Ссылки для упрощенного доступа

Машин путь. Анастасия Кузина – о домашнем обучении детей


Главная задача информационно-аналитического сайта Север.Реалии, регионального проекта Радио Свобода, – честный, сбалансированный, непредвзятый, точный рассказ о ежедневной жизни северо-западных территорий Российской Федерации, восполнение дефицита информации, анализ социально-экономических процессов, протекающих в этом крае. Самые интересные репортажи и комментарии с сайта Север.Реалии читайте на страницах сайта Радио Свобода.

Я забрала ребенка из школы. Теперь моя дочь Мария учится заочно онлайн аж за 5 тысяч рублей в месяц. А я пребываю в нирване. Точнее, в нирване мы обе. Я даже не думала, что так бывает. Мне казалось, что еще четыре года мы будем тяжко влачиться по полю российского образования и в конце концов обе умрем. И иначе никак, потому что еще деды завещали: Иисус терпел и нам велел. А денег на частную школу у меня нет.

Я даже начала прикидывать, куда Маше можно будет поступать после девятого класса, чтобы скостить хоть двушечку. Это раньше было стыдно, типа "уходишь в ПТУ". Сейчас-то наоборот: идешь сразу на специальность поступать...

А началось все с того, что весь прошлый год мне было безумно стыдно перед ребенком. Я на фоне 14-летней дочери жила беззаботной жизнью. Маша уходила в восемь утра и приходила в три, а потом и в четыре голодная, злая и уставшая. У нее было ровно 15 минут, чтобы поесть и уйти в художку ещё на три часа. Если не было художки, был спорт. Ещё пару лет назад все было неплохо: она все успевала, и на спорт, и рисование ходила с удовольствием. Потом пошли седьмые уроки. Даже в пятницу! И ладно бы что-то необходимое. Так нет, начались дополнительные уроки якобы по выбору, "элективы". Хоть и по выбору, а отказаться нельзя. Этого, мол, специализация класса требует. Но если, например, где-то в школе гуманитарии выбирают между лингвистикой и археологией, то нашему гуманитарному классу предложили "на выбор" черчение, физику и математику. Отбрыкались только от черчения. И гуманитарии получили седьмыми уроками углубленную физику и решение сложных задач.

Из-за этого сначала отвалился спорт, потом сошла до минимума художка. При этом пришлось взять репетиторов: по английскому и уже 7 сентября математику. Каждый вечер в районе десяти вечера я ждала слёз: домашка по пяти предметам плюс по художке. Да, можно было бы бросить эту несчастную живопись. Этот выход напрашивался. Но это последний год. Пришлось сцеплять зубы.

В среднем получался 10-часовой рабочий день. Я помогала где могла. Писала доклады, искала видеоуроки, чтобы самой объяснить что-то, делала второй вариант зачета по "смутному времени", и такое было. Какой там сон, прогулки, подружки! Вся ее жизнь с 8 утра до 12 ночи была посвящена школе, и её не радовало там ничего. Более того, в этом году начался страх перед предметами: Маша заявила, что ненавидит историю (средних веков! это надо уметь так преподавать!) и ещё парочку других предметов. У меня в её возрасте тоже было по 6 уроков во вторую смену и факультативы. Но я не ходила как выжатый лимон. С чего вдруг усложнилась химия и алгебра, что нужны репетиторы? Новые законы открыли?

И я вдруг поняла: в моё время функционировала система образования, куда была встроена идеология. Сейчас это просто некая система, через которую должны в обязательном порядке пройти все городские дети. Главное – зарегистрировать их на портале госуслуг. Всё. Знания там не главное. Остался привычный набор предметов, который кто-то конвульсивно перетряхивает, надеясь добиться неведомых результатов.

А как можно потом пойти и учить детей, 90 процентов которых еще и учиться не хотят? И не прибить их?

Я давно предлагала Маше перейти в другую школу. Та упиралась по двум причинам: во-первых, школьные друзья. Во-вторых, она считала, что в любой другой "хорошей" школе она будет глупее всех.
И тут Машина подружка перешла на заочное. Мария сходила к ней домой послушать, как преподается история. Вернулась домой и сразу потребовала перевести ее туда. Оказалось, что история – не такой уж непроходимый тухляк, как она считала уже два года. Опущу свои переживания, как я искала и обзванивала других родителей, которые учатся в этой школе. Как стояла в унизительном загоне, который теперь выгорожен в каждой школе для родителей, и ждала, когда мне вынесут документы.

И вот что я имею на данный момент. Поспав и поев нормально, Маша в пижаме с зайцами и чашкой какао садится к ноуту. Я работаю в этот момент на кухне и слышу, как Маша хихикает. Значит, алгебра. Если хихикает особенно вредно, это химия. Преподы – чума. МФТИ, Вышка, лучшие лицеи Москвы. Невыгоревшие творческие люди. Здесь дети к учителям испытывают искреннюю симпатию, у географа, химика и биологички – куча фанатов. Они там все как из книг Владислава Крапивина. А параллельно мне в личке рассказывают, как в департаменте образования разговаривают с директорами школ, которые потом на крыльях ненависти разлетаются по школам и так же разговаривают с педсоставом. Как с тряпками. Выслушав описание одного собрания, я спросила: "А как можно потом пойти и учить детей, 90 процентов которых еще и учиться не хотят? И не прибить их?" Никак.

Урок в онлайн-школе проходит в тишине. На экране сам учитель в наушнике что-то рассказывает и пишет на доске (причём мелом и стирает тряпочкой! То есть уровень образования не зависит от того, стоит там у тебя меганавороченная доска за миллион или нет). Иногда включает хорошие видео по теме. Задать вопросы можно в чате. Учитель на вопросы отвечает. Понятно, что он спокоен, как удав, уважителен к ученикам и приветлив, потому что ему никого не надо успокаивать.

Дети в классе тоже ок. Есть Савелий, Савватий, Иосиф и Аким. Умничают, выпендриваются, прелесть! В обычном классе их бы прибили стульями. Тут они рассуждают о демократии. У них есть свой чат, разумеется, откуда Маша приносит показать мне мемы. На уровне, поверьте. А в её прежней школе один мальчик на днях гордо отказался делать по географии задание, связанное с Америкой. Уел всех, и Обаму, и Маска. Но айфон, впрочем, не сдал.

Урок в онлайн-школе идет 45 минут, парами, и он не тратится на перекличку и вызовы к доске. Вначале разбор сложностей в домашке. Нет сложностей? Вперёд! 45 минут глубокого объяснения и обсуждения, опрос и моментальный разбор. В обычной школе на это просто нет времени. И это не университетская программа, обычная школьная. Но дети слушают (и спрашивают) с удовольствием – и про квадратные корни, и про Митрофанушку, и про валентность серы, потому что не ждут стресса, что сейчас их вызовут к доске, а ты не понял, и получи свои пять минут позора, и весь класс знает, что у тебя опять трояк.

Вот я сейчас сижу пишу, Маша слушает физику. Внезапно: "Мам, иди сюда. Смотри, какая крутая презентация!!! Она даже анимацию сама делает!" Через пять минут: "Прислали уведомление, что будет дополнительный английский про индейцев и пилигримов. Я бы послушала, не пойму, где зайти…" После двух русских и двух физик подряд она совершенно благодушно ищет ссылку на дополнительный урок.

К домашней работе такое же мирное отношение. Это тесты, которые проверяются автоматически и дают баллы. Они суммируются, и рейтинг ребенка растет. То есть делать домашку выгодно. Вы когда-нибудь видели ребенка, который в 11 вечера добровольно и с интересом пересматривает лекцию по химии?! Я вижу регулярно. Говорю: "Мария, давай спать, двенадцатый час!" А она мне совершенно спокойным тоном: "Нет, я делаю домашку по русскому за сентябрь…"

Всех, конечно, интересует: "А как же ЕГЭ, этот святой итог обучения?!" Он сдается очно, но мне уже вообще наплевать. Я вижу, как у дочери возвращается интерес к знаниям, какие они у нее глубокие. Сдаст она этот ЕГЭ, если системе только этого надо. Но дальше Маша пойдет своим путём.

Анастасия Кузина – журналист

Высказанные в рубрике "Блоги" точки зрения могут не соответствовать мнению редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG