Ссылки для упрощенного доступа

"Не место для правозащитников": Рунет о чистках в СПЧ


Валерий Фадеев

Владимир Путин совершил давно намечавшиеся перестановки в собственном совете по правам человека. Во-первых, Михаила Федотова сменил в должности председателя прокремлёвский журналист Валерий Фадеев. Во-вторых, в новый состав совета не вошли несколько человек, принадлежавших к наиболее последовательным критикам власти.

Николай Шелепов:

В экономике российской -
Рост на рынке кирпичей.
Шульман, Чиков и Шаблинский
Покидают СПЧ.

Алексей Табалов:

Путин исключил из состава Совета по правам человека главу «Агоры» Павла Чикова, политолога Екатерину Шульман и профессора Высшей школы экономики Илью Шаблинского.

Главой же СПЧ назначили Валерия Фадеева, успешно умертвившего и без того дохлую Общественную палату РФ.

Это все равно что Геббельса назначить ответственным за защиту прав евреев. История, конечно, знаковая и показывающая, что Путину надоели даже разговоры о правах человека.

Дмитрий Колезев:

Все, прощай, СПЧ. Толку в тебе и так было не слишком много, а теперь, видимо, не будет вовсе.

Геннадий Гудков:

Формирующейся диктатуре помешал даже «травоядный» Федотов и очень спокойные, не радикальные правозащитники». Так выпьем за наши права и свободы! Не чокаясь!

Иван Преображенский:

Чтобы все знали свое место, сажать, так сажать. Надо было Федотова демонстративно чтобы черный воронок увез прямо с заседания, а он бы кричал, хватаясь за стулья фальцетом: Товарищи, это ошибка, дайте мне позвонить моему президенту, я знаю, где настоящая измена...

Проснулся спящий институт репрессий

А если серьезно - не спасло лавирование, не получается уже между струйками (

Николай Травкин:

Сегодня, после долгого и продолжительного недомогания скончался СПЧ при президенте РФ.

Таисия Бекбулатова:

А нечего было использовать наши имитационные институты так, как будто они настоящие. Они же от этого поломаться могут, пояснили в Кремле

Станислав Дмитриевский:

Совет по защите прав Мышей при Коте претерпевает кадровую реформу - чтобы, смутьяны, не расстраивали больше нашего дорогого Котеньку Котовича всякой клеветой про то, что мышкам будто бы не нравится, когда их изволят кушенькать.

Андрей Пивоваров:

Совет по правам человека давно не представляет собой влиятельный орган. Заявление Совета не имеют никакой силы. Путин больше доверяет бумажкам из МФД и ФСБ, чем заявлением правозащитников, даже тех, которые прошли строгий отбор в АП. Но из официальных органов власти он единственный мог позволить себе независимую позицию по острым вопросам.

Назначение главой СПЧ Фадеева, прославившийся несколько лет назад фразой, произнесенной в полемике с Геннадием Гудковым: «Границы открыты. Вон отсюда», - явный сигнал из Кремля, что власть взяла курс на ужесточение репрессий, а новый состав СПЧ должен в этом помочь.

Сталингулаг:

Замена Федотова, главы совета по правам человека при президенте на, как предполагается, Фадеева, очень символична. Особенно под участившиеся громкие крики об отмене моратория на смертную казнь, и прочую людоедскую риторику. Послушали Дорна и перестали стесняться. Не то чтобы СПЧ при Федотове играл какую-то ключевую роль в развитии гражданского общества, но, по крайней мере, когда росгвардейцы избивали людей на улицах, СПЧ выкатывал телеги в стиле «ребят, ну не надо, ну или хотя бы бейте не так сильно». А учитывая откровенное пропагандистское начало Фадеева, (бывший ведущий Первого канала, как никак) мы будем слышать заявления СПЧ буквально «хорошо <бьют>, но мало! крови не хватает, давайте не только дубинками, но и цепями!». В принципе это и логично, на пути в обещанный рай права человека – абсолютно лишний атрибут, а видимость совета по этим самым правам – тем более

Кирилл Гончаров:

Власть сигналит всем нам, что не собирается опираться на гражданское общество в ближайшее время.

Мы сигнал приняли, спасибо. Так хотя бы честнее.

Борис Вишневский:

С таким же успехом совет можно было создавать при ЦК КПСС. Путин в очередной раз смачно плюнул в лицо обществу. Чем быстрее общество заставит его уйти и ответить за все - тем лучше.

Кирилл Рогов:

Попытка восстановления легального плацдарма правозащиты не удалась. А Владимир Путин принял по итогам летних событий предсказуемое и тривиальное решение: давить, запрещать, сажать. Кроме того сегодняшняя зачистка Совета по неправам человека продемонстрировала, что политический вес Сергея Кириенко, без поддержки которого решение о кооптации мятежной тройки в Совет в декабре 2018 г. вряд ли было возможно, опять сжался.

Уже три года Кириенко тщетно пытается расширить пространство "технократических" политик в Кремле. Однако всякий раз после того, что кажется его успехом, следует через некоторое время нокдаун, возвращающий его в исходную точку. Политическое управление сосредоточено не в политическом блоке администрации президента, на долю которого остаются технические операции вместо технократических политик, о которых там мечтают.

Гораздо более вероятным кажется, что нити политического управления сходятся в вотчинах "силовой олигархии", которые непосредственно связаны как с центрами силового управления, так и "идеологического".

Григорий Мельконьянц:

Переворот в СПЧ произошел демонстративно накануне ежегодной встречи с президентом, чем продемонстрировали слабость власти. Те, кто протащили эту зачистку могли решать несколько задач.

1. Сломать уже утвержденную повестку выступлений

По словам члена СПЧ Никитинского повестка встречи с президентом строилась вокруг трех вопросов:

— Доклад о нарушениях на выборах 2019 года,
— Жесткие и бессмысленные задержания на массовых акциях,
— Безумная затея Следственного комитета о «массовых беспорядках» и полная беспомощность перед этим судов.

С новыми председателем и президиумом совета повестка будет пересмотрена. К тому же из СПЧ исключены выступаюшие по этим вопросам. Что не могу понять, так это свита и силовики изолируют президента от некомфортной для них информации или президент сам не хочет об этом слушать?

2. Проучить оставшихся членов СПЧ

Продемонстрировать что бывает с теми, кто не боится высказываться по болезненным для власти вопросам о нарушениях на выборах и о преследовании граждан за участие в акциях протеста. Посмотрим, как поступят оставшиеся члены СПЧ. История знала немало случаев демонстративного выхода из состава Совета.

3. Устранить Федотова

Даже такие компромиссные фигуры стали для для власти нелояльными. Удобного повода в ближайшее время могло больше не представиться. К слову, ссылка на то, что Федотова отправили в отставку по возрасту, не выдерживает никакой критики. Было как минимум три варианта решения. Во-первых, по закону о госслужбе для советников предусмотрена пролонгация срока до окончания срока полномочий президента, то есть до 2024 г. Во-вторых, Федотов как и его предшественница Памфилова, мог оставаться на общественной должности Председателя СПЧ без оформления советником президента. В-третьих, опять же по закону о госслужбе, если хотелось платить ему зарплату, он мог продолжить работу на условиях срочного трудового договора на должности, не являющейся должностью гражданской службы.

4. Впереди подготовка к выборам 2021 и 2024 и нужен не только полный одобрямс от СПЧ, а активное участие в атаках на правозащитников и гражданское общество. Общество ждет завораживающее зрелище. Более того, структуры и персоны, которые лоббируют фейковые правозащитные и пропагандистские проекты считают, что тем самым они усиливают свои позиции и им будет проще привлекать бюджеты.

Лев Шлосберг:

Эта пощечина – месть тишайшему Федотову и наиболее активным членам Совета за открытую правозащитную работу. Всем показано: реальная правозащитная деятельность никоим образом не должна ассоциироваться с президентом Путиным. Как говорится, близко не подходите.

Ну что, всё к лучшему: никаких имитаций, никаких прикрытий, никаких иллюзий. Права и свободы человека и гражданина не имеют никакого отношения к гражданину, исполняющему обязанности гаранта прав и свобод. Дата. Подпись. Собственноручно.

Иван Бабицкий:

Сегодняшняя чистка Совета по правам человека - это примерно то же, что новые аресты и включение ФБК в список иностранных агентов. Они обиделись на злую "оппозицию", а сделать ей толком ничего не могут (как?), поэтому пытаются тоже её обидеть. Жанр Золотова и Усманова, YouTube и далее везде.

Аббас Галлямов:

Сегодняшняя зачистка СПЧ, конечно, на руку радикальной оппозиции. «Вот видите! Мы же говорили, что бесполезно с этим режимом договариваться!» Ну и наоборот - позициям умеренных и сторонников диалога нанесён серьезный урон.

Видимая неспособность считать на два шага вперёд - это важнейший внешний признак, свидетельствующий о том, что режим вступил в стадию упадка.

Игорь Яковенко:

Парламент - не место для дискуссий, а СПЧ - не место для правозащитников и в целом для владеющих членораздельной речью. Именно под этим флагом идет зачистка СПЧ, из которого Путин выгнал Шульман, Чикова и Шаблинского. Причина может быть только одна - они все трое разговаривают и иногда употребляют слова "права человека"...
Суть путинизма - в том, что Россия - вообще "не место". Не место для жизни. Она - территория, в которой есть "недра", а в "недрах" - нефть и газ...

Сергей Кальварский:

Опять какие то полумеры. Ну, какой Фадеев глава СПЧ? Неужели закончились охранники, чекисты или на крайний случай, какой-нибудь пузатый, краснорожий майор ДПС? И слоган сразу есть - Человек, предъявите права.

Николай Подосокорский:

Достойный поступок, и, думаю, скоро за ней последуют некоторые другие

Александр Фельдман:

Как там говорилось? «Блажен муж, который не идёт на совет нечестивых»? Ну, эта достойная сударыня не уступит многим и многим так называемым сударям...

Карина Орлова:

Я писала у Тамары Морщаковой на кафедре диплом. Все-таки, несмотря ни на что, Вышка это самый достойный университет, с самым большим количеством порядочных, профессиональных и честных людей.

В провластном сегменте Рунета пляски и веселье.

Юлия Витязева:

Тем временем, в Фейсбуке проходят коллективные похороны СПЧ. Как и полагается в таких случаях, с пафосными речами о заслугах «покойного», рыданиями из серии «на кого ж ты нас покинул», заламываниями рук и мрачными прогнозами на будущее, которое отныне будет исключительно безрадостным и безнадёжным. Потому как защитить права человека в России больше некому.
В связи с чем, товарищи, ждут нас темные времена. Ведь последние лучики надежды, которые изредка выглядывали из-за туч, которыми уже давно укутан Мордор, сегодня угасли. Паша Чиков с Катей Шульман, которые аки львы бились за нашу и вашу свободу,исключены из совета по правам человека при президенте РФ.
А это значит, что тьма становится все гуще и запах регрессий - все отчетливее.
Запомните этот день.
Сегодня люди со светлыми лицами похоронили права человека. И теперь минимум неделю нас ждут перманентные всхлипы и завывания профессиональных плакальщиков, которые из каждого утюга будут вещать о том, что суровые годы приходят и нас от них уже никто не защитит

Сергей Колясников:

В России наконец-то! появился Совет по правам человека

Думаю, ни для кого не секрет, что долгое время в России СПЧ являлся советом по правам уважаемых людей, в вовсе не тех, кому реально нужна помощь. Так, львиная доля сил и средств СПЧ уходила на защиту участников несанкционированных митингов, массовых беспорядков и прочих инспирированных Западом мероприятий. СПЧ стал клоакой антироссийских, либеральных, прозападных идей. Впрочем, подрабатывать, выполняя заказы, также не стеснялись. Взять даже не Федотова, а других исключенных:

- Павел Чиков - иностранный агент;
- Екатерина Шульман - коммерческая сдача недвижимости навальнятам (подвальчик Шульман);
- Евгений Бобров - весь последний год открыто защищал владельцев свалок, препятствуя строительству КПО и заводов;

Вместо этой белоленточной камарильи членами СПЧ стали Кирилл Вышинский, его вы все знаете, Татьяна Мерзлякова, которая в Свердловской области занималась реальной защитой прав людей и помогла очень многим, за что снискала всеобщее уважение.

Выпускайте Кракена:

У оппозиции траур – их любимых «правозащитников» попросили из СПЧ. Ходор остался без инструментов влияния, а бедняжке Навальному теперь вообще никто не захочет сдать подвал под штаб. У мужа Шульман ведь теперь нет той крыши, что раньше.

Товарищ майор:

Мы напряглись, когда Федотов, наплевав на изначальные договорённости, сделал из СПЧ кружок юного либерала,практикуя публичные истерики.

Показательная чистка пойдёт на пользу многим. Идти против силовиков не стоит.

Мышь в овощном:

Мы бы не делали из кадрового обновления федерального СПЧ большой сенсации. А некоторые люди, напротив, эту сенсацию пытаются увидеть, или – придумать. Есть нормальная ротация. Совет всегда стремился к балансу.

Балансу абсолютно здравому между представителями различных политических взглядов, между лицами, по-разному воспринимающими власть и ее отношения с гражданским обществом.

В результате, СПЧ уже много лет является достаточно эффективным органом, возможно самым эффективным общественным экспертным советом в стране.

Наверное, самое яркое в этой ротации — включение в состав СПЧ Вышинского. Это не просто дань уважения тому, что человек провел без суда и следствия месяцы в украинских застенках. В совет по правам человека вошел человек, прекрасно разбирающийся в конкретной актуальной проблематике, переживший нарушение этих самых прав человека в весьма изощренной форме.

Евгений Минченко:

Про новый состав Совета по правам человека при Президенте РФ

Из новых членов СПЧ достаточно давно знаю Татьяну Мерзлякову (20 лет) и Кирилла Вышинского (15 лет).
Считаю, что это порядочные люди со своей позицией и сильным характером, которые доказали свою принципиальность в очень сложных жизненных обстоятельствах.
Что касается замены опытного царедворца Михаила Федотова на Валерия Фадеева, то с точки зрения провластности большой разницы не вижу. А вот странных идей типа создания единого избирательного фонда для всех кандидатов от Валерия Александровича ожидать, наверное, не стоит.
И хочу напомнить, что это Совет ПРИ президенте. То есть люди, в советах которых нуждается президент. И его право выбирать, чьи советы ему нужнее.

Сергей Марков:

Антипутинская оппозиция страшно возмущена переформатированием Совета по правам человека при президенте и гонит негативную волну. Что им можно ответить? Что они под влиянием эмоций и не в ладах логикой. Объясняю логику.
1. Президент то Путин. Он своих врагов не должен спрашивать, кого ему в свои советы включать. Логично?
2. Если политические противники Путина недовольны его решением, значит он все правильно сделал, в своих интересах, как политика. Логично?
3. Они надеялись превратить президентский совет по правам человека в штаб по борьбе с президентом и им эти планы сорвали. Вот они и бесятся. И это тоже логично.
4. Многие члены совета по правам человека последнее время занимались не защитой прав, а фактически политической деятельностью, всячески защищая только маленькую группу московских политиков, которые участвовали в организации массовых несанкционированных и намеренно бросающих вызов властям политических акций. Но их в совет приглашали не политикой заниматься. Поэтому их уход из Совета разве не логичен ?
5. Ушел Михаил Федотов. Я лично его очень уважаю. Человек вел себя достойно в разных обстоятельствах. Но он 9 лет возглавляет Совет. Разве не должно быть сменяемости людей на постах? Оппозиция же постоянно кричит о сменяемости власти. А сами ротироваться не хотят? Сам Федотов неоднократно говорил, что члены Совета должны постоянно ротироваться и никто из них не должен чувствовать себя "генералом гражданского общества". Логично.
6. Достойные ушедшие члены Совета, такие как Михаил Федотов, Илья Шаблинский, Екатерина Шульман, - уверен, найдут себе чуть новое поле применения талантам. Кто то уйдет в чистую политику. Многие (и я тоже) рады будут с ними сотрудничать.
7. Валерий Фадеев очень опытный человек и он обратит работу совета от защиты узкой кучки московских политических хулиганов к миллионам людей в регионах, чьи права нарушаются систематически теми коррумпированными бюрократией и бизнесом, которые слились в экстазе.
8. Валерий Фадеев сторонник Путина. И Путин имеет право назначить во главе своего Совета своего сторонника, логично?
9. Поэтому я очень рад таким изменениям, что обломали надежды сторонников Майдана в России. Надо ломать их надежды и в других местах. В сми, правительстве, ЕР, ОНФ, фондах разных и госкорпорациях. Надеюсь, переформатирование СПЧ это только первый шаг.

Сами "изгнанники" пишут о случившемся с явным облегчением.

Екатерина Шульман:

Всё, свободны! Гора с плеч. Никаких мучительных выборов и демонстративных выходов, немедленных или отложенных.

Павел Чиков:

Столько хороших слов о себе, как сегодня, наверное, только на собственных поминках можно услышать. За тепло и поддержку спасибо каждому и от души.

В удивительное время живем - исключили из совета при президенте, а поздравляют с освобождением, с успехом, с достижением, приходят новые друзья и подписчики в соцсети. Как будто из КПСС исключили в 1988 году (это для олдов аналогия).

Теперь по делу. СПЧ, несмотря на потерю былой славы, оставался Бабой Ягой, которая почти всегда против. И поскольку поводов быть против меньше не становится, продолжал раздражать. А начальство в стране раздражение всё меньше терпит, хочется комфорта, мягкого кресла и приятных слов. Неприятных не хочется. Старая либеральная гвардия сначала потеряла пост Уполномоченного по правам человека. И вопрос не только и даже не столько в результатах и достижениях, вопрос в том, из какого теста человек, какие он ценности разделяет и какими руководствуется. Был Лукин, стала Москалькова.

Теперь тут - был Федотов, стал Фадеев. Вроде, буквы те же, а суть иная. Илья Шаблинский, пожалуй, успешнее всего членство в Совете использовал. Писал позиции СПЧ по делам в Конституционный суд (мы с ним целую серию отработали), выходил наблюдать на выборы и на протесты, ездил в колонию к Толоконниковой (где у него мама в 1930-е в Дубравлаге сидела), выступал на встречах в Путиным. Шульман-то чего, она найдет, где своим учительским голосом очередную гадость про власть сказать.

Мне тем более не о чем переживать. Камни в оставленный огород кидать не комильфо. При президенте 15 разных советов в конце концов. У нас в работе были и остаются все значимые для гражданских свобод дела в стране. У нас полторы сотни адвокатов в десятках регионов. Они ведут тысячу дел. Мы каждый день на страницах изданий и в судебных онлайнах. Мы выжимаем из правовых средств защиты всё, что позволяет нынешняя среда, и даже больше. Мы не про политику, мы про право. И нам далеко до предельного возраста на госслужбе.

Олег Пшеничный:

Павел Чиков, Екатерина Шульман - спасибо за то, что вы делали в СПЧ.

При этом я далёк от пессимизма. Гражданское общество - это не мандаты, а люди. Чиков и Шульман сильны не «корочкой», а тем, что они - Чиков и Шульман.

Алексей Федяров:

Самое смешное, что выводы о составе СПЧ сделаны по результатам лета 2019.
Проанализировали, решили снизить популярность и влияние особо неприятных персон.
Ага, снизили.

Просыпается завтра студент, читает новости, фу, говорит, Чиков теперь не в СПЧ, пойду отпишусь от него везде и на Фадеева подпишусь.

Григорий Юдин:

Этим летом в Москву залетел призрак иной политики.

Такой политики, при которой внутри каждого органа власти есть больше одной точки зрения. Когда часть считает, говорит и голосует так, а часть - иначе. Когда их членам вдруг приходится напрягать извилины, чтобы кому-то что-то объяснять, а не просто отдавать указания. Когда то, что происходит в этих структурах, внутри которых давно царит могильный холод, вдруг начинает интересовать людей на улицах. Потому что предметом споров в них и вокруг них неожиданно становится то, что людям действительно важно.

Этот призрак поселился в Москве, потому что он отражает реальный общественный запрос на разговор о том, что происходит сейчас, что будет дальше и как управлять городом и страной. Потому что различие мнений, несогласие - диссенсус - незаметно становится нормальной практикой во множестве областей жизни, и непонятно, с чего вдруг его нужно бояться там, где ему как раз-таки и место, в политике. Потому что всё труднее и труднее объяснить людям, почему в условиях реальных и очевидных общественных разногласий все должны голосовать одинаково, как на рисунках Васи Ложкина.

Одним из мест, куда этот призрак заглянул первым делом, стал Совет по правам человека, который раскололся при оценке действий полиции во время летних массовых избиений. Наверное, по случаю массовых избиений от Совета хотелось бы большей солидарности, но вообще для любого совещательного органа разногласие - это нормально и хорошо.

И за то, что этот край будущей политики стал виден уже сейчас, хочется сказать спасибо Екатерине Шульман, Илье Шаблинскому, Павлу Чикову и всем остальным членам совета, которые предпочли ясную публичную позицию всяким челобитным, тайным ходокам и ходатайствам наверх, многозначительным взглядам и разговорам про кремлёвские башни. То, что они сделали, открыв окно и впустив этого призрака - намного больше, чем отдельные судьбы людей, которых они защитили.

Сергей Пархоменко:

Права человека не могут быть обеспечены Советом по правам человека.

Этот Совет не может их отстаивать, не может их расширять, не может за них бороться. И не должен.

Иначе он обрушивается в вонючую пучину верноподданничества под популярным теперь лозунгом "Разбираются. Потерпите".

Права человека обеспечивают себе сами люди, граждане. Они же их защищают, расширяют. И если надо, сражаются за права человека тоже сами эти человеки, никто другой.

А Совет по правам человека может изучать ситуацию с правами человека, обсуждать ее, давать по ее поводу справки, мнения и рекомендации.

Когда люди не борются за свои права - Совету нечего обсуждать и не о чем советовать.

Это как с медиа: они могут быть политическими (если пишут о политике и политиках, об их действиях и их идеях), но не могут заменить собою политиков, политические партии и вообще политические силы. И глупо требовать от журналистов, чтоб они составляли программы реформ и свергали ненавистных диктаторов.

Поэтому: если вы возлагали на Совет по правам человека особенно большие надежды, если вы рассчитывали, что Совет по правам человека отстоит за вас ваши права, добудет вам права, с которыми вы сами добровольно расстались, и теперь огорчаетесь, что у Совета это не получилось до сих пор, а дальше будет получаться еще меньше, - то это ваша проблема и ваша ошибка.

Боритесь за свои права, и Совет с удовольствием эту вашу борьбу изучит, опишет, оценит и может быть даже посоветует по поводу вашей борьбы кому-нибудь что-нибудь полезное.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG