Ссылки для упрощенного доступа

"Главное прокукарекать": соцсети о Путине и конце "нерабочих дней"


Рисунок Сергея Ёлкина

Владимир Путин официально объявил, что "нерабочие дни" закончены, и пообещал раздать россиянам (но не всем) денег.

О деньгах чуть позже, а конец шестинедельного карантина публику изрядно озадачил. Да что там – поверг в полнейшее недоумение, тем более что многие ограничения остались в силе, и мало кто понимает, что можно, а что нельзя.

Михаил Крутихин:

Путин всё разъяснил. Это был не карантин, а епердень -"единый период нерабочих дней".

Некоторые сравнивают выступление Путина с аналогичной речью Ангелы Меркель, уложившейся в 27 секунд.

Аркадий Дубнов:

Родные мои,... потерпите!
По глазам видел, хотел добавить, - вам немного осталось, - но удержался вождь, деликатный...
Но слезу не смахнул. Потому что не выкатилась
Детишкам, правда, денежку на мороженое пообещал,...если мама обратится
Одним словом, родным человечком стало больше, пусть не "братья и сестры" мы ему сталинские

Максим Дбар:

Теперь все совещания по Зуму буду заканчивать фразой: Родные мои, понимаю, как вам нелегко

Глеб Павловский:

Жестокий Собянин ввел маски и перчатки - добрый Путин отменяет невведенный карантин и - сохранив перчатки с масками,- одаряет детей мелкими деньгами. Биполярные системы в политике бывают очень устойчивы. Но не эпидемиологически.

Анна Качкаева:

Ну котики летописцы сегодня должны оттянуться! Печенегов победили, карантин обнулили, а вот заражение не уронили! Рядовая "кукуха", как любит говорить один телеведущий, справляется не очень. То ли сидим дома, то ли не сидим? То ли работаем, то ли не совсем? Каникулы все, а тотальный онлайн нет? В столице все жестко, в стране - по ощущениям. И еще по телеку безмасочные сограждане по-прежнему по методичке что-то объясняют про поправки (вот где телевизионная стабильность - ничего эти ролики не берет)))

Алхас Абгаджава:

Просто представим. Тысячи людей, послушав главу государства, объявившего об окончании нерабочих дней, завтра выезжают на работу.
Логично, что никакие ограничения, связанные с самоизоляцией на них распространяться не должны.
Но никто не объявлял о снятии режима "недокарантина" ни в Москве, ни в других субъектах.
То есть, люди либо прогуливают работу, либо нарываются на штрафы?
Какая антиутопия может переплюнуть такую реальность?

Максим Кантор:

каждый решает сам за себя, разумеется.
но имейте в виду: ваш выход - это не только самоубийство -
это убийство соседа.

Тот, кто отдал приказ выходить на работу - дурак или негодяй
но вдвойне дурак тот, кто приказ выполняет.

Александр Рыклин:

Все, что говорит Путин, вообще перестало иметь к реальности какое-либо отношение... Он просто несет откровенную пургу, на нас обрушивается поток безумного сознания... Что значит "завершается единый период нерабочих дней"? Все пошли на работу, ограничительные меры снимаются? Ничего подобного, в Москве ужесточаются... Мне интересно, как это все будут объяснять ватникам? Они же тоже уже охренели... И их запас лояльности не безграничен...И что будет происходить с голосованием по обнулению?
Мне кажется, наш ждут прикольные месяцы..
.

Дмитрий Колезев:

Власть оказалась неспособна обеспечить выполнение режима самоизоляции, так что придется его заканчивать. Граждане увидели, что режим, который хочет казаться страшным, на самом деле довольно беспомощный.

Федор Крашенинников:

Главное - прокукарекать, а там хоть не рассветай! Это вот и есть описание тактики Путина.

Яков Миркин:

Когда так горячо в России, когда КВ по полной программе, №2 в мире - открывать работу промышленных и строительных предприятий, говоря непрестанно о выходе, выходе, выходе? Множество людей на улицах, в метро добавятся в Москве. Смутные опасения терзают, что может быть гораздо хуже, понимая состояние душ и экономики. Лишь бы никто не разбушевался - ни люди, ни власти, ни экономика.

Алексей Новосёлов:

Нерабочие дни у нас начались, когда было 302 зараженных в сутки. А заканчиваются, когда их 11656. Очевидно, что опасность заражения сегодня в десятки раз выше, чем в начале карантина. И тем не менее, мы отменяем нерабочие дни.

За полтора месяца самоизоляции мы:
1. Нанесли тяжелый удар малому бизнесу. Во многих случаях смертельный.
2. Увеличили официальную безработицу в два раза.
3. Обрушили доходы населения на 20%. На самом деле, скорее лишили 20% населения 100% доходов.

И всё это было сделано для того, чтобы снять карантин в тот момент, когда заболеваемость выше всего.

Лев Шлосберг:

Итого: потерпели и ещё потерпите, за свой счёт. Нет сил терпеть – работайте, но под свою ответственность. Губернаторам – управляйте, решайте, ищите ресурсы, деньги тратьте по согласованию с правительством. Что-то пойдёт не так – ответите персонально.

Александр Плющев:

Путин опять хороший. Пообещал денег, хоть и не всем и отменил опостылевшие нерабочие дни. А губернаторы будут плохие - они будут ограничения сохранять и за заболеваемость отвечать.

Сергей Смирнов:

Померили социологию, наверное нерабочие дни без раздачи денег тянут рейтинг вниз. Отсюда слова Путина об окончании нерабочих дней.

То есть это просто перекладывание ответственности. Снимать режим полукарантина на пике заболеваемости выглядит безумием.

Но если на все события смотреть с точки зрения рейтинга, то другой вопрос. Пусть теперь губернаторы будут виноваты. Продлевают режим? Люди не могут заработать! Снимают режим? Рост заболеваемости на их совести. Путин может смело критиковать право-левый уклон.

Константин Рыков:

Регионы разбирайтесь сами. Слушайте советы врачей. Бабам - цветы, а детям - мороженное. Что это было?

Дмитрий Шушарин:

Путин выбрал самую неудачную стратегию борьбы с эпидемией, но ничего другого и быть не могло. Нынешний политический режим исключает ответственность первого лица и высшей власти, поэтому все переложено на регионы, главы которых станут мальчиками для порки, если будут успешны - роста их популярности кремль не допустит. В первую очередь, это касается Собянина. Но это все не так важно по сравнению с дальнейшим ростом эпидемии, на фоне которого очевиден выбор половинчатой, непоследовательной борьбы с этой напастью. Смертей будет больше, длится эпидемия будет дольше.

Юлия Галямина:

Путину понадобился федерализм. Хорошо бы федерализм без Путина, конечно. Но федерализм с Путиным все?лучше, чем централизм. И чем хуже будет в стране, тем больше, видимо, будет федерализма. Исторически это правильный процесс. Другое дело, что всем придётся тяжело. И совершенно неясно, как с этой тенденцией сочетается суперпрезиденская, концентрированная, единоличная идея новой конституции.

Аббас Галлямов:

Путин сказал сегодня принципиальную вещь:

«И ещё один важнейший момент. У нас большая страна. Эпидемиологическая обстановка в регионах разная. Мы и прежде учитывали этот фактор, а на предстоящем этапе надо действовать ещё более тонко, внимательно. Нельзя руководствоваться общей калькой».

Все предыдущие двадцать лет он действовал ровно противоположным образом. Страна централизовалась и унифицировалась. Различия между регионами в подавляющем большинстве случаев игнорировались. Принцип федерализма остался существовать только на бумаге.

Понадобилась целая эпидемия, чтобы Путин осознал, что с избранной им стратегией государственного развития что-то не то. А ведь по-сути, если убрать слова «эпидемиологическая обстановка», заменив их словами «экономическая обстановка», «политическая обстановка» и т.д., то сегодняшнее президентское утверждение останется по-прежнему верным.

Надеюсь, губернаторы вызубрят этот абзац, а затем - после окончания эпидемии - будут цитировать его федеральным чиновникам. Все-таки президент сказал.

Игорь Эйдман:

Путин заявил об окончании "периода нерабочих дней". Как известно, за это время эпидемия только разрослась, число новых заболевших увеличивается день ото дня с ускорением. Лидеры разных стран сделали выбор: максимально спасать людей (большинство) или экономику (Швеция, Беларусь). Путин пошел по третьему пути, ведущему к максимальным и экономическим и человеческим потерям. Вначале он фатально убил экономику, но не смог при этом остановить эпидемию. А потом, видимо, решил, пропадай все пропадом, и отказался от ограничений, призванных защитить людей. Так ребенок, не сумев построить красивый песочный замок, плача от обиды, сметает рукой всю недоделанную конструкцию.

Илья Яшин:

На первый взгляд, логики в этом нет. Обычно карантинные ограничения снимают, когда эпидемия идет на спад. А у нас даже плато пандемии пока не просматривается: каждый день только по официальной статистике прибавляется по 10-11 тысяч заболевших.

Но если посмотреть на ситуацию глазами Путина, то логика вполне понятна.

Люди полтора месяца заперты в своих домах, и у большинства деньги закончились. Если продлевать ограничения, то надо раздать людям какие-то средства, чтобы хоть еды себе купили. Но очевидно, что Путин принял принципиальное решение: денег не давать.

Так что альтернатива одна: снимать ограничения, несмотря на эпидемию. Нет денег? Ну идите и заработайте. Боитесь заболеть? Маску наденьте с перчатками. И руки мойте почаще — может, пронесёт. Ну а нет так нет, все под богом ходим.

Да, какие-то копейки правительство подкинет на детские пособия. Несколько крох с барского стола смахнули самозанятым и медработникам. В масштабах накопленных государством резервов — жалкие подачки, которые даже и обсуждать всерьез стыдно. Но по ТВ, разумеется, это преподнесут как масштабные меры поддержки населения.

В реальности же отношение Путина к народу остается прежним: выживайте как хотите.

С деньгами тоже вышел сюрприз. Ещё не так давно министр финансов твердил, что не собирается разбрасывать их с вертолёта, а теперь Путин пообещал раздать несколько сотен миллиардов.

Но не все в таком восторге.

Антон Орехъ:

Вот то, что сегодня объявлено, гораздо больше похоже на «вертолетные деньги», потому что это разбрасывание отдельных подачек отдельным гражданам, которое ни им толком не поможет, ни казну не сбережет. Кредитная антивирусная программа вообще не сработала в последние полтора месяца, провалившись полностью! И почему она должна заработать теперь? Но тем, кто не понимает механизма, может показаться, что щедрый президент дарит им миллиарды.

Виталий Щигельский:

Эта точечная помощь, запоздалая, ассиметричная, похожа на попытку заштопать дырку иголкой без нитки...

Ольга Галицкая:

Это как?! Он бредит что ли? Двум не работающим взрослым кинут три тысчонки на прокорм ребёночка и это все?! Он вообще понимает, какие жалкие бессмысленные подачки швыряет людям в лицо - как плевок? Ждёт, пока все передохнут - если не от коронавируса, так от голода и безработицы обязательно?

Лучший коммент после этой реплики проплыл по экрану: "Просроченный, уходи!"

Борис Вишневский:

1. Прекращение "выходных" при продолжающемся запрете работы многих предприятий и организаций - это то же оставление людей без денег. Кому давать работать, а кому нет - решат губернаторы. Но денег на компенсации тем, кому они так и не позволят работать, "центр" не дает.

2. Обещанные 10 тысяч "разовых" для семей с детьми от 3 до 15 лет, и по 5 тысяч рублей в течение трех месяцев семьям с детьми до 3 лет - это вовсе не те прямые выплаты ВСЕМ, которые были нужны. И которых требовали все, начиная с "Яблока", и заканчивая оппозиционными депутатами и известными экономистами.

3. Да, под огромным давлением Путин что-то из себя "выжал", произнеся слова о "прямой помощи" с опозданием на месяц. Хорошо, но недопустимо мало. Надо было бы - как минимум, по 20-25 тысяч рублей на КАЖДОГО. И на протяжении нескольких месяцев. А не 10 тысяч рублей на троих, а то и четверых, и один раз.

4. Подсчитайте объем помощи: 27 миллионов семей с детьми, которые получат помощь, на 10 тысяч рублей на ребенка - это 270 млрд. рублей. Если учесть семьи, где двое или больше детей в возрасте от 3 до 15 лет, получится, может быть, 400 млрд. рублей. При 12-триллионной "кубышке". Главное в ней так и не тронуто. Держат для "своих".

5. А семьям, где нет детей, и нет работы, или есть дети, но старше 15 лет (но еще не работают) что делать? И на что жить?

Впрочем, вывод прост: общественное давление надо продолжать.

И требовать не только увеличения помощи гражданам, но и ухода от власти персонажа, от которого мы давно устали.

Татьяна Становая:

А если нет ни детей, ни работы? Традиционные ценности и коронавирус в России.

Дмитрий Гудков:

По сути, с нами сейчас повторили фокус, который был провернут с индексацией пенсией. Не дать всем положенное, а сунуть разовую подачку. И ту еще нужно сначала попросить: это ж только Путин хороший, а чиновники плохие, могут и не выполнить.

Просто почувствуйте разницу между безусловной выплатой – и вот этой тьмой оговорок: этим дам, этим не дам, тут помню, тут не помню.

А главное – я подозреваю, что вся эта история появилась именно сейчас не потому, что нужно поддержать людей (на работу-то пока никого не отпускают, все на откуп губернаторам), а потому что голосование за поправки. Скорей-скорей, купить голоса, а дальше – царствуй, лежа на боку.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG