Ссылки для упрощенного доступа

"Больше всего я боюсь стука в дверь". Волонтеры Конституции поневоле


18-летняя либертарианка Анна Толмачева рассказала, что в одном из колледжей Курска ее заставили записаться в волонтеры Конституции. Проект “Волонтеры Конституции" создали Центризбирком и Ассоциация волонтерских центров перед голосованием по поправкам в Конституцию. По данным сайта проекта, информационная кампания волонтеров Конституции охватила 12 миллионов россиян. Председатель ЦИК Элла Памфилова поблагодарила волонтеров Конституции. "Все вместе мы с вами делаем большое дело", – сказала она в своем обращении. Анна Толмачева в статусе волонтера Конституции вместо агиток, призывающих участвовать в голосовании, раздавала листовки Либертарианской партии России с заголовком “Вы уверены, что знаете о поправках всё?”. После этого студентку вызвали на допрос сотрудники Центра “Э”. В колледже Анну объявили анархисткой, поставили на внутренний учет и намекнули, что она может быть отчислена. Вот что рассказала Анна Толмачева Радио Свобода.

– Почему вы не называете колледж, где учитесь?

В Курске есть только два колледжа, где я могу получить интересную мне специализацию. Я не говорю название колледжа, так как не хочу, чтобы меня отчислили. Кроме того, у меня хорошие отношения со многими преподавателями. Педсостав ни в чем не виноват, и мне не хочется, чтобы у колледжа из-за меня были проблемы.

– Почему вы согласились стать волонтером Конституции?

Говорили, что колледж опозорен из-за моей “дерзкой диверсии”

Куратор записала в волонтеры Конституции несколько ребят, которым можно доверять, в том числе меня. Я говорила старосте, что эта затея мне не нравится. Староста ответила, что каждый отказ разбирается на уровне директора. Я прошла онлайн-обучение волонтеров Конституции. Там речь шла только об организационных моментах. Волонтеров Конституции инструктировали лишь агитировать людей прийти на голосование. Я сама ратовала за участие в голосовании. Я была два раза на информационной точке. Первый раз мы раздавали листовки с инструкцией, как защитить себя от ОРВИ. В другой раз мы должны были раздавать наклейки. Там было написано “За защиту животных”, “За культуру”. У меня создалось впечатление, что эти информационные материалы косвенно побуждали людей голосовать за поправки. Я возмутилась, но не стала спорить. Я взяла листовки ЛПР, информирующие о поправках в Конституцию, и раздала их. Я решила так сделать, потому что власть обладает большими информационными ресурсами. Моя помощь ей не нужна. Помощь нужна тем, кто рассказывает правду о политических процессах, в частности, о голосовании по поправкам в Конституцию. Я не надевала одежду с символикой волонтеров Конституции и не представлялась участницей этого проекта. Я стояла рядом с информационной точкой и раздавала свои листовки. Одна из прохожих прочитала мою листовку и возмутилась. Эта женщина оказалась какой-то чиновницей. Она отвела меня в Комитет молодежной политики и туризма. Там взяли мои персональные данные и отпустили. Как рассказала мне потом администрация колледжа, из Комитета молодежной политики позвонили в администрацию города, а оттуда директору колледжа и пожаловались, мол, студентка на главной площади города раздавала “антироссийские листовки”. В колледже замдиректора по воспитательной работе, психолог и завкафедрой отчитывали меня как дошкольницу. Говорили, что колледж опозорен из-за моей “дерзкой диверсии”. Замдиректора говорила, что я хочу популярности, и задавала бестактные вопросы, которые касаются жизни моей семьи. Они спрашивали, какие мои любимые философы. Я включила игнор, потому что увольте еще это пояснять. Директор сказала, что я анархистка, и предложила мне почитать об анархизме. Еще администрация колледжа сравнила меня с девочкой, которая примкнула к игиловцам.

Информационные материалы организации "Волонтеры Конституции", которые Анна Толмачева сочла агитирующими за поправки в Конституцию
Информационные материалы организации "Волонтеры Конституции", которые Анна Толмачева сочла агитирующими за поправки в Конституцию

– Они знают, что вы сторонница ЛПР?

Они не представляют себе, что такое ЛПР. О Навальном администрация слышала, потому что один из учеников колледжа поддерживал Навального. Представители администрации с этим мальчиком часто беседовали. Не знаю, как сложилась его судьба. Администрация колледжа решила, что я сама по себе такая. Они пытались меня переубедить, говорили, что Путин обнуляется не для себя, а для будущих поколений, и сам он из-за возраста баллотироваться в президенты не будет. Еще мне сказали, что если в России как в США президент будет управлять страной только 4 года, он ничего не успеет изменить. В общем, уровень дискуссии на меня произвел впечатление. Я, честно говоря, до этого события встречала таких людей только в мемах об аудитории сайта “Одноклассники”. Я свою позицию отстаивала и сказала, что не буду менять свои политические взгляды.

– Вам угрожали отчислением?

Они написали мне максимально хорошую характеристику и говорили: “Не дай бог, тебя еще отчислят”. Я бы не назвала это угрозами, скорее, намеками. Одногруппница передала мне информацию, что меня решили пощадить, но в следующий раз заступаться не будут. Меня поставили на учет внутри колледжа.

– Что это такое?

Не знаю. Поставили, вот и стою. Может быть, психолог меня будет мониторить.

Всем студентам надо дать возможность учиться и не привлекать их в добровольно-принудительном порядке к политическим мероприятиям

– Предполагаю, что вас больше не будут записывать в волонтеры Конституции и подобные проекты.

Я слышала, что после моего поступка приняли решение выбирать более надежных участников для "Волонтеров Конституции". Я думаю, что всем студентам надо дать возможность учиться и не привлекать их в добровольно-принудительном порядке к политическим мероприятиям.

– Полиция обратила внимание на вашу акцию?

Мне позвонили из полиции и попросили дать объяснительную. Я попросила перенести встречу на следующий день. Полицейские сказали, что в таком случае приедут сами. Я согласилась приехать в участок. Полицейские встретили меня около отделения. Один из них представился сотрудником Центра “Э”, другой не назвался. Полицейские расспрашивали меня об ЛПР. Спрашивали, есть ли в этой партии революционно настроенные участники и религиозные фанатики. Я ответила на их вопросы, объяснила, что ЛПР придерживается ненасильственных принципов. Полиция просила меня назвать других членов ЛПР я отказалась. Полицейские попросили меня сообщать об акциях и революционных настроениях.

– Одногруппники поддержали вас в этой ситуации?

Некоторые сказали, что не знают, бояться за меня или восхищаться мной.

– Вас напугала реакция полиции и администрации на вашу акцию?

Я хочу жить в стране, где можно критиковать власть, не опасаясь последствий

Сначала очень сильно я довольно трусливая и эмоциональная. Я решила, что не буду больше участвовать в акциях ЛПР. Но потом я поняла, что больше всего я боюсь стука в дверь, когда неожиданно к любому человеку могут прийти и арестовать. Я хочу что-нибудь сделать, чтобы такого со мной и с другими людьми не происходило. Я смотрю выступления комика Данилы Поперечного и удивляюсь: надо же, он публично критикует Путина. Но удивляться таким вещам ненормально. Так вот я хочу жить в стране, где можно критиковать власть, не опасаясь последствий. И эти желания сильнее страха. Кроме того, я очень люблю Россию и хочу, чтобы она была свободной страной.

Комментарий Радио Свобода дал Иван Заяц, секретарь отделения Либертарианской партии России в Курске.

Секретарь отделения Либертарианской партии России в Курске Иван Заяц
Секретарь отделения Либертарианской партии России в Курске Иван Заяц

Меня вызвали к декану университета, где я учусь на 4-м курсе. Я не называю вуз, потому что хочу закончить обучение. Я сразу понял, что происходит странное: мы учимся удаленно и сессию сдавали онлайн. В кабинете был помощник ректора по безопасности, потом он привел еще двух людей, сотрудников Центра “Э”. Они заставили меня выключить телефон. Нашу встречу они назвали предупреждающей профилактической беседой.

– Беседа была связана с акцией Анны Толмачевой?

Я уверен, что да. “Эшники” знали, что я представляю в Курске Либертарианскую партию. Листовки, которые раздавала Аня, имели символику нашей партии. Они связали акцию Ани со мной. Меня спросили, не расклеивал ли я такие же листовки. Я сказал, что расклеивал. “Эшники” интересовались членами ЛПР. Я сказал, что листовки никому не давал, если кто-то делал нечто подобное, то лишь по собственному побуждению.

– Вам угрожали отчислением из университета?

Мне говорили: “Вы же понимаете, как плохо ваш активизм может сказаться на учебе. Вы учитесь, а не распыляйтесь на политическую деятельность". Про текст на листовке я сказал, что там ничего экстремистского и даже агитационного нет. “Это будут решать эксперты”, ответили “эшники”. Я отвечал на вопросы “эшников” в стиле "обо всем и ни о чем" и уводил разговор в другую сторону. В какой-то момент "эшник", который играл злого полицейского, сказал: "Нет, ты нас не понял". Я ответил: "Мне все понятно. Есть два варианта: либо вы предупреждаете меня о недопустимости нарушения закона, либо угрожаете, третьего варианта нет". "Эшники" сказали, что, конечно, первый вариант, и они не угрожают. Я уже не первый раз с ними разговариваю, и все эти беседы проходят примерно одинаково.

– Почему, на ваш взгляд, руководство вуза соглашается проводить подобные встречи в стенах университета?

Чтобы не запятнать репутацию тем, что в стенах вуза есть оппозиционно настроенные студенты.

– Как вы думаете, почему поступок Анны вызвал такую реакцию у чиновников и полиции?

Аня раздавала листовки ЛПР, будучи волонтером Конституции, и своим поступком подорвала доверие к этой организации.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG