Ссылки для упрощенного доступа

"Граждане не разжимают кулаки". Блогеры о воскресном митинге


Согласованный митинг на проспекте Сахарова в Москве в защиту политзаключенных под лозунгом "Отпускай" ещё до своего начала вызывал значительно меньше энтузиазма, чем предыдущие протестные митинги лета-осени этого года – вероятно, потому, что, всем на удивление, политзаключенных по "московскому делу" и так уже начали отпускать. Поэтому большинство из тех, кто призывали идти на митинг, говорили, что идти на него надо всё равно, или писали свои посты в ироническом духе.

Дмитрий Васильев

Друзья! Я - фигурант "московского дела". Меня выпустили очень быстро, хотя опер в ментовке, описывающий мои вещи, с глумливой улыбочкой говорил, что все это мне не понадобится в ближайшие несколько лет. И хотя мои запястья помнят сутки в наручниках. В моем случае опер ошибся, но "несколько лет" стали реальностью для нескольких фигурантов этого сфабрикованного дела. Для ни в чем не виновных людей.

Я обратился к друзьям, хотя правильнее обратиться к френдам. Мой пример говорит вам о том, как близко, как буквально через одно (то есть мое) рукопожатие или поцелуй в щеку оказывается то, что именуется политическими репрессиями в сталинском духе. Когда моя коллега забирала меня из больницы, мы оба отмечали, что это как будто 30-е годы прошлого века. Отмечали с иронией, но иронии там было немного.

Другая моя коллега, принимавшая активное участие в моем вызволении, говорила мне: твое дело вынуждает всех определиться.

Друзья, френды и коллеги. Простите, но я прошу вас определиться.

29 сентября состоится митинг с требованием отпустить ВСЕХ незаконно задержанных и осужденных. Я ОЧЕНЬ ХОЧУ УВИДЕТЬ НА ЭТОМ МИТИНГЕ ВАШИ ЛИЦА. Для меня это будет знаком того, что вы боролись не только за "своего чувака". Для меня это будет знаком того, что вы боретесь за торжество закона, за торжество справедливости.

Я хочу видеть там ваши лица. А если и не увижу, то я хочу видеть ваши сторис в инстаграме с этого митинга. Раньше, приходя на митинг и не встречая никого из моих коллег, я чувствовал себя маргиналом в моей профессионально-фейсбучной среде.

Я буду смотреть на людей. И если 29 сентября я никого из вас там не увижу, то я немного огорчусь... Но знаете ли: в этом случае и на данный момент я буду считать маргиналами вас. А не себя, как раньше.

Александр Морозов

сегодня в Москве большой митинг общественности. Он замыкает большой круг событий, случившихся между 14 июля 2019 года - когда произошел первый уличный протест против снятия независимых кандидатов с выборов - и 20 сентября, когда Павел Устинов был освобожден из СИЗО. Между этими двумя датами произошло нечто вроде "восстания силовиков" - т.е. развязывания масштабной кампании насилия и запугивания в отношении общества и - встречная мобилизация. Эта мобилизация вышла за пределы так называемой "оппозиции", в нее оказались вовлечены и большие группы деполитизированных профессиональных корпораций. События этих двух месяцев создали возможность для такой консолидации, из которой может возникнуть совершенно новый оппозиционный ландшафт. Но этого может и не произойти. Вектор дальнейшего будет определен сегодня: митинг может ограничиться "риторикой радости" (для которой, конечно, есть основания: "восстание силовков" не достигло своих целей), либо из этого митинга, - замыкающего двухмесячную мобилизацию, - возникнет "новая оппозиция".

Важный для российской политической истории день.

Александр Рыклин

Федеральное Агентство Новостей:

"Москва, 26 сентября. Власти США выделили блогеру Алексею Навальному огромные средства на проведение митинга, который должен состояться в это воскресенье на площади Сахарова в Москве. Об этом заявил в четверг бывший волонтер штаба Навального Александр Туровский.

По его словам, в США хотят повторить успех митинга-концерта, когда так называемая «оппозиция» пригласила выступить перед москвичами рэперов Face, Оксимирона и группу «Кровосток». Поэтому акция готовится крупная и денег на нее не жалеют.

«Нужны отчеты, митинг должен быть очень крупным и крутым, поэтому нужно больше призывов от звезд, артистов, используем дело Устинова. На Бортич, которая призывала участвовать в мероприятии, якобы выделили миллион», — пишет Туровский в Facebook.

Бывший волонтер также добавил, что Навальный попросил юриста ФБК Любовь Соболь найти нового «козла отпущения» вместо вышедшего на свободу Алексея Миняйло. По словам Туровского, для скандального блогера оппозиционная деятельность — просто бизнес.

Напомним,что Либертарианская партия намерена провести 29 сентября согласованный митинг в поддержку Павла Устинова. Мэрия Москвы уже распорядилась перекрыть движение на проспекте Сахарова, где пройдет мероприятие. Между тем, ранее сообщалось, что Центр Сахарова проводил тренинги по подготовке провокаторов для участия в незаконных митингах. Главными спонсорами Сахаровского центра выступают западные фонды".

От себя добавлю, что по имеющейся у меня информации первые пятьдесят тысяч человек, пришедшие на митинг, получат по сто долларов прямо на рамках...Деньги, как обычно, будут раздавать сотрудники Сахаровского центра....

Не опаздывайте!

На этом фоне отдельные посты, написанные в решительном боевом духе, выглядели как-то странно.

Валерий Соловей

Остановить зло

Не важно, какие у вас взгляды и интересна ли вам политика.
Не важно, какая у вас профессия.
Не важно, какой у вас возраст.
Сейчас важно только одно: вы согласны смириться с моральным садизмом, произволом и насилием властей или готовы выступить против них.

29 сентября, в 15-00, на проспекте Сахарова мы выступим против зла.
ока мы не можем победить его. Но уже можем остановить его наступление.

Сам митинг тоже прошёл необычно мирно – власти не только не пытались никого арестовывать, но даже не пригнали к месту его проведения, как это обычно бывало, огромное количество ОМОНа и автозаков.

Александр Фельдман

Никаких КамАЗов на входе - цивильные собянинские лавки. <...> Да и полиции не в пример меньше, чем 27 июля, когда я был тут в последний раз (10-го пребывал в палатах ввиду травмы-с).

Звук на высоте. А вот ведущие, ммммм... Я ничего не имею против <замечательной> Тани Фельгенгауэр, но всё-таки вести митинг и вести эфир - две большие разницы...

Таня Фельгенгаэур

Митинг, как мне кажется, прошёл очень бодро. По таймингу - идеально. И выступающие были отличные. И вести мне тоже очень понравилось! Кстати, если есть конструктивная критика - не стесняйтесь. Буду благодарна. Я первый раз вела митинг. Могла и налажать.

Спасибо всем, кто пришёл. Вы молодцы!

Свободу политзаключённым!

Иван Давыдов

Про митинг (который мне понравился) одно замечание:

Иногда музыканты эффективнее жандармов. Как только со сцены запели, уходить стали толпами.

И я ушел, правда, по личным малозначительным причинам, не из-за волшебного пения.

Илья Азар

Спасибо всем, кто пришел сегодня на митинг в поддержку политзаключённых на проспект Сахарова!

Нельзя прекращать борьбу

как смог (тяжеловато это) выступил со сцены

мне казалось особенно важным отдельно сказать про Владислава Синицу

сделал это примерно вот так:

«Я уверен, что мы сможем добиться освобождения всех фигурантов этого бесстыдного Московского дела

Но есть те за кого я беспокоюсь.

Больше всего за Владислава Синицу, которому дали ПЯТЬ лет за ОДИН твит

За него, увы, вписываются меньше, чем за других, а генерал Золотов и вовсе предложил добавить Синице срок Устинова

Лучше бы он добавил его (и других) срок своим подчиненным которые били людей на митингах

Но что там Золотов! многие из нас говорят: «сажать за слова, конечно, нельзя, нооооо»

Так вот, нет никакого НО

нельзя сажать ни за какие слова вообще

Потому что сегодня сажают за слова о детях силовиков, а завтра посадят за критику фальсификаций на выборах или бородатый анекдот про Путина

у свободы слова не может быть ограничений

Свободу Владиславу Синице!»

Андрей Зубов

КАКИЕ ПРЕКРАСНЫЕ ЛИЦА, КАКОЕ СОЦВЕТЬЕ ЗНАМЁН!

Сегодня на площади Сахарова этот разрешенный митинг был и итогом, и началом. Он стал итогом выборов в Мосгордуму и продемонстрировал, что с фальсификациями выборов и с разгоном митингов и шествий, с бессудными расправами полиции над мирными гражданами и с лживыми судами люди не примирились и ничего не забыли. Вроде бы "драка" за выборы закончилась, но граждане не разжимают кулаки. Они пришли несмотря на холод и ненастье. Они скандировали "выпускай", требовали честного суда, ответственной перед народом полиции. Нужно созывать Учредительное собрание, профессор - сказал, узнав меня, молодой человек рядом.

И в этом было начало. Море молодых лиц. И они пришли не на хеппенинг. Они пришли, чтобы ощутить плечо друга, убедиться, что их много и что все они хотят иной России. - Нам предлагают уезжать из России - звучит с трибуны задорный женский голос - но пусть катятся из России они. Это - наша страна! - И тысячи голосов скандируют - "Это наша страна, это наша Москва!"

Теперь будут уже иные митинги и шествия - которые потребуют свободных выборов, потребуют люстрации чиновников и судей, потребуют созыва Конституционного собрания. Общество проснулось. Это ясно. Митинги в Бурятии, шаман, идущий из Якутии, пикеты в Архангельской области. Москва, Петербург... Мне совершенно ясна динамика, которую еще не видит Кремль, и скорее чувствуют интуитивно, нежели сознают пришедшие на площадь Сахарова. Наше время - излет послекоммунистической авторитарной клептократии и пробуждение гражданского общества, которому не нужны вожди. Время вождей прошло. В демократическом государстве нужны не вожди, а ответственные граждане. И именно они митингуют ныне по всей России, чтобы из подданных тирана стать правителями страны. И будущее за ними. Тирания исчерпала свой "запас прочности", который придал ей массовый террор ВЧК-КГБ и массовое оглупление и отравление людей коммунистической пропагандой. Деятелем в России становится новый человек - ответственный, думающий, открытый миру и внутренно свободный.

На одной стороне друг на друга похожие унылые и вечно лгущие воры и их приспешники, боящиеся собственной тени, на другой - многоцветье знамен, идей, ценностей, мужество и юный задор. Мне совершенно ясно на чьей стороне будет победа.

Ещё одной непривычной чертой этого митинга стало большое количество представителей различных партий и движений с собственной символикой, особенно левых. Отдельные левые на организованных либеральной оппозицией митингах появлялись и раньше, но большинство из них такие мероприятия игнорировало, предпочитая устраивать собственные.

Михаил Немцев

На проспекте Сахарова на митинге "Отпускай!" сегодня мало было россйиских триколоров (да что там, прямо сказать, их почти не было), вообще было мало флагов и лозунгов, может быть, из-за того, что кто-то в некоторых районах Москвы выходил из дома под проливной дождь. Вот некоторые транспаранты и символика.

Интересно было увидеть группки людей с флагами политических группировок и организаций, о которых я думал, что они сколько-то лет назад уже сгинули; а вот нет, оказывается, не сгинули!...

Сергей Удальцов

«ВСЕХ НЕ ПЕРЕСАЖАЕТЕ!»: МАССОВЫЙ МИТИНГ ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫХ ПРОШЕЛ В МОСКВЕ

Сегодня, 29 сентября, в Москве на проспекте Сахарова состоялся общегражданский митинг за освобождение ВСЕХ политзаключенных, который объединил различные политические и общественные организации. Собралось более 20 000 человек самых разных взглядов и убеждений. Полиция вела себя спокойно, серьезных происшествий не зафиксировано. Координатор Левого Фронта Сергей Удальцов перед началом митинга дал интервью и призвал власти освободить всех заключенных, которые подвергаются преследованию за свою гражданскую и политическую деятельность, а также объявить до конца года широкую амнистию.

На митинге были видны флаги Левого Фронта, КПРФ, ОКП, РРП, партии «Яблоко», движения «Солидарность», других левых и либеральных движений. Люди держали плакаты «Свободу узникам совести!», «Даешь широкую амнистию!», «Свобода, демократия, социализм!», «Пора менять власть!». Участники акции призвали освободить фигурантов «московского дела», которые получили реальные сроки за участие в летних протестах в Москве, активистов левых и патриотических организаций, подвергающихся уголовному преследованию за свои взгляды, а также других политузников. Борьба за свободу продолжается!

Александр Подрабинек

Слава либертарианцам!

Мало того, что сегодняшний митинг в защиту политзаключенных проводился с разрешения властей, которая и делает людей политзаключенными. Мало того, что проходил он в полицейском оцеплении, а на входе полицейские лапали митингующих и потрошили их сумки. Мало того, что трибуна с выступающими была зачем-то отгорожена от остальных митингующих полицией и штакетником. Мало того, что на митинге стояли со своими знаменами коммунистические почитатели Ленина и Сталина. Мало того, что организаторы митинга соглашаются с совершенно противозаконными правилами, навязанными властью, так они еще решили и переплюнуть власть по части ограничительных мер. Журналистов на митинг пускали только по предварительной аккредитации. Аккредитация на митинг! Ведь до этого надо додуматься. Даже в суд журналистам можно проходить без аккредитации. В наш родной и самый гуманный в мире российско-басманный суд. А на митинг либертарианцев – надо заранее аккредитоваться. И это люди, защищающие свободу вообще и свободу слова в частности?

Но самым главным сюрпризом стало то, что полиция – кажется, впервые за всю путинско-медведевскую эпоху – оценила количество участников митинга примерно так же, как оценили его организаторы и "Белый счётчик", а не в 5–10 раз меньше.

Екатерина Шульман

На митинге поразили меня два обстоятельства: что ГУВД Москвы нарушил десятилетиями соблюдавшуюся традицию занижать число участников вдвое, и выдало почти верную цифру: 20.5 при истинных 25-ти. И что Алексей Миняйло (это ведь был он? До сцены я так и не добралась, воспринимала происходящее со слуха) процитировал со сцены Lay of Leithian в знакомом мне с детства переводе: узилищах, что двери распахнут, цепях разбитых, что, звеня, падут.

25 тысяч – это значительно меньше, чем на прошлом разрешенном митинге, ставшем самым большим со времен протестов 2011–2012 годов. Вопрос, означает ли это, что протестная активность идет на спад, и если да, то почему, задавали себе очень многие.

Александра Архипова

Результаты опроса на Сахарова в некотором смысле ошеломляющие. Недаром 17 человек сегодня превратились в сосульки, опрашивая, опрашивая, опрашивая. Да, на Сахарова пришло 25,2 тысячи, мы - после опроса более тысячи (!) респондентов, имеем гипотезу, почему это так, и что изменилось.

Кратко расскажу то, что мы поняли после обработки данных. Готовьте ваши тухлые яица и помидоры, я прямо представляю, как они в нас полетят. (Основной подробный анализ - завтра в "Ведомостях", а данные опроса- в этом посту ниже чуть позже и на сайте "Белого счетчика").

Все мы сейчас обсессивно любим обсуждать молодежь, как отлично она выходит на митинги. Надежда за ними, о дивный новый мир! (прочее можно подставить). А между тем сухие цифры говорят (еще раз напоминаю - выборка финальная больше 1100 респондентов), что молодежь (до 25) - вышла почти также (21,4%), как 10августа (24%), и дело в изменении протеста совсем не в ней.

Гораздо интереснее повела себя вторая группа: 25-35.

Ее присутствие упало гораздо, гораздо сильнее: было 36% 10 августа, а стало 21%. И этот разрыв очень важен.

А возрастных вышло сильно больше, чем обычно. НО: это не просто много людей, старше 40, это еще те самые люди, которые ходили на Болотную, на марши Немцова и защищали Белый дом.

Доля новичков (тех, кто первый раз) упала очень сильно.

Зато есть корреляция между формами протеста и возрастом. Молодые больше предпочитают ходить на суды и на пикеты, а группа 26-36 - самая активная в жертвовании денег организациями типа ОВД-инфо.

Таким образом, на самом деле дело совершенно не в том, что протест “сдулся”. Просто не существует одной формы протеста, единой для всех социальных и возрастных группы. Протест - это не одновременный выход на улицы в один холодный или наоборот, теплый, день. Протест - это процесс, и в нем есть множество действий, которые свойственны разным социальным и возрастным группам: одни репостят сообщения, вторые ходят в суды, третьи помогают политзаключенным, а четвертые стоят в пикетах.

Сейчас мы видим следующую картину: протест, по крайней мере на время, вернулся в привычное русло с “ядром” из возрастных постоянных участников. Другие группы перешли в "полу-спящий" режим или выбрали формы протеста, не связанные с уличной активностью.

Антон Красовский

Одинаково забавно выглядят сейчас и те, кто с гомеостатической монотонностью рассказывают про то, какой прекрасный был митинг, как им «все понравилось», какие хорошие люди туда пришли. Обычно все это сопровождается карточками промокших грустных мужчин и женщин, а сами посты пишутся уже из теплых квартир и ресторанов, где печаль покидает сердца, а чресла наполняются алкогольной негой.

Забавны и те, кто рутинно, одинаково и по заданию рассказывает про «незаполненную площадь», про «тусовочку», про «митинг-концерт». Мне особо приятно наблюдать, как такое прорывается в эпигонских эфирах в студиях, даже внешне схожих с оригиналом 2012 года. Повторение, – друзья, – оно конечно – мать учения. Но всем нам – и одним, и вторым – пора бы уже изобретать что-то новое. Свое. И уж точно не получится сейчас хайпануть на засирании протеста, можно только грустно обосраться самому.

Так что же не так? Как же быть всем?

Очевидно, что с массовыми акциями у нас что-то не выходит. 16-летняя девочка призывает мир выйти на улицы в защиту гагар и морских леопардов и площади великих столиц тут же наполняются сотнями (без преувеличения) тысяч людей. Все они хотят оказаться там плечом к плечу против одного врага – мирового ли глобализма, капитализма, нечутких стариканов или просто масштабных климатических процессов, происходящих на Земле с определенной периодичностью.

Но Москве <плевать> на потепление. Ни один человек не поддержал Грету. Всем вот вообще пофигу. Но может «свои» проблемы ближе? Хотя поезжайте в тундру, вспомните пожары 2010 года или нынешнее холодное лето и поймете, что это и есть ваши настоящие проблемы и беды. И тем не менее – вот наши заключенные. И такая печаль.

Видимо так называемый «санкционированный протест» все же не видится больше протестом. Никого не завлечет кричащая со сцены «Долой» женщина или постаревший на таких же открытых городских концертах гитарист. Но и открытого противостояния с властью, противостояния вооруженного людям в общем, как мы видим, не хочется. Собственно вся нелепость этих летних задержаний именно в том, что народ вел себя с полицией нежнее, чем на пасху.

Никто не хочет воевать. Никто не хочет врать. Никто не хочет попусту тратить время.

Особенно в ситуации, когда рецепт давления на власть получен.

Россия в нынешнем своем состоянии – страна глаголоцентричная. Ее кумиры те, кто могут в простой яркой форме донести до всех вокруг очевидные вещи: воруют одни, а сажают других. Работают одни, а отдыхают другие. Гадят одни, а убирают другие.

Слово – вот единственный ключ к переменам. Слово сказанное. И слово напечатанное. Произнесенное уместно, не надрывно, не под визг. Но настойчиво и тихо, чтоб разнеслось.

Ты можешь хоть три часа скакать на промокшей сцене, но слова твоего никто не услышит, хоть перед сценой и будут сотни пар промерзших ушей.

Слово должно стать защитой. Одно слово Толстого было громче всех речей на конспиративных квартирах. Ярче взрывов. Мощнее революций.

Слово свободно так, что способно дойти до любого, в том числе и до того, кто способен освободить Ивана Голунова или Алексея Меняйло.

Слово свободно так, что способно принести саму свободу.

Слово способно объединить священников и артистов, журналистов и врачей. Все они, объединившись словом, и стали той площадью, над которой не посмеешься. На которую не натравишь издевательский коптер. Которую нельзя не заметить.

Слово, написанное на плакате одиночного пикета, к которому стоит круглосуточная очередь. Вот она нынешняя Россия, которую нельзя не услышать.

Слово одного, превратившееся в слова многих.

Поэтому пишите. Пишите и говорите. Объединяйтесь за и против. Спорьте слово за слово. Смейтесь слово за слово. Горячитесь. Бейтесь. Но никогда не судите за слова. Судить можно только по делам.

Эль Мюрид

Сегодня день протестов. В Москве 23 тысячи человек вышли на проспект Сахарова с лозунгом "Отпускай". Речь идет об освобождении политических заключенных, схваченных охранкой в ходе летних московских протестов.

В Элисте люди вышли на "народный сход" протестовать против назначения мэром города человека неизвестно откуда с весьма сомнительным бэкграундом - назначенный городским главой Трапезников был руководителем ДНР после гибели Захарченко, после чего в ходе ожесточенной борьбы у корыта был вышвырнут с территории, но хозяева пригрели, отмыли и бросили на новое место работы.

В Улан-Удэ порядка 600 жителей протестовали против полицейского произвола.

Постепенно идет политизация протеста по всей стране. Люди начинают осознавать, что просить и нести челобитные бессмысленно - власть не будет вести с ними никакой диалог, ей глубоко безразличны проблемы населения. Однако она предельно бдительно следит за тем, чтобы протест оставался бесструктурным, любой намек на организацию немедленно вызывает террор. Террором власть отвечает и на любой "несогласованный" митинг.

Пока всё это не угрожает устойчисвости режима, однако в отличие от последней масштабной протестной волны 12 года протест перестает быть чисто столичным и явственно перемещается в регионы. Если учесть, что для подавлени летних протестов в Москве пришлось задействовать карателей чуть ли не со всей Центральной России, то в случае роста числа точек напряженности перед Кремлем встанет вопрос о нехватке ресурса для подавления выступлений. Точнее, ресурс есть - это армия и армейские части Росгвардии типа дивизии Дзержинского, но в том случае, если придется прибегать уже к этому ресурсу, это чревато резким ростом насилия, но эффект может быть прямо противоположным ожидаемому.

Впрочем, любой диктатор всегда считает, что он полностью контролирует ситуацию. И зачастую бывает безмерно удивлен, когда его вдруг вытаскивают из какой-то канализационной трубы на встречу с недружелюбными избирателями или просто ставят к стенке. Пока это явно еще не про нас, но опять же - сколько раз полный и тотальный контроль внезапно исчезал, как туман...

Константин Калачев

Запрос на возвращение (активизацию) политической жизни пока не очевиден. 25,2 тысячи участников согласованного митинга в столице страны это не так мало, но и совсем не много. Впрочем,

если политика это искусство удерживать людей от участия в делах, которые их прямо касаются, то с политикой у нас все в порядке.

Аббас Галлямов

25 тысяч принявших участие в сегодняшнем московском митинге не позволяют говорить ни о том, что протест выдохся, ни о том, что он разрастается. Слово «ничья» тоже не очень подходит. Оно предполагает, что игра окончена, в то время как всем очевидно, что до этого ещё далеко. По этой же причине не подходит и определение «тупик».

По всей видимости, ситуация достигла того момента, когда обе противоборствующие стороны бессознательно стремятся к обновлению повестки. Разгромить врага не удалось, значит надо производить перегруппировку и начинать все сначала.

он же

Судя по тому, как нарезали мои комментарии некоторые СМИ, прихожу к выводу, что далеко не все редакторы понимают разницу между сегодняшним митингом на Сахарова и летними протестами.

На самом деле, эти вещи вообще нельзя сравнивать - у них совершенно разная повестка. Летом - до выборов - шла борьба за власть; сейчас ее сменила правозащитная деятельность. Массовый избиратель понимает, что как бы ни закончилось сегодняшнее выступление, с точки зрения политики оно никаких последствий иметь не будет - кампания ведь закончилась. Выпустят этих несчастных, попавших под раздачу, или посадят - на составе депутатского корпуса московского парламента это уже не скажется.

Отказ массовой оппозиционной аудитории бороться за судьбы отдельных граждан может кое-что сказать об ее ценностных ориентирах, однако это совершенно точно нельзя интерпретировать как то, что власти могут себе позволить теперь спать спокойно. В канун следующих выборов те, кто не вышел на улицу сегодня, выйдут обязательно.

Никита Исаев

Сегодняшняя площадь Сахарова. Что это было? Мы ещё здесь? «Мы здесь власть»? Я понимаю, что технологически необходимо фиксировать свой летний политический капитал. Так неожиданно, из-за глупостей (сознательно) власти, появившийся (вернувшийся) московской либеральной группе, этим летом. Но сегодняшний выход непонятно за что, и даже непонятно против кого/чего, скорее будет записан в пассив, а не в актив. В этот момент даже сама власть с её МВД помогает вам пиарить эти унылые согласованные акции-концерты «за счёт заведения», выдавая официальное количество участников больше ваших крученных «белых счетчиков». Был летом повод с МГД надуманным, теперь перешли к выходам без поводов. Так не победим.

Кирилл Шулика

На самом деле спорить о количестве людей бессмысленно. Все равно больше не собирает никто - ни власть, ни системная оппозиция. Это медицинский факт, спорить не о чем. Единственная сила, собирающая улицу, это внесистемная оппозиция. Власть это, конечно, напрягает так или иначе и заставляет идти на уступки. Сам факт выхода людей на улицы, а сколько их 20 тысяч или 50 тысяч, это не так важно. Это все равно больше, чем остальные.

Но падение численности по сравнению с августом имеет более глубокие причины, чем плохая погода и развал дела о массовых беспорядках. Если бы все было так просто, то было бы неинтересно.

Разница в августом в два раза. Но давайте вспомним требования августа - "Отпускай и допускай!". Я вообще, честно говоря, предполагал, что численность упадет, потому что правозащитная тематика людей задевает существенно меньше, чем политика. Это плохо, но так было всегда. Например, митинги в конце 80-х годов были про политику, а не про диссидентов, часть из которых, например, Новодворская, еще сидели.

Так вот падение численности сегодня - ответ тем, кто рассказывает, что выборов нет и все фарс, вы это все зря. Нет, не зря. В два раза больше людей готовы выходить ради обеспечения своего политического представительства, чем в защиту политзаключенных. Просто это где-то зафиксировать. Любые выборы являются важнейшим событием для актива внесистемной оппозиции. Они неготовы крушить и ломать, но они готовы пробивать головой стену ради честных выборов и обеспечения своего политического представительства.

Сейчас в некотором роде ожидаемый кризис повестки, потому что одни выборы уже прошли, а следующие еще нескоро. Но нужно обязательно искать политическую повестку и политические требования, совмещая их на акциях с правозащитными. Это - единственный способ добиться массовости и прироста численности участников.

Сигнал для власти тут довольно очевидный. Люди уже устали писать обращения "Уважаемый Владимир Владимирович!" и вообще обращаться к этой власти. Они хотят во власти иметь своих людей и обращаться уже к ним. Вот ради этого собирается больше народа, чем требовать с существующей власти.

Но вернусь к тому, что, на мой взгляд, митинг удался. За политзаключенных выходит больше, чем за Путина, Зюганова, Жириновского, Собянина и иже с ними.

Ксения Лученко

Многие пишут, что митинг был грустным. А мне как раз показалось, что он первый раз был очень содержательным. Обычно я стараюсь не слушать то, что говорится со сцены, потому что ну... слишком часто бывает неловко. И уговариваю себя, что смысл в том, что мы пришли, а не в том, что они там кричат, и хорошо, что плохо слышно.

А вот сегодня и слышно было прекрасно, и риторика качественно изменилась. Точнее - она появилась. Кроме лозунгов и агрессии (которая понятна, но я от неё сразу хочу залезть в укрытие), были очень яркие выступления, с двумя третями из которых хочется солидаризироваться. И с юмором, и трогательно, и по делу. И эта новая качественная риторика в гораздо большей степени гражданская, чем политическая, если можно их как-то разделять.

Очень мне понравились Юлия Галямина, Максим Резник, Мария Эйсмонт. А уж когда вышли парни, которых удалось отбить... Лёша Миняйло - прекрасный оратор и у него какая-то понятийно другая, глубокая речь. Первым из них выступал, кажется, Даниил Конон и тоже отлично говорил.

Мушкетёрское "один за всех и все за одного" - такой чудесный в своей романтичности лозунг этого лета, такое мы все родом из детства, поверх всех разногласий.

И Кортнев спел "Сашу" - с этой песней я последние пять лет езжу по России и она почти гимн. Пробрало прям.

Впрочем, я ушла до Навального и Светова, может быть, было бы другое впечатление. А так, хоть и продрогла, но впервые за долгое время присутствие в толпе не было для меня дискомфортным. Спасибо всем. Отпускай!

Кирилл Рогов

25 тысяч на митинге против политических репрессий - это нормально и неплохо. В прошлом цикле (в 2011 - 2012 гг.) такие повестки не имели шансов на такой размах.

25 тысяч - это мало, почти ничто, чтобы изменить политическую траекторию страны. Но это нормально, чтобы показать властям, что репрессии имеют и будут иметь свои издержки.

Мне даже кажется, что сегодня самое важное - это не количество людей, готовых выйти на митинг, а количество людей, готовых ежедневно прилагать некоторые усилия в рамках кампании борьбы с политическими репрессиями. Акции, флэш-мобы, листовки, графити. "Московское дело" необходимо остановить. На сегодняшний день оно не остановлено. Потому что ты живешь либо в мире, где "так можно", либо в мире, где "так нельзя". И это всегда решение прежде всего граждан, а не власти.

Главным и жизненным вопросом на сегодня остается 318 статья. Ее интерпретация и практика применения являются абсолютно неприемлемыми. Представители власти могут как угодно дубасить и мучить граждан, а если граждане пытаются воспротивиться этому, то получают 318 статью с угрозой длительного тюремного заключения, и суды без разбора штампуют эти приговоры. Это система узаконенного садизма, и больше ничего. Эта статья и практика ее применения фатально разлагают полицию и правоохранительные органы. В "московском деле" нет ни одного случая, где было бы совершено деяние, подпадающее под эту статью даже в ее сегодняшней формулировке в Уголовном кодексе.

Что было хорошо и важно сегодня, это, во-первых, организация митинга со стороны властей - это достойно, это нормально и так нам всем хочется жить. А во-вторых то, что полиция впервые за историю наших наблюдений огласила более-менее адекватное число участников.

Это важно в двух отношениях. Во-первых, конкретная общественная структура - "белый счетчик" - сумела организовать независимый аудит участников, а социальные сети позволили создать ситуацию, когда вранье официальных структур стало бессмысленным и постыдным. А во-вторых, оно важно признанием: да, эти люди, эти 20 тыс. человек существуют, и это реальность, из которой надо исходить.

Плохо же не столько даже то, что людей было не 70 тысяч, а то, что у собравшихся по-прежнему нет авторитетной институции, которая могла бы от их имени формулировать требования и вступать в переговоры с теми, кто уже признал факт их существования. Это проблема системная, она существует с 2011 г. Она постоянно и значительно снижает эффективность любого выхода людей на улицу и понижает склонность людей туда выходить.

Это тот же самый, как говорит Григорий Юдин, кризис представительства, но с другой стороны. У нас те, кого представлять, уже существуют, но кто должен и может их представлять, не совсем понятно. Это проблема не менее важная, чем фактическая численность. Проблема численности сегодня тоже отчасти уперлась в нее.

Михаил Виноградов

Итоги акции 29 сентября
1) Участники в целом успокоенные, без особой тревожности - но и без эффекта эйфории от достигнутых в сентябре побед и настроя на продолжение этих побед. Может, с трибуны звучало что-то более определенное - я не слушал, но никто особо выступления ораторов не обсуждал.
2) Формат митинга-концерта находится в кризисе. Как только начинается музыка, люди начинают расходиться.
3) Никто не может вслух признать, что митинги - за оживление политической жизни, а не за освобожедние заключенных. В результате опять контраст - люди хоят оживления, а контент в основном про грустьпечаль.
4) Предпринятые властью уступки дали эффект. Но власть себе в этом не признается и по-прежнему будет считаться, что любые уступки обрушают государственность.
5) Навыков конвертации политической энергии в политическое действие у протестного движения в сравнении с 2011-2012 годов особо не прибавилось.
6) Разговоры о конце протеста необоснованны. Разговоры об опасности протеста преувеличены.

Сергей Марков

29 сентября прошел митинг майданной оппозиции в Москве. Намечался он как митинг победителей, потому что летом и в сентябре Майдану удалось потеснить российскую власть в Москве. И как митинг перехода в новую атаку на власть, - требование отпустить всех политических заключенных, а значит обвинения российских властей в политических репрессиях. Но прошло как то вяло. Здесь заметки умного ироничного и позитивного Михаила Виноградова с митинга. Главное, я бы выделил, - в России очень мало кто поверит в лозунги о политических репрессиях в России, поэтому такие лозунги повисают в пустоте, поддерживаемые только малой кучкой политических ультраактивистов.

В результате самым большим оптимистом в отношении российских протестов неожиданно оказался украинец – Олег Сенцов, совсем недавно сам вышедший из российской тюрьмы.

Олег Сенцов

Вчера в Москве на проспекте Сахарова прошла массовая акция людей под единым лозунгом "Отпускай!" с требованием к властям РФ освободить политических заключенных. Очень радует тот факт, что российское гражданское общество начало не только просыпаться, но и объединяться, а главное верить в свои силы, в то, что они могут многое. В том числе и добиваться от руководства страны выполнения своих требований. Российские власти реально не знают что с этими, все наростающими, протестными настроениями делать. Они пытались разгонять митингующих, сажать их в тюрьмы, но народ продолжает выходить на улицы. Режим Путина преступен не только по отношению к народу Украины, но и к собственной стране. Мы, украинцы, будем делать все от нас зависящее, чтобы не проиграть эту борьбу, но победить диктатора может лишь его собственный народ. Надеюсь, что это произойдет раньше 2024-го года, даты, которую правление дракона в любом случае не сможет пережить. И такие митинги как вчерашний приближают это неизбежное событие.

Очень хорошо, что многие люди в России научились не бояться.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG