Ссылки для упрощенного доступа

Выгнать Пескова! И другие способы борьбы с вирусом


Президент РФ и его пресс-секретарь

Экзотические требования депутатов Госдумы и драконовские действия московских властей обсуждают Владимир Милов, Елена Русакова, Андрей Морев

Владимир Жириновский с трибуны Госдумы требует уволить пресс-секретаря президента за то, что тот неосторожно подцепил коронавирус. Его не может разжалобить даже то обстоятельство, что Песков является членом партии ЛДПР. Президент РФ обрушивается на сайт Госуслуг за то, что тот обрушился под наплывом желающих получить пособие. Свирепые проверки в Москве: неподъемные штрафы за отсутствие пропусков, масок, перчаток. А как вы начали дни, в которые как бы должны работать, наши уважаемые зрители? В программе "Лицом к событию" участвуют политики: Владимир Милов, Елена Русакова, Андрей Морев.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Может быть, вы помните, что в прошлом нашем эфире мы озаботились судьбой депутатов Государственной думы, куда они подевались, их не спрашивают ни о чем, не советуются с ними. Владимир Путин и его министры замкнули на себя все решения по коронавирусу. Вдруг сегодня объявляют Парламентский час, естественно, с участием всей Государственной думы. Это встреча с министром здравоохранения. Ее не показывают по телевизору, мы смотрим ее на сайте Государственной думы. И потом ее тоже не показали. И в общем понятно почему: лидер фракции ЛДПР потребовал уволить Дмитрия Пескова за то, что тот заболел коронавирусом. Если говорить по порядку, то сначала было принято решение по регламенту, что тот, кто выходит на трибуну, – а это министр здравоохранения – выступает без маски. Потом он должен сесть сбоку со своими заместителями и отвечать на вопросы уже в маске. Но в какой-то момент он не слышит один из вопросов, переспрашивает, и лидер Думы Вячеслав Володин вдруг взрывается таким монологом по поводу этих масок. Давайте посмотрим этот момент.

Володин разрешил министру выступать без маски
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:40 0:00

Елена Рыковцева: Разрешили ему отвечать на вопросы уже без маски. Потом выходившие на трибуну тоже были без масок. И тут появляется Владимир Вольфович Жириновский на трибуне, который всех разносит за несоблюдение санитарных норм.

Жириновский раскритиковал депутатов КПРФ
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:22 0:00

Елена Рыковцева: Это ладно бы, их он просто обличил, а Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента, просто потребовал уволить, потому что не имел тот права заразиться коронавирусом. В ходе дискуссии, состоявшейся вслед за этим предложением, мы узнали, к своему большому изумлению, что Дмитрий Песков до сих пор состоит членом партии ЛДПР.

Жириновский подверг критике Пескова
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:44 0:00

Елена Рыковцева: Жириновский кричит уже из зала, что тот скрывает, что состоит в нашей партии. Но еще раз ему говорит Володин, что нет, он вашей партии член и за что ж вы его так. С нами Елена Русакова, муниципальный депутат. С нами на связи Владимир Милов, политик. И с нами еще один депутат, Андрей Морев, председатель муниципального образования Якиманка. Елена и Андрей у нас присутствуют сегодня как авторы иска к московской мэрии. Они возмущены тем, как штрафуют за нарушение режима самоизоляции. Елена, как вы поняли эти два дня – то ли работы, то ли не работы?

Елена Русакова: Я как глава муниципального округа по-прежнему работаю. Поэтому для меня ничего не меняется. У нас часть администрации работает, часть нет. Сотрудница, которая работала в очном режиме, заболела. Остальные оказались в режиме карантина строгого. Мы на себе все это ощущаем. Я помню, что очень много было вопросов от самых разных людей: что происходит, на работу идти или нет? Даже кто-то из депутатов не понял. Потому что если прекращен период непонятных нерабочих дней, то нам надо проводить заседание, мы уже давно не проводили заседания, у нас накопились вопросы. Теперь выяснилось, что нет, в Москве до 31-го сохраняются нерабочие дни. Людей, которые запутались, было очень много. Мне понравилось в соцсетях, когда кто-то написал: ну вот, не посмотрели выступление президента, а теперь друг друга спрашивают, что он сказал. А ему отвечают: вот те, кто посмотрели, те друг друга и спрашивают, что он сказал. Потому что никто ничего не понял.

Елена Рыковцева: Владимир, вы экономически разбирались, наверное, со всей этой историей. Что вы поняли, что произошло в эти два дня? Закончился этот режим безработного состояния людей или не закончился?

Владимир Милов: Я думаю, что это прежде всего пиаровский ход со стороны Путина. Они в Кремле понимают, что люди начинают на карантине потихонечку звереть. Он решил дальнейшие шаги по поддержанию карантина, или как его называют – обязательная самоизоляция, переложить на губернаторов. Конечно, это двойственная позиция, она создала огромное непонимание у людей. Я писал в твиттере такие забавные истории, хотя на самом деле не очень, на многих предприятиях людей заставляют работать с этой недели, но детсады в Москве не работают, закрыты до начала лета. Люди говорят: а куда нам ребенка маленького девать? Мне кажется, что вообще все, что Путин говорит и делает, – это продиктовано прежде всего пиаровскими соображениями, а не реальным желанием как-то остановить эпидемию и помочь людям. Одно из ярких последствий его последней речи, он сказал, что можно эти выплаты в 10 тысяч рублей на детей от 3 до 15 лет получить не только на Госуслугах, но и в отделениях Пенсионного фонда. По всей стране очереди, люди штурмуют отделения ПФР, стоят плотно друг к другу. Понятное дело, что все друг друга перезаражают. Поэтому Путин прежде всего рассчитывает на пиаровскую составляющую, а не на реальную помощь экономике и борьбе с эпидемией. Я думаю, что это создаст новые проблемы. Действительно люди не понимают, как действовать. Власти региональные тоже посылают смешанные сигналы. Собянин, например, говорит, что маску обязательно носить только в общественных местах, а чиновники мэрии более низкого ранга говорят: нет, мы будем требовать везде. Вышли из дома, должны в маске быть – или будем штрафовать. Такие непонятные запутанные сигналы, мне кажется, это стало визитной карточкой действий наших властей во время эпидемии. К сожалению, я думаю, что дальше будет только хуже.

Елена Рыковцева: Андрей, я спрошу в целом о проблеме этих бесконечных штрафов. Мы сегодня видели по телевизору, как ходят наряды, их даже полицией не назовешь, это люди в бронежилетах, с автоматами, которые требуют пропуска у людей, которые идут в метро, непонятно, зачем, потому что он все равно не сядет в поезд, если у него нет пропуска. Их штрафуют за то, что у них нет перчаток. Бесконечное количество штрафов за нарушение режима самоизоляции. Поступают жалобы от тех, кто сидит дома, их обязали зарегистрироваться в приложении, штрафуют за то, что они нарушили режим самоизоляции в то время, как они действительно не выходили из дома. Это безумное количество штрафов и требований, как вы его оцениваете?

Андрей Морев: Уже давно сказали, что во время падения цен на нефть мы столкнулись с новым ресурсом, что люди должны заменить нефть. В этой парадигме и идет сейчас действие нашего правительства. Я поддержу Владимира, что президент и правительство шарахаются в разные стороны. У нас существует режим псевдокарантина, поэтому и меры у нас такие: с одной стороны, вроде как карантин, а с другой стороны – правительство не издает никаких постановлений об этом. С одной стороны, мы хотим дать по 10 тысяч рублей детям до 15 лет, у людей возникает вопрос: а что, в 16 лет или в 17 – что-то другое? Такие же школьники или учащиеся колледжей. Полиция, вместо того чтобы ловить преступников, ловит бабушек и дедушек, что я неоднократно наблюдал и общался с сотрудниками полиции по этому вопросу у себя в районе. Единственное, что можно сказать, что вместо стройной программы действий, которую надо было реализовывать с марта месяца, под попыткой провести голосование мы вообще вначале не признавали проблему коронавируса, потом признали – и отменили нерабочие дни на пиковых значениях по количеству заболевших. Правительство реально не понимает, что делает, здесь только можно согласиться, что Путин пиарится, а губернаторам отдана роль плохих полицейских.

Елена Рыковцева: Простой пример: живут женщины, они из Молдавии, до вчерашнего дня они сидели дома, не могли работать, они работают сиделками или у кого-то прибирают в доме. Они могут выйти на улицу, они могут пойти в квартиру, где они прибирают, или у них нет такого права? Понять это можно или нет?

Елена Русакова: Не только те, кто приехали из соседних стран, я даже слышала, что ситуация у россиян, которые приехали в Москву из регионов на заработки, у них ситуация не сильно лучше, потому что элементарно нет денег, чтобы вернуться на родину. Москвичи, которые самозаняты, которые в мелком бизнесе, которые что сегодня заработали, то сегодня и проели, это в сумме достаточно много людей, – они в отчаянном положении. Что можно было бы сделать именно в наших условиях, в принципе, известно, просто правительство не хочет это принимать в расчет, и московское правительство в том числе. Один только приведу пример: в московском бюджете чудовищное количество средств, сотни миллиардов, на проекты, которые вызывают острую критику москвичей. Строительные проекты, транспортные проекты, избыточное благоустройство, пресловутый бордюринг и многое другое, какие-то помпезные украшения города. Масса расходов, которые людям не нужны. Люди об этом годами говорят, что не нужны эти расходы, перенаправьте эти средства на социальные нужды. Сейчас об этом просто криком кричат. У нас на Юго-Западе типичный пример – ненужный проект продления одной из веток метро. Это 69 миллиардов, например. Просят: перенаправьте эти деньги на социальные нужды, на борьбу с эпидемией. Но не встречаем отклика.

Елена Рыковцева: Мы сейчас сюжет покажем из Государственной думы. Попробуем обсудить, есть ли толк от того, что они там говорили, или нет. Я хочу обратить внимание опять по поводу требования масок и перчаток, мы увидели на сайте Государственной думы официальные фотографии с этого заседания, вот Онищенко, бывший санитарный врач, никаких перчаток на нем нет, никакой маски, конечно, на нем нет, хотя это общественное место, казалось бы. То есть они между собой это категорически не соблюдают.

Министр здравоохранения в Госдуме
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:21 0:00

Елена Рыковцева: Это основное, что мы вычленили за полтора часа. Никакого Зюганова ни по какому телевизору, конечно, не показали. Иногда он говорит резкие вещи, но его не показывают. На любую резкую вещь Володин скажет, как здесь: а у нас зато лучше, чем в Америке. Такая идет мантра сейчас по всем телеканалам. Зюганова не должно оскорбить, что я говорю-говорю, меня не слышат, меня не показывают, или это такое шоу для своих, его совершенно не обижает и не оскорбляет, что никто никогда не узнает о его протестах, целее будет?

Владимир Милов: Это, конечно, шоу. С одной стороны, хорошо, что в Думе есть больше, чем одна партия, иначе совсем было бы шоу одного человека. По крайней мере, депутаты из КПРФ хотя бы ставят какие-то острые вопросы, например, по той же медицине. С другой стороны, Зюганов участник этого картеля, который разделил власть. Да, у него миноритарный пакет акций, но ему даны определенные гарантии, он пользуется кучей благ и возможностей в этой системе за то, что КПРФ исполняет такую роль послушной системной оппозиции. Поэтому, конечно, от Зюганова ждать, что он перейдет какую-то красную черту, не стоит. Вся его буря в стакане находится в рамках того, что заранее согласовано с Кремлем. Я про Володина два слова хотел сказать, про эти сравнения с США. Он, кстати, не первый раз уже это делает. Его буквально многие ловли на лжи, Володин откровенно лжет, когда он говорит про США. Он говорил, что тем, у кого нет страховки, не будет покрыта помощь, если они заболеют коронавирусом, – это не так. Он говорил о том, что государство не дотирует в США в нынешней ситуации медпомощь, связанную с оказанием помощи больным коронавирусом, – это не так. Сейчас он привел главный аргумент в защиту своего дурацкого тезиса, что якобы у нас медицина лучше, потому что у нас ниже смертность. Все понимают, что это нарисованная низкая российская смертность, это к реалиям имеет мало отношения. Была очень хорошая статья на днях на екатеринбургском портале "Е1.ру" "Умер не от коронавируса", там речь идет о том, что решение принимает конкретный патологоанатом о причине смерти, у него есть инструкция отдавать приоритет каким-то уже существующим патологиям или болезням. Из-за этого очевидно, что причина заниженной смертности от коронавируса в бумажных всех процедурах, а вовсе не в том, что у нас реально мало умирают. Вы слышали новость про апрельскую статистику по смертности: плюс 18 смертность в Москве год к году – это очень серьезно. Здесь не только с коронавирусом это связано, но и с тем, что на этой эпидемии заняты все медработники, другим людям с другими заболеваниями недостаточно оказывают помощь, тем не менее, с эпидемией это тоже связано. На фоне таких цифр смертности, ее роста говорить о том, что у нас что-то лучше, чем в США, откровенно говоря, как язык у Володина поворачивается такие вещи вслух произносить.

Елена Рыковцева: Сегодня министр здравоохранения сказал, что смертность увеличилась в этот период от алкоголизма в том числе. Люди сидят дома, выпивают, цифры эти растут.

Елена Русакова: Сейчас мне рассказывают о катастрофической ситуации, когда больные, например, онкологические, те, у кого заболевания сердца, диабет, эндокринные заболевания, кто должен получать плановое лечение, они его сейчас не получают. Отложены на неизвестный срок операции, которые были назначены. В онкологии вообще ужасная ситуация, потому что там люди должны по графику получить лечение, иначе им это будет стоить жизни. Я написала у себя в фейсбуке, поделилась озабоченностью, как уникальных специалистов, которых один-два на город или на страну, их бросают, как ополчение безоружное под танки, на коронавирус, они болеют и умирают. Это ужасная ситуация, мы потом окажемся на руинах здравоохранения. Сейчас, конечно, мы пожинаем плоды всех этих сокращений. В Москве было закрыто множество больниц, эти здания стоят пустые. Зачем при этом строят какие-то ангары для размещения больных, зараженных вирусом, когда у нас нормальные здания пустуют? У нас еще худшая проблема – это отвратительное качество управления медициной. Менеджеров, можно сказать, нет, это хаотичные, не всегда оправданные решения. Что касается физического недостатка средств, конечно, это больше проблема в регионах, когда у врачей нет средств защиты, запрещено об этом говорить. Волонтеры жалуются, что они вынуждены больницам и врачам помогать тайком, потому что вынуждены врачи скрывать, не говорить открыто и публично, что у них не хватает элементарного. Даже не знаю, что хуже, финансирование медицины или организация ее.

Елена Рыковцева: Андрей, у вас в округе есть пустые больницы, когда вы не понимаете, зачем строит ангары Министерство обороны?

Андрей Морев: У нас не столько пустая больница, у нас недостроенная есть больница, куда давно должна была переехать часть Первой градской больницы, которая находится в нашем районе. Сейчас это основная проблема, мы заявление от партии "Яблоко" принимали, у нас одна из партиек, ей делали операцию в конце марта по онкологии, и ей должны сейчас делать определенные процедуры, связанные с постоперационным восстановлением. Физически к ней не приходят врачи на дом, у нее сильно ослабленный иммунитет, для того чтобы добраться до больницы, ей нужно ехать через весь город, при этом в самих больницах скапливаются громадные очереди. Эти люди с сильно ослабленным иммунитетом находятся в общих очередях, там нет даже горячего питания, потому что близлежащие кафе закрыты, она должна ждать процедур по несколько часов. Она звонила мне перед майскими праздниками, плакала и говорила: я боюсь умереть, потому что меня реально бросила эта система. Она пыталась 6 мая планово госпитализироваться, чтобы ей сделали курс химиотерапии, ее перенесли на 2 июня, причем врачи не скрывают, что все это связано с тем, что система здравоохранения трещит по швам. Я сегодня был как председатель призывной комиссии, у нас 6 мая возобновили еще и призыв, тоже непонятно для чего, мало того что никто туда не приходит из призывников, и врачи призывной комиссии реально говорят, что система на надрыве. Если у господина Володина все хорошо, я в это правда верю, потому что он наверняка обслуживается не в тех больницах и поликлиниках, в которых большинство населения, то реально люди сталкиваются с проблемами, я уже не говорю о стоматологии, о простых вещах, это и сердечники, и онкология, в том числе косвенно к громадному росту заболеваний и смертей ведет.

Елена Рыковцева: У меня рядом с домом есть "Оптика", на которой висит объявление уже второй месяц: все заказы, которые вы сделали до того, как были объявлены эти меры, вы получите тогда, когда они отменятся. Она до сих пор закрыта. То есть люди сделали заказы на очки и не могут их получить. Я хочу, чтобы мы увидели сегодняшнее выступление Владимира Путина. Он вообще-то говорил совсем о другом, он говорил о проблемах, с которыми сталкивается авиационная отрасль сегодня. Но поскольку случилось неожиданное для них, народ, извините за жаргон, ломанулся получать пособия на детей, обрушился сайт Госуслуг, об этом узнал Владимир Владимирович. Посмотрите его реакцию.

Владимир Путин о сайте Госуслуги
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:45 0:00

Елена Рыковцева: Владимир, как это расшифровать – он не справился? Я вообще начинаю думать, что такая мантра "не справился" может продолжаться долго. Мы уже знаем, что события во Владикавказе случились ровно потому, что им обещали пособия, они их не получили. Сейчас сайт обрушился, что-то еще случится. Это можно понимать как: вы не сразу получите пособия, потому что у нас сайт плохой?

Владимир Милов: Это не первый случай, когда Путин что-то приказывает, а на самом деле это не работает. Мы видели и кредитные каникулы неработающие, мы видели зарплатные кредиты под ноль процентов малому бизнесу, которые никто толком не может получить. Самая неприятная история с пособиями по безработице. У меня сейчас огромное количество в почте видеообращений от граждан, я просто призвал их через YouTube мне такие вещи слать, которые больше месяца шлют заявки, они реально потеряли работу из-за кризиса, на портал "Трудвсем.ру", ни ответа, ни привета. Как только Путин выступил 11 мая, я тут же записал видеообращение, повесил его в инстаграме и сказал: ребята, это ничего не будет работать. Вам придется побегать за всеми этими выплатами, и не факт, что вы их получите. На следующий же день обрушился портал Госуслуг. Хорошо, что Путину хоть доложили об этом, а то он так бы сидел и думал, что пособия и обещанные выплаты реально доходят до людей. Если возвращаться к медицине, этот кризис показал, насколько у нас дисфункциональная власть. У нас система управления в стране просто не работает, она вообще не в состоянии обслуживать нужды людей. К сожалению, в такой кризисной ситуации это проявляется особенно остро, многие страдают. Действительно это связано с риском для жизни людей и риском для их здоровья. Это результат той системы, которая 20 лет выстраивалась. Это система не для людей. Андрей Морев рассказывал про пример женщины онкобольной – это один из миллионов примеров сейчас, когда четко видно, что нашу систему управления эти люди и их трудности не интересуют вообще. К сожалению, это должно было когда-то стрельнуть и проявиться. Все, что Путин выстраивал для своей узкой группы друзей, а мы все за забором как-то существуем, нам постоянно оптимизируют медицину, повышают налоги и так далее, вот это все должно было как-то выстрелить, это ружье, висящее на стене, оно сейчас стреляет конкретно по людям. Я уже говорил о том, ладно, Госуслуги, они когда-то наладят их работу, но то, что люди ломанулись в пенсионные фонды и стоят там, дышат друг другу в лицо в этих огромных очередях, чтобы получить 10 тысяч на ребенка, – это, на мой взгляд, гораздо страшнее, чем обрушение портала Госуслуг, это чревато такими же новыми вспышками заражения, как было в Москве после абсолютно идиотской историей с метро, когда там образовались километровые очереди, у всех проверяли пропуска. То есть эта власть дисфункциональна, она не в состоянии функционировать, обслуживать страну. Вообще говоря, ее надо менять просто быстрее. Я думаю, что много людей сейчас это отчетливо поняли.

Елена Рыковцева: Владимир Вольфович понял, что Пескова нужно срочно менять. Вы верите, что каждый получит по 10 тысяч на ребенка?

Елена Русакова: Поскольку есть негативный опыт получения самозанятыми и индивидуальными предпринимателями, когда выплаты были обещаны, люди обнаружили, что это практически невозможно получить, то здесь может быть то же самое, возможны всякие сбои. Уже нельзя верить в надежность системы. Мы видим, что обязательно что-нибудь не работает.

Елена Рыковцева: Андрей, я спрошу о существе иска, который вы подали вместе с Еленой Русаковой, чего вы хотели добиться и от кого?

Андрей Морев: Иск подан был к мэру и к Мосгордуме о том, что они существенно превысили свои полномочия. По сути группа, где у нас все обсуждалось, была названа "Электронный ГУЛАГ". Это говорит ровно о том, что мэр Москвы решил ввести отдельное государство в государстве и при этом сделать нас его цифровыми рабами, которых он обложил некоей новой данью. В иске по сути оспаривается несколько вещей, там был нарушено то, что Московская городская дума превысила свои полномочия, издав КОАП Москвы, который противоречил КОАПу Российской Федерации. Второе – это то, что по цифровым камерам определялось местоположение людей и нарушение режима повышенной готовности, который введен мэром, и это тоже не предусмотрено федеральным КОАПом. Третье – то, что такие виды нарушений административных могут быть применены по федеральному КОАПу только к дорожным правонарушениям и нарушениям благоустройства территории, обязательно это нарушение должно быть совершено с использованием транспортного средства. То есть все, что можно было придумать и нарушить, наша Московская городская дума нарушила, что в очередной раз показывает, насколько там работают непрофессиональные люди, которые исполняют указания, которые им спускает мэрия города Москвы.

Елена Рыковцева: Она же не работает – Дума сейчас.

Елена Русакова: Это было, когда заседание 1 апреля, тоже скандальное по-своему. Потому что обнаружилось потом, что ряд депутатов были больны к тому моменту. Можно попроще объяснить, в чем суть иска. Суть той поправки, которую Московская городская дума приняла, в том, что без ведома гражданина, без возможности гражданину предъявить доказательства своей невиновности, без судебного разбирательства гражданину автоматически начисляют штраф этими системами слежения. Сейчас, когда столько времени прошло, мы уже по практике видим, что гражданин находится на самоизоляции, он болен, но ему назначена компьютерная томография, он обязан пойти в поликлинику, пройти обследование. Он выходит и получает штраф. Кроме того, мы видим, что все эти системы дают какие-то сбои. Печально знаменитое приложение "Социальный мониторинг", который заставляют устанавливать на телефоны, оно выписывает ложные штрафы и так далее. Суть такова, что действительно в московское административное законодательство, в административный кодекс введена поправка, которая позволяет штрафовать по данным с камер, не проводя никакого разбирательства, даже сам гражданин не знает. То есть гражданин таким образом лишен права на защиту, он не может запретить использовать свои персональные данные. При этом нарушено право доказывать свою невиновность. Нарушено очень важное положение, что гражданин может быть подвергнут административному преследованию только в соответствии с законом, а тут соответствия закону нет, потому что московское законодательство пришло в противоречие с федеральным законодательством, и с кодексом административных правонарушений, и с законом о персональных данных, и с законом о чрезвычайном положении, с рядом законов одновременно. Получается незаконное преследование без ведома гражданина.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG