Ссылки для упрощенного доступа

Россия и взятки. Григорий Машанов – о коррупции на марше


Несколько месяцев назад Комиссия по ценным бумагам и биржам США оштрафовала почти на 12 миллионов долларов одного из крупнейших в мире производителей оборудования для интернет-провайдеров Juniper Networks, Inc. Корпорация призналась в том, что с помощью своих "дочек" и подложной бухгалтерской отчётности в 2008–2013 годах оплачивала отдых российским госслужащим и сотрудникам госкомпаний (конкретные имена и названия не упоминаются), одновременно и клиентам корпорации – и получила за это штраф. Нетрудно предположить, что такая практика носила коррупционный характер: госслужащим запрещено принимать какие-либо подарки, в том числе и в форме оплаты отдыха. Как правило, аналогичных норм придерживаются в своих внутренних регламентах и госкомпании.

Примеров, когда иностранные компании подкупают российских чиновников, за последние 30 лет накопилось множество: это и взятки от HP неустановленным служащим Генеральной прокуратуры, и от компаний Pfizer и Siemens главврачам больниц и чиновникам региональных минздравов. Даже менеджеры российской "дочки" IKEA в конце нулевых не устояли перед соблазном ускорить подключение новых торгово-развлекательных центров "МЕГА" к электричеству незаконным способом. Что любопытно, ни один из этих случаев не привел к уголовному расследованию по российскому законодательству и уж тем более не закончился приговорами в отношении российских должностных лиц.

Коррупция уже десятки лет имеет международный характер. Не только государства обвиняют в использовании подкупа как активного инструмента внешней политики; по-видимому, значительный объём коррупция занимает при международных коммерческих сделках. Чаще всего богатые компании из развитых стран непосредственно участвуют в разложении (corruption) чиновников стран развивающихся. Эта практика была широко распространена, поскольку за неё не было никакого наказания: во многих западных странах было допустимо даже делать налоговые вычеты за зарубежные взятки как "представительские расходы".

Россия должна на практике показать свою приверженность борьбе с международной коррупцией, но для этого недостаточно только поправить законодательство

Для борьбы с этим явлением Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) открыла в 1997 году к подписанию Конвенцию по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок. Конвенция требует от её участников признавать преступлением и преследовать дачу взяток иностранным должностным лицам от своих граждан и юридических лиц.

Россия, хотя и не является членом ОЭСР, эту Конвенцию подписала и ратифицировала. Однако принять международный документ оказалось недостаточно: ОЭСР требует, чтобы Конвенция исполнялась на практике. А с этим большие проблемы: весной 2019 года делегация ОЭСР посетила Россию с оценочным визитом и констатировала, что за семь лет с момента принятия Конвенции в России не было начато ни одного расследования случаев, когда российские граждане и/или компании давали бы взятки за рубежом в связи с ведением бизнеса. Аналогичный вывод сделан и в тематическом докладе Transparency International за 2018 год. Ситуация настолько неутешительна, что запланированный на июнь этого года полноценный оценочный раунд по исполнению Конвенции Россия отложила: оценивать-то, по сути, нечего. Известны случаи, когда российские компании, торгующиеся на зарубежных биржах, наказывали там же, за рубежом, за взятки, которые они давали в других государствах. Однако в России никаких уголовных расследований по этому поводу не было.

Россия должна на практике показать свою приверженность борьбе с международной коррупцией, но для этого недостаточно только поправить законодательство. Хотя даже тут есть проблемы: не всегда и не везде российский Уголовный кодекс предусматривает наказание за обещание и предложение взятки, которые понимаются исключительно как имущественные выгоды, а Конвенция требует наказывать и за неимущественные. Российские правоохранительные органы должны открывать уголовное расследование по всем известным случаям иностранного взяточничества как иностранными компаниями в России, так и российскими компаниями за рубежом, невзирая на срок давности. Это нужно в том числе и для того, чтобы российские следователи приобрели хоть какой-то профильный опыт. Иначе зачем тогда нужно было принимать документ, который российские власти не собираются исполнять?

Григорий Машанов – юрист некоммерческой организации "Трансперенси Интернешнл – Россия"

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG