Ссылки для упрощенного доступа

Оглянись, незнакомый прохожий!


Григорий Явлинский в пикете у метро Академическая

Прямые включения наших репортеров с московских улиц. Журналисты, артисты, общественные деятели встают в пикеты у самых многолюдных станций метро. Интервью с актрисой Юлией Ауг, с политиком Григорием Явлинским, с москвичами, которые выступают в поддержку заключенных по "московскому делу". В студии в это же время – гражданский активист Михаил Плетнев и студент ВШЭ Никита Понарин, на связи глава Якиманского муниципалитета а Андрей Морев. Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Практически выездное заседание у нас сегодня, потому что мы все время будем включаться на улицы Москвы. С нами в студии Михаил Плетнев, идеолог, автор идеи сегодняшней акции, которая проходит у самых многолюдных станций метро, когда все, кто хочет поддержать политических заключенных, все, кто хочет, чтобы их выпустили, выходят на пикеты. Никита Понарин, гражданский активист и студент Высшей школы экономики, член партии Егора Жукова, можно так сказать. С нами на связи Алена Вершинина, корреспондент Радио Свобода, Алена сейчас у станции метро "Тушинская".

Алена Вершинина: Около метро "Тушинская" уже час продолжаются одиночные пикеты. Как говорят организаторы, кстати, организаторами выступают местные муниципальные депутаты от партии "Яблоко", что пока в Москве окончательно не стемнело, люди достаточно активно реагировали, спрашивали, интересовались, что происходит, в поддержку кого стоят пикетчики. Причем не только молодые люди, но и люди более старшего возраста. Служба безопасности метро, как только встала первая пикетирующая, тут же активизировались, они подошли, поинтересовались, что происходит, попросили соблюдать законодательство о проведении одиночных пикетов. Когда в пикет встала актриса Юлия Ауг, тут же приехал наряд полиции, вышли молодые полицейские и даже попросили сделать селфи. Юлия, почему вы решили принять участие в этой акции?

Юлия Ауг: Потому что на фоне того, что сейчас происходит в Москве, в России, на фоне "московского дела", на фоне "ростовского дела", на фоне дела "Нового величия", когда мы видим, как люди получают реальные сроки по сфабрикованным делам, мы видим, как Константин Котов, человек абсолютно законопослушный, который всегда соблюдал законы, который ходил на согласованные митинги, который принимал участие в разрешенных законом одиночных пикетах, оказался сейчас осужден на реальный срок, ему дали 4 года колонии, и он сейчас отправится по этапу. Вот в это время, когда это все происходит, я понимаю, что ничего не делать нельзя. Я чувствую, что может быть от того, что выхожу в одиночный пикет, не будет много проку и толку, но я просто по-другому не могу поступить, потому что мне кажется, что бездействовать – это просто преступно.

Алена Вершинина: Но все-таки основная цель – это донести до людей, чтобы как можно больше людей узнали о том, что сейчас происходит с "московским делом", с другими политическими заключенными. Вот эти акции, которые не у самых центральных станций метро проходят, как вам кажется, они помогут?

Юлия Ауг: Я не думаю, что прямо сильно помогут. Но я стою в пикете, я вижу, как мимо меня проходят люди, некоторые люди просто боятся читать. То есть они видят и скользят взглядом мимо плаката, с которым я стою. Кто-то подходит и спрашивает. Кто-то знает, я вижу, что знает об этом деле, проходит, кивает головой и говорит: "Ну а что же нам делать?" Люди пока не верят в то, что вообще можно что-то изменить. Наверное, это самое главное. Чем больше мы будем выходить, чем больше мы будем говорить, тем больше мы посеем в людях хотя бы надежду, что у нас есть голос. И конечно, подходить, разговаривать, стоять, будоражить – это то, что мы реально можем, и то, что мы можем сделать, соблюдая закон.

Алена Вершинина: Юлия, этот эпизод, когда приехали полицейские, и в кои-то веки мы увидели, что полиция с народом сегодня, просили сделать с вами селфи. Расскажите, как это было?

Юлия Ауг: Это было очень мило. Да, я про полицейских сейчас так говорю – это было очень мило. Подъехала полицейская машина, вышли два полицейских, поздоровались. Они сказали: "Что у вас здесь происходит?" Я сказала: "Я стою в одиночном пикете". Мне сказали: "Вы стоите не в одиночном пикете, рядом с вами стоят люди меньше, чем 50 метров". Я говорю: "Ну они же без плакатов, без всего стоят. Это просто люди от организаторов". Мне сказали: "Ну хорошо. Дайте, пожалуйста, документы". Я говорю: "А зачем вам мои документы?" – "Кто его знает, может быть, вы в ориентировке находитесь". Я говорю: "Ну, пожалуйста, посмотрите мои документы". Они взяли у меня документы, а потом такие говорят: "Юлия Артуровна, можно с вами сфотографироваться, если вы, конечно, не против?" Я говорю: "Нет, я не против". Они сфотографировались, пожелали удачи. Посоветовали нам вести себя правильно. И сказали, что если вдруг нас кто-нибудь будет обижать, чтобы мы обращались к ним. И уехали. Они были предельно вежливые, дружелюбные. Мне кажется, что никакой неприязни к нам не испытывали.

Анна Вершинина: Вот так это все проходит возле станции метро "Тушинская". Мы сейчас поедем к другой станции метро, чтобы рассказать, что будет происходить там.

Елена Рыковцева: От станции метро "Теплый Стан" включается Анна Хламова.

Анна Хламова: Мы сейчас находимся возле станции метро "Теплый Стан", здесь, как во многих местах, проходит одиночный пикет в защиту фигурантов "московского дела". Здесь не очень много народу, порядка пяти-шести человек и довольно спокойная атмосфера. Мне удалось поговорить с некоторыми из тех, кто стоит в пикете, кто уже постоял. Это обычные люди с активной гражданской позицией. Они сказали, что их главная цель – это проинформировать граждан о том, что происходит. Прохожие практически равнодушно, безразлично проходят мимо пикетирующих, мне удалось спросить у двух прохожих, которые обратили внимание на плакат, что они об этом думают, они сказали, что да, они в курсе того, что сейчас происходит в Москве, и в курсе того, что существует "московское дело". Полиция подходила к участникам пикета на моих глазах, но не проявляла какого-то негатива, они спросили, до скольких это будет продолжаться, пикетирующие ответили, что до 8 часов. Полицейские сфотографировали пикетчиков и отошли назад.

Елена Рыковцева: Михаил, вам пришло в голову, что было бы неплохо один прекрасный вечер посвятить, как вы это называете, – это поддержка, это просвещение прохожих?

Михаил Плетнев: В первую очередь, наверное, просвещение. Есть люди с мышлением внутри Садового кольца, которые ходят на митинги, которые приходят к АП, постояли у мэрии. Что произошло? Песков сказал свое фирменное: "Кремль не вмешивается". На этом, в принципе, может все закончиться. А есть серьезное количество людей, которые, возможно, все это поддерживают. В инстаграме, когда начали с Павлом Устиновым, ко мне мои однокурсники подходили, говорили: "Миша, можешь рассказать, что это?" "Медиазону" читали те, кто посвящены в этот процесс, теперь "Медиазона" становится еще более народным СМИ. Они изначально говорили, что все превращается в суды, теперь это становится реально, к сожалению. Я живу в Бирюлево, я каждый день от станции метро "Царицыно" еду на автобусе, со мной едет множество людей. Бирюлево – один из самых беднейших районов Москвы, там людям важнее не то что понятия о свободе, им важнее дожить до следующей зарплаты, чтобы как-то свести концы с концами. Говоря про "Царицыно", я очень рад, что там серьезно активизировались, очередь человек из пяти сейчас стоит. Все эти люди начинают узнавать о беспределе. Что очень важно, вся эта политика пикетная не где-то в центре, у мэрии, на бульварах, а здесь рядом. Они видят, что есть человек, к которому можно подойти, спросить, за что выступаете, он может рассказать все эти истории о беспределе, рассказать, против чего мы выступаем, чтобы не было в России политзаключенных и так далее. Просвещение людей, которые могут об этом не знать. Об этом акция – рассказать. Потому что в эпоху, когда практически нет никаких нормальных способов собрать митинг, нужно согласование и так далее, одиночный пикет на данный момент единственная возможность выражения протеста, не требующая согласования.

Елена Рыковцева: Которая не понесет для вас административной ответственности, когда вы ее не согласовали. В принципе можно встать у каждой станции метро, вообще можно стоять где угодно. Но если некомфортно одному, то это "Выхино", "ВДНХ", "Царицыно", "Щелковская", "Новогиреево", "Теплый Стан", "Тушинская", "Петровско-Разумовская", "Преображенская площадь", "Юго-Западная", "Академическая", "Сокол", "Тимирязевская", "Раменки". Никита, вы готовы стоят в пикете?

Никита Понарин: Я, во-первых, готов. Во-вторых, мне близка эта идея. Потому что когда мы планируем какую-то кампанию по защите кого-либо, мы упираемся в очень большое ограничение по ресурсам. Мне бы хотелось распечатать сто тысяч листовок и отправить волонтеров раздавать их по всей Москве, потому что это действительно эффективный способ распространения информации. Но у нас нет денег, чтобы распечатать сто тысяч листовок. Тут простые люди пошли, причем не в одном каком-то месте, которое разогнать очень легко, Тверская или Администрация президента, это очень хорошо распространяется. Если даже кого-то вяжут на одной станции метро, все быстренько перетекают до следующей. И там можно мигрировать очень долго. Поэтому идея мне кажется потрясающей. Мы не знаем, как взорвать мозг людям тем, что происходит, как еще до них достучаться, вот появляются такие люди, такие идеи, мы находим новые способы.

Елена Рыковцева: Главное, что люди, которые идут мимо, они, оглянувшись, видят, что кому-то не все равно.

Михаил Плетнев: Это история о том, что политика приходит на периферию. Такого практически не было никогда. Наверное, это основное достижение акции "Метропикет".

Никита Понарин: Это наша целевая аудитория. Те люди, которые могут вовлечься, но они не ходят на пикеты в обычное время, это способ их вовлечь и заинтересовать тем, что происходит.

Елена Рыковцева: К нам присоединяется Андрей Морев, глава Якиманского муниципалитета. Андрей, вы работаете в районе, который многолюдным не назовешь. Как вы относитесь к идее пикетов, считаете ли вы, что они достигают не только информационных целей, но еще это воздействие на тех, кто принимает решения?

Андрей Морев: Два года назад, когда в 2017 году избирались независимые муниципальные депутаты в Москве, для того чтобы взаимодействовать между собой, было проведено несколько конгрессов, чтобы сделать работу и взаимодействие между собой постоянным, было принято на третьем конгрессе решение создать ассоциацию, которая будет действовать между конгрессами. На сегодняшний день в нее входит более 60 независимых муниципальных депутатов. Самый крупный митинг, который проходил 10 августа, организовывали тоже в том числе члены президиума ассоциации.

Елена Рыковцева: Что значит "независимые" депутаты?

Андрей Морев: У нас состоят люди, которые являются и членами партии, как я член партии "Яблоко", есть беспартийные люди. Независимые в нашем случае – это то, что мы не зависимы от исполнительной и судебной власти страны, которая по сути узурпирована. Наша задача представлять интересы своих избирателей. То есть по сути мы зависим от избирателей, но не зависимы от той системы, которая построена в Москве и в государстве.

Елена Рыковцева: Продолжаем разговор об акции. Была идея Михаила, вы взялись за реализацию.

Андрей Морев: Очень много людей участвовало в этом процессе. Илья Азар, благодаря его медийному ресурсу удалось очень многих людей подтянуть. Актеры подключились известные, писатели, Таня Фельгенгауэр из известных журналистов. По сути, сейчас, после этого лета мы видим то, что в протестную активность втягиваются профессиональные сообщества. С одной стороны, это некое средневековье, когда каждая община защищает своих, но сейчас происходит уже объединение разных разрозненных гражданских групп, уже вместе мы все защищаем людей, которые попали в жернова этой репрессивной системы.

Елена Рыковцева: Акцию пикетирования вы расцениваете как возможную повлиять на что?

Андрей Морев: Я считаю, что, к сожалению, когда в сентябре прошел митинг, на него вышло 25 тысяч человек, то власти почему-то решили, что люди не готовы защищать тех, кто попал в тюрьмы. На этой неделе мы увидели продолжение политических репрессий, новые четыре ареста, эмиграция Губайдулина. Идет давление на нас. При этом идут показы по телевидению, что все куплены, что это были протестные акции кем-то проплачены, что это ужасные люди, которых всех надо посадить в тюрьму. У людей, которые не попадают в наш дискурс, другое мировосприятие, они видят, что государство наказывает каких-то ужасных людей абсолютно правильно. Основная задача сейчас просветительская, мы своими пикетами будем показывать, рассказывать ту картину мира, которая на самом деле есть, вторая – это вовлечение людей. Потому что запрос на справедливость в стране очень высокий. Эти пикеты, я думаю, будут продолжаться долго, до того момента, пока мы не добьемся освобождения политзаключенных. Конечно, пикеты – это не единственный способ давления, но в нашей ситуации это очень важно, что будет задействован совершенно новый пласт москвичей, до которых мы донесем информацию о репрессиях в стране, которые сейчас происходят.

ПРОДОЛЖЕНИЕ РАЗГОВОРА С ПРЯМЫМИ ВКЛЮЧЕНИЯМИ ОТ СТАНЦИЙ МЕТРО СМОТРИТЕ НА ВИДЕО

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG