Ссылки для упрощенного доступа

Современная каторга: Рунет о призыве Руслана Шаведдинова


Руслан Шаведдинов

Этот год уже вошёл в новейшую историю страны очень ожесточённой борьбой против оппозиции.

Но несколько особняком стоит дело активиста ФБК Руслана Шаведдинова – его захватили в ходе настоящей полицейской операции и практически мгновенно отправили служить в армии, причём на Новой Земле!

Алексей Навальный:

Я не знаю, чем так насолил властям наш Руслан Шаведдинов из ФБК, но похоже, что план по его изоляции лично Путин придумал.

По крайней мере задействованные силы и средства впечатляют.
– Вчера днем ему блокируют сим-карту
– Сразу вслед за этим, оперативники ФСБ ему выламывают дверь
– После чего, меньше чем за сутки, на нескольких самолётах его увозят на Новую Землю.

Какая-то воинская часть, вокруг которой бродят белые медведи.

Иван Шейнин:

Спецоперация. Это они умеют. Такую бы энергию – да на благие цели...

Александр Кынев:

Это называется государственный бандитизм – каторга без суда и следствия

Татьяна Усманова:

Это безусловно политически мотивированное преследование, ведь к простым людям не приходят с обыском и не выламывают дверь, чтобы те пошли Родину защищать.

Ольга Кортунова:

История с Шаведдиновым повергла в ужас, но уже привычный ужас... просто ворвались, ограбили квартиру, увезли в армию на Новую Землю, просто за то, что он навальнинский и предъявить ему нечего... но весь год до этого силовики шли по беспределу, ничего не стесняясь и демонстрируя полностью свою власть ничем и никем не ограниченную.. Повторяю, что масштабы репрессий реальные мы все узнаем только после Путина (скорее после его смерти, т.к. никакой другой надежды на его уход от власти ранее 2036 года я уже совсем не вижу). Узнаем и ужаснемся.

Леонид Санкин:

Даже в дикие времена брежневского застоя трудно представить ситуацию, что бы призывнику ломали дверь квартиры, попутно её( квартиру) грабили сотрудники милиции и прокуратуры, затем похищали человека и на самолёте отправляли в удалённую северную область.

Наталия Аманова:

Многие еще вчера понятия не имели, кто такой Руслан Шаведдинов. А теперь полстраны знает, что есть такой боец российской армии на Новой Земле.

Кирилл Лятс:

Когда еще туда попадешь! Только если коррупцию разоблачаешь

Арсений Акопян:

Конечно, армия – уже давно не армия, а атавизм, тормозящий развитие общества, которое сейчас ещё превратили в средство терроризма. Но на Новую Землю это уже что-то из области фантастики. А чего не на Байконур? В космос отправить всегда надёжнее будет.

Леонид Волков:

В октябре они объявили ФБК иностранным агентом. В декабре они сотрудника ФБК принудительно отправили в суперсекретную военную часть, где С-400 на боевом дежурстве стоят.
Ну правда же, так всегда с иностранными агентами и надо поступать!

Что там было про крестик и трусы?

Виктор Шендерович:

Но вообще, конечно, шутки шутками, – просто похищение человека, в открытую. А призывная армия заведомо не имеет никакого отношения к обороноспособности; это рабовладельческий институт, и только. Так что в данном случае ее использовали совершенно по профилю.

Юрий Баранюк:

Похожая история была в Петербурге в 2017 году, тогда спикер местного парламента за расследования о себе пытался отправить в армию Сергея Кагермазова. Но не смог. Так обращаться с законами, как в случае с Русланом, конечно, может не каждый.

Что Шаведдинов мешал – очевидно. Кому – тоже понятно. Но вот зачем было забирать его в армию? И тем более на Новую Землю? Это очередной пример того, как из молодых людей делают больших политиков. Все как было со Световым и Жуковым этой осенью. То есть если чего-то этой акцией организаторы и добьются, так только обратного эффекта. Думаю, Руслан вернётся более популярным, более известным, и, вероятно, сможет с большим знанием дела готовить расследования о чиновниках министерства обороны.

Алексей Табалов:

Все это печально, но лично меня больше печалит та беспечность, присущая многим активистам. Ну можно же было предполагать такое развитие событий и заблаговременно подстелить соломку, решив проблему с военкоматом?

История с Шаведдиновым – это точная копия истории с парнасовцем Михаилом Коневым, также фактически похищенного силовиками и насильственно призванного на военную службу несколькими годами ранее.

Лев Шлосберг:

Случай Руслана Шаведдинова открыл новый вид политической ссылки – принудительное направление на военное поселение, по сути – на каторгу. Новая земля – это на века отравленное радиацией советского ядерного полигона место, служить и жить там можно или по приказу, или по безумию. Ненависть властей была такова, что на отправку проектного менеджера ФБК в это проклятое место задействовали авиацию. Спецоперация против Шаведдинова – это прямая месть тех, чьи аферы ФБК расследовал. Но везде живут люди и не все они звери. Надеюсь, что Руслан выживет на Новой земле и останется там собой. Там будет очень тяжело. Важно не забывать его все дни его военной службы. Родина – это мы, а не пославшие его на неживую землю нелюди. Поэтому Родина с тобой, Руслан.

Илья Вайцман:

Путинский режим до вытаращенных от идиотизма глаз копирует царские методы борьбы с политическими противниками. Вот только чем "великомученик" Николай-2 закончил и почему – эти двоечники не знают.

Ну что же, невыученные уроки придется повторить до усвоения. История равнодушна и спокойно повторяет тему до тех пор, пока не дойдет даже до "элиты"

Аббас Галлямов:

Недавно изучал историю Германской революции 1918 года. Так вот, во время Первой Мировой войны там тоже активно практиковалась отправка политических противников на фронт – на самые опасные его участки.

Отдельный пост, посвящённый Руслану, вышел на страничке "Уроки истории с Тамарой Эйдельман":

Александр Полежаев был незаконным сыном помещика Струйского. Папаша поместил его в пансион при Московском университете, в 16 лет молодой человек поступил вольнослушателем на Словесное отделение и довольно скоро начал писать стихи. В 1826 году его приняли в члены Общества любителей российской словесности. Но вот только где-то в это же время Николаю I донесли, что есть некий студент, который написал не очень приличную поэму "Сашка", описывающую пьянство и разврат, царящие в Московском университете.

Полежаев не был декабристом, не состоял ни в каком тайном обществе, он просто написал то, что тогда называли "озорной" поэмой – но для царя этого оказалось достаточно. Он вызвал к себе Полежаева, приказал читать вслух поэму.

Вот как описывал это Герцен:

"Волнение Полежаева было так сильно, что он не мог читать. Взгляд Николая неподвижно остановился на нем. Я знаю этот взгляд и ни одного не знаю, страшнее, безнадежнее этого серо-бесцветного, холодного, оловянного взгляда.
– Я не могу, – сказал Полежаев.
– Читай! – закричал высочайший фельдфебель. Этот крик воротил силу Полежаеву, он развернул тетрадь. "Никогда, – говорил он, – я не видывал "Сашку" так переписанного и на такой славной бумаге".
Сначала ему было трудно читать, потом, одушевляясь более и более, он громко и живо дочитал поэму до конца. В местах особенно резких государь делал знак рукой министру. Министр закрывал глаза от ужаса".

Дальше Николай произнес несколько замечательных фраз. Услышав от министра, что поведение Полежаева "превосходнейшее", он сказал: "Этот отзыв тебя спас, но наказать тебя надобно для примера другим". Это означало, что молодого человека не отправят в Сибирь, но "я даю тебе военной службой средство очиститься".

Очищался Полежаев оставшиеся 12 лет своей жизни – на его письма с просьбой об увольнении со службы ответа не было, он бежал из полка, собираясь сам подать письмо государю, – был схвачен, в цепях возвращен в полк. Его должны были прогнать сквозь строй, но царь отменил наказание.
Полежаева отправили на Кавказ, где он дослужился до унтер-офицера. Все это время он много пил. Через несколько лет его перевели в Москву, где он и умер от чахотки в солдатской больнице. По словам Герцена:
"Когда один из друзей его явился просить тело для погребения, никто не знал, где оно; солдатская больница торгует трупами, она их продает в университет, в медицинскую академию, вываривает скелеты и проч. Наконец он нашел в подвале труп бедного Полежаева, – он валялся под другими, крысы объели ему одну ногу.
После его смерти издали его сочинения и при них хотели приложить его портрет в солдатской шинели. Цензура нашла это неприличным, и бедный страдалец представлен в офицерских эполетах – он был произведен в больнице".

Другой знаменитый мученик рекрутчины – Тарас Шевченко, был арестован, как участник украинского Кирилло-Мефодиевского общества и обвинен в том, что "сочинял стихи на малороссийском языке самого возмутительного содержания". В результате Шевченко, которому было уже 33 года, забрали в солдаты и отправили служить под Оренбург, запретив при этом писать и рисовать. Шевченко, поэт и художник, лишенный возможности самовыражения, прослужил десять лет – и только в 1857 году, когда власть в стране сменилась и режим в преддверии реформ стал смягчаться, его выпустили. Умер он в 1861 году. Все эти годы он, конечно же, тоже много пил.

Вот так замечательно использовалась в нашей стране армия, где должен был служить цвет нации, сливки общества. Так и вспоминаешь работу Валентина Серова, где изображены кавалеристы, атакующие демонстрацию. Она называется "Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?"

А теперь в квартиру к сотруднику Фонда борьбы с коррупцией Руслану Шаведдинову, взломав дверь, врываются силовики, предварительно отключив его симкарту, увозят его в неизвестном направлении, после чего выясняется, что суд в срочном порядке отклонил апелляцию Руслана на решение призывной комиссии – и его прямо сейчас, не дожидаясь следующего призыва забирают в армию. Сейчас, когда я пишу этот текст, появились сведения, что Руслана увезли на Новую Землю. Оренбургская служба Шевченко кажется просто отпуском…

Конечно, мысль о том, что Руслан будет служить намного меньше, чем Полежаев или Шевченко, немного успокаивает. Как и то, что он будет пользоваться поддержкой множества друзей, а благодаря новым средствам связи мы все сможем следить за его судьбой.

Но какое же это скотство.

Об экстренном призыве оппозиционного активиста пишет в Republic Олег Кашин (полный текст доступен только подписчикам издания)

Сколько реальных военных ⁠– честно заслуживших свои погоны, наверняка даже воевавших, ⁠бывших хорошими командирами, – сколько их участвовало в деле Шаведдинова? Десять, двадцать? От военкомата до той части на Новой Земле. Хотя бы у одного из них дрогнуло его офицерское сердце, когда он узнал, что ему, русскому офицеру, придется участвовать в грязной полицейской операции с откровенным политическим подтекстом? Дрогнуло ли хотя бы одно офицерское сердце, когда офицер узнал, что для каких-то чиновников его армия, его служба, его честь, его судьба – это не более чем остроумное наказание для какого-то политического активиста? Ракетные войска, не стройбат, ты наверняка даже любишь свою службу, и эту Новую Землю с белыми медведями и ржавыми бочками – что ты чувствуешь, когда к тебе человека отправляют в наказание?

Вопросы, ⁠конечно, риторические; нет, никто никогда не слышал ничего ⁠о том, чтобы российские ⁠военные возмущались, когда их используют в качестве полицейской обслуги. ⁠Даже опыт армейского призыва для оппозиционеров – нечастый, ⁠но есть несколько имен (Олег Козловский, Михаил Конев), – уже привычный, рутинный, никого не смущающий. Опыт полицейских субботников вполне применим к армии – армия же не возражает.

Лоялисты, конечно, злобно подхихикивают.

Маришка Цикунова:

Роскошная история, как мне кажется!
Первый тестовый пошёл. Интересно, смогут ли отцы-командиры сделать изнеженного столичного революцыонэра, шатателя режима с айфончиком нормальным человеком? В любом случае погружение в реальную жизнь несомненно окажет сильное влияние на организм.
Простите, ржу.

Леонид Дегтярёв:

Навальнята воют, будто его на урановый рудник послали. Ребята, а как же соблюдение любимой вами Конституции? Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации!

Но даже среди недоброжелателей Шаведдинова можно встретить более достойное поведение.

Сергей Бочарников:

Легко призывать людей помочь твоему другу, знакомому, единомышленнику. Когда же неприятности приключаются у того, с кем ты в контрах, обычно это лишь повод для мелкого злорадства.
Но не в этот раз.
Да, признаюсь – с Русланом Шаведдиновым у меня значительные разногласия. Да, даже бывали случаи, когда попав в одну компанию с ним я избегал необходимости поздороваться...
Но сейчас это всё неважно. Хороший он или плохой, за "наших" или за "ваших", с тупого конца разбивает яйца или с острого – ничто из этого не даёт государству права хватать человека, выламывать дверь его дома, отключать мобильную связь, похищать (да, именно похищать) и тайно отправлять практически в секретную тюрьму за полярным кругом. Одно то, что в 2019 году "армия" остается обязательной, что люди не могут просто сказать "не хочу", а должны в судах и на медкомиссиях доказывать, что не могут – это просто узаконенное крепостное право и рабство.
Разумеется, все причастные к этому преступлению (только так и никак иначе) будут когда-нибудь отвечать за свои действия. А сейчас – сил и терпения Руслану и искренне желаю ему пережить эту ситуацию без потерь для себя.
А вы – расскажите друзьям и знакомым о том, какая дичь происходит сегодня в России.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG