Ссылки для упрощенного доступа

У Зеленского развязаны руки


Владимир Зеленский по окончании парламентских выборов

Как президент Украины воспользуется "своим" большинством в парламенте? Леонид Гозман, Сергей Сивохо, Борислав Береза, Дмитро Шурхало

Украинские избиратели подарили возможность своему президенту делать то, что он считает нужным. Верховная рада почти наполовину будет состоять из представителей партии "Слуга народа". Как Владимир Зеленский воспользуется новыми возможностями? Обсуждают российский политик Леонид Гозман, украинские политики Сергей Сивохо и Борислав Береза и журналист Дмитро Шурхало.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Мы сегодня обсуждаем выборы в украинскую Верховную раду, они наконец-то закончились, и закончились триумфальной победой партии "Слуга народа". Я думаю, что Леонид Гозман не удивлен. Или вы удивлены, что настолько триумфальная? Ждали этого по партийным спискам, но там, где мажоритарии, там было ничего совершенно не понятно, и вдруг уже 130 человек из 199 мест для мажоритариев.

Леонид Гозман: Большая неожиданность. Но то, что нам кажется неожиданным, не имеет никакого значения. Значение имеет то, что это кажется неожиданностью украинским нашим коллегам, социологам, прогнозистам и так далее. Насколько я знаю, никто такой победы по мажоритарке не ожидал. Сейчас уже все говорят, что это третий тур президентских выборов.

Елена Рыковцева: Парадоксально, что если бы тогда, в тот момент Зеленскому удалось пробить отсутствие мажоритарки, а только партийные списки, он, похоже, меньше бы получил.

Леонид Гозман: Да, это так.

Елена Рыковцева: С нами на связи Сергей Сивохо. Мы очень за вас переживаем, следим. Мы надеемся, что все-таки вам удастся на каком-то последнем этапе… Получилось, что вы от той самой успешной партии "Слуга народа", которая тотально берет мажоритарные округа, но вы баллотируетесь в крайне в этом смысле неудачной Донецкой области, потому что только Донецкая и Луганская области отдали свои симпатии Оппозиционному блоку тотально по партийным спискам. Получается, что шансов у вас мало.

Сергей Сивохо: Во-первых, не Оппозиционному блоку, а "Оппозиционной платформе – За жизнь", плюс Оппозиционный блок. У нас несколько оппозиционных блоков, несколько оппозиций. Вам только завидовать, наверное, остается. Во-вторых, это моя родина, я в другом месте просто бы не согласился избираться. В-третьих, вы знаете, что в самое трудное место посылают самых надежных людей.

Елена Рыковцева: Вот мы сейчас у наших зрителей спросим: завидуют ли они украинцам с их выборами? Мы в пятницу говорили о том, что, поскольку Владимир Путин совершенно откровенно продемонстрировал свои симпатии Виктору Медведчуку, возможно, эти проценты, которые достанутся этой партии "Оппозиционная платформа – За жизнь", где Медведчук, они автоматически могут быть приписаны себе Владимиром Путиным. Согласны ли вы с этим? Чувствуете ли вы, что там, где вы родились, люди действительно симпатизируют этому человеку, президенту России?

Сергей Сивохо: Нет, они скорее симпатизируют стремлению некоторых к миру, к спокойной жизни, к восстановлению своего дома. С этим можно связывать симпатии к блоку "За жизнь". Это, пожалуй, манипуляция, они обещают, практически ничего не делая. В нашем регионе люди более 25 лет окучивали, заудабривали, у них здесь предприятия, коллективы которых, естественно, были подготовлены следующим образом, у них здесь какие-то вопросы, которые возникают накануне выборов, например, выключили воду, и вдруг появляются священнодействием волшебники, запускают, дают людям воду, счастье, радость. А какой-то человек, который когда-то родился здесь, приехал вдруг внезапно из Киева перед выборами, не может дать что-то осязаемое. Вот такими вещами прославились наши оппоненты. Я уже молчу о том, что офис у нас был мобильный, потому что нам тяжело было найти помещение под офис, молчу о рекламных площадях, о рекламных носителях, таких как пресса, радио и телевидение. Все по старинке у нас было.

Елена Рыковцева: Леонид, как вы считаете, почему именно в этих двух областях, Донецкой и Луганской, все настолько по старинке, что они отбились от всей Украины по части голосования? Кругом партия "Слуга народа", во Львове, правда, тоже неожиданность – "Голос", вся Украина вот так, а Донецк и Луганск, как сказал Сергей, почему-то надежды на мир связывают именно с Виктором Медведчуком. Почему они надежды на мир связывают не со "Слугой народа", а с Медведчуком?

Леонид Гозман: Мне просто кажется, что это объективно архаичные регионы, архаичная промышленность, морально устаревшая, вообще морально устаревшие структуры экономические и другие. Кроме того, есть еще один важный момент – это пропаганда. Это та территория, на которой российские телевизионные каналы смотрят все. Были опросы общественного мнения не очень задолго до выборов, когда оказалось, что значительная часть населения этих территорий не может толком ответить на вопрос, кто же начал войну, что на самом деле происходит. Это пропагандистский проигрыш центральной киевской власти, пропагандистский проигрыш Украины. Мы завидуем в том числе тому, у меня Медведчук не вызывает никаких симпатий вообще и вся его контора, но, тем не менее, я искренне завидую Украине, что партия, которая откровенно оппозиционна президенту страны, эта партия имеет возможность баллотироваться, имеет возможность пройти в парламент и так далее. Я надеюсь, что в парламенте их изолируют, они никакого вреда причинить не смогут, у них 13% сейчас, фракция будет, но ерунда все по сравнению с остальными, но все-таки то, что они могут туда пройти, – это очень здорово характеризует Украину.

Елена Рыковцева: Сергей, согласны ли вы с тем, что говорит Леонид, что пропаганда российская пробивает лучше, не получается противопоставить этой пропаганде что-то свое Украине? Действительно ли это играет такую роль при выборе конкретных персонажей?

Сергей Сивохо: Я считаю, что да, действительно, российская более эффективна на территории Донбасса. Я считаю, это положение нужно исправлять. То есть если я пройду в Верховную раду Украины как депутат, я буду обязательно инициировать создание некоей информационной единицы, которая будет отвечать за нашу ответную пропаганду, лишь бы было, что пропагандировать, лишь бы все это основывалось на правде.

Елена Рыковцева: Дело даже не в пропаганде. Когда Владимир Зеленский шел в президенты, мы слышали от него, что мы должны с ними разговаривать.

Сергей Сивохо: Безусловно, мы должны разговаривать. Потому что пять лет культивировалось отношение к жителям моего родного региона как к не совсем нормальным людям. Я очень хочу это исправить – это одна из целей моего похода в Раду.

Елена Рыковцева: Мне кажется, что Зеленский говорил о том, что этот канал в идеале должен быть русскоязычным. Согласны ли вы с этим, что с ними нужно разговаривать все-таки пока еще по-русски?

Сергей Сивохо: Почему нет? Есть новый закон о языке, но кто сказал, что это последний закон?

Елена Рыковцева: Я помню, что люди из команды Зеленского говорили о том, что существует Конституционный суд, не исключено, что будут рассматриваться отдельные положения этого закона. Борислав Береза к нам присоединился. Мы вас тоже не очень поздравляем.

Борислав Береза: Почему? Вы меня можете поздравить с тем, что как в "Гарри Поттере" сказано: "Тоби свободен". И это прекрасная новость. Я свое отволонтерил, я действительно отдал обществу 4,5 года своей жизни, теперь я могу сосредоточиться на своей семье, своей личной жизни, бизнесе, фактически заняться жизнью в удовольствие в каком-то смысле. Правда, понимаю, что будет это недолго, пару месяцев, а дальше придется вынужденно возвращаться в политику.

Елена Рыковцева: В каком качестве партийном вы вернетесь в политику? Вы пошли независимым кандидатом, вы не примкнули ни к одной партии. Непросто оказалось на этих выборах независимому.

Борислав Береза: У меня был выбор между умными и красивыми. То есть я мог примкнуть к красивым в лице партии "Слуга народа" или умным, которые предлагали. Правда, партия "Слуга народа" красиво сказала, что ни один бывший депутат не пойдет с ними, поэтому набрали кроме адекватных и приятных персонажей какой-то шлак. Но это их выбор. Другие партии, которые предлагали идти с ними, у меня не вызвали желания идти. В итоге я осознал для себя одну вещь, что поддержал я на выборах партию "Голос", которая имеет в составе самый лучший набор кандидатов для законотворчества, а сам пошел независимым кандидатом. Да, действительно, я проиграл "Слуге народа", но проиграл, самое интересное, не кандидату, а бренду, то есть общество голосовало за коллективного Зеленского. Это, между прочим, в очередной раз показывает, что в Украине абсолютная демократия, а не заранее известный результат выборов, как в России.

Елена Рыковцева: Что это значит – люди проголосовали за коллективного Зеленского? Они продолжают доверять Зеленскому и его идеям?

Леонид Гозман: Во-первых, значит, что они ему доверяют, они продолжают ему доверять. Это значит, что то, что говорил и как говорил президент Зеленский, еще не будучи президентом, оказалось абсолютно адекватным. Это значит, что уже став президентом, он себя ведет тоже правильно, он находится в диалоге со своим народом, что очень здорово. Именно со своим, а не с нами. Я совершенно не уверен, что я бы за него голосовал на президентских выборах. Может быть, я изменю свою точку зрения, буду очень рад. Это не просто потому, что он новый.

Елена Рыковцева: У него, кстати, все шансы победить в России, потому что столько времени ему уделяют российские телеканалы, я думаю, его уже знает каждая подворотня.

Леонид Гозман: Не беспокойтесь, у нас еще не будет выборов очень долго. У нас такого безобразия не будет. Вы же не хотите как в Украине, правда, или в Грузии? На самом деле это не потому, что Зеленский новый, два абсолютно новых блока провалились на выборах – это "Самопомощь" и блок бывшего премьер-министра Арсения Яценюка, они не прошли в новую Раду. Кстати, очень приятная новость, что не прошли националисты. Наше телевидение уже устраивает истерику, что националисты не прошли, потому что Зеленский и есть главный националист. У него развязаны руки сейчас. Но что очень важно, у нас очень многие говорили комментаторы, я слышал и вчера, и сегодня, что теперь он может делать все, что хочет, он сейчас такого там натворит и так далее. Полная ерунда, с моей точки зрения. Потому что мандаты у них не императивные. Если человек избирался по партии "Слуга народа" или по партии "Голос", он может уйти из этой фракции. Они так оглушительно победили, во-первых, это хорошо, мне кажется, хотя некоторые очень достойные люди не прошли, я надеюсь, что Борислав вернется в Раду рано или поздно, потому что такие люди нужны там, потому что они не будут тратить время на склоки, они пойдут вперед, если они знают, куда идти. А самое главное хорошо, потому что это проигрыш нашего президента. Потому что у него значительно меньше возможностей сейчас будет туда вставлять палки в колеса, разводить, подкупать и прочее, чем могло бы быть, если бы Зеленский должен был делать сложную коалицию с несколькими партиями и так далее. Но почему я говорю, что Зеленский не может проводить все, что он хочет, потому что если он в этом диалоге, в котором находится сейчас с народом, если окажется, что он теряет это взаимопонимание, если люди это почувствуют, а депутаты это почувствуют сразу, если он пойдет не туда, куда хотят люди, то эти самые депутаты, которые сегодня составляют уже большинство, а, наверное, будет и конституционное большинство с примкнувшими одномандатниками в Раде, они уйдут от него. То есть контроль народа сохраняется. Поэтому я думаю, что у них есть хорошие шансы действительно пойти вперед. Это проигрыш Путина, и это наш с вами выигрыш. Потому что у нас, к сожалению, так случилось, что у руководства нашей страны и у нашей страны совершенно разные интересы. Руководству нужно, чтобы там был хаос, чтобы там был бардак, и они всячески это делают, нам с вами, кстати говоря, вне зависимости от уровней симпатии к Украине, надо, чтобы у них все было хорошо, чтобы они нормально развивались, чтобы они вступали в Евросоюз и в НАТО, чтобы у них вообще была нормальная европейская страна. Потому что, во-первых, нам нужен стабильный и благополучный сосед.

Елена Рыковцева: Это рассуждает человек, который живет в стране-агрессоре: нам нужен нормальный сосед.

Леонид Гозман: Конечно, мы совершили преступление. Они избирали президента, я думаю, что все, что можно было сделать, чтобы сорвать его выборы, было сделано, они это преодолели, выборы прошли нормально.

Елена Рыковцева: Сосед и так нормальный, просто весь хаос с чем связан – с Россией он и связан.

Леонид Гозман: Сейчас им этот хаос будет легче преодолевать. Мы с вами заинтересованы в благополучии Украины, мы, которые не поддерживаем агрессию. А кроме того, если у них это получится, если действительно в каденцию президента Зеленского они сильно пройдут вперед с точки зрения европейской интеграции и вообще всего, всех институтов – это какой пример для нас.

Елена Рыковцева: Никакого примера для России не существует.

Леонид Гозман: У нас совершенно разные интересы, у нашего руководства и у нас с вами. То, что случилось, – это поражение Путина и наш с вами выигрыш.

Елена Рыковцева: Толку-то что от того, что у нас с вами выигрыш?

Леонид Гозман: У нас тоже все будет нормально.

Елена Рыковцева: Откуда это свалится? Даже российские каналы не боятся показывать, что в Украине свободные выборы, потому что к России это не имеет никакого отношения.

Леонид Гозман: Они не показывают свободные выборы в Украине, они пытаются создать картинку хаоса, цирка, фарса и так далее. Они лгут. А то, что там свободные выборы, они не говорят, ровно этого они и боятся.

Елена Рыковцева: Дмитро, мы говорили с вами в пятницу, что вот этот процент, который будет отдан за Медведчука, его может приписать как заслугу себе Кремль. Этот процент, как мы с вами и предсказывали, не изменился от того, что вмешался Владимир Путин в эту кампанию и открыто поддержал Медведчука. Как вы считаете, почему Донбасс, почему Луганск и Донецк так последовательно голосуют именно за этот блок? В Одессе тоже второе место.

Дмитро Шурхало: Нельзя сказать, что он последовательно голосует именно за этот блок, поскольку этот блок сформирован относительно недавно. Все-таки это политическая сила новосозданная. Она имеет каких-то своих предшественников до этого времени, но это новая сила, которая конкурировала еще как минимум с двумя проектами, которые придерживались той же идеологической линии. У нас на каждом поле есть своя конкуренция. У нас саркастически шутили, что украинцы плохо объединяются, где три украинца, там два гетмана. У нас на этих выборах националисты объединились, а пророссийские силы шли несколькими колоннами и не объединились. Выиграла своего рода внутреннюю конкуренцию Оппозиционная платформа – За жизнь прежде всего у Оппозиционного блока, который придерживается более-менее той же идеологической канвы. Наверное, роль сыграло и то, что именно Медведчук вхож в гости к Путину, а не его конкуренты из Оппозиционного блока.

Елена Рыковцева: То есть мы с вами можем записать людей, которые проголосовали за Медведчука, в негласную группу поддержки Владимира Путина?

Дмитро Шурхало: Нет, это все-таки группа поддержки Медведчука, его соратников, там целый пул пророссийских политиков. Безусловно, их выбирают, за них голосуют именно потому, что это люди последовательно настроенный на компромисс, капитулянтский в значительной мере компромисс с Москвой.

Елена Рыковцева: Я предлагаю посмотреть сюжет, как голосовали регионы.

Выборы в Верховную Раду Украины
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:09 0:00

Елена Рыковцева: Евгений Иванович из Свердловской области нам звонит, расскажите, пожалуйста, завидуете вы или нет украинцам с их выборами?

Слушатель: Я выслушал общую картинку, которую нарисовал Леонид Гозман, я с ней практически согласен, положения вещей в Украине. Я, конечно, рад за то, что в Украине сложилась такая ситуация. У Зеленского действительно появляются шансы что-то реально сделать в сторону улучшения ситуации и в стране, и международной обстановки.

Елена Рыковцева: Что он может делать теперь? Будем считать, что у него устойчивое большинство, есть на кого положиться.

Леонид Гозман: Я не знаю, это его дело, дело украинцев. После всего, что мы натворили, давать ему совет, что делать... Очевидно, что там есть несколько очень важных вещей. Там есть коррупция и борьба с коррупцией. Как я понимаю, очень серьезная претензия к правительству президента Порошенко была именно в коррумпированности его команды, в том, что они это дело не разломали. Это, видимо, одна из фантастически важных вещей, которую должен сделать президент Зеленский. Он это обещал, насколько я понимаю, будет очень важно. Что касается России, переговоров и всего прочего, я думаю, что, конечно, надо разговаривать. Результат выборов показывает еще одну штуку: партию Медведчука изолируют, особого зла он не причинит, если, правда, не брать его медиаимперию, но это отдельная тема. Встреча Путина с Медведчуком не увеличила рейтинг Медведчука – вот что очень важно на самом деле. Путину приписывать себе этот результат нет никаких оснований. То, что эти территории голосуют не так, как вся Украина, – это означает, что там проблемы с идентификацией, там проблемы с взаимоотношениями с Украиной в целом. От нового руководства Украины, когда война эта безумная закончится, потребуется огромный такт, потребуется мудрость для того, чтобы с людьми договориться. Нельзя людей обзывать, что они такие тупые, они неправильно голосуют. У них свободная страна, они голосуют так, как они чувствуют. Это значит, что это голосование за Медведчука означает глубокое недоверие к Киеву, страх может быть, масса каких-то негативных чувств, которые там есть и которые надо снимать обязательно, а снимать можно, только разговаривая, – и плевать, на каком языке, на украинском или на русском. Разговаривать надо с людьми, чтобы они почувствовали себя частью этой огромной страны Украина, чтобы они почувствовали, что интересы Украины – это их интересы.

Елена Рыковцева: Сергей, в его плане разговора, уговора с Донбассом теперь поддержит парламент, что он может сделать благодаря этому, в наведении мостов разрушенных?

Сергей Сивохо: Практически все может сделать, если его парламент теперь будет поддерживать. Леонид абсолютно верно разложил все по полочкам: с населением нашего региона нужно разговаривать, неважно, на каком языке. Леонид сказал вещь, которая мне очень понравилась, – немножко площадности добавить. Наказание, неотвратимое наказание – вот чего ждет в первую очередь народ. Наказание тех негодяев, которые издевались над ним столько времени. Я думаю, что это может стать первыми шагами в налаживании диалога нормального.

Елена Рыковцева: Вы абсолютно верите в справедливость этого наказания, которое сейчас может случиться?

Сергей Сивохо: Мы же все будем делать по закону.

Елена Рыковцева: Я видела, как Владимир Зеленский общается с чиновниками, я вам скажу честно, что при всей симпатии, при всем сочувствии, когда он говорил с исполняющим обязанности начальника одесской таможни, называл фамилии Иванова, Петрова, Сидорова: вы знаете, что это члены преступной группировки, почему вы их до сих пор не уволили? Меня это немножко смутило. Почему я и спросила, уверены ли вы, что это будет справедливо.

Сергей Сивохо: Но ведь он же спрашивал, он не давал приказания.

Елена Рыковцева: Я боюсь, что некоторые начальники могут понять это как приказ.

Сергей Сивохо: Я этого человека знаю около 25 лет, мы в очень хороших, добрых отношениях, мы разговаривали с ним на разные темы в разное время, я видел его в разных жизненных ситуациях. Это очень порядочный и совестливый человек. Поэтому очень велика степень моего доверия к нему. Непогрешимых, конечно, не бывает. Но все-таки у меня большая надежда на него.

Елена Рыковцева: То есть наказание будет справедливым.

Леонид Гозман: Для того и нужен парламент, чтобы никого не заносило. Я не имею чести знать президента Зеленского, у меня нет к нему никакого ни доверия, ни недоверия, но я понимаю, что любой человек может заиграться, во время такой кампании могут быть и несправедливости тоже. Для того и нужен парламент, для того и нужны сложные системы, чтобы все-таки не допускать несправедливости. Если Иванова уволили не по делу, чтобы ему было, куда обратиться, чтобы слово президента не было последним словом. Президент сказал уволить, мне говорили, что он преступник, а он пойдет куда-то в суд и у президента отсудит компенсацию за моральный ущерб – это будет нормально на самом деле.

Елена Рыковцева: Это была и моя мысль в тот момент, что когда публично вас называют членами банды, они могут его и засудить.

Леонид Гозман: Конечно, это зависит от того, они члены банды или нет.

Елена Рыковцева: Сергей из Московской области, здравствуйте.

Слушатель: Я хотел развить мысль, которую Леонид сказал. Мы считаем, все демократическое сообщество считает, что сейчас очень хороший шанс есть у Зеленского показать практическими результатами. Это будет влиять не только на все постсоветские авторитарные государства, будет иметь большое значение для всего мира, что можно сделать в такой стране великие вещи. Я считаю, что нужно туда своеобразный план Маршалла вводить, обязательно сосредоточиться всем средствам массовой информации, чтобы указывать именно на это. Это чрезвычайно важно. Все демократические силы ждут. Джохар Дудаев говорил еще в 1992 году, что как Украина покажет экономический результат, тогда в России могут быть изменения, не только в России, на всем постсоветском пространстве.

Елена Рыковцева: Ждут и болеют, чтобы получилось – это будет очень важно. Михаил Саакашвили – это человек, у которого когда-то получилось, он пытался что-то делать для Украины, он получил крохотулечный процент, чуть больше нуля. Вы с чем это связываете, с тем, что он только недавно вернулся, не развернулся или с чем-то еще?

Дмитро Шурхало: Я это связываю, во-первых, с тем, что Михаил Саакашвили в украинской политике себя показал очень и очень неоднозначно. То есть то, как он себя показал в Грузии – это одна история, это один результат успехов и поражений, то, что в Украине – это совершенно иное. В Украине он не показал значительной доли таких результатов, как в Грузии, он себя больше показал таким человеком-скандалом. Кроме того, он заявил незадолго перед выборами, что он в принципе поддерживает партию "Слуга народа", он поддерживает президента Зеленского и призвал голосовать за президентскую политическую силу, в принципе этим тоже объясняется его результат. Но все-таки главное то, что тут голосовали за Саакашвили, который себя показал в украинском контексте, а не за Саакашвили, который себя показал в грузинском контексте.

Елена Рыковцева: Сергей Львович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Пользуясь случаем, я хочу поздравить Украину с завершившимися благополучно выборами, первыми в ее истории демократическими и свободными выборами на конкурентной основе.

Елена Рыковцева: Извините, пожалуйста, а с чего у вас такой вывод – первые? По-моему, они уже 20 лет занимаются свободными выборами.

Слушатель: Имеется в виду, когда не ангажированные олигархические выборы, а когда именно конкурентные, где было множество свободных депутатов, которые в конкурентной борьбе совершенно честной выбрали. Я не беру Оппозиционную платформу, которая является, конечно, совершенно пророссийской. Ничего удивительного, когда тонны лжи и грязи изливаются по российским телеканалам. Их, наверное, смотрит на востоке Украины вся русскоязычная часть общества. Невозможно устоять перед этой пропагандой, когда все факты совершенно переворачиваются с ног на голову. Меня радует то, что пророссийская партия набрала практически тот же результат, который был и раньше, то есть она не увеличила его.

Елена Рыковцева: Вчера я видела по каналу NewsOne, известно, кому принадлежащего, Тарас Козак – это соратник Виктора Медведчука, я видела, что они свой результат подают как почти победу: мы вторые в Украине. Я понимаю, что с точки зрения голосов у них в парламенте не будет практически никаких возможностей, но тем не менее, считаете ли вы, что как вторая партия они смогут все-таки продвигать свои представления о прекрасном, свои представления о том, как говорить с Москвой, как вести переговоры по Донбассу, у них все-таки будет получаться как-то влиять на украинскую политику?

Сергей Сивохо: Если они будут предлагать какие-то разумные пути решения, почему нет? Если они будут предлагать пути решения каких-то вопросов, которые будут попадать в концепцию нашей партии.

Елена Рыковцева: Пока вы еще не прогнозируете, какими могут быть их предложения?

Сергей Сивохо: Нет, я не могу прогнозировать. Но мы же с вами нормальные люди, мы живем в нормальной стране, мы привыкли прислушиваться к чужому мнению. Если это будет разумно, то почему нет?

Елена Рыковцева: Могут от партии Медведчука поступать такие предложения по урегулированию, с которыми будет соглашаться партия "Слуга народа"?

Леонид Гозман: Вы знаете, мне это представляется маловероятным, конструктивная позиция господина Медведчука. Потому что он совершенно очевидно является марионеткой наших властей, а наши власти не заинтересованы, как мне кажется, в урегулировании, а заинтересованы именно в продолжении всяческих неприятностей, хаоса, раздрая всяческого и так далее. Почему я и говорю, что эти выборы – это, конечно, поражение Владимира Путина. Я думаю, что Медведчук будет вести эту линию дальше. Я слушал вчера его интервью "России-24", вы знаете, более убогого текста, чем то, что он выдавал, трудно себе представить. Какой он к чертовой матери политик? Он вообще никто и звать его никак, у меня было такое ощущение. На российском телевидении какие-то дурацкие жалобы на то, как его обидели идеологические братья из платформы Януковича. Вообще это не наша проблема, о чем ты говоришь? Я не думаю, чтобы они что-то серьезное предлагали. Их деструктивная роль, мне кажется, состоит не только в том, что они являются таким фронт-офисом нашего государства, они мешают, как мне кажется, формированию на территории Донецка и Луганска нормальной украинской партии, проукраинской, но защищающей интересы этих людей, нормальной партии, которая будет представлять этих людей. Медведчук представляет Путина, он не представляет людей, которые за него голосовали. Как Зюганов у нас не представляет людей левых взглядов, а представляет тоже Путина на самом деле и мешает формированию социал-демократической партии в России, которая нужна нашей стране. Точно так же, я совершенно убежден, если территория Донецкой и Луганской областей имеет свою специфику, разную – культурную, языковую, этническую, то эта специфика должна выражаться какой-то политической структурой, которая представляет интересы этих людей. Эта структура вполне может быть оппозиционной киевской власти, но будет представлять не Путина, а этих людей. Мне кажется, Медведчук это и не дает сделать.

Елена Рыковцева: Смотрела также поствыборное шоу на канале "1+1" "Право на владу", это прозеленский канал, они сидели в своих креслах и говорили каждый, как умудрился Петр Алексеевич вытащить снова Медведчука из небытия политического. Он был никто и звать его никак на момент 2014 года, он был просто давно отстой, извините, жаргонное слово я использую. Они сидели и как раз разводили руками: кто его создал, кто его надул? Его надул, к сожалению, ушедший президент Порошенко. Сергей, считаете ли вы, что эта партия самим своим существованием блокирует на востоке страны доступ других украинских здоровых сил к людям?

Сергей Сивохо: Я хочу сказать словами одного гайдаевского персонажа: тот, кто нам мешает, тот нам и поможет. Я надеюсь, что их открытая деятельность приведет к тому, что они будут терять свои накопленные баллы за свое балансирование на жизненно интересных для региона вопросах, я думаю, что буквально нескольких месяцев хватит, чтобы разобраться.

Елена Рыковцева: То есть они могут повести себя так, что люди наконец поймут, с кем они имеют дело. Посмотрим опрос, какие реформы московские прохожие связывают с президентом Зеленским.

Удастся ли Зеленскому реформировать Украину?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:17 0:00
Опрос на улицах Москвы

Елена Рыковцева: Это же надо, людей так долго уговаривали, что это шут и клоун, а они все равно не все так считают. Владимир из Новороссийска, здравствуйте.

Слушатель: Я завидую, и я представить себе не могу, что такие выборы могут быть у нас в России. Кремль вчера все это видел, они раздражены. Стоило было увидеть вчера лицо Соловьева, он рвал и метал в своем эфире – это была истерика. Кремль, конечно, более взвешенно будет подходить. Я смотрел эфир "Настоящего времени", Орешкин сказал, что это фиаско Путина, сегодня Леонид подтвердил это несколько раз, что это проигрыш Путина. То же самое сказал сегодня Рудман, по-моему, журналист с Украины, он сказал, что все зависит от доброй воли Путина. Доброй воли у этого человека нет. Я сегодня со многими людьми говорил у нас, многие беспокоятся об агрессии. Когда он проигрывает что-то, он агрессивен, он хитер. Вчера в эфире у Соловьева Жириновский заявил, что мы не зря паспорта раздаем. Вот мы раздадим паспорта российские в Донецке и пойдем туда. Вот чего здесь боятся у нас.

Елена Рыковцева: Совершенно точно вы об этом напомнили. Потому что ровно в момент, когда выиграл с огромным разгромным счетом Владимир Зеленский, прозвучала тема этих паспортов. Казалось бы, поздравьте человека, не ставьте ему палки в колеса. Нет, мы тут же сделаем так, чтобы ему было сложнее. Леонид, ваше слово по поводу телевизионных каналов, принадлежащих Медведчуку.

Леонид Гозман: Как я понимаю, Медведчуку принадлежат три общенациональных канала телевизионных. Эти каналы ведут совершенно пропаганду не менее разнузданную, но более умную, чем та, которая ведется по нашему телевидению. Я не знаю украинских законов, но мне кажется, что украинское государство должно предпринять какие-то действия по самозащите. Опасно, когда три канала принадлежат фронтмену врага.

Елена Рыковцева: В чем состоит политика этих каналов? Они дают им высказываться. Вот у них сидят день и ночь люди из этой партии, сам Медведчук, им сочувствующие, он сидят и говорят, говорят, говорят. Вы же сами сказали, что даже в этом есть какой-то плюс в Украине, что у них могут совсем оппозиционеры побеждать или занимать второе место, участвовать в выборах. Почему бы им не сидеть и не говорить?

Леонид Гозман: Черчилль говорил, что он очень гордится тем, что за все время Второй мировой войны в Соединенном королевстве не применялось ничего против свободы слова. Но не нарушать закон, не нарушать принципы свободы слова – это одно, а просто смотреть, как наступает враждебная тебе сила в общенациональных СМИ – это немножко другое. Я не знаю, как надо действовать – это президенту Зеленскому и его парламенту теперь думать, что с этим делать. Открывать другие каналы, которые будут рядом работать, например, инвестировать. Я знаю, что эти каналы достаточно серьезные, влияние Медведчука, а значит Путина, на средства массовой информации Украины не пропорциональны его влиянию на электорат, значительно выше. Причем это влияние в столицах, в крупнейших городах, где у него электоральные позиции нулевые, а медийные позиции у него очень серьезные. Был бы я гражданином Украины, а тем более депутатом Верховной Рады, я бы, конечно, был очень обеспокоен этим делом.

Елена Рыковцева: Дмитро, считаете ли вы, что они достаточно влиятельны и достаточно опасны, чтобы уже начинать думать о том, как бы их приглушить?

Дмитро Шурхало: У нас давно шла дискуссия, еще несколько лет назад группа людей, близких к политике, не непосредственно политики, а политтехнологи, журналисты, они создавали такую кампанию информационную "Закрой рот Кремлю". Эта кампания была направлена против этих каналов. Политиков патриотических призывали не ходить на эти каналы. Видите, тут нет такого влияния прямо, чтобы взяв контроль канала, ты сформировал поле под себя. Каналы работают на украинском поле, тут нет монополии на информацию, они должны учитывать плюрализм сложившийся, нет единого правильного мнения, которое надо транслировать.

Елена Рыковцева: Одним словом, тревоги вы не испытываете такой уж. Дмитрий из Сочи, здравствуйте.

Слушатель: Конечно, я завидую Украине насчет выборов, что там прошли свободные демократические выборы. В России, к сожалению, это невозможно по многим причинам. Классический пример – московские выборы.

Елена Рыковцева: Да, завидуют. Там демократично, а здесь пока нет.

Леонид Гозман: У нас тоже будут нормальные выборы, уверяю вас.

Елена Рыковцева: Закончим вашей верой в нормальные выборы в России тоже.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG