Ссылки для упрощенного доступа

"Собянин и город мечты": соцсети о смягчении карантина в Москве


Эпидемия пока не даёт россиянам передышки, число заражённых продолжает расти. Не подают поводов для оптимизма и российские власти. Так, министр финансов Антон Силуанов в интервью газете "Ведомости" подчеркнул, что денежной помощи гражданам можно не ждать:

Если бы мы печатали резервные валюты, можно было бы и «с вертолета деньги разбрасывать», потратить триллионы рублей. Но ведь задача не соревноваться, кто больше потратит, а помочь тем, кто в первую очередь нуждается в поддержке. Нужно помочь бизнесу сохранить работников, помочь людям оплачивать первоочередные расходы на питание, жилье, кредиты.

Ольга Галицкая:

То есть, Силуанов сказал, что рубли - это пустопорожнее фуфло? Потому, значит, и раздавать незачем, только пустоту множить.

Тарас Бурмистров:

Может, у него просто вертолёта нет? С удивлением я узнал, что сингапурский доллар и южнокорейская вона - мировые резервные валюты.

• Власти Сингапура пообещали каждому жителю страны старше 21 года единовременно выплатить по 600 сингапурских долларов ($417).

• В Южной Корее 14 апреля приняли новый антикризисный пакет мер, согласно которому домохозяйства с доходом ниже среднего единовременно получат по 1 млн вон ($820).

Александр Сотник:

В переводе с силуановского: "Терпилам помощь не положена, терпилы должны сами нам платить."

Юрий Пронько:

Чиновник, который все сделал для торможения роста экономики, материального благосостояния российских домохозяйств, для роста реального располагаемых доходов населения, для повышения покупательной способности, для укрепления рубля, сейчас заявляет, что выплата одного МРОТ - это хорошо. Что у нас нет резервной валюты, что тратить ФНБ не стоит, что надо оказывать помощь на покупку еды, услуг ЖКХ и т.д.

Сергей Удальцов:

Российские власти не хотят напрямую раздавать деньги всем гражданам. Однако, и адресная поддержка буксует по всем направлениям, многие граждане вообще остались без какой-либо помощи в кризисных условиях. Если такая обстановка сохранится и после 12 мая, то терпение народа может закончиться

Константин Сонин:

Очередное интервью, на этот раз министра финансов Силуанова, в котором он отвергает идею "вертолетных денег", раздачу денег кому попало с целью стимулирования спроса. До этого эту идею отвергли все мыслимые официальные лица, все плохие экономисты и даже некоторые вполне грамотные. Все отвергли. Но скажите - кто вообще предлагал "вертолетные деньги" в 2020 году? Кто продвигал эту идею? Кто считает, что нужно бороться с коронакризисом "вертолетными деньгами"?<...>

Почему никто не предлагал "вертолетных денег"? Потому что "вертолетные деньги", по смыслу, достаются кому попало - кто сильнее, тот и отпихнет других и получит больше. А кто-то и не узнает, что где-то деньги разбрасывали. А ВАЖНО - и это как раз все подчёркивали, чтобы деньги (небольшие) достались каждому. "Безусловность" (деньги каждому) или "простая отсечка" (деньги каждому с доходами ниже какой-то черты) - это исключительно для простоты, прозрачности и скорости операции. Временно увеличить, на одну и ту же сумму, пенсии и разные пособия, и на детей, и по безработице - это тоже вариант. Но при этом остаются непокрытыми те, кто не получает пенсию, у кого нет детей, у кого доходы потеряны, а права на пособие по безработице нет.

Но даже если просто сосредоточиться на помощи тем, кто и так получает какое-то пособие - и сделать её адекватной (хотя бы чтобы было 20-30 тысяч на человека в ближайшее время) - это уже было бы дело. А не в очередной раз отвергать идею, которую никто не предлагал.

Дмитрий Гудков:

Кризиса у нас нет. Но и денег нет. Поэтому – ну, вы помните, – держитесь.

Это краткое содержание сегодняшнего интервью министра Силуанова. Человека, получающего в месяц только зарплаты около 2 миллионов. И с этой точки зрения, кризиса у него нет.

И у Сечина нет, и у Путина, и у всех них, кому деньги даёт Аллах.

Борис Вишневский:

Набиуллина, Собянин, Песков, Собчак, а теперь и Силуанов наперебой объясняют, почему не надо давать людям деньги.

«Бюджеты треснут» (а не лица чиновников?), «проедят» (ага, «нет хлеба – пусть едят пирожные»), «будет взрыв инфляции» (вранье, уже опровергнутое), «надо помочь бизнесу» (и мы знаем, какому – могу примерно перечислить имена этих «лучших людей города)…

Это – отвратительное лицемерие. Тем более, из уст тех, кто сам никаких материальных проблем в кризис не испытывает. Тартюфа они все (как и президент Путин) могли бы играть без грима.

И не менее отвратительное равнодушие к нуждам граждан.

Эти люди, видимо, уверены, что не обязаны делиться с подданными тем, что давно распределено и обещано «своим».

Отсутствие совести – очень тяжелая болезнь.

В отличие от коронавируса, терапевтическому лечению не поддается.

Только хирургия – в виде пожизненного отлучения от любых государственных постов.

Тем временем московская мэрия готовится снять часть карантинных ограничений, но в первую очередь – с крупного строительного бизнеса и промышленности.

Артём Филатов:

Прочитал, что Роспотребнадзор предлагает сначала открывать торговые центры, школы и университеты и только на самом последнем,третьем этапе снятия ограничений разрешать прогулки в скверах и парках. А Собянин уже на следующей неделе откроет промышленные предприятия, но не будет ослаблять режим самоизоляции для москвичей. Такое соотношение мер совершенно несправедливо по отношению ко всем нам, к горожанам, которые уже месяц с лишним сидят дома. Это лишний раз показывает, что реально не учитываются интересы и потребности изолированных в квартирах граждан, физическое и психическое состояние в условиях длительной изоляции. Также, видимо, власти не считают, что граждане способны соблюдать менее строгие разумные ограничения, подразумевающие одиночные прогулки или пробежки на свежем воздухе. Очень жаль, что доверие к гражданам находится на таком невысоком уровне. Это не новость, но хорошая иллюстрация тех отношений с властью, в которых мы находимся. Кроме того, сама иерархия приоритетов, которую мы наблюдаем, совершенно архаична и характерна для 20 века, когда промышленные предприятия были на первом месте, а люди как актив на втором или третьем.

Илья Клишин:

Я считаю огромной ошибкой московских властей то, что они решили полностью открыть заводы и стройки и не ослабили ни на йоту самоизоляцию. Тем самым они фактически подталкивают сходящих с ума людей нарушать предложенные всем правила игры.

А всего-то можно было разрешить

— часовые прогулки с соблюдением дистанции
— одиночные пробежки (хотя бы с 23:00 до 9:00)
— велопоездки

Но заводы, кажется, важнее людей

Юлия Галямина:

Мне кажется, что Собянин решил увидеть город своей мечты: стройки работают, бордюринг идёт, камеры следят, парки окаймляются велодорожками. И ни никаких людишек под ногами, тем более протестующих. И штрафы, штрафы, штрафы. Город мечты! Не правда ли?

Роман Попков:

Для Сергея Семеновича Собянина неприятна сама мысль об отмене карантина в каком-то будущем. Вряд ли он в полной мере это осознает. Но его могучее чиновничье бессознательное волнуется, возмущается.

Ведь то, как живет Москва в последние пару месяцев, идеально соответствует политической, социальной и хозяйственной философии Собянина. Дело не только в цифровых ошейниках и прочем киберпанке. Дело в целом в достижении максимальной управляемости "биомассой". У каждого должен быть свой маршрут. Своя точка "А" и своя точка "Б". Своя железная логика поведения на улице. У появления на улице вообще должна быть понятная государству цель. Прогулка тоже станет легальной целью при "поэтапном снятии карантина". Цель - прогулка. Четко и ясно. Марш-марш. Бесцельное пребывание на улице недопустимо. Шатания недопустимы. Вот идеальный город Собянина, идеальный социум.

Было бы еще круче, если бы москвичам можно было бы отдавать команды, как андроидам в сериале "Мир Дикого запада". "Остановить моторику!" - командует программист-поведенщик, и тысячи горожан замирают, город мгновенно затихает.

А совсем хорошо, если горожане в свободное от производства благ и услуг время просто превращались бы в мясные кирпичи, и складывались в штабели. При карантине такая схема тоже является подходящей.

А главное – какие восхитительно пустынные проспекты. Полагаю, желание пустоты и двигало Сергеем Семеновичем еще на старте его мэрских реформ. Чтобы ширь и гладь из окна лимузина, чтобы чистый плац и малолюдные тротуары. Судьба мэру-мизантропу сейчас улыбнулась.

Алексей Навальный:

Как моя утренняя пробежка (где я бегу один на расстоянии нескольких метров от других людей) может быть опаснее с точки зрения эпидемии, чем стройка, где 200 мигрантов живут в вагончиках в условиях скученности, антисанитарии и едят из одного котла.

То есть понятна логика личных доходов Собянина и Бирюкова: бегущий по парку человек денег не приносит, а чем больше контрактов на перекладку бордюра зафигачишь в год, тем больше отката поимеешь.

Но должно же быть какое-то, хоть немного логичное, объяснение для широкой публики. Ясно же, что стройка или работающее предприятие - это высокий риск заражения. А мамаша с коляской или бегун - крайне низкий.

На черта тогда вообще ломать эту комедию. Для чего я хожу в магазин в масках и перчатках, если открыли стройки и промышленные предприятия даже не дожидаясь пресловутого "плато"?

Иван Давыдов:

Коронавирус коварен, но трусоват.

Главные базы у него - в пустых парках. Часами вирус может выслеживать вышедшего на пробежку любителя спорта или женщину с коляской.

Кстати, глазки у вируса маленькие-маленькие, но зоркие.

А вот к бравому московскому строителю вирус подойти ни за что не решится. Понимает, что тут можно и кувалдой в чан получить. Кому ж захочется.

Слава Сергею Семеновичу Собянину!

Анна Наринская:

Все мои попытки патриотизма – всегда неудачные.
Вот, например, эта пандемия. Из-за того, что она происходит почти одновременно во всем мире, а соцсети весь этот мир превращают в некоторую взаимосвязанность – начинает казаться, что везде все одинаково. Ну да, где то людям деньги выписывают – а нам нет. За то у нас не было такой нехватки продуктов и средств гигиены, как в других местах. И врачи у нас – все еще – домой приходят, а моей температурившей подруге в Италии врач прям сказал: я к вам идти боюсь. И никто к ней не пришел. Да, Путин несет ужас что, но уж что Трамп несет… В общем нельзя конечно сказать «у нас так же хорошо, как везде», но, думала я, можно сказать «везде так же плохо, как у нас».
Но нет. Я ошибалась.
С 12 числа в Москве возобновятся все стройки, при том что самоизоляцию предложено чуть ли не услить. Как это вообще возможно? То есть люди на стройках пусть заражают друг друга на работе и по дороге на нее, за то все остальные пусть задыхаются, пока у них под окном стучит отбойный молоток? Это все чтоб девелоперы не теряли деньги? Чтоб вот эти все многоэтажки, лифты в которых концентрируют и взращивают все будущие заразы – росли как на дрожжах и их хозяева не должны были платить неустойки или даже просто терпеть неудобства?
То есть какое-нибудь несчастное кафе по указу путина должно платить сотрудникам во время карантина, а для миллиардеров-девелоперов это чересчур?
В общем я всегда считала, что главное, чего недостает нашим властям – это приличий. Просто умения вести себя не неприлично. И вот тут как раз я не ошибалась.
А побыть хоть немного патриотичной: мол, мы плохо с этим всем справляемся – так и все плохо справляются, у меня не вышло. Как мы умеем – так все ж таки сложно

Евгений Ступин:

Может, мигранты больше всех санитайзерами пользуются, что вирус их не берет? Или строительные олигархи занесли, наконец, в мэрию сколько нужно?

Сергей Домущий:

Спортплощадки и парки вам открыть, дорогие москвичи? А вот хрен - стройки с гастарбайтерами мэру дороже. Одному гордеевскому ПИК содержание простаивающих рабов на стройках в 800 млн в месяц обходилось

Илья Яшин:

Тут всё понятно: стройкомплекс кормит целую армию столичных коррупционеров, это многомиллиардные сметы, и Собянин дает пас своим. Однако Сергею Семеновичу стоило бы вспомнить, что именно такое циничное лицемерие привело к массовым протестам в Осетии: глава республики там закрыл все предприятия региона, кроме пивного завода, которым владеет его семья.

Игорь Князев:

Решение московских властей открыть стройки и промышленные предприятия ( а с ними и всю инфраструктуру: транспортные компании, строительные базы и склады, и пр.), означает, что в метро, в элеткричках, и в другом городском транспорте будет куча людей. Это означает, что город и область вернуться почти в обычный режим жизни. И приняв эти решения, запрещать работу парикмахерских и кафе, запрещать людям гулять на улице, заставлять людей оформлять эти собачьи куаркоды - это прямое проявление дебилизма, проявление не способности понмать совсем простые и очевидные вещи.

Мне в моей жизни довелось поработать и нчальником отдела, начальником цеха, начальником конструкторско-технологического комплекса на большом заводе, много лет работать директором предприятия. Ситуации были разные, приходилось и завод закрывать (и конторы поменьше, в которых я работал), были аварии, срывы поставок и пр., но если бы, при запуске завода (я входил в высший административный совет), когда рабочих вывели на работу, запущено производство,и тут бы кто-то предложил запретить выходить на работу парикмахерше (на заводе была своя парикмахерская, на первом этаже адм. корпуса) и запретить работать поварам в столовой, то человека сочли бы или пьяным, или помешанным.

Александр Кынев:

На фоне человекоподобного робота Сергея Бордюровича, идущего всю свою карьеру по головам людей, как по плитке, лишенного каких бы то ни было сентиментов и угрызений совести, старый ворюга Лужков был наивным романтиком

Владимир Гельман:

Популярные объяснения снятия ограничений для работы промышленных предприятий и строек в Москве при сохранении ограничений для всех других секторов - распил денег "на плитке" и подготовка "всенародного голосования" - наверное, правильные, но не единственные. В головах людей, правящих Россией, со времен СССР прочно засело представление о том, что экономика - это большие цеха с обилием могучих станков, много подъемных кранов с кучей работяг, словом, "группа А", "производство средств производства". Ну а "группа Б", "производство предметов потребления" - это нечто второстепенное даже не из-за самих "предметов потребления" как таковых, а потому, что на этих самых производствах цеха обычно меньше, станки не столь могучи, подъемных кранов вовсе нет, ну и главное - работяг меньше. Отчасти отсюда идет и представление о том, что малый бизнес - это жулики, ну и все остальное...

Дмитрий Захаров:

Честно говоря, совершенно не собирался ничего такого писать, но что-то уж слишком рвет ленту от новости о возобновлении строек.
Так случилось, что я несколько лет проработал в строительной сфере, поэтому худо-бедно представляю специфику. И вот какое дело.
Когда стройки остановили, мы с бывшими коллегами даже провели для самих себя небольшое обсуждение, главным вопросом которого было: а что теперь власти собираются с этим делать? Раздавать строителям ежедневные пайки? Начинать массовую депортацию? Возводить концентрационный лагерь?
Смотрите, какая загогулина.
Строительные рабочие - это процентов на 80% (оптимистичная оценка) - гастарбайтеры из стран бСССР. Мы сейчас не будем обсуждать, как и почему так получилось, это просто данность.
Никакого жилья, кроме того, что им сняла контора (количество живущих и плотность проживания вы можете домыслить сами), у них нет.
Никаких источников дохода, кроме зарплаты (очень и очень скромной), зачастую сдельной - тоже нет. Это я уже не говорю о том, что они вообще-то большую часть даже этого своего нищенского заработка отправляют семьям.
Мы с коллегами спорили о том, сколько может быть таких людей в Московском регионе (то есть вместе с областью). По скромным оценкам, порядка 250 тысяч.
А теперь внимание. В тот момент, когда стройки были остановлены, эти 250 тысяч человек лишились единственного источника дохода. У них, естественно, нет средств, чтобы вернуться на родину (да и границы закрыты). У них нет в целом никаких прав, они не могут даже встать на биржу труда, чтобы получить эти вот щедрые увеличенные пособия. И уверяю вас, никто из их работодателей не станет платить им никаких денег за "режим нерабочих дней".
В общем, это целая армия. И то, что за последний месяц она должна была прийти в отчаянное состояние - к бабке не ходи.
Идея продолжать держать эту армию без куска хлеба - очень чревата: и для нее, и для всех остальных. Догадайтесь почему.
Что же касается того, что это как-то там ухудшит эпидобстановку, то еще раз обращаю ваше внимание: эти люди (не по своей воле) живут как шпроты в банке. Все, кто может заразиться, заразятся и без работы. И даже скорее именно так.
В общем, на мой взгляд, открытие строек - это одно из не столь частых разумных решений. А вот то, что мэрия в очередной раз не сумела это решение прокоммуницировать, не стала разговаривать с горожанами, не стала им ничего объяснять, а просто поставила перед фактом - ну, это как раз не удивительно. Это так всю дорогу и делается.

Антон Орехъ:

Я был против, когда стройки закрывали. Теперь я за, когда их открывают.

Возражения – понятны. Есть идеологическая ненависть к тем, кто строит эти дикие, уродливые зиккураты и гонится за наживой. У меня самого фактически под окнами строят сразу пять – пять, твою мать! – небоскребов.

Есть санитарные нормы, которые на стройках, конечно, никто не соблюдает и не будет соблюдать.

Но есть здравый смысл. Где будут эти люди, если их не будет на стройке? Подавляющее большинство из них приезжие, да еще из других стран. Мы не работаем (или работаем), и сидим дома. А где находятся эти люди, когда они ничего не строят? Они же не сидят по одному дома в строгой изоляции! Их дом далеко! Даже до российских регионов добраться сложно, а за границу – вообще никак. И вот эти люди, которые в антисанитарных условиях толпились бы на стройке, в точно таких же – а, скорее всего, даже хуже – условиях сидят в бараках, общагах и хрен знает, где еще.

При этом у них нет денег, нет работы и надо что-то жрать и чем-то себя занять. Помимо того, что их простой никак не решает санитарную проблему, он создает социальную и криминальную.

Поэтому пусть уж лучше займутся каким-то делом. И я с отвращением буду наблюдать, как за окном растет вся эта гадкая хрень.

Ну и, наконец, на сладкое самая пространная версия.

Леонид Волков:

Очень многие европейские страны обсуждают и реализуют поэтапное снижение ограничений — но мне неизвестна ни одна страна, которая делала бы это в момент пиковых значений по приросту новых случаев. Сначала проходили пик и добивались стабильного снижения — потом начинали снимать, медленно и аккуратно.

Очень многие страны разрешают работу парикмахерских и кафе, спорт на свежем воздухе, пробежки и прогулки — но мне неизвестна ни одна страна, которая, продолжая ограничивать такие базовые и безопасные вещи, разрешала бы работу стройплощадок и промышленных предприятий, которые с огромной легкостью и в самых разных местах — от Сингапура до Белокаменки Мурманской области — становились очагами самых масштабных вспышек.

Очень многие страны продлевают карантин — но мне неизвестна ни одна страна, которая, при этом, не расширяла бы меры поддержки для граждан, чтобы карантин не был бы бессмысленным, чтобы граждане не были бы вынуждены его нарушать.

Но у России свой путь. На первый взгляд — совершенно абсурдный. И поэтому мы обязаны задавать вопрос: «а почему»?

И мне кажется тут совершенно естественно может быть продолжена мысль моего нашумевшего воскресного поста. Все опять из-за путинского голосования по поправкам в Конституцию.

Смотрите сами.
1. Они не могут проводить голосование по поправкам в единый день голосования в сентябре. Ну просто никак. Потому что там будут наблюдатели; там будет много «политической» явки — люди придут голосовать на региональные выборы, выбирать губернаторов, местных депутатов. Там задача фальсификаций будет максимально затруднена.
Потому Кремль исходно планировал (и продолжает планировать) устроить свое недоголосование в отдельный день, до единого дня голосования 13 сентября, провести его без наблюдения и вне процедур избирательного законодательства, привести туда бюджетников, устроить неограниченное досрочное-надомное-электронное голосование и без проблем нарисовать любой результат. И от этого плана отступать не будет.
2. Следовательно, им надо провести голосование по поправкам до конца июня. Июль-август совершенно мертвые месяцы в плане мобилизации, плюс там уже во всю будет избирательная кампания идти, будут сложности, если одно наложится на другое. Запутают избирателей. Собственно, и было уже много сливов из АП, что они целятся в дату 24 июня, это все секрет Полишинеля.
3. Но чтобы провести голосование 24 июня (и чтобы его успеть подготовить, и чтобы успеть провести мобилизацию), объявить об этом публично надо не позднее 20 мая. (Там, кажется, и по их наспех слепленному «закону» о порядке принятия этих поправок установлен месячный срок — если не ошибаюсь. Но если и ошибаюсь, все равно, без хотя бы месячной публичной кампании-истерики, как АП любит, никакого результата не будет).
4. И вот тут уже клинч. В целом, наверное, можно ожидать, что к 24 июня эпидемия в России пойдет на спад. Принимаемые меры, пусть и крайне неэффективные и работающие куда медленнее, чем в европейских странах, рано или поздно скажутся. Проводить незаконное и бессмысленное «голосование по поправкам» даже и 24 июня конечно плохая идея — и политически, и эпидемиологически — но не ужас-ужас-ужас. Но в чем проблема-то: объявить о нем на пике эпидемии — вот это точно политическое самоубийство. То есть представьте: наступило 20 мая, надо Путину выйти и сказать, что вот, я назначаю голосование — а в стране по-прежнему по 10000 новых случаев в день выявляется и никакого просвета нет. Тут ему даже самые его лояльные сторонники громко скажут: «дед, ты чего, совсем рехнулся? на улицу нам выходить нельзя, а на участки ты нас погонишь?».
5. То есть ключевая задача для политического блока Кремля заключается в том, чтобы примерно к 20 мая сформировать в публичном пространстве атмосферу победы над эпидемией — и, конечно, образ Путина-победителя. Вот тогда он сможет резко выехать на белом коне и торжественно объявить о своем голосовании.
6. Для этого им нужно к 20 мая
а) добиться резкого снижения по цифрам,
б) снять много ограничений, показать положительную динамику в плане самого карантина: вот, мол, смотрите, стало всё можно, мы побеждаем, опасность позади.

И этим полностью объясняется шизофреничность принимаемых и озвучиваемых решений. С одной стороны они дико боятся, что цифры скакнут вверх. С другой стороны — Путин требует положительной динамики и хороших новостей, на которых он мог бы пиариться.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG