Ссылки для упрощенного доступа

Переоценка ценностей. Владимир Абаринов – о болезни и лекарстве


Abarinov Vladimir

На днях Дональду Трампу напомнили о существовании закона 1947 года, который гласит, что в случае нетрудоспособности президента и вице-президента исполнительная власть переходит к спикеру нижней палаты Конгресса. Сейчас этот пост занимает политик-демократ Нэнси Пелоси. "Этого не будет, – ответил президент США, – Пелоси – это катастрофа".

Пресс-секретарь Белого дома Кейли Макинэни, когда ее спросили, имеется ли у администрации план на случай заболевания Трампа и вице-президента Майкла Пенса, сказала: "Эта тема даже не рассматривается. Мы заботимся о здоровье президента и вице-президента. В данный момент они здоровы и останутся таковыми. Думаю, журналисты, как и американский народ, должны радоваться этому".

Первые лица привыкли чувствовать себя в полной безопасности. Но невидимая напасть чинов не разбирает и проникает в самые охраняемые помещения без пропуска. Пандемия уже близко подобралась к Трампу. Президент проходит тестирование ежедневно. Коронавирус диагностирован у пресс-секретаря вице-президента Кэти Миллер, после чего Трамп прекратил личное общение с Пенсом. Общается ли он с мужем Кэти, своим старшим советником Стивеном Миллером, чей тест тоже оказался положительным, не сообщается, но известно, что заболел один из личных камердинеров президента. В Белом доме теперь все сотрудники, кроме Трампа, носят защитные маски. Снять маску разрешается только за собственным письменным столом.

Остается надеяться на быстрое экономическое восстановление. Но представить себе возвращение к докризисным показателям пока очень трудно

Вирус де-факто отодвинул президента от принятия решений. Ещё недавно он утверждал, что имеет "абсолютную власть" над режимом самоизоляции. Но оказалось, что приказать штатам ввести, снять или смягчить карантин он не может, эти решения принимают губернаторы. Меры поддержки бизнеса и оставшихся без работы граждан разработаны и приняты Конгрессом – президенту оставалось только подписать закон. Даже поставить подпись на чеке с пособием у него полномочий нет. Рейтинг губернаторов и Конгресса растет, рейтинг президента замер. Трамп отменил ежедневные брифинги, на которых без устали хвалил себя, но при этом говорил много лишнего и был вынужден отвечать на каверзные вопросы журналистов, которые спят и видят, как бы поймать президента за язык. Его соперник Джо Байден сидит дома, никак не участвует в борьбе с коронавирусом, но опросы показывают, что он опережает Трампа в ключевых для победы штатах.

Может быть, теперь, наедине с самим собой, президент переоценивает ценности и начинает понимать, как иллюзорны мишура власти, военная мощь, цифры на мониторах нью-йоркской биржи. Он очень обижен на вирус, обнуливший его главное достижение – блестящее состояние экономики. Трамп уже осознал, что панацеи от беспощадной заразы нет и что вакцина, как ей ни приказывай, не появится к выборам как яичко к Христову дню. Остается надеяться на быстрое экономическое восстановление. Но представить себе возвращение к докризисным показателям пока очень трудно.

Любой механизм от бездействия портится. Есть ощущение, что в экономике сейчас происходят необратимые изменения, отмирают целые отрасли и набирают силу другие. Но главное – на глазах меняется структура потребления. У нас исчезают одни привычки и появляются новые. При входе в помещение маску надеваешь уже автоматически, руки сами тянутся к антисептическим салфеткам. Мнительность сохранится надолго. Можно открыть рестораны и увеселительные заведения, но пойдут ли туда люди? Рок-концерт или футбольный матч – это коллективное времяпрепровождение, сопереживание. На социальной дистанции и в полном коронавирусном доспехе такого единения не достигнешь.


В футурологических фантазиях вдруг представилось, что власти отменили все санитарные ограничения и теперь штрафуют носителей масок и перчаток. Ковид-диссиденты ушли в подполье. Они собираются на явочных квартирах, устраивают там вечеринки в масках, проводят нелегальное тестирование и рассказывают друг другу коронавирусные ужастики. Полиция и ФБР выслеживают и арестовывают смутьянов... Абсурд? Мало ли другого абсурда мы уже видели!

Президент любит фразу "Лечение не должно быть хуже болезни". Ее приписывают римскому поэту I века до нашей эры Публилию Сиру. В иносказательном смысле человечество в своей истории только и делало, что принимало такие снадобья, которые и впрямь оказывались хуже хвори. Но прививки историческими прецедентами всё же действуют.

Владимир Абаринов – вашингтонский журналист и политический обозреватель

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG