Ссылки для упрощенного доступа

Дорогой ценой. Андрей Остальский – о Хеллоуине по Джонсону


Новый премьер-министр Великобритании придал мистическому празднику Хеллоуин прямо-таки исторический смысл. А именно: Борис Джонсон обещает "погибнуть или сделать это" – ровно в день 31 октября вывести свою страну из Европейского союза. Причем вывести любой ценой, "никаких "но" или "если", как он выразился в первом же своем обращении к нации перед дверями в резиденцию премьер-министра на Даунинг-стрит, 10.

Джонсон распорядился приобрести для своего рабочего кабинета таймер обратного отсчёта, показывающий, сколько дней, часов, минут и секунд осталось до рокового часа 23.00 в день Хеллоуина. Игрушка недешевая, стоит более пятисот фунтов (правда, говорят, её покупку профинансировали члены Консервативной партии). Однако британским налогоплательщикам ради такого Дня всех святых придется раскошелиться на куда более серьёзные суммы, речь идёт о десятках миллиардов.

Прошло всего-то несколько дней с того момента, когда британская королева назначила Джонсона премьером, а он уже успел побывать и в Шотландии, и в Северной Ирландии, и в Уэльсе, и в Манчестере, заглянул даже на оказавшуюся под угрозой прорыва дамбу в графстве Дербишир. Везде выступал энергично, говорил зычно и понятным народу языком, избавившись на время от привычки перемежать речь латынью и древнегреческим, а также мудреными терминами. По форме – разительный контраст с Терезой Мэй: та была слабоватым оратором, не обладала талантами коммуникатора, но отличалась зато огромным трудолюбием и тщательностью в проработке деталей. Джонсон наглядно продемонстрировал, что он человек совсем иного склада, противоположность своей предшественнице. Причём говорил новый премьер, как ни странно, не только и не столько о Брекзите, из-за которого и разгорелся весь политический и социальный сыр-бор. Нет, речь шла в основном об острых социальных нуждах, застарелых проблемах страны, которые премьер-министр клятвенно обещал быстро и радикально решить, бросив на это огромные средства.

Растет преступность, не хватает полицейских? Быстро увеличим их численность на 20 тысяч человек, что обойдется казне примерно в миллиард фунтов. NHS (национальная система бесплатного здравоохранения) не справляется со своими задачами, пришла в упадок из-за недостатка ассигнований и нехватки врачей и особенно медсестер? Поправимо: правительство немедленно выделит ещё один миллиард – на повышение качества медицинских услуг и дополнительно 850 миллионов на приведение в порядок 20 больниц, а также изменит пенсионное и налоговое законодательство таким образом, чтобы заинтересовать врачей в сверхурочной работе. Государственные школы в плачевном состоянии из-за сокращений капиталовложений? Выделим пять миллиардов, чтобы немедленно исправить ситуацию. Кроме того, Джонсон обещал построить железную дорогу Манчестер – Лидс и выделить 3,6 миллиарда фунтов стерлингов на помощь пришедшим в запустение северным городам страны, в последние десятилетия утратившим экономический смысл своего существования. Ну и самые дорогие обещания – о существенном снижении налоговой ставки для лиц с годовым доходом свыше 50 тысяч фунтов (по прикидкам, может обойтись в девять миллиардов в год) и снизить страховые взносы низкооплачиваемых работников (примерно 11 миллиардов, потерянных для госбюджета).

Продолжая метафору Хеллоуина, можно сказать, что Джонсон перевернул традицию treat-or-trick, это когда переодетые чудищами дети обходят дома и квартиры, ожидая сладких подачек и угрожая в противном случае устроить "трик", то есть произвести какие-нибудь мелкие неприятности, испачкать что-нибудь или сломать. Джонсон же предлагает различным кругам населения финансовую конфетку в обмен на поддержку его любимой игрушки, "Брекзита любой ценой". Обещая к тому же защитить подданных Её Величества от неприятностей и проблем.

Странная возникает картина. Все эти годы, с момента прихода к власти в 2010 году, консерваторы проводили политику жесткой экономии и сокращения государственных расходов. Они довольно убедительно объясняли, что в результате кризиса 2008–2009 годов и расточительной политики лейбористов финансы страны оказались в плачевнейшем состоянии, с колоссальным бюджетным дефицитом и госдолгом. Эту политику экономии поддерживал и Джонсон, а лейбористская оппозиция настаивала на том, что жесткость мер чрезмерна и наносит колоссальный ущерб обществу. Жизненные стандарты упали, кризис поразил и правоохранительную систему, и государственное здравоохранение. В стране начались болезненные процессы, получили распространение пессимистические настроения, выросло число психических заболеваний и так далее. С большим трудом Британия начала выбираться из этой трясины, но многие обозреватели считали, что голосование масс за выход из ЕС во многом было предопределено именно болезненными последствиями периода жесткой экономии, явилось актом протеста против эгоизма элит. В таком случае можно предположить, что жесткая экономия и породила Брекзит. Но теперь она ради Брекзита же и отменяется, мучительные жертвы оказались напрасными, прежде сэкономленное раздается направо и налево.

Среди экономистов разных школ давно идут споры о том, сколь оправданной была жёсткость прежних консервативных правительств. Не берусь сейчас приводить аргументы сторон, но только выглядит это так, будто злая тетушка Тереза не хотела послаблений, мучила свой народ, а добрый дядюшка Борис, прямо как товарищ Маленков из частушек 50-х годов, "дал народу хлеба и блинков". Джонсон, получается, надавал нарицательных пинков предшественникам в своей собственной партии, на 180 градусов перевернул её экономическую доктрину, отказавшись от казавшихся незыблемыми принципов фискальной трезвости и стремления к сбалансированности бюджетов. Это фактически полное перечёркивание традиционной консервативной идеологии. И самое поразительное, что Консервативная партия вполне поддерживает эту крутую перемену курса, судя по тому, что рейтинг одобрения Джонсона среди голосующих за партию тори избирателей вырос с 52 до 77 процентов.

Чем же объяснить такие чудеса? Разумеется, болезнью под названием Брекзит. Ведь многие консерваторы озабочены только одним: как бы уйти из ЕС, причем желательно громко хлопнув дверью. Опросы показали: они готовы пожертвовать не только судьбой своей партии, но даже и судьбой страны. Большинство заявило, что если из-за Брекзита Соединенное Королевство распадется, если из состава государства выйдут Шотландия и Северная Ирландия, то и эту цену они готовы платить. А далее логика такая: Джонсону нужно уговорить массы поддержать жесткий Брекзит и проголосовать за свою партию в случае досрочных выборов.

Брекзит "кровь из носа" к Хэллоуину, "сделать или погибнуть". Всё остальное приложится

Я не хочу сказать, что Джонсон раздает обещания, которые заведомо не собирается выполнять. Просто в его штабе о практической стороне их осуществления, похоже, решено пока особенно не задумываться. Не заморачиваться. Сейчас все должно быть посвящено только одной цели – Брекзит "кровь из носа" к Хэллоуину, "сделать или погибнуть". Всё остальное приложится. Поддерживающие Джонсона экономисты (их не так много, но они есть) говорят, что средства для такой щедрости можно найти. Бывший канцлер казначейства (министр финансов) Филипп Хэммонд высчитал, что в 2020–2021 году для стабильности национальных финансов необходимо, чтобы государство одалживало не более чем два процента от ВВП. Но благодаря осторожной политике канцлера и Терезы Мэй, а также благоприятной экономической конъюнктуре удалось добиться снижения этого показателя до 1,1 процента уже в этом году. Прежнее правительство очень таким достижением гордилось, считая, что это защитит страну от серьезных неприятностей в случае резкого изменения ситуации на рынках. И вот теперь стратеги Джонсона решили, что могут растратить это наследство, принеся его на алтарь Брекзита. И ведь надо понимать: это не значит, что деньги лежат где-то на счетах. Нет, их придется специально одалживать, с определенным риском для стабильности. И Джонсон, и его министры излучают оптимизм и кипучую энергию, клятвенно заверяя страну, что в любом случае ничего страшного не случится, что правительство готово к любому развитию событий. Но вот кто оптимизма не разделяет, так это английский фунт стерлингов. После прихода Джонсона к власти курс национальной валюты существенно упал. Совсем недавно за сто долларов давали 77 фунтов, а теперь уже 82. Большинство серьезных экономистов предупреждают, что это только начало процесса.

Это экономическая сторона дела, а политически самый резкий поворот – крайне жесткая позиция, занятая Джонсоном в отношении переговоров с ЕС. Он объявил о предварительном условии: Евросоюз должен полностью отказаться от так называемого бэкстопа. Иначе, дескать, он вообще никаких переговоров вести не будет. Бэкстоп – это система соглашений, которая позволила бы избежать установления таможенного контроля на границе между британской провинцией Северная Ирландия и Ирландской Республикой. Радикальные брекзитёры объявили бэкстоп инструментом "вассального подчинения" Британии континентальной Европе и под этим предлогом провалили тщательно разработанную программу Терезы Мэй, предусматривавшую введение двухлетнего переходного периода, когда на практике Британия оставалась бы частью ЕС, по крайней мере в экономическом плане. За этот срок можно было бы спокойно договориться о формах будущего сотрудничества, но этот вариант не устроил правых радикалов. Теперь многие считают, что Джонсон переговоров просто не хочет, что ему нечего сказать ЕС, что нет у него аргументов, которые могли бы убедить Евросоюз пойти на дальнейшие не очень осмысленные уступки. Зато выдвижение невыполнимых условий дает премьер-министру возможность подготовить общественное мнение к жесткому разрыву экономических и прочих связей с ЕС.

Противники Джонсона и его политики надеялись, что у них есть в запасе крайнее, "термоядерное" средство: всем депутатам, кому не мил жесткий Брекзит (включая либерально настроенных консерваторов) дружно проголосовать за вотум недоверия правительству. Считалось, что это должно неминуемо привести к отставке кабинета. Ведь согласно закону от 2011 года (The Fixed-term Parliaments Act 2011) в таком случае палате общин дается 14 дней для того, чтобы сформировать новое правительство с новым лидером во главе, а если это невозможно, должны быть проведены досрочные выборы. Но советники премьер-министра преподнесли сюрприз: Джонсон, сказали они, в любом случае откажется покидать свой пост. А юристы разъяснили: в отсутствие писаной конституции механизм отставки премьера никак юридически не дефинирован, а потому, проигнорировав волю парламента, глава правительства закона не нарушит. Ведь его должна уволить королева, но Елизавета II не станет этого делать: по вековой традиции, Её Величество производит такого рода назначения и увольнения только по рекомендации действующего премьера. Если же таковой сам, добровольно не подаст ей прошения об отставке, то поделать с этим ничего нельзя. Он потом, может, например, назначить новые выборы – на достаточно отдаленную дату, чтобы Британия успела до нее вольно или невольно "вывалиться" из Европейского союза. Это будет грубое попрание норм демократии, фактически государственный переворот, вопиют противники Джонсона. Ничего подобного, отвечают его сторонники, демократия требует осуществления решения референдума, а всё остальное значения не имеет.

Подводя итог: Хеллоуин считался когда-то днём, когда людям являлась всякая нечисть, творившая мелкие пакости. Джонсон уверяет, что с этого дня начнется новый золотой век британской истории. Половина страны готова ему поверить, но другая половина верить отказывается категорически, считая обещания премьер-министра бессовестным обманом. Это очень опасный, беспрецедентный раскол, чреватый огромными неприятностями. Осталось ждать недолго, чтобы узнать, чем дело кончится: таймер в кабинете Джонсона неумолимо отсчитывает секунды, минуты, дни. Правда, есть и другая точка зрения: 31 октября всё только начнется.

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG