Ссылки для упрощенного доступа

"Страшнейший удар". Илья Мильштейн – о "Медузе" и мерзавцах


"Медуза" – сливной бачок ФСБ. У тех, кто "Медузу" критикует, в головах стёрта граница между профессиональной журналистикой и политическим активизмом. Именно с точки зрения профессиональной неряшливый, неубедительный, местами и малограмотный текст "Медузы" – это просто позор. Сочувствуя приговоренным, нельзя не сочувствовать тем, кого они, возможно, убили. Среди осуждённых в причастности к убийствам подозреваются двое, но тень ложится на всех. Если вы не лицемер, то согласитесь, что сор из избы выносить необходимо. Жалкое это "расследование" опубликовано очень не вовремя и является актом предательства по отношению к осуждённым по делу "Сети" и людям, которые их защищают, выходя на протестные акции и подписывая коллективные письма. А когда было бы вовремя?

За три дня, прошедших после громкой публикации, на заданную тему высказаны практически все мнения, достойные печати. Переплелось в них многое: злость, растерянность, отчаянье, жалость, досада, сведение личных счетов. Как обычно бывает в подобных случаях, возникла проблема оптики. Чувства, наведённые на резкость, захлестывали оппонентов, и в группах поддержки той или иной точки зрения торжествовали взгляды пристрастные. Кто видел в авторах статьи "Пошли четверо в лес" наемных провокаторов, бездарных расследователей или любителей хайпа, тот их и теперь видит. Кто склонялся к мысли, что журналисты исполняли свой долг, информируя общество о фактах, которые мы обязаны знать, продолжают яростно её отстаивать.

Сказать, сохраняя олимпийское спокойствие, что споры эти бесплодны, а устраивающая всех истина где-то посередине, было бы неверно. Посередине гвоздик, электрошокер, шуруповерт, а что касается истины, то она печальна. Текст, опубликованный в русскоязычном иностранном издании либерального толка, одновременно является крайне неприятным событием в новейшей истории отечественного правозащитного движения и большим, причем явно незаслуженным, подарком для властей. И то обстоятельство, что статья написана, мягко говоря, не очень складно, и факты, в ней изложенные, не всякого убеждают, должно скорее обнадеживать людей, которые вступались и вступаются за политзаключенных. Было бы написано получше, – удар получился бы мощней.

Короче, оптику хочется направить туда, где ведутся эти острые дискуссии о делах чисто профессиональных. О делах политических. О моральной стороне случившегося. О том, правильно ли вообще поступили коллеги из "Медузы", занявшись темой, которая в левой тусовке обсуждается уже давно. Однако не предавалась огласке, дабы не навредить не только задержанным и запытанным участникам запрещенной в России несуществующей организации, но и обществу в его противостоянии с ФСБ. И это проблема серьезная, поскольку, с одной стороны, речь идет о двойном убийстве, а с другой – о людях, уже приговоренных к огромным срокам и находящихся за решёткой. О людях, лишенных возможности встретиться с журналистами и ответить на их вопросы.

Мерзавцы с возрастающим злорадством следят за разборками в демократическом лагере

Правда, одного из "сетевиков", Илью Шакурского, на днях навестил в тюрьме корреспондент "Вестей недели", и Дмитрий Киселев, цитируя "Медузу", вчера успешно потоптался на этом сюжете. Шакурский в убийствах вообще не подозревается и с корреспондентом был сух и неразговорчив, но тем не менее скандал в эфире "России-1" пропагандисты отработали. И Льва Пономарева, не пожелавшего с ними общаться, и других национал-предателей помянуть не забыли. Естественно также предположить, что и все соловьевы со скабеевыми, сколько их есть в телевизоре, тоже не откажут себе в удовольствии поглумиться над осужденными парнями и над правозащитниками. И даже Путин, не исключено, ещё помянет добрым словом "Медузу". Эти последствия легко было предсказывать, готовя сенсационный материал, и странно, что в редакции интернет-издания ими пренебрегли.

Складывается также впечатление, что реально осознавать происходящее журналисты начали только сейчас. С большим скрипом и очевидным раздражением. Иначе Максим Солопов, бывший левый гражданский активист и политзэк, ныне корреспондент отдела расследований "Медузы" и один из авторов нашумевшей статьи, сдержаннее вёл бы беседу на "Эхе Москвы". И не брал бы "на себя смелость заявить", что своим текстом про Пчелинцева и Иванкина нанес, понимаете ли, "страшнейший удар по всем правоохранительным структурам".

Это оптический обман. Ибо ничто не помешает Следственному комитету, который, по версии "Медузы", не стал раскручивать дело об убийствах, чтобы не мешать чекистам сажать "террористов", через месяц или год к нему вернуться. Основываясь и на полезных журналистских свидетельствах, и на собственных наработках, которые до времени наверняка хранятся в сейфах. Кроме того, коллеги ошибаются, смачно описывая суровую конкурентную борьбу между Бортниковым и Бастрыкиным. Жесткое разделение труда в их ведомствах контролируется Кремлем, и если взять хотя бы свежее дело керченских подростков, то можно заметить, как СК и ФСБ, кооперируясь друг с другом, успешно проводят свои спецмероприятия.

С "Медузой" у них получилось ещё лучше, но все-таки едва ли правы те, кто обвиняет журналистов в сотрудничестве с "конторой". Это оптическая ловушка, и не надо искать заговор там, где профессиональное тщеславие причудливым образом соединилось с искренней болью за непонятно как погибшего молодого человека и пропавшую без вести девушку, оборачиваясь наспех сочиненным текстом, от которого плохо становится сразу многим. Начиная с его авторов и целой редакции. А хорошо одним только мерзавцам, которые с возрастающим злорадством следят за разборками в демократическом лагере, отдельно радуясь тому, как в этих взаимоистребительных диспутах, словно в болоте, вязнет и тонет российский социум.

Илья Мильштейн – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG