Ссылки для упрощенного доступа

От Немцова к Немцову. Галина Сидорова – о гражданах и симулякрах


Сегодня наш марш. "Марш Немцова". Марш памяти и достоинства. Против произвола власти. Против застойного болота несправедливости и несвободы, в котором барахтается страна. Против насилия над личностью, над совестью, над человечностью. Марш гнева и надежды. Марш граждан…

Порой человек поднимается, казалось бы, на вершину карьеры, становится счастливым обладателем громкой должности и прилагающихся к ней атрибутов власти. А потом судьба резко поворачивается, и вот уже нет должности: вчера ещё в большой политике, а сегодня в её тени. Друзья сочувствуют, недруги ликуют. Сам человек спёкся (или спекли, неважно). С Борисом Немцовым всё так – и всё по-другому. Был известным политиком – стал Гражданином. Именно на этом пути гражданского сопротивления и замаячила перед ним настоящая вершина. Именно в этом, главном качестве гражданского лидера Немцов был воспринят властью как реальная угроза, стал для Кремля по-настоящему ненавистным. На этом поле пал. И победил.


Есть ли в России вообще гражданское общество? Все зависит от того, с какой меркой подходить. Если за единицу измерения взять "один Немцов", то, пожалуй, всё-таки нет. Есть островки в океане безразличия и покорности как вызов привычному для большинства "диванному состоянию", когда побрюзжать на кухне хочется, а выйти на улицу недосуг: мол, и без меня достаточно желающих, а я не люблю быть в толпе. Но гражданское общество, протестное движение – не толпа. Это когда рука об руку идут самостоятельно мыслящие, отдельные граждане-единомышленники, граждане-оппоненты. Граждане, уважающие друг друга, имеющие разные взгляды и равные возможности донести свою позицию до других. Осознающие свои права и ответственность за себя, своих близких, свою страну. Гражданское общество – это когда от каждого в определенном смысле зависит судьба всех. И, может быть, сегодня как раз именно тебя одного и не хватает, чтобы оно стало реальной силой.

За пять лет, прошедших с момента гибели Немцова, власть ещё больше отдалилась от народа, заперлась в Кремле, сделала всё, чтобы помешать российскому обществу стать гражданским, утопить островки сопротивления в репрессиях. Затуманить мозги пропагандой. Выставить одних людей патриотами, а других врагами, "иностранными агентами". Натравить одних на других. Лидеры оппозиции, вытесненные из системы, тоже в определенном смысле отдалились от народа. Их маленькие партии, потеряв последние шансы войти в федеральные структуры, чтобы оттуда действовать парламентскими методами, оказались в той самой тени, как и сами лидеры, за исключением немногих регионов и городов.

Общество ещё заметнее разделилось на гражданское и обывательское. Но и в самой его гражданской сердцевине происходили перемены – за этим из Кремля пристально наблюдают, они там всегда готовы воспользоваться малейшей возможностью подло разделять и смачно властвовать. За пятилетие часть активной молодежи полевела, появились левацкие группы с их пассионарностью, "отрицаловом", поиском простых решений – питательный бульон для популизма. Власть боится этих молодых леваков, потому что их много, и их не вышибешь с игровой доски так, как в Кремле привыкли поступать с политическими оппонентами. Власть огрызается – подкидывает наркотики, задерживает, пытает, запугивает уголовными делами, неподъемными штрафами, ищет экстремистов и террористов под каждой кроватью, пытает и бросает в тюрьмы детей. Но и оппозиция пока не очень понимает, как с этой разношерстной молодежью договариваться, каким образом справляться с ее озлоблением, конструировать новую реальность, в которой всем найдется достойное место.

Казалось бы, на стороне власти – сила. Но оборотная ее сторона – бессилие

Были ли за это пятилетие победы? Конечно. Люди стали объединяться для решения конкретных проблем, будь то строительство храма в центре Екатеринбурга, пенсионная реформа или завалы мусора, реновация или точечная застройка, уничтожение памятников или снос больниц. В городах и весях жители стали чаще выходить в пикеты и на митинги, понимая, что по-другому добиться чего-то от сытых чиновников просто невозможно. Политический активизм привел в местные органы власти не только решивших выступать в личном качестве известных оппозиционеров, но и новых политиков. Замаячили на горизонте и совсем молодые лица, жуковы и котовы, бесстрашные, честные, уверенные в себе. Алексей Навальный со штабами по всей стране, с Фондом борьбы с коррупцией, своими расследованиями настолько "достал" путинскую камарилью, что та развернула настоящую битву на уничтожение – с открытием уголовных дел, обысками, арестом счетов сотрудников и многочисленных корреспондентов. А теперь ещё и с вызовом для задушевных бесед со следователями по специально составленному опроснику тех, кто жертвует на ФБК. Цель этой последней по времени спецоперации путинских "правоохранителей" – найти хотя бы одного из сотен, кто согласится признать себя потерпевшим и пожаловаться, что был жестоко обманут и обворован. До сих пор такого "героя" не нашлось, но не исключено, что скоро он будет выдуман.

Попытка создать более масштабный собственный симулякр гражданского общества – вот на что брошена сегодня вся кремлевская рать. Новые-старые партии из шнуровых и прилепиных, валерий с песнями и макаровых с "танчиками" должны заработать (во всех смыслах) к грядущим парламентским выборам. Сам же главный кремлевский небожитель, на некоторое время позволивший себе впасть в спячку, занялся перетряхиванием конституции с привлечением верных симулякр-активистов из числа спортсменов, артистов и примкнувших к ним депутатов с юристами. Назначил симулякр-правительство. Приступил к созданию партии-симулякра надоевшего всем "едра". А между делом не упустил возможность поиздеваться над оппозицией: незадолго до запланированного Марша памяти Немцова, в пространном "предвыборном" интервью рассуждая о разгонах митингов, громких уголовных делах и Росгвардии, оправдал избиение дубинками участников несогласованных акций. В день пятилетия со дня гибели Немцова наградил медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени "за большой вклад в развитие парламентаризма и активную законотворческую деятельность" сенатора от Чечни Сулеймана Геремеева, за пять лет не внесшего в парламент ни одного законопроекта. Новый орденоносец – родной дядя Руслана Геремеева, бывшего командира роты чеченского батальона "Север", объявленного в розыск по подозрению в организации убийства Немцова и до сих пор для следствия "потерянного", потому как, по версии приехавшего к дому Геремеева следователя, дверь ему "никто не открыл".

Казалось бы, на стороне власти – сила. Но оборотная ее сторона – бессилие. Ведь ничего иного, кроме как плодить симулякры, сажать, лгать и еще больше озлоблять, власть придумать не в состоянии. Что в этой ситуации могут сделать отлученные от политики оппозиционеры? Объединяться они никогда не умели и вряд ли научатся. Но почему бы не пойти по пути Немцова – стать Гражданами, народными лидерами? Это необходимо сегодня, чтобы завтра появилась возможность выстроить систему заново, с нормальными, полноценными институтами и партиями, разделением властей и всеми атрибутами демократического государства.

Вчера мой друг из Владимира Алексей Шляпужников поделился постом из своего телеграм-канала: "…Ровно пять лет. Минута в минуту. Мы были знакомы. Я никогда не был сторонником Бориса. Я никогда не соглашусь с реальностью, в которой убивают за слова и позицию… Никогда не забуду ту страшную ночь пятилетней давности. Новосиб, часа три ночи. Звонок от жены: Немцова убили. Бред, фейк, не может быть. Одеваюсь, читаю новости. Бред. Спускаюсь вниз на ресепшн, читаю соцсети – то же самое. На ресепшене бар и телевизор, в телевизоре тот же страшный бред. Водки внутрь, пальто наружу. Аэропорт, лечу в Москву. Из Шарика еду на Мост. Менты, дворники, активисты, чекисты. Куча народу. Взгляд у всех потерянный. И цветы, много цветов. Гвоздики, преимущественно. И два тюльпана сверху почему-то. Жёлтые. Постоял, и на вокзал. Москва тихая, никогда такого не видел. Ещё на вокзале начал готовить акцию во Владимире – на автомате, потому что надо. Надо не столько мне и тем, кто пришёл, сколько тем, кто тогда остался дома. И тем более тем, кто тогда ещё не родился…"

Галина Сидорова – московский журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG