Ссылки для упрощенного доступа

"К сожалению, выплачивали совсем не те средства, которые я поручал выплатить"


Владимир Путин на виртуальном совещании с Михаилом Мишустиным

Президент Путин из совещания в совещание разносит чиновников, которые никак не выплатят врачам обещанные "президентские надбавки". При этом и сам он, и его министры утверждают, что все полсотни миллиардов, которые были выделены на эти цели, дошли по назначению. Почему же врачи до сих пор их не получили? В гостях Анастасия Васильева, глава профсоюза "Альянс врачей", депутат заксобрания Санкт-Петербурга, зампредседателя партии "Яблоко" Борис Вишневский и член профсоюза медработников "Действие" Андрей Коновал.

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Мы попытаемся сегодня подсчитать и понять, кому сколько заплатили из обещанного. Обещают все время, обещают также проверять все время. И чем все это заканчивается, на каком мы сегодня этапе с этими коронавирусными выплатами, мы будем разбираться. С нами Анастасия Васильева, профсоюз "Альянс врачей", который борется за права и уволенных, и за условия их работы. Но в данной конкретной ситуации мы говорим именно о выплатах, которые обещают, вроде бы платят, но насколько платят, как платят – это мы будем говорить сегодня. С нами на связи Борис Вишневский, Законодательное собрание Санкт-Петербурга. С нами Андрей Коновал, профсоюз "Действие", тоже профсоюз медиков. Я предлагаю сразу для того, чтобы ввести вас в курс дела, напомнить, с чего начиналось, с каких обещаний, что вокруг этого происходило до сегодняшнего нового совещания с новыми обещаниями.

Российские врачи требуют обещанных выплат
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:23 0:00

Елена Рыковцева: Сегодня прошло еще одно совещание у Владимира Путина, мы подробно на нем остановимся, потому что цифры какие-то удивительные там звучали. Какой вы видите ситуацию к этой минуте?

Анастасия Васильева: Все-таки надо отметить, что выплаты начались – это уже хорошо. Они начались, к сожалению, не везде, но начались – это уже приятно. Как-то хаотично, никакого порядка нет. Кому-то выплатили, кому-то не выплатили, кому-то полностью, кому-то не полностью. Надо отметить, что нет системы, нет четкого алгоритма.

Елена Рыковцева: Путин закричал на них: что вы забюрократизировали, зачем начали высчитывать часы и прочее?! Каков сейчас принцип?

Анастасия Васильева: Честно скажу, я не знаю. Я не думаю, что кто-то знает. У нас разрозненные данные. К нам обращаются те, кто не получил выплаты, мы потом стараемся мониторить, получили они или нет. Мы знаем от наших лидеров профсоюза, что те, кто так или иначе заявлял о своих проблемах, громко заявлял, тем в первую очередь эти выплаты дали. Наша скорая из Перми получила, они тоже делали видеозаявление, Армавир получил, "скорая" Всеволжска получила выплаты. Те, кто постучались, тому открыли.

Елена Рыковцева: Очень важно не бояться прокричать. Потому что многие боятся, что уволят, если ты закричишь слишком громко. Андрей, по вашим сведениям, до сегодняшнего совещания, какой ситуацией на эту минуту вы располагаете, что по выплатам тех врачей, с которыми вы общаетесь?

Андрей Коновал: Я сразу скажу, что я сегодня не смог посмотреть это совещание по той простой причине, что целый день отвечаю на звонки людей из регионов, на их сообщения о том, что у них проблемы как раз с этими выплатами. Речь идет о том, что ситуация в каком-то смысле еще более запутанная, чем была раньше, до разъяснения Минздрава и до вмешательства президента.

Елена Рыковцева: Вы поняли алгоритм, принцип? Путин накричал на них, что вы все не так сделали. Сейчас каков алгоритм этих выплат?

Андрей Коновал: То, что четкого алгоритма нет, наш профсоюз понял еще в середине апреля, именно поэтому в конце апреля мы направили наши предложения в Минздрав и правительство России. Там было 10 пунктов насчет того, что нужно изменить. Мы говорили о том, что на самом деле не было четко определено, кому предназначены эти выплаты, за что предназначены эти выплаты и какова методика расчета. По методике расчета наконец в начале мая, 6 мая было дано разъяснение первое, как бы разобрались, что платить надо не за конкретные часы и минуты, проведенные с коронавирусным пациентом, а вообще в принципе за отработанное время по должности в течение месяца. Но возникает новая проблема, точнее, она была, мы говорим о том, что они выполнили лишь один из пунктов наших требований – это как раз вносит дополнительную сумятицу. Сегодня Минздрав запутал еще больше ситуацию, когда сказал в своих разъяснениях, что полагаются выплаты только за подтвержденный случай с диагнозом COVID. Тут все ясно, например, для каких-то стационаров, которые заточены, специализированы именно на работу с коронавирусной инфекцией. Там все понятно, потому что люди все время работают с коронавирусными пациентами. Ситуация, связанная со скорой помощью, неспециализированные под это бригады, она совершенно непонятна. Потому что сейчас какой принцип осуществляется. Допустим, 1 марта какая-то из бригад скорой помощи сделала выезд к пациенту, у которого подтвердился COVID. Другая бригада выехала 20 марта на такой вызов, сделала, может быть, до конца марта 10 таких вызовов. Первой бригаде, несмотря на то что она один вызов сделала, заплатят всю месячную норму 25 тысяч, еще определенные суммы, а второй бригаде заплатят лишь за полмесяца, хотя она работы сделала больше. Я уже не говорю о тех бригадах, которые выезжают просто на вызовы, связанные с пневмонией, с ОРВИ, которые имеют все признаки коронавирусной инфекции. Даже по терминологии самого Минздрава попадают в так называемую группу риска заражения коронавирусной инфекцией такие пациенты. Они почему-то даже по 415 постановлению, где эта позиция была четко обозначена, проигнорировали это в своих разъяснениях. Сегодня мы сталкиваемся с тем, что людям разъясняют, что у вас не подтвержденный коронавирус, значит платить не будем. Огромная проблема в стационарах, которые не ковидные, а соседние подразделения, из которых переводят в ковидные подразделения, потому что выявился диагноз, которые берут в том числе и мазки, тестирование на коронавирус. Мне сегодня звонят люди, говорят: нам ничего не выплатили, говорят, что не обязаны, потому что вы неспециализированное под это дело подразделение. Таким образом сейчас мы просто видим, что каким-то группам медицинских работников эти выплаты пошли в полном объеме, подавляющее большинство этих выплат не увидит, потому что считают, что, оказывается, они недостойны.

Елена Рыковцева: Я хочу немного забежать вперед к этому совещанию и попросить вас помочь мне понять, что означает очень точный, буквальный до одного человека подсчет всех, кто получит эти выплаты. Посмотрите, что сегодня сказал министр здравоохранения: "Президентские выплаты уже получили 3243 врача, работающих в стационарах и выездных бригадах скорой медицинской помощи, 77 631 сотрудник среднего медицинского звена, 17 347 медицинских работников, а также 21 355 водителей автомобилей скорой помощи". А должны были, по его же словам, получить 125 000 медицинских работников и 24 000 водителей скорой помощи. Сложив эти цифры, мы понимаем, что все 125 000 медицинских работников выплаты уже получили и чуть-чуть недополучили водители скорой помощи. Каким образом можно было их всех так точно сосчитать с учетом непредсказуемого развития эпидемии?

Анастасия Васильева: Андрей Коновал очень правильно сказал, доктор Рошаль говорил о том, что сейчас каждый пациент, который поступает в клинику или который сам приходит, он должен считаться условно зараженным коронавирусом. Так на самом деле и должно быть. Как они посчитали? Они взяли медицинских работников и водителей, которые непосредственно работают в перепрофилированных учреждениях. Есть в Москве бригады скорой помощи, перепрофилированные под COVID, есть бригады общие, которые выезжают на инфаркты, инсульты и прочие заболевания. Конечно, они взяли и посчитали те бригады, которые перепрофилированы. В каждой больнице есть перепрофилированные корпуса, их можно посчитать, и койки, и медицинских работников, они это и сделали. Но, разумеется, они не учли тех самых работников, 64-я городская больница клиническая, там медики заболели, лечили этих пациентов, там некоторые пациенты даже умерли. Они сегодня пришли к главному врачу, главный врач сказал: по такой логике, как ваша, всем надо заплатить.

Елена Рыковцева: Пока не положено. Вы лечили этих больных, но поскольку они попали не в специализированную больницу, вам не положено.

Анастасия Васильева: Они переведены были из стационаров общего профиля. Эти вспышки, которые были в Уфе, Москве, закрывали поликлиники – это тоже связано с тем, что в обычной больнице поступали больные, которые впоследствии стали коронавирусными, они переведены в инфекции, в корпуса, которые перепрофилированы. Я помню, наш главный анестезиолог-реаниматолог, главный врач Коммунарки Денис Проценко писал в своем фейсбуке, что провели сегодня совещание и решили, что не будем делить на ковидные и не ковидные, будем считать каждого пациента. Те доктора, которые сегодня к нам из 64-й больницы обратились, получается, что нет системы фиксации, как понять, этот доктор работал с пациентом, потом у него выявили коронавирус, но это же никак не зафиксировано. Нужно какую-то создать систему подсчета, тогда можно все эти средства распределять. Начинается хаос в головах у людей, это формирует нервозность, панику – ему дали, а мне не дали.

Елена Рыковцева: Эти цифры не могут быть по определению фиксированными. Потому что, во-первых, строятся еще госпитали специальные. Количество пациентов увеличивается, уменьшается.

Анастасия Васильева: Мне кажется, в данном случае цифры были даны для того, чтобы показать, что мы это сделали, мы посчитали.

Елена Рыковцева: Борис, что у вас в Санкт-Петербурге с выплатами? Всем ли понятно, за что, кому и сколько?

Борис Вишневский: У нас сейчас стало получше. Во всяком случае за последние дни я жалоб никаких не получал о том, что медики не могут эти выплаты получить. Многие говорят, что к ним пришли вдруг деньги. Система выплат у нас многослойная. С одной стороны два постановления федерального правительства, 415 и 484, по 415-му люди получают, условно говоря, от 10 до 40 тысяч в месяц, по 484-му идут доплаты 80 тысяч для врачей, 50 для скорой и среднего персонала, по 25 для санитарок. Я, кстати, как только это постановление появилось, премьер-министру Мишустину сразу написал, что, на мой взгляд, это совершенно неправильная градация. Потому что эти доплаты тем медикам, которые работают с ковидом – это не доплата за профессионализм, это доплата за риск, получать должны одинаково и врачи, и медсестры, и санитарки, потому что они рискуют в одинаковой степени. Иногда даже младший и средний персонал рискует больше, потому что чаще общаются с больными. Кроме того у нас есть еще совсем небольшие выплаты от городского комитета по здравоохранению, буквально несколько тысяч рублей, есть еще выплаты, установленные постановлением городского правительства, это если медик заболеет ковидом, то 300 тысяч, если станет инвалидом, то 500, если, не дай бог, умрет, то миллион. С этим тоже был связан огромный скандал. Я один из первых тогда обращался к губернатору Беглову с требованием немедленно это изменить. Потому что предполагалось составлять некий акт, в этом акте предполагалось указать процент вины медицинского работника за то, что он заболел коронавирусом. Можете себе представить, как это подействовало на медиков, что ты заболеешь или станешь инвалидом, не дай бог, ты погибнешь, а дальше твоя семья замучается пыль глотать, доказывая, что ты заразился во время исполнения своих профессиональных обязанностей, а не по дороге на работу, в автобусе или в метро по собственной неосторожности. Сейчас, слава богу, внесены изменения в это правило, уже процент вины никто не устанавливает, порядок существенно упрощен. Правда, возникла другая проблема, что все эти выплаты были рассчитаны, условно говоря, на сто человек, заболевших многократно больше. Я куда больше информации и куда больше обращений, чем от проблем с выплатами, получаю от медиков по нехватке средств защиты. На предыдущих совещаниях эта тема поднималась, обычно говорят, что все хорошо, запущена куча заводов, выпускаем в день миллионы масок и респираторов. Я у нас в городе тоже это слышу, что не нагнетайте, не поднимайте панику, у всех все нормально. Я могу ответственно сказать, что это неправда, никакой особой нормальности нет. С одной стороны, конечно, сейчас ситуация уже лучше, чем месяц назад, потому что достаточно много закупили и медикам раздали, но, с другой стороны у меня есть только один случай, когда мы связывались с больницей, на вопрос, надо ли вам передать средства защиты, которые мы в питерском "Яблоке" купили на деньги, которые собираем у граждан уже второй месяц, нам сказали: знаете, у нас все более-менее ничего, отдайте тем, кому больше нужно. Во всех остальных случаях на вопрос, что надо, чаще всего говорят, что надо все, надо маски, надо респираторы, надо бахилы, надо защитные костюмы больше всего, очки, щитки. Я сегодня часть дня занимался тем, что мы доставали новые средства защиты, думали, в какую из горячих точек города их передать, где есть такая необходимость. Потому что мы не понимаем и по сей день, куда девается все то, что якобы производится и закупается в огромных количествах, потому что дефицит, к сожалению, никуда не делся. Он, наверное, стал меньше, но и число заболевших стало больше. Число городских стационаров, которые перепрофилированы под COVID, стало больше сейчас, их уже 16 и два федеральных. Можете себе представить, какая картина. Конечно, система эта довольно запутана, все эти выплаты медикам, которые имеют дело с коронавирусной инфекцией, естественно, это нельзя никак оценивать по времени. Уже приводили очень простой пример, что тем, кто работал на ликвидации Чернобыльской АЭС, иногда было достаточно нескольких секунд облучения, чтобы здоровье было угроблено на всю жизнь. Тут то же самое. Даже мимолетный контакт медика с больным коронавирусом может привести к его заболеванию, соответственно, к очень тяжелым последствиям. Правильно было бы вообще все эти выплаты, чтобы перечислялись автоматически, во-первых, во-вторых, чтобы они перечислялись всем тем, кто связан с больными коронавирусом, по всей цепочке. Надо еще учесть, что сами медики затрудняются сегодня сказать, кто-то считает уже больных коронавирусом, включают тех, у кого пневмония, где-то пневмонию не включают, где-то везут на госпитализацию и вместе располагают тех, у кого пневмония и COVID. Понятно, что все это уже перемешалось до такой степени, что очень трудно отличить. Наверное, сейчас вся городская система здравоохранения нуждается в наличии таких выплат, независимо от должности и, может быть, независимо от того, напрямую они соприкасаются с больными COVID или нет, потому что медики рискуют все. Никто из них не может сказать, что если к нему обратился пациент, у которого диагностирован вовсе не COVID, что у этого человека на данный момент этой инфекции нет. Я думаю, что это не только в Петербурге имеет место быть – это социальные учреждения. У нас почти катастрофа в психоневрологическом интернате номер 10. Мы позавчера с моим помощником туда ездили, передавали медицинские маски. Из тысячи человек, которые там содержатся, у них больше половины заболевших. В других психоневрологических интернатах, в детском интернате есть больные, их очень слабо обеспечивают средствами защиты, большей частью приходится помогать волонтерам. А есть еще социальные работники, которые должны ходить по домам, которые имеют дело с пожилыми людьми, тоже не знают, есть у них COVID или нет, а их никто не обеспечивает средствами защиты. В какую сторону ни посмотри, мы везде видим большие проблемы.

Елена Рыковцева: Правильно я понимаю, что тот интернат, о котором говорит Борис, там заболели люди, но поскольку он не специализированный, значит, не платить?

Анастасия Васильева: Все равно 415 постановление, там же указано, что риск, платится за риск. Там есть градации, кому сколько платить. Но там есть один такой момент, что риски определяет главный врач локальным актом внутри учреждения. Сейчас для того, чтобы понять, кому и сколько должно заплатить учреждение, нужно затребовать этот акт по пункту 11 постановления 415 от 2 апреля, только тогда можно будет понять. Теоретически эти деньги выделены, они тоже где-то есть. Но система их распределения, она какая?

Елена Рыковцева: Посмотрим две минутки совещания про эти деньги, которые выделены, дошли, уже распределены. Тут одни цифры.

Президент провел совещание по поводу выплат медработникам
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:54 0:00

Елена Рыковцева: Анастасия, я бы попросила, чтобы вы расшифровали эту фразу: "К сожалению, – говорит Владимир Путин, – выплачивали не те средства, о которых шла речь на наших совещаниях".

Анастасия Васильева: У меня такое ощущение, что какие-то были другие пулы денег, кто-то друг друга не понял.

Елена Рыковцева: Вы получили 50 тысяч рублей, но это не те 50 тысяч рублей. Верните эти, мы дадим вам другие?

Анастасия Васильева: Может быть, какая-то есть федеральная часть денег, мы ничего не понимаем.

Елена Рыковцева: На этом совещании шла речь только о федеральных деньгах. Владимир Путин говорит, что 10,2 миллиарда рублей было выделено на поддержку медицинских специалистов, 41 миллиард доплаты президентские. Всего отправилось в субъекты федерации уже 50 миллиардов. Теперь, что говорят эти люди на совещании, первым говорит министр здравоохранения: "Общая сумма направленных выплат почти 9 миллиардов рублей". Следующим после него выступает представитель казначейства и говорит: "Как только что сказал министр здравоохранения, выплачено 12 миллиардов рублей". Я уже ничего совершенно не понимаю. Вы понимаете, сколько всем эти людям должно было быть выплачено за апрель?

Андрей Коновал: Примерно понимаю. С моей точки зрения, Путин говорит о деньгах по 415 постановлению. 2 апреля правительство России издало 415 постановление, выделило 10,2 миллиарда рублей. 8 апреля президент дал обещание: вдобавок к тем суммам, которые уже озвучены, мы еще решили для тех, кто непосредственно работает с коронавирусной инфекцией, мы еще даем дополнительные деньги. Там 40 с лишним миллиардов. То, что называется президентская надбавка, масса медицинских работников, которые не следят за сайтом правительства, за издаваемыми им постановлениями, конечно, услышали прежде всего президента, который об этом говорил на всю страну, по всем центральным телеканалам. Собственно говоря, люди ждали не каких-то других выплат, а ждали 80 тысяч врачам стационаров, 50 тысяч врачам скорой помощи, 25 тысяч среднему медперсоналу и водителям скорой помощи. Эти деньги люди ждали и воспринимают как путинские. Эти деньги поступили не сразу, постановление издали 12 апреля, там еще достаточно сложная система перечисления этих денег, должны договоры заключаться, быть приняты соответствующие положения о выплатах на уровне региона и приняты локальные нормативные акты на уровне конкретного медицинского учреждения. Соответственно, эти деньги не могли сразу поступить, они шли медленно. А выплаты первые были в конце апреля по 415-му за март, они стали выплачиваться. Причем выплачиваться с учетом часов и минут. В результате эти деньги и были восприняты как путинские надбавки. Путинские надбавки в начале мая стали тоже начислять, исходя из конкретных часов и минут в начале. Поэтому возникло это недовольство.

Елена Рыковцева: Путинская надбавка уже выплаченная – 9 миллиардов рублей. Почему 9 миллиардов, не 15, не одну треть выплатили за один из трех месяцев?

Андрей Коновал: Разбираться с конкретными цифрами сейчас сложно. Кто-то говорит может быть про деньги, перечисленные в регионы, кто-то говорит о перечисленных на уровень отдельных медучреждений, а кто-то говорит про конкретных сотрудников, которым они предназначены. Все эти цифры, конечно, может быть важны для некоего анализа, что происходит в этой внутренней бюрократической процедуре, но они мало имеют отношения к подавляющему большинству медицинских работников. Те цифры, которые называются, по числу, как они говорят, "тем, кому положено". Обращайте, пожалуйста, внимание на эти оговорки, которые звучат на этом совещании из уст участников этого совещания. То есть, кому положено. Соответственно, те деньги, которые сегодня поступают, это тем, как они считают, кому положено. А кому положено? Они вычислили, что порядка сто с чем-то тысяч медицинских работников. Давайте сравним эти цифры с количеством медицинских работников, вспомогательного персонала, порядка два с половиной миллиона сотрудников медицинских учреждений по всей стране, разделите эти 50 миллиардов на такое количество, мы увидим, что это довольно скромная сумма даже для выплат на один месяц. Предполагается, что их должны три месяца платить, плюс еще по первой выплате, насколько хватит, до конца года растягивать. У меня нет особого желания разбираться 9 или 12 миллиардов перечислено, уже дошло куда-то все 50, потому что я вижу, что уже сейчас людям говорят: вы эти деньги не получите, потому что вам не положено. Вы не работаете в специализированном подразделении, а где-то имеют еще большую наглость говорить: да, вам полагается, если вы не в специализированном, но только в том случае, если лабораторно подтвердят этот случай. Есть реестр общефедеральный, куда заносятся все подтвержденные случаи. Каждое медучреждение, если оно озабочено, что их сотрудники оказали помощь пациенту, на тот момент неизвестно, был ли он заражен коронавирусом, то они могут обратиться к этой базе и, соответственно, начислить. Но это не решение проблемы. В 40% случаев коронавирус протекает бессимптомно, 20–30% – это ложный результат и не может быть подтверждено. В огромном количестве случаев отсутствует просто тестирование. Я поддерживаю, мы в своем обращении в Минздрав и правительство России еще в конце апреля писали о том, что как минимум по 415 постановлению все должны получать, вне зависимости от того, какие это случаи.

Елена Рыковцева: Я вернусь к тому, что уже получено, чтобы люди, которых это касается, сверили. Министр здравоохранения сказал, что на эту минуту все, кому положено, а положено получить 125 тысячам медицинских работников и 24 тысячам водителям "скорой помощи", получили 9 миллиардов президентских рублей. В стране все, кто сейчас занят коронавирусом, в среднем получили 60 тысяч. Так ли это, мы не знаем. Я только могу точно сказать, что к этому совещанию очень здорово гнали цифры. Например, просит Владимир Путин Кузнецова Михаила, это лидер Народного фронта, рассказать, какие у него данные, по его сведениям. Тот говорит: "Если к 21 часу 13–14 мая выплаты были только 19% врачей, то уже за выходные эта цифра составила 79% опрошенных". 60 процентам выплатили за выходные! По словам председателя казначейства: "К выходным мы перечислили 10 миллиардов, в выходные перечислили 4 миллиарда". Тоже 60 процентов от того, что было раньше за два дня. То есть, конечно, к этому совещанию они очень постарались. Но даже если сравнить цифры, которые дает Народный фронт, а это 79% опрошенных получили эти выплаты, с цифрами, которые дает министр здравоохранения, а он говорит 100% получили, они даже на этом совещании расходятся. Борис, вы политик, вы депутат, они сейчас за апрель получили все, кому было положено, 9 миллиардов, всего на три месяца положено 40 миллиардов "президентских". Они их получат целиком или по 9 три месяца будут давать?

Борис Вишневский: Во-первых, нет никаких президентских, есть только деньги налогоплательщиков, цитирую Маргарет Тэтчер. Два правительственных постановления, эти суммы должны суммироваться, простите за тавтологию, по одному из них в зависимости от должности, условно говоря, от 10 до 50 тысяч в месяц, другому в зависимости от должности, от 25 до 80. Тут невозможно рассчитать сходу среднюю цифру, потому что надо тогда считать, сколько медиков относится к каждой из категорий. Но в среднем, если посмотреть, то, наверное, эта сумма где-то около 60 тысяч в среднем на каждого медика и должна была за апрель получиться, может быть немного больше. Людям, которые работают в стационарах, в скорой помощи, в приемных покоях, им неважны все эти десятки миллиардов. Надо понимать, что получат они. Они смотрят на эти два постановления: я должен был получить как врач сумму в 51 тысячу по одному постановлению и 80 по другому. И надо смотреть, получил этот врач, работающий с COVID, эти выплаты или не получил, получила медсестра, сколько положено по постановлению, или не получила, получил врач "скорой" столько, сколько полагается, или нет. Только это и надо проверять. У нас недавно председатель комитета по здравоохранению сказал, что бухгалтерия работала день и ночь, были ошибки, но сейчас мы исправляемся. Действительно после этого деньги людям пошли. Я надеюсь, что как-то эти деньги все-таки до получателей дойдут, хотя количество бюрократии тут немыслимое. Я давно живу на свете, я знаю, что наше родное государство еще с советских времен намеренно усложняет порядок получения даже тех денег, которые обещает, чтобы потом под тем или иным предлогом хотя бы часть людей эти деньги не смогла бы получить. Увы, эта вредная привычка полностью заимствована из прежних времен. Поэтому, конечно, могут быть проблемы. Если нас смотрит кто-то из питерских медиков и кто-то чего-то не получил, то ищите меня, будем разбираться в каждом отдельном случае. Людям важны не десятки миллиардов и не совещания, которые проводит президент, а то, чтобы они получили хотя бы то, что им публично сказано, что можно посмотреть по двум таблицам, то, что им полагается за их работу.

Елена Рыковцева: "Президентскими" Путин называет свои выплаты, обещанные им лично, их 40 миллиардов, на 150 тысяч человек, они уже отчитались, что первый транш все они получили, и это то, что уже можно проверять. Получили ли все.

ВИДЕО ВСЕГО ЭФИРА

Интерактивная карта проблемных ситуаций в российских больницах, которую делает "Альянс врачей".

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG