Ссылки для упрощенного доступа

Сто тысяч. Александр Генис – о задачах лидерства


Как раз тогда, когда число погибших от вируса в США перевалило за сто тысяч, а количество безработных превысило 40 миллионов человек, в стране начались расовые волнения, никак не связанные с пандемией, но усугубившие ощущение тотального кризиса. Кажется, сейчас он бьет со всех сторон сразу. Но Америке не привыкать. Пережив Гражданскую войну, две мировые и одну холодную, справившись с Великой депрессией и оправившись от драмы Вьетнама, американцы привыкли считать все бедствия временными. Твердая вера в устои, которые и называются институтами власти, питает знаменитый оптимизм Нового Света, куда все мы приехали, чтобы исправить ошибки Старого и начать с чистого листа.


При этом, пишет самый трезвый колумнист The New York Times Дэвид Брукс, хорошо бы полагаться на достойного лидера, способного в трудную пору вдохновить и утешить. Сторонники мистического отношения к истории считают, что великие испытания загадочным, но неизбежным путем приводят к власти великих политиков. Где бы мы были без Черчилля, который в одиночку противостоял Гитлеру с его тогдашним союзником Сталиным? И где бы были Соединенные Штаты без Линкольна? И как бы Америка пережила самые опасные годы ХХ века без Рузвельта? Без Кеннеди, остановившего в Карибский кризис мир на грани атомной войны? И без Рейгана, победившего “империю зла” без единого выстрела?

Катастрофа не бывает партийной, и вирусу точно всё равно, кого убивать

Что общего у всех этих очень разных людей, которые не зря стали памятниками и аэропортами? То, что в самые черные дни они находили нужные дела, нужные слова, чтобы сплотить нацию. Такие, как библейские обороты Геттисбергской речи, которую заучивают американские школьники, а русские могут прочесть в переводе Набокова. Или цитата, которую после убийства Мартина Лютера Кинга Роберт Кеннеди нашел в трагедии Эсхила “Агамемнон” – о том, что боль и отчаяние невольно порождают мудрость.

Сегодня, прямо скажем, ею и не пахнет. Нынешний глава государства, в отличие от предыдущих, даже не пытается стать тем, кем его обязывает быть конституция, – президентом всех американцев. Однако катастрофа не бывает партийной, и вирусу точно всё равно, кого убивать. Дональд Трамп так не считает. Он, как уверены его критики, обратил болезнь в орудие предвыборной борьбы, поддержав, среди прочего, фантазию о том, что демократы специально раздувают опасность, стремясь повесить вину на президента и его партию.

В этом нет необходимости. Трудно забыть, как в начале пандемии Трамп обещал, что всё быстро закончится, ибо “сейчас больных 15, а скоро будет ноль”. Это одно из тех 18 тысяч ложных высказываний президента, включая идею лечиться хлоркой, которые вывели США на первое место в мире по жертвам коронавируса. Как подсчитали статистики Колумбийского университета, только промедление с введением карантина на одну неделю стоило стране 36 000 жизней.

Горячих поклонников Трампа, в том числе моих старых друзей, эти цифры не пугают. “Вздор университетских либералов”, – сказал один. “Обама еще хуже”, – добавил другой. “Не говоря уже о Хиллари”, – подхватил третий. С ним-то я, пожалуй, меньше всего согласен. Изучая результаты борьбы с пандемией, аналитики не могли не заметить, что успешнее других справляются с заразой те страны, правительство которых возглавляют женщины – вроде Германии, где возобновился национальный чемпионат по футболу, или Новой Зеландии, в которой больных коронавирусом не осталось вовсе.

Александр Генис – нью-йоркский писатель и публицист, автор и ведущий программы Радио Свобода "Генис: Взгляд из Нью-Йорка"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG