Ссылки для упрощенного доступа

Разорительные каникулы. Как гибнет малый бизнес, а люди теряют работу


За первый квартал этого года банкротами стали 22,4 тысячи россиян, включая предпринимателей. Это на 70% больше, чем за аналогичный период в прошлом году. В рамках борьбы с эпидемией коронавируса в Москве закрыты непродуктовые магазины, кафе, рестораны и другие заведения, их сотрудники отправлены по домам – по заявлению Путина, с сохранением зарплаты. Бизнесмены несут убытки и выполнять президентское требование могут далеко не всегда.

Второй антикризисный пакет будет представлен на этой неделе, но серьезных денежных мер поддержки бизнеса в нем не будет, рассказали "Ведомостям" четыре федеральных чиновника. Помощь получит малый и средний бизнес, но реальные деньги на выплаты зарплат и покрытие убытков компании смогут получить не раньше конца мая. Тем временем малый бизнес уже испытывает серьезные трудности, а люди теряют работу.

В спартанских условиях

Сергей Фоменко и его супруга больше четырех лет руководят "Магазинчиком милоты": они продают сувениры и открытки. Не всё за эти годы шло гладко – предприниматели пережили локальный кризис в своем бизнесе и влезли в долги. В прошлом году, чтобы спасти дело, супруги оформили кредиты как на фирму, так и на себя лично. Бизнес пошел на поправку, но тут началась эпидемия.

Магазин находится в районе метро "Бауманская", вокруг которого расположено несколько крупных вузов, поэтому основными покупателями "Магазинчика милоты" были студенты, помимо них – школьники и сотрудники, работающие в окрестных офисах. С 16 марта все вузы и школы перешли на дистанционное обучение, постепенно на удаленку начали переходить и офисные работники.

– И у нас просто сразу выручка упала примерно в три раза по сравнению с обычными плановыми показателями, – говорит Сергей Фоменко. – У нас есть обычный магазин и интернет-магазин, но мы выстраивали работу так, чтобы люди приходили к нам не просто за товаром, а за атмосферой. Поэтому основную долю оборота всегда давал магазин. А интернет-магазин с доставкой по России – это был довесок.

Супруги начали договариваться с поставщиками насчет отсрочки по платежам, но вскоре президент Владимир Путин объявил "нерабочую неделю" с сохранением заработной платы для работников. Магазин подарков, согласно указу мэра Москвы Сергея Собянина, не может работать, так как не продает продовольственные товары. Но, как отмечает Сергей Фоменко, даже если бы они работали, потока покупателей все равно не было бы.

На нас не распространяются никакие меры поддержки в принципе, хотя мы точно так же закрыты


– Мы лишись более 80 процентов плановой выручки, у нас доходы перекрыты. Государство обязало нас выплачивать зарплату сотрудникам, налоги нам тоже никто не отменял. При рассмотрении вопроса о предоставлении кредитных каникул нас тоже можно игнорировать. Например, один из банков, куда мы подали запрос, прямо сказал, что отсрочка на полгода, заявленная президентом, доступна только наиболее пострадавшим отраслям. Нам полагается максимум три месяца. Из этих трех месяцев как минимум один мы сидим практически без выручки и только копим долги. СМИ часто пишут, что государство поможет малому бизнесу, но там есть везде замечательная оговорка – "наиболее пострадавшим россиянам". И розничную торговлю никто в этот перечень правительства почему-то не включает. То есть на нас не распространяются ни обещанные налоговые каникулы, ни какие-то кредитные… На нас не распространяются никакие меры поддержки в принципе, хотя мы точно так же закрыты. Мы не получаем никаких доходов, мы несем только расходы.

Предпринимателям повезло с арендодателем помещения для магазина: он сделал скидку 50 процентов за апрель. А потом, когда президент объявил нерабочую неделю, он предложил просто посчитать стоимость аренды, когда все закончится, даже если "каникулы" продлятся дольше. Но вот арендодатель помещения для склада не пошла навстречу.

– Она сказала: "Нет! Форс-мажор не объявлен, ЧС не объявлена. Вы работаете. Нам тоже нужно платить зарплату и налоги. Мы точно такой же малый бизнес". Это было до продления нерабочей недели на месяц. После этого мы с ней еще не разговаривали, но мы тоже прекрасно понимаем: у них штат сотрудников огромный, им надо платить зарплату. Им государство в свою очередь тоже никаких поблажек не обещает. Замкнутая цепочка.

Теперь Сергей Фоменко и его супруга работают каждый день вдвоем, отправляя заказы из интернет-магазина, чтобы хотя бы заплатить сотрудникам. Но на полноценный оклад все равно не хватает, поэтому работникам пока что выплачивают нечто вроде пособия, чтобы хоть какие-то деньги были.

Мы с женой сейчас зарабатываем ребятам на зарплату. Себя мы в этом уравнении выводим за скобки, хотя нам тоже нужно как-то есть


– Мы ответственные работодатели, и мы понимали, что какие-то деньги ребятам надо будет заплатить, потому что невозможно на месяц оставить их без средств к существованию, – рассказывает Фоменко. – Чтобы они хотя бы эти копейки не тратили на дорогу, мы сказали, чтобы они сидели дома. Мы с женой сейчас зарабатываем ребятам на зарплату. Себя мы в этом уравнении выводим за скобки, хотя нам тоже нужно как-то есть, платить за аренду, квартиру и так далее. Мы люди неприхотливые. В прошлом году из-за нашего кризиса в бизнесе мы резко изменили свой образ жизни, сократили все до минимума и живем в спартанских условиях.

Сейчас Сергей Фоменко начал подавать в банки просьбы о реструктуризации кредитов, выданных ему как физическому лицу, и ждет ответа. Предприниматель отмечает, что за все время работы его микропредприятие перечислило государству около 20 млн рублей налогов (торговый сбор, УСН, НДФЛ и страховые взносы с созданных рабочих мест), а теперь они остались фактически без какой-либо помощи.

– Я смотрю на опыт других стран и на нашу ситуацию. Во-первых, мы сейчас должны заплатить налог за 2019 год. Мы не просим его отменить, потому что этот год мы отработали. Дайте нам хотя бы отсрочку по его уплате на год. Мы заплатим эти деньги. Первый квартал мы отработали, начислены зарплатные налоги, страховые взносы. Дайте нам отсрочку по ним, чтобы мы их тоже заплатили через год или хотя бы минимум через полгода не с момента введения ограничительных мер, а с момента их окончания, когда экономика начнет восстанавливаться. Дайте нам кредитные каникулы. Мы сейчас просим миллион, на всякий случай полтора, под какие-нибудь вменяемые проценты, на какой-то вменяемый срок, чтобы сумма месячных платежей у нас была относительно небольшая. Вот этих мер конкретно нам будет вполне достаточно, чтобы просто выжить, справиться, постепенно восстановиться и снова начать в полной мере платить налоги.

Предприниматель отмечает, что если "нерабочий период" продлится дольше месяца, то их бизнес, скорее всего, погибнет, во всяком случае, при тех мерах поддержки, которые государство принимает сейчас.

По словам Сергея Фоменко, по всей стране огромное количество небольших предприятий оказались на грани гибели. В инстаграм-аккаунте своего магазина супруги сделали пост, рассказав свою историю, и в ответ они получили множество аналогичных историй со всей страны.

Весь российский малый бизнес закредитован, весь малый бизнес не имеет никакой подушки безопасности


– Когда государство говорит, что у предпринимателя должна быть подушка безопасности, может быть, это про какой-то другой малый бизнес в какой-то другой стране, но это точно не про Россию. Потому что весь малый бизнес закредитован, весь малый бизнес не имеет никакой подушки безопасности. Мы сейчас опираемся не только на себя, мы опираемся на обратную связь, полученную от разных предпринимателей в разных уголках страны. Я переписываюсь с друзьями из Хабаровска: они давно уже открыли студию йоги – маленький семейный бизнес. Вот их точно так же закрыли. Арендодатель говорит: либо платите за аренду, либо сваливайте. А где им взять деньги?! Их закрыли на месяц. Им точно так же говорят про какую-то подушку безопасности. Таких историй сотни тысяч со всей страны. Просто какие-то сферы причислили к пострадавшим, а какие-то нет, хотя пострадали все.

"Тебе нужно пять тысяч, которые ты не заработала?"

Выпускница журфака МГУ Светлана (имя изменено по просьбе героини) работала в магазине женской обуви: она общалась с покупателями в соцсетях, оформляла заказы и попутно выполняла личные поручения своей руководительницы. После того как президент объявил нерабочую неделю, начальница Светланы написала ей письмо о том, что сотрудники не будут выходить на работу, но у них сохранится зарплата. А когда все закончится, они вернутся назад. 29 марта Светлана ушла на вынужденные "каникулы", а 31 марта недосчиталась денег в зарплате. Девушка специально в этом месяце брала переработки, чтобы получить больше, но за них ей не заплатили.

Оставшийся без работы из-за эпидемии гражданин США общается с представителем рекрутингового агентства
Оставшийся без работы из-за эпидемии гражданин США общается с представителем рекрутингового агентства

– На мой вопрос о деньгах она [начальница] ответила: "Что ты хочешь, ты же 30 и 31 марта не работала. Работала я, а ты отдыхала за те дни, когда ты перерабатывала", – рассказывает Светлана. – Мы не договаривались, что я буду отдыхать за какие-то переработки. Потом она намекнула, что ее письмом об оплачиваемой неделе я могу подтереться, и обматерила меня. Она понимает, что ей ничего не будет. По ее хамскому общению я поняла, что она рассчитывала потянуть время до моего возвращения, и только потом сказать, что зарплата отменяется. Было ясно, что она хотела меня кинуть, рассчитывая, что я не буду ничего спрашивать. Она до последнего орала: "Тебе что, пять тысяч нужно, которые ты не заработала?" Извините, я не работала не по своей воле.

Не выдержав такого отношения, Светлана предложила прекратить их сотрудничество, но пока что это нигде не зафиксировано: ее договор об оказании услуг этому магазину пока не расторгнут. Долг девушке все же перевели, и большую часть зарплаты Светлана потратила на погашение кредита: ее семья взяла в долг миллион рублей. На жизнь у девушки остались копейки.

Несмотря на то что Светлана могла выполнять часть своей работы онлайн и была готова это делать, ее все же отправили домой, а теперь она осталась без работы совсем. Курьер этого магазина тоже был уверен, что работы сейчас нет, но выяснилось, что хозяйка магазина развозит заказы сама. И получит ли курьер свою зарплату в итоге – неизвестно.

Где работать, если ни у кого нет денег?


– Надеюсь, что я не пойду устраиваться на работу в супермаркет, а все же смогу найти другую подработку – я владею двумя иностранными языками. Представить себя с моим опытом работы на кассе немного странно. Но я понимаю, что в такой реальности надо как-то выживать. Я чувствую себя абсолютно безнадежно и беспомощно. Мне уже друзья пишут, что в крайнем случае привезут мне еду. Думаю, до этого не дойдет, но такие разговоры уже есть. Я что, живу в блокаду какую-то? А где работать, если ни у кого нет денег? Все закрыто. У меня есть какие-то хорошие дизайнерские вещи, я потихоньку выставляю их на продажу, но никто не может даже купить.

Светлана отмечает, что говорить публично о потере работы ей стыдно. Один раз она написала об этом в комментарии к посту, а потом сама же удалила комментарий, потому что почувствовала неловкость.

Девушка обратилась за помощью в оперативный штаб правовой помощи "Агоры", где ей посоветовали написать в "Онлайнинспекцию.рф", которая занимается защитой прав работников и работодателей. Кроме того, ей нужно написать заявление в банк, чтобы решить проблему с кредитом.

– Но они обычно требуют справку о доходах, а с этой шарашкиной конторой я даже не знаю, как эту справку получить, – говорит Светлана.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG