Ссылки для упрощенного доступа

"Напоминает гестапо". О преследовании пары за участие в митинге с сыном


После того как в субботу, 3 августа, на улицах Москвы избивали и арестовывали не только участников акции протеста, но и случайных прохожих, всеобщие представления о том, на какой градус репрессий способны нынешние власти, скорректировались в худшую сторону. Однако все несправедливости последних недель померкли на фоне новости о том, что прокуратура требует лишить родительских прав Дмитрия и Ольгу Проказовых, которые побывали на акции протеста 27 июля с годовалым сыном Артемием. В пресс-релизе, опубликованном 6 августа на сайте прокуратуры, говорилось:

В ходе митинга родители передали малолетнего ребенка, находящегося в силу возраста в беспомощном состоянии, третьему лицу, что подвергло опасности здоровье и жизнь мальчика, а также повлекло причинение ему физического и морального вреда.

Таким образом, супруги, эксплуатируя ребенка, злоупотребили своими родительскими правами в ущерб интересам сына.

Указанные нарушения послужили основанием для направления прокурором в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК РФ в суд заявления о лишении родительских прав супругов в отношении малолетнего ребенка.

Провластные СМИ в подаче этого сюжета напирают на то, что родители передали ребенка сотруднику штаба Любови Соболь Сергею Фомину, чтобы он смог им "прикрыться", уходя от полиции. Сам Фомин проходит по уголовному делу о "массовых беспорядках" 27 июля как "координатор протестов"; он сейчас находится в федеральном розыске. О том, что Фомин – крестный отец ребенка и двоюродный брат его матери, многие защитники действий прокуратуры предпочитают не упоминать. В Сети распространяется ролик, в котором Фомина обвиняют в "накачивании толпы":

Вот как описывает ситуацию сам Сергей Фомин:

Они запустили по ТВ кампанию, что я "координатор" протеста. Я действительно призвал людей уйти из под дубинок ОМОНа в Брюсовом переулке. "Стоять насмерть" и быть избитым ОМОНом - было глупо. Я увел из Брюсова (сорвав свои голосовые связки) около 1000 человек. Мне никто за это не платил, я не состою ни в какой политической организации. Я просто гражданин. Если вам сложно представить, что человек может действовать самостоятельно, а не по чьей-то указке - это говорит прежде всего что-то о Вас, а не обо мне:) Далее после ухода из Брюсова мы мирно прошли оттуда до конца старого Арбата. Мы кричали лозунги "Честные выборы", "У меня есть голос", "Москва выходи". Я против бездоказательных лозунгов вроде "Путин вор", поэтому, когда начинали так кричать - я останавливал (есть видео даже). Насколько я знаю, ни один из мирно гуляющих со мной людей не разбил ни одной витрины, не сломал стекла ни одной машины. Это было мирное шествие с лозунгами о том, что произошло в Москве и о чем молчит собянинское и федеральное ТВ (а они молчат о том, как у нас украли выборы в Москве, при этом постоянно обсуждая выборы в Украине). Мы просто работали вместо молчащего ТВ. Да, в конце старого Арбата друзья вывели меня из этого шествия, и надели на меня "кенгурятник" со моим годовалым племянником (я смеялся, но согласился) потому что начали за меня беспокоиться.

Требование прокуратуры лишить Проказовых родительских прав подняло в соцсетях волну возмущения.

Илья Клишин

Вот это совсем уже за гранью добра и зла. Нет слов, эмоций и злости

Страдающее средневековье

Смотрите. Казалось, что дно уже сильно пробито. Но только казалось.

Михаил Соколов

Команда с самого верха. Разве Путин не говорил по Крым, что прикроются женщинами и детьми?

Федора Эпштейн

Господи, какой ужас. Прав Бабченко, только бежать.

Кирилл Шулика

Скоро будет предлагать кастрировать тех, кто не с детьми пришел. Людоеды.

Виктория Ивлева

Не первый раз в истории царь Ирод начинает с детей, которые за отцов не отвечают.

Про то, что молиться за Ирода богородица не велит, все знают, Пушкин сказал, а вот -Пастернак:

«Все переменится вокруг.
Отстроится столица.
Детей разбуженных испуг
Вовеки не простится.»

Родителям малыша Артемия - счастья, выдержки и любви.

Рабам царя Ирода - презрение и позор.
Самому Ироду - забвение в веках.

Ольга Дюпина

Каждый раз думаю: вот оно, дно. И опять снизу постучали. Ещё одно сфабрикованное дело с целью запугать людей, на этот раз в лучших традициях Остапа Бендера, якобы защищая интересы детей.

Иван Преображенский

Это тот случай, когда страна должна знать своих героев. Необходим документ с фамилиями и подписями и коллективное требование о немедленном увольнении их и суде над ними, как минимум, за превышение служебных полномочий - но тут уже юристам виднее.

Андрей Мальгин

Если фашисты действительно отнимут у этой молодой пары их годовалого ребенка, это должно стать делом всемирной огласки и всемирного значения. Как минимум, список Магнитского следует дополнить фамилиями прокуроров Перовской межрайонной прокуратуры и судей Перовского суда г.Москвы.

Екатерина Винокурова

А вообще свое «чадолюбие» СК уже показал ночным обыском в семье этого годовалого ребенка, которого он надумал защищать.
Напугали до полусмерти ребенка, помешали ему спокойно отдыхать, хотят у него отобрать родителей и отдать его в детдом.

Суперзащитнички материнства и детства, просто супер.

Комментаторы попытались вспомнить, когда еще в России детям приходилось отвечать за отцов-диссидентов – и примеров, увы, оказалось больше, чем хотелось бы.

Юлиана Пучкова

Ну и почему "это еще не 37й"? А какой, 36й?

Алексей Цветков

Основы сталинизма

Юрий Альберт

Мою маму после ареста родителей конфисковали вместе с вещами по списку и отправили в детдом. Там таких детей было много, а другие дети обзывали их фашистами.

Наталья Геворкян

Наталья Горбаневская в августе 1968 вышла на Красную площадь с младшим ребенком (ему было три месяца, если не ошибаюсь). Детей у нее не отбирали, хотя обоих мальчиков забрали знакомые, опасаясь, что детей отберут и отправят в детдом. Дети остались с бабушкой после ареста Наташи уже в декабре 1969-го

Глеб Морев

Вспоминаю: пытался ли КГБ отбирать детей у диссидентов? Не могу вспомнить таких случаев. Как я понимаю, лишение ОБОИХ родителей прав есть вообще редчайший случай.

Виктор Давыдов

В Москве, конечно, нет. Детей неоднократно отбирали у сектантов -- баптистов и пятидесятников. Там хорошо описанные кейсы. Один по памяти: в семье на Д.Востоке посадили родителей -- после чего у старшей совершеннолетней сестры отобрали младшую. Девочки еще сначала долго скрывались в лесу.
В Украине после ареста Надии Светличной ее 4-х летнего сына отправили в детдом -- при живых бабушке/дедушке.Им потом пришлось приложить усилия его найти и оформить опеку.
У меня все документировано.

Однако много и тех, кто считает, что родители действительно совершили большую ошибку, взяв на митинг ребенка.

Ирина Полякова-Севостьянова

Я, конечно, окажусь сейчас против течения, но мне уже на это плевать. На протестных акциях периодически бываю, хотя и не на всех. Так вот. Идиотов, которые тащат туда малолетних детей, хочется даже не лишить родительских прав, а просто прибить. Особенно тех, что тащат своих отпрысков на несанкционированные акции, где с гарантией будет винтилово и почти с гарантией - жесткое. Хочешь рисковать - рискуй, это твое право. Но у ребенка есть право на безопасность, и обеспечивать его должны в первую очередь родители, а уже потом все остальные.

Дмитрий Самойлов

Если есть какая-то, по-настоящему, важная работа государства, то вот, это она - борьба с идиотизмом.

Люди пришли на несанкционированную политическую акцию с годовалым ребенком. Это преступный идиотизм.
Да, эта акция была несправедливым образом и по неясным причинам несогласована.
И тем не менее, ходить с детьми на массовые мероприятия, где даже потенциально может быть небезопасно, это просто очень глупо.

Следственный комитет решил поднять вопрос о лишении этих людей родительских прав.
Да, родители были неправы, но лучше быть вместе с родителями, которые неправы, чем быть без родителей. Всегда, кроме крайних чудовищных случаев.

Да, провокация, да, идиотизм и страшное насилие, которого нужно было избежать. Но всего не просчитаешь заранее. Вот сложилась такая идиотская и крайне опасная ситуация.

Детский омбудсмен Анна Кузнецова обещает разобраться, утверждает, что основания для таких действий как лишение рожительских прав должны быть исключительно серьезными.

Вот для того, чтобы разбираться в таких делах и нужна защитная система государства. Потому что другая его - государства - система сжигает как однажды запущенная доменная печь, и совать туда руки ради шутки не стоит.

Всеволод Чаплин

Умные наши и продвинутые либералы всегда защищали ювенальные нормы и технологии - ну или просто ругали критиков ювенальщины. Наверное, думали: нас-то, продвинутых и умных, сие не коснется. Это против алкоголиков, маргиналов и религиозных фанатиков. Ну и что теперь?
Друзья с прекрасными лицами, вы еще про электронный концлагерь вспомните, когда первыми там окажетесь - и не говорите, что вас не предупреждали...
Впрочем, я, конечно, не считаю, что нужно брать малых детей на митинги, тем более несанкционированные.

Другие указывают на то, что дело не столько в нормах и технологиях, сколько в готовности выборочно применять их к тем, кто неугоден режиму. На необоснованность требований прокуратуры обратила внимание руководитель благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам", специалист по правам ребенка ​Елена Альшанская:

Во-первых, наше законодательство, даже при всех его минусах, конечно же не предусматривает лишения родительских прав за то, что ребенка взяли с собой на митинг.
Это невозможно с точки зрения закона и здравого смысла .

Но дальше в тексте упоминается передача младенца третьему лицу и нанесение физического (и морального) вреда.
Вот это уже, вне зависимости от места и времени произошедшего, вполне может быть причиной разбирательства.

Но! для начала в любом случае - разбирательства.
Ставить вопрос о лишении прав даже в рамках нашего неполноценного семейного законодательства возможно только при очень веских основаниях. Это крайняя мера, как ее воспринимает закон. А злоупотреблять крайней мерой нельзя.
Кстати, советовала бы прокуратуре прочитать внимательно разъяснения верхового суда о применении меры лишения прав.

Поэтому, с одной стороны, нельзя лишить прав за участие в митинге. Это не может быть причиной с точки зрения закона.
С другой стороны, надо разбираться в конкретном случае, что там произошло, почему и кому родители передали годовалого ребенка и какой физический вред был ему нанесен (если был).
А с третьей - надо менять законодательство, чтобы оно стало более четким и конкретным с точки зрения и критериев и процедур оценки наносимого родителями детям вреда и тех служб, которые имеют полномочия и профессиональную подготовку чтобы его оценивать, чтобы нельзя было использовать закон "что дышло", пользуясь его чрезмерно общими понятиями и рамками в политических и любых иных целях (кроме защиты жизни ребенка).

Против иска о лишении Проказовых родительских прав выступили член Совфеда Валерий Рязанский, член СПЧ Ирина Киркора, а также детский омбудсмен Москвы Евгений Бунимович:

Думаю, нужно проявлять благоразумие и не брать с собой малолетних детей на массовые политические акции. Но лишение родительских прав – это всегда радикальная мера, к которой прибегают лишь в самых крайних случаях, и в данной ситуации я не вижу для такой меры никаких оснований.

Зато вижу в ней неприкрытый политический шантаж, когда на граждан пытаются оказать давление через их детей, а это недопустимо, это за гранью. Как уполномоченный по правам ребенка буду держать на контроле.

Многие тем временем не понимают, почему хождение с ребенком на мирный митинг должно быть для него опасным и почему в этом нужно обвинять родителей, а не тех, кто бьет их дубинками.

Станислава Лившиц

Мы все в детстве ходили на парады и демонстрации. В чем разница? Родители и все вокруг них, кроме силовиков, вели себя мирно и прогулка эта ничем не отличалась от обычного провинциального Первомая. Что заставило силовиков нападать на мирных граждан, избивать их и арестовывать молодых родителей с детьми? Почему силовики и отдававшее им приказы руководство не отвечают за свои незаконные действия?

Настасья Терехова

В том, что для ребенка было опасно с родителями выйти на улицу, виноваты отнюдь не родители. А что касается опасности для ребенка, вы меня извините, но во всем мире люди с детьми летают на самолетах, ходят в походы, берут с собой в гости и т.д.
Все-таки гораздо опаснее, когда детей оставляют дома без воды, еды и отопления, но их как раз спасать никто не торопится.

Екатерина Шаркова

Ага, пошли на митинг - подвергли ребёнка опасности, оставили дома с «третьим лицом» - тоже подвергли опасности. Вывод: всем сидеть дома, смотреть тв, а то детей отберут. (((

Светлана Бочарова

А я 19-20 августа 1991 года и все последующие дни после путча водила свою малолетнюю дочь и к Белому дому, и на Манеж. При этом говорила ей одно:"Запоминай! А вырастешь - делай все, что в твоих силах, дабы подобное не повторилось!" Запомнила...

Екатерина Пархоменко

Мера безопасности у каждого своя. И перестаньте твердить о короткой юбке. Опасность, которая исходит от полиции - это вина полиции, а не родителей. Вопрос, за что вас задержали, бессмыслен так же, как в 37. Ни за что - и это всегда честный ответ. Ничего не надо делать, чтоб тебя уволокли. Единственный способ от этого защититься и защитить - это выходить снова и снова. Мы так и делаем.

Вспоминают комментаторы и другие случаи, когда государство пыталось отобрать детей у оппозиционеров – и наоборот, не лишало родительских прав явных насильников и садистов.

Алена Попова

Это за гранью добра и зла уже совсем. Консерваторы называют нас «злобные ювенальщики» за то, что мы требуем не допускать насилие в семье и не доводить насилие до дела сестер Хачатурян, когда детям приходится уже физически обороняться от насильника.

При этом вся злобная госмашина спокойно шантажирует всех, кто не приемлет политику власти, детьми: отбирает детей за пустой холодильник, как у Сергея Пчелинцева, либо арестовывает маму по надуманному обвинению и не даёт попрощаться с умирающим ребёнком, как у Анастасии Шевченко, шантажирует лишением родительских прав за то, что граждане требуют соблюдать Конституцию РФ! <...>

Адский ад со стороны силовиков и правоохранителей надо тормозить, пока не поздно. Сейчас силовики безнаказанно избивают молодёжь и стариков, шантажируют детьми, но каждый раз парни в форме ощущают все большую свою значимость и придумывают все бОльшие изуверства для тех, кто не в форме. Парни просто забывают из-за ощущения себя богами, что они не боги.

Мари Давтян

Отец: избивает до полусмерти мать при ребенке. Пятилетний малыш писается, когда папа орет.
Опека и прокуратура: да ну что вы, зачем лишать его родительских прав, он ведь только жену бьет. Сына же не бил.

Отец: годами платит алименты 500р в месяц, не звонит ребенку даже на день рождения, но запретил выезд из страны.
Опека и прокуратура: этого недостатоно, чтобы лишить отца родительских прав, алименты же он платит.

Отец: совершал насильственные действия сексуального характера в отношении своей трехлетней дочери. (Признан невминяемым, но обстоятельства установлены)
Опека и прокуратура: не надо лишать его родительских прав, он же просто болеет.

Это все из реальных дел.
И мне вот интересно а всякие всероссийские родительские собрания и прочие родительские сопростивления уже высказылись о недопустимости лишения родительских прав за участие (или случайное присутствие) на митинге. Помню, как они ВИЧ дисседентов защищали, просто насмерть стояли. В прямом смысле. Один ребенок погиб.

Дмитрий и Ольга Проказовы рассказали на пресс-конференции, что не собирались принимать участия в акции протеста с ребенком – они приехали в центр города просто для того, чтобы прогуляться. Никакого оцепления, из которого нужно было "выводить" Фомина, по их словам, не было – они свободно дошли вместе до метро.

В конечном итоге адвокат семьи сообщил, что у следователя нет претензий к родителям по делу о массовых беспорядках, а из пресс-релиза на сайте прокуратуры исчезла та часть обвинения, где шла речь о причинении ребенку "физического и морального вреда". Однако против Проказовых возбудили уголовное дело об оставлении ребенка в опасности и неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Кроме того, они продолжают оставаться свидетелями по делу о протестах 27 июля.

Вера Челищева

Супруги остаются в статусе свидетелей. Уголовное дело пока не прекращено. Артемий был с мамой на допросе 2,5 часа. Но много плакал и их отпустили домой. А папа более 3 часов. <...> Ну и денек...

В Сети тем временем продолжают обсуждать мотивацию властей.

Александр Морозов

Следственный комитет ищет Сергея Фомина (объявил в розыск) по делу о "массовых беспорядках". А Сергей Фомин - близкий родственник матери ребенка. Видимо, желая надавить на мать - чтобы она сообщила, где Фомин, следователи публично пригрозили ей завести дело против нее и мужа и отнять ребенка. Теперь, видимо, кто-то там в Следственном комитете подумал: "Не, ну мы не гестапо все-таки" - и сдали назад. Претензий к семье нет. Дела нет.

(а так-то уже сильно напоминает гестапо, да...)

Анастасия Миронова

Требование лишить родительских прав за участие в митинге - окончательный шаг в сторону оформления звериной морды вместо демократической маски. Дальше пойдет непременно карательная психиатрия. Уже применявшаяся в России XXI века, но не открыто. Дальше - это в ближайшие месяцы. До конца года.
Вообще, все это принимает какие-то гротескные формы. Хочется верить, что кто-то дерзкий и смешливый доводит ситуацию до абсурдной схожести с советским террором: отъем детей, враги народа, матери, доносящие на своих сыновей. Уже, кстати, якобы вторая появилась. Которая якобы в суде похвалила приговор и порадовалась, что неправильно мыслящий сын месяцок посидит за решеткой. Даже в СССР боялись доводить пропаганду до таких закручиваний. Боялись сорвать резьбу. Дети, якобы доносившие на отцов партии, комбедам и отрядам по борьбе с кулачеством, были. Матерей, которые скармливали детей ОГПУ, в идеологической повестке не было.
Хочется верить, что намеренно доводят до абсурда. Но это не так. Весь ужас нашего положения в том, что они считают это нормальным. Новые ИТЛ, карательная психиатрия, лишение родительских прав, статус врага народа. Скоро введут статус жены врага народа, детдома и специальные программы для детей врагов народа. И не подумайте, что я иронизирую. Так будет, если они удержат резьбу. Уже в следующем году появятся в органах опеки отделы, которые занимаются судьбой изъятых у оппозиции детей. Это звучит смешно и страшно, и вы, конечно, мне сейчас не поверите. Но так будет.

Многие уверены, что "удержать резьбу" властям не удастся.

Наталья Геворкян

Я не понимаю, зачем они множат темы для протестов? Кто понимает, зачем вот это делается?

Глеб Павловский

понимают ли псы что если тронут детей, дальше пойдёт СОВЕРШЕННО другая игра? к которой псари неготовы

Ирина Рувинская

Они надеются таким образом всех запугать. Но по факту будет просто всеобщая тотальная ненависть, которая их сметет при первом удобном случае.

Виктор Шендерович

Мне кажется, повестка на 10 августа и далее может быть только одна: освобождение всех незаконно осужденных - и отставка и наказание всех виновных в полицейском беспределе. А тему выборов мы проехали неделю назад бесповоротно.
Нет никаких выборов, и забудьте вы об этой ерунде! Вместо Любови Соболь будет Леся Рябцева, и туда нам и дорога, если мы даже не в состоянии навести глаза на резкость.

Глеб Морев

Первая мысль - на следующем митинге будет много детей.

Алексей Макаркин

Буквально на глазах происходит значимый общественный процесс. Конкретные действия по купированию протеста приводят к обратным результатам.

Намерение отобрать ребенка у участников несанкционированного митинга вызывает возмущение у настоящих (а не фальшивых, которые готовы отобрать детей у неблагонадежных и отдать в высоконравственные семьи, чтобы из них хорошие солдаты получились) сторонников семейных ценностей.

Демонстрируемая НТВ бумажка с призывом убивать детей оппозиционеров в ответ на слезу ребенка росгвардейца вызывает отвращение у людей умеренных и весьма консервативных, не желающих видеть в современной России даже намек на Сальвадор 1970-80-х годов.

Когда на основании крайне расплывчатых аргументов сажают в следственные изоляторы уже двоих студентов (Егора Жукова из НИУ ВШЭ и Даниила Конона из МГТУ), начинает возмущаться не только тонкий политизированный студенческий слой, но и ранее аполитичные студенты. А также их преподаватели.

Когда силовики жестоко бьют велосипедиста, просто вызвавшего их раздражение тем, что оказался не в то время и не в том месте, негодуют уже обычные пользователи Интернета. Потому что они могут представить себя на его месте.

Использование квазиюридических уловок для непризнания подписей избирателей, помноженное на простодушие члена ЦИК Левичева, признавшегося, что для оппозиции "барьерчик повыше", приводит к сильному раздражению со стороны юристов, твердых приверженцев соблюдения закона.

Причем расширение морального протеста накладывается на общее снижение потребности в стабильности и желание перемен, о чем с прошлого года предупреждает ВЦИОМ.

Анна Наринская

Пойду к врачу, обследуюсь. Возьму таблеток. Вообще буду следить за своим здоровьем. Хочу жить долго. Хочу дожить до дня, когда все те, кто сейчас колошматит дубинами, кто дает по десять суток отсидки студентам, которые «мешали проходу граждан», когда все эти эшники, свидетельствующее, что люди замышляли против конституционного строя, а вот как именно замышляли они не помнят, когда те, кто говорит, что люди, мирно шедшие по бульварам «сами напросились», когда те, кто выдумывает все эти изящные двухходовочки с протестующими, «жаждущими крови детей силовиков» и последующим симметричным ответом -- когда все они сообщат, что они сами жертвы, что они по приказу, что выбора не было, что они сами были введены в заблуждение. И, ага, многие из них будут искренны.
История очень убыстрилась в принципе. Думаю, я доживу.

Игорь Свинаренко

Уже скоро. Настолько, что я даже не думаю про ЗОЖ.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG