Ссылки для упрощенного доступа

Гонка за доблесть. Роман Арбитман – о неодушевлённых именах


Несколько дней назад я получил с сайта Change.org удивительное послание: неизвестные мне активисты из областного центра, в котором я родился и живу без малого уже шесть десятилетий, предлагали поскорее уважить мою "малую родину" и присоединиться к их петиции "За присвоение городу Саратову звания "Город трудовой доблести".

Оказывается, в год 75-летия победы в Великой Отечественной войне нам необходимо "формировать единую патриотическую атмосферу в душе каждого человека, как для нынешних, так и для будущих поколений". А для того, чтобы в каждой душе эта атмосфера сформировалась наилучшим образом, упомянутое почетное звание нашему городу нужно просто позарез. Ведь если вдруг какой-то олух из будущих поколений забудет, как тяжело и самоотверженно трудились земляки в лихую годину, более памятливые современники могли бы ему сунуть под нос бумагу – свидетельство о доблести многолетней давности.

Признаться, я отправил то письмо в корзину, приняв его за очередное проявление весеннего обострения у инициативных граждан с горячим сердцем и неустойчивой психикой. В конце концов, еще пять лет назад саратовские областные депутаты за четверть часа присвоили нашему областному центру гордый статус "Город трудовой славы". Музей того же самого у нас в городе уже был построен и открыт. Чего ж вам боле? Пусть филологи разбираются в 50 оттенках различий между понятиями "слава" и "доблесть".

Ан нет! Вскоре выяснилось, что я недооценил масштаба событий. Когда и к моей жене пристали на улице сборщики подписей, стало понятно: борьба идёт уже не за какой-то самодельный региональный статус, а бери выше – за федеральный! Оказывается, в первый день весны 2020 года Владимир Путин подписал принятый Госдумой закон о новом почетном звании – том самом, со словом "доблесть" – для городов, жители которых "внесли значительный вклад в достижение Победы", "проявив при этом массовый героизм и самоотверженность". Судя по сообщениям СМИ, многие регионы вступили в гонку за свежепридуманное звание. Саратовский губернатор Валерий Радаев объявил одним из первых: мы, мол, тоже оформляем заявку и уже собираем нужные справки – насчет вклада саратовцев и по поводу самоотверженности…

Сделаем паузу и отмотаем назад киноленту истории. Причудливая идея за подвиги людей награждать населённые пункты, где эти подвиги были совершены, появилась только при советской власти. Само сочетание "город-герой" возникло ещё при Сталине, а в 1965 году этот официальный статус был закреплен указом Президиума Верховного совета СССР. Всего же такие почетные звания получили 12 городов и одна Брестская крепость. После распада Советского Союза некоторые из этих героев оказались за рубежами России, словно эмигрировали вместе с орденами и обелисками. К патриотической гордости примешалась толика лёгкой патриотической горечи. Избыть эту печаль можно было лишь одним способом – ввести в обращение чисто российские звания, числом побольше.

Дать орден городу (неодушевленное имя существительное) проще и быстрее, чем помочь тем, кто в городе живет

Так, в 2006 году Владимир Путин подписал закон, по которому в России появилось звание "Город воинской славы". Его получили, в общей сложности, 45 населенных пунктов: было решено не ограничиваться только Великой Отечественной войной, а предпринять вылазку в давнюю историю. Так, например, Петропавловск-Камчатский был удостоен памятной стелы с текстом президентского указа за Крымскую кампанию, Козельск награжден за события 1238 года (когда дал отпор Батыю и был разрушен), а Великий Новгород получил по совокупности – и за Александра Невского, и за своё освобождение в 1944 году.

Новое почетное звание, по понятным причинам, будет связано пока только с событиями Великой Отечественной войны: согласитесь, было бы странно награждать Самару или Екатеринбург, например, за ударный труд горожан в пору нашествия Наполеона и, пожалуй, немного двусмысленно поощрять стелой и орденом Новосибирск или Кемерово за то, что жители ковали щит Родины в пору войны советских войск с афганскими моджахедами (которые, как ни крути, на СССР всё-таки не нападали).

Депутат Госдумы Олег Шеин простодушно признал, что, в принципе, "за трудовую доблесть" может быть отмечен "любой город того времени" и что никаких особых преференций жители населенных пунктов, выбранных в качестве "доблестных", не получат: только моральное удовлетворение плюс стелу с указом президента, право на три салюта в год за счёт региональных бюджетов, и всё.

Символическое значение нового закона очевидно. Нам ещё раз весомо, грубо и зримо напомнили, что выстроенная в путинской России система бесчеловечна – в буквальном смысле этого слова: она просто не ориентирована на отдельных людей, которые могут проявлять недовольство, выходить на митинги и, главное, вечно отвлекать власть своими мелкими житейскими проблемами (пенсии, цены, дороги, коммунальные платежи и так далее) от законного чувства гордости за наше блистательное прошлое.

Дать орден городу (неодушевленное имя существительное) проще и быстрее, чем помочь тем, кто в городе живет. Для начальства нет отдельной личности, а есть народ вообще, нет конкретного подвига, а есть массовый героизм. Вместо ежедневной и тихой, без помпы, адресной помощи просто людям старшего поколения – и тем, кто воевал, и тем, кто работал, – нам впаривают к круглой дате очередной монумент и очередной салют.

Впрочем, и это только для тех, кто добьётся бумажки о почетном звании за доблесть города. Остальным и салюта не видать.

Роман Арбитман – саратовский писатель

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG