Ссылки для упрощенного доступа

"Суд по команде". Крымского журналиста восстановили в правах


Николай Семена

Железнодорожный суд Симферополя в аннексированном Россией Крыму досрочно прекратил испытательный срок и снял судимости с местного журналиста, автора сайта Крым.Реалии Николая Семены. После того, как решение вступило в законную силу, был снят запрет и на публичную деятельность: для журналиста он означал невозможность писать статьи и давать интервью. Теперь Николай Семена собирается снова начать писать о Крыме. Оригинал этого интервью читайте на сайте Крым.Реалии.

Журналиста обвиняли в "публичных призывах к нарушению территориальной целостности России" в 2017 году, а затем суд приговорил его к двум с половиной годам условно с испытательным сроком в три года и запретом заниматься публичной деятельностью.

Семена осенью 2015 года писал о том, что энергоблокада полуострова, которую организовали тогда украинские националисты и крымскотатарские активисты, подорвав опоры ЛЭП в Херсонской области, может стать одним из шагов, после которых Россия будет вынуждена вернуть Крым Украине. Журналист в статье оценивал блокаду положительно, действия России весной 2014 года называл аннексией, и следствие посчитало это призывом к нарушению территориальной целостности Российской Федерации. Фактически журналиста судили за мнение о том, что Крым остается частью Украины. Николай Семена утверждает, что в своих статьях он реализовывал право на свободное выражение мнения.

После оправдательного приговора он говорит, что судебный процесс вычеркнул из его жизни четыре года:

– С другой стороны, я их потратил [четыре года] на очень интенсивное чтение. Я очень много приобрел для себя в интеллектуальном плане. Погрузился в литературу, политологию, юриспруденцию, гуманитарное право, права человека, международное право – без этого проходить суды было невозможно.

Одним из самых тяжелых испытаний, говорит Николай Семена, было для него наблюдение за несправедливыми обвинениями и судебным процессом:

Это был суд, который определялся командами свыше

– Мне было психологически трудно принять то, что суд был начат в основном из-за политических аспектов. Это был суд, который определялся командами свыше. Правозащитные организации, мои коллеги и другие люди понимали, что это отход от международного права и этот процесс имеет политический подтекст. Но на это никто в суде не обращал внимания, и вся эта судебная телега двигалась своим чередом. Я как журналист привык к тому, что справедливость должна побеждать, что аргументы должны приниматься, а решения должны быть не спонтанными, не по команде, а исходя из обстоятельств и правовых положений. В судебном процессе ничего этого не было. Самое трудное было смириться с этим, принять это как неизбежность и уже потом вырабатывать какую-то позицию.

С журналиста в Крыму сняли обвинения
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:47 0:00

Несмотря на условный срок, говорит Николай Семена, ему приходилось постоянно отчитываться перед российскими силовиками. Для него это стало тяжелым испытанием:

– Во-первых, за тобой постоянно наблюдают: разные комиссии приходят домой и проверяют, как ты себя ведешь. Периодически опрашивают соседей: "Не буянит ли он?", "Не употребляет ли он водку и наркотики?". Два раза в месяц приходилось ходить в уголовно-исполнительную инспекцию, где со мной проводили всевозможные воспитательные беседы. Почему-то обращали внимание на то, чтобы я не начал вдруг употреблять алкоголь. Я говорил, что ни один пункт моего дела не связан с алкоголем. К тому же мне провели хирургическую операцию, и по медицинским заключениям я вообще не могу употреблять алкоголь. Видимо, считалось, что с подсудимым, который стоит на учете, необходимо провести определенное количество бесед по плану, и они его выполняли, – рассказывает Николай Семена. – Кроме того, когда проходишь регистрироваться, сам заполняешь анкету. И там есть вопросы: "Чем вы занимаетесь в свободное время?", "Какие отношения в трудовом коллективе?", "Какие отношения в семье?", "Какие отношения с соседями?", "Какое отношение к алкоголю и наркотикам?". Когда приходится заполнять эту анкету один или два раза – это еще ничего. Но если два года по два раза в месяц одно и то же, это превращается в какой-то абсурд.

Николай Семена возле здания суда в Симферополе, март 2017 года
Николай Семена возле здания суда в Симферополе, март 2017 года

По словам Николая Семены, он постоянно ощущал поддержку от людей из разных стран мира, но эта поддержка не повлияла на подконтрольные Москве суды Крыма:

– Я чувствовал поддержку. И я очень благодарен адвокатам, которые оказывали мне юридическую помощь во время процесса. И тем правозащитным организациям, которые выступали с заявлениями в мою поддержку. И Верховной Раде Украины, которая также опубликовала специальное заявление, Министерству иностранных дел Украины, Национальному союзу журналистов Украины и международной европейской и мировой организациям журналистов. Также – Европарламенту, который принял специальное заявление по поводу меня, Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова (заместители главы Меджлиса крымскотатарского народа. – РС). Но крымское правосудие на эти обращения и на поддержку не обращало никакого внимания, все двигалось своим чередом.

– Что, по вашему мнению, определило то, что суд вас оправдал?

– Я думаю, что изменились кадры в прокуратуре и суде. Впервые случилось так, что процесс прошел не с политическим уклоном. Судья внимательно прочел наше ходатайство и понял, что, с одной стороны, обвинение было несправедливым, а с другой стороны, он тоже видел, что с того времени политическая ситуация, ситуация в мире относительно Крыма изменилась только в худшую сторону. Генеральная Ассамблея ООН приняла еще одно заявление, Европарламент принял заявление, то есть мировая общественность продолжает не признавать решения, которые были приняты в 2014 году. Исходя из здравого смысла и уйдя от политического уклона, судья принял решение в соответствии с Уголовным кодексом прекратить испытательный срок и снять судимость. На судебном процессе присутствовали представители российской Федеральной службы исполнения наказаний и представители прокуратуры. Они, ссылаясь на то, что я выполнил все требования и ничего не нарушал, согласились с просьбой ходатайства и не возражали против прекращения испытательного срока и снятия судимости.

Несмотря на снятие судимости, Николай Семена остается в российском списке "террористов и экстремистов", который ограничивает его финансовые возможности:

– В России есть организация, Росфинмониторинг, которая создана в соответствии с Федеральным законом №115 по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Всех, против кого возбуждается уголовное дело по целому ряду статей, почему-то признаваемых в России экстремистскими или террористическими, заносят в этот список. Он распространяется по всем финансовым организациям, и этот человек лишается права распоряжаться своими финансами, счетами, которые у него есть в банке. Такие люди не могут брать кредиты, не могут оплачивать услуги через банк, лишаются права пользоваться банковской карточкой. Все их финансовые дела блокируются якобы для того, чтобы это не было финансированием терроризма. Меня никто не предупредил, что я занесен в этот список. Неизвестно, на каком основании я туда попал. Когда я пришел в банк с карточкой, чтобы снять пенсию, там очень удивились, когда оказалось, что счет заблокирован. Мне очень долго не могли внятно ответить, пока сам банк не расследовал дело. Уже в центральном офисе мне сказали, что в соответствии с Федеральным законом №115 я занесен туда и на меня возлагаются ограничения. Теперь даже получить какую-то социальную выплату со своего счета я могу только с разрешения банка. Поэтому, когда я появлялся в банке, чтобы снять пенсию, оператор, к которому я обращался, связывался со службой безопасности банка. Она разблокировала счет на несколько минут, мне выдавали деньги, и счет опять блокировали до следующего раза. Кроме этого, все другие финансовые вопросы были недоступны для меня и тех людей, которые туда занесены.

Это поражение не столько мое лично, сколько всей российской журналистики

Я до сих пор не знаю, как и что нужно сделать, какая процедура выхода из этого списка. Посмотрел, а там до сих пор находятся Олег Сенцов, Рефат Чубаров и другие люди. Сейчас я выясняю эту процедуру. Но уже ясно, что она будет долгой и очень непростой. Нужно обращаться в какие-то органы, которые будут что-то проверять. Потом опять обращаться в Росфинмониторинг, и только после этого будут сняты финансовые ограничения.

По словам Николая Семены, он уже четыре года не видел родных на материковой Украине и в ближайшее время собирается встретиться с ними:

– Я хотел бы вернуться в журналистику и продолжить свою работу. Еще тогда, когда закончился процесс, я сказал, что это поражение не столько меня лично, сколько всей российской журналистики. Любой российский журналист, который посмел написать правду о процессах, которые были в Крыму, так же, как и я, подпадает под ограничения и преследования. Он фактически рискует своей профессией. Мне тяжело дались эти четыре года. В Украине (на материковой части страны. – РС) у меня живет сын, которого я не видел все это время. У меня там родилась правнучка, и мне нужно ее увидеть. Там отец похоронен, мне нужно к нему сходить и возложить цветы. Я не могу потерять эти связи. Кроме того, у меня там много коллег, друзей и мне хотелось бы с ними увидеться, посидеть, поговорить, – рассказывает Николай Семена.

Президент медиакорпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода Джейми Флай приветствовал снятие российскими властями судимости с автора сайта Крым.Реалии: "Мы рады новости о том, что Николай – свободный человек. Он может находиться со своей семьей, получать необходимую ему медицинскую помощь и, конечно, писать. Журналистика не является преступлением. Арест Николая за критику российской аннексии Крыма был политически мотивирован и стал грубым нарушением его гражданских прав. Теперь его журналистский голос будет слышен снова".

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG