиной, всегда у нас были очень дружные, хорошие, добрые отношения. Сейчас нам этого не хватает, туда ездить мы не можем, особенно мужики. Все-таки как-то надо общаться и как-то надо разговаривать.

Елена Рыковцева: Мы сейчас попробуем смоделировать, каким образом можно разговаривать. Допустим, это будет не ВГТРК одиозная, а, например, лысенковский ОРТ, его никто не смотрит, между нами говоря, но тем не менее, он не очень запачканный, замазанный во всех этих делах, и с той стороны тоже не одиозная украинская компания, не медведчуковская, а какой-то приличный канал. Вот они сажают людей, украинцев нормальных, которые с улицы, а не подобранный специально контингент, тоже обычные люди с улицы садятся с российской стороны. Но ведь что нам говорит сейчас Ирина Александровна, что она одна такая, а вокруг нее прозомбированная ящиком публика. И вот эта публика садится в московской студии и начинает говорить украинской публике, что вы нас извините, ребята, но вы же бандеровцы, вы же убиваете, вы взрываете. Вот вам серьезная тема — война. Но как это будет выглядеть?

Виктор Мироненко: Я не знаю, как это может быть, я убежден в том, что это нужно. Мы кое-что пытаемся делать с украинскими коллегами в этом направлении. Буквально недавно с Андреем Ермолаевым, очень известный философ украинский, человек очень трезвый, мудрый, хорошо понимающий украинскую ситуацию, мы уже провели два через Скайп моста между ограниченным кругом экспертов российских и украинских, где очень откровенно, очень прямо пытаемся обсудить ситуацию, найти какие-то выходы. Андрей мне предложил: «Виктор, давайте попробуем выйти на публичность. У меня есть телеканал в Украине, в Киеве, они готовы на разговор абсолютно честный, откровенный, без каких-то влияний и недомолвок, показывать для украинского зрителя. Найдите соответствующий канал в России, с которым это можно сделать». Вы думаете, мы его нашли? Нет, мы не нашли ни одного телеканала, который готов был показывать этот откровенный разговор, причем экспертов, которые хорошо владеют ситуацией.

Елена Рыковцева: Согласитесь, что экспертные разговоры в принципе ведутся.

Виктор Мироненко: Я говорю об экспертном разговоре, транслируемом по телевидению.

Елена Рыковцева: Это немного похоже на те шоу, в которых участвует Роман, потому что это политологи и политологи. А вот люди. Как вы это видите?

Роман Цимбалюк: Я считаю, что такой диалог на данном этапе просто невозможен. Дело в том, чтобы разговаривать, всегда нужно определиться с понятием. Пока в Москве и в Киеве по-разному называют одни и те же события, ничего не получится. Я спрогнозирую вам ситуацию, чем закончится этот диалог на самом первом этапе. Первый вопрос, что невозможно разговаривать без политики. Люди говорят, что они без политики, но почему-то поехать на могилу они не могут. Значит политика в их жизни присутствует. Когда будет задан вопрос «чей Крым?», на этом можно будет в принципе разбегаться. Чтобы вести диалог, как минимум должны прекратиться боевые действия под эти выборы, когда торговцы миром пытаются показать, что Зеленский не справляется, там же просто мочилово какое-то идет, они стреляют с разного вида оружия, разные калибры, самолеты с ранеными летают с линии соприкосновения во все большие города, где военные госпитали, а нам говорят, что давайте вынесем это за скобки. Так нельзя. Если вы хотите говорить, произносите все четко. Народная артистка, которая из Киева приехала, говорит: я хочу мира. Давайте спросим, между кем и кем. Если у нас гражданская война, то что это ты мира хочешь в Москве? Надо как-то проговорить. Когда это будет сказано четко, тогда все получится. А сейчас получается так, что рисуется комичный украинский персонаж, хохол, рушничок вышитый, красивая корзинка, там наверняка должно быть сало, кусок хлеба и желательно бутылка горилки.

Елена Рыковцева: Актриса кстати привезла сало, вареники и рушник.

Роман Цимбалюк: Можно вот так это позиционировать. Поверьте, эти атрибуты могут и быть в современной украинской жизни, но на этом все не заканчивается. Украина — это не только покушать, потанцевать, каким-то образом поразвлекаться. Просто они пытаются использовать украинский имидж довоенный. Да, тогда это в принципе никого не трогало, в принципе мы были такими, почему бы не поесть сало и не запить горилкой. Они эту страну убили, нет этой страны уже. Мало того, что умалчивают главный корень проблемы. Они говорят: мы надеемся, что два президента договорятся. Мало того, что нашего Зеленского динамят, так возникает вопрос: у нас же был предыдущий президент. У нас президенты меняются, а здесь же все стабильно. Буквально позавчера, когда выступал Жириновский, цитирую дословно: «Мы что, должны слушать этого киевского клоуна? Над Киевом должен быть русский флаг». Кстати, эта артистка сказала: «Я русская, я 53 года живу в Киеве». Почему мы ее не распяли до сих пор? Непонятно. По-моему, на этом пропаганда дала сбой.

Елена Рыковцева: Александр из Татарстана, Набережные Челны, здравствуйте.

Слушатель: Все, что сказал сейчас Роман, я даже дополнить не могу, он сказал емко, точно и определенно. Весь тот фарс, который сегодня включили по центральным каналам в России, просто я даже смотреть не стал, там ни о чем. Я ожидал большего, я предполагал, что будет какой-то диалог между россиянами и жителями Украины.

Елена Рыковцева: Давайте посмотрим, что там в эту минуту.

(Видео смотрите в видеоверсии эфира)

Елена Рыковцева: «Кролики» только что выступили. Я хотела показать, каких украинцев показывают — это украинские артисты, которые связаны кровными узами с программой «Аншлаг». Есть такие украинцы, которые уже давно не совсем украинские украинцы, а вполне российские украинцы.

Роман Цимбалюк: Есть взаимная тенденция, есть масса людей, которые с российскими паспортами переехали в Киев, стали такими же, как мы. Может быть по количеству их меньше, но тем не менее, это ошибочная точка зрения, что все талантливые люди едут из Киева в Москву.

Елена Рыковцева: Их просто нельзя выдавать за украинцев на телемосте, нельзя говорить, что у нас телемост с Украиной, потому что у нас эти два «кролика» в кадре. Олег Витальевич из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я живу в Москве, у меня полно родственников в Киеве, там живут мои сестры двоюродные, племянники. Мой дедушка украинец, бабушка русская. Я этот мост не могу воспринять открыто, потому что он с одной стороны показывает. Мои родственники похоронены на территории Украины, я не могу к ним поехать не потому, что я против Украины, но я за Россию.

Виктор Мироненко: Это неприятно, я понимаю. Но это можно сделать довольно просто: вы просите у своих родственников, чтобы они написали вам приглашение, оформили его соответствующим образом там, где они живут, и прислали вам. Поверьте мне, с этим приглашением с российским паспортом вы абсолютно беспрепятственно проедете к своим родственникам.

Роман Цимбалюк: На самом деле это требование нигде не прописано законодательно. Я летаю и езжу между Киевом и Москвой, полные самолеты, полные поезда, там не только граждане Украины. Говорить о том, что всех не пускают — это является манипуляцией. Поэтому люди, которые готовятся к этим поездкам, они прекрасно проезжают.

Елена Рыковцева: Давайте по поводу 60 лет. Вы знаете, что случилась история с кораблями, Петр Порошенко ввел военное положение в ряде регионов Украины. В этот же момент запретил въезжать в Украину на время военного положения лицам с 18 до 60 лет. Потом военное положение отменили, но это требование оставили.

Роман Цимбалюк: Я имею в виду, что так называемое «приглашение» - это такая народная хитрость. Наверное, если человек предоставляет какой-то документ из Украины, это какой-то пропуск. Понятно, что в данной ситуации у пограничников достаточно много полномочий, они принимают решение часто на месте. Еще раз повторюсь — люди ездят.

Елена Рыковцева: Олег Витальевич, вы услышали наших гостей, что если вы займетесь этим...

Слушатель: Роман, вы же здесь свободно ходите, я вижу вас постоянно, а почему мы не можем свободно поехать?

Роман Цимбалюк: Все очень просто: вот эти ограничения на перемещения лиц с российскими паспортами, они же не из космоса взялись — это после того, как ваша страна оккупировала часть нашей страны. Если бы украинские танки были бы в Белгороде или в Ростовской области, поверьте, ситуация была бы другая, вряд ли бы я здесь находился.

Елена Рыковцева: Это правда. Мы посмотрим опрос, сегодня мы спрашивали прохожих наших, улучшатся ли отношения между Украиной и Россией.

Ожидаете ли вы улучшения отношений Украины и России?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:19 0:00
Опрос на улицах Москвы

Виктор Мироненко: Роман сказал, что не получится разговор сейчас, да, когда говорят пушки, музы молчат. Но разговор этот нужно с чего-то начинать. Я думаю, что начинать даже не с экспертов нужно, а с того, чтобы появились честные журналисты и с той, и с другой стороны, которые могли бы, используя средства массовой информации, доносить до людей правдивую объективную информацию. Я думаю, что начинать нужно только с этого, тогда начнут просвещаться мозги.

Елена Рыковцева: Я только руками могу развести от ваших романтических иллюзий. Кто им разрешит на территории Российской Федерации доносить честную информацию, честный взгляд на Украину?

Виктор Мироненко: Сейчас есть достаточно средств, которыми можно добраться до большого числа людей. Вы же добираетесь.

Елена Рыковцева: Поскольку этот мост считается жизнерадостным, мы закончим на этом жизнерадостном пожелании Мироненко, чтобы журналисты были честными хотя бы.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG