Ссылки для упрощенного доступа

Выбор судьи. Зоя Светова – в ожидании приговора Юрию Дмитриеву


22 июля Петрозаводский городской суд вынесет приговор историку, краеведу, главе карельского отделения "Мемориал" Юрию Дмитриеву. Его обвиняют в сексуальном насилии над приемной дочерью, в изготовлении детской порнографии и в хранении старого ружья. Приговор Дмитриеву будет вынесен во второй раз. В апреле 2018 года его уже оправдывали по статье об изготовлении детской порнографии и осудили на два с половиной года ограничения свободы за незаконное хранение оружия.

Под стражей историк вновь оказался уже через несколько месяцев: прокуратура возбудила новое уголовное дело, и на этот раз Дмитриева обвинили в сексуальном насилии в отношении приемной дочери. В сентябре 2018 года дело было передано в суд и вот подошло к финалу. Гособвинитель попросил для Дмитриева 15 лет колонии строгого режима. Для всех, кто следит за этим дедом, очевидно, что это смертный приговор. Дмитриев немолод и вряд ли выдержит такой срок.

Это уголовное дело называют одним из самых циничных и подлых дел последнего времени. Преследования главы карельского "Мемориала" длятся четыре года, и за это время имя Дмитриева стало известно огромному числу людей не только в России, но и на Западе. В его защиту выступали известные российские писатели, артисты, режиссеры, политические деятели, журналисты, даже нобелевские лауреаты. На судебные процессы в Петрозаводск приезжали не только друзья обвиняемого, но и люди, незнакомые с ним, но глубоко ему сочувствующие. Приезжали журналисты со всего мира, а также представители посольств разных стран.

В этой незатухающей защите поражают не только фамилии людей, которые поддерживали карельского историка, но и их убежденность в несостоятельности позорных обвинений, которые были ему предъявлены. Оба судебных процесса по этому делу – закрытые, поскольку речь идет о несовершеннолетней девочке, приемной дочери Дмитриева Наташе. Мне лично вполне достаточно того, что я слышала об этом деле от адвоката Дмитриева, достаточно того, что говорил сам Юрий Алексеевич, когда я приезжала в Петрозаводск брать у него интервью за несколько дней до первого приговора (Дмитриев тогда находился под подпиской о невыезде), чтобы понять, что в деле нет доказательств его вины.

В том нашем разговоре меня многое поразило: во-первых, я поняла, что Дмитриев – человек потрясающе честный и прямой. Он не способен врать, он очень принципиален и поэтому крайне неудобен для тех, кто с ним не согласен. Он фанатик в хорошем смысле этого слова, то есть человек, который посвятил жизнь служению одному делу, возвращению в общественную память имен людей, погибших в годы Большого террора. Именно Дмитриев вместе с коллегами обнаружил места массовых захоронений в Карелии и смог восстановить имена расстрелянных в урочище Сандармох.

Поразила меня его любовь и нежность к приемной дочери Наташе. А теперь Наташа под давлением своей бабушки и следователей дала показания, которые могут каким-то образом подтвердить обвинение в отношении её отчима. А весной 2018 года Дмитриев показывал мне её письмо к нему, это было письмо любви и благодарности. Тогда, перед первым приговором Юрий Алексеевич не мыслил своей судьбы без приемной дочери, сожалея о том, что даже в случае оправдательного приговора девочку могут ему не отдать. Так и получилось. Мы не знаем, что Дмитриев говорил в своем последнем слове на этом, втором процессе. Но уверена: он говорил о Наташе, говорил о том, что не хотел и не мог причинить ей зла, что любит её и считает абсурдом предъявленные ему обвинения.

За четыре года преследований Дмитриева мы так и не узнали фамилии людей, которые его "заказали" и, воспользовавшись своими связями в силовых структурах Карелии, добились возбуждения дела по анонимному доносу. Потом довели дело до первого суда, а когда не получилось, придумали второе, ещё более нелепым обвинение. Известно, что приговоры по резонансным делам согласуются в вышестоящих инстанциях, а те согласуют их с администрацией президента или с представителями ФСБ. Борьба за тот или иной приговор идет в разных кабинетах.

Вспомним историю судьи Хамовнического суда Москвы Виктора Данилкина, который выносил второй приговор по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Секретарь суда рассказала, как этот приговор привезли из Мосгорсуда. Приговор по делу Дмитриева будет выносить заместитель председателя Петрозаводского городского суда Александр Мерков. Он работает судьей уже 20 лет, назначен одним из первых "судейских" указов Путина, а в 2008 году президентским же указом назначен судьей Верховного суда Карелии. В апреле 2019 года, когда уже шёл процесс по делу Дмитриева, президент Путин повысил судью Меркова до должности заместителя председателя Петрозаводского городского суда.

Если судья вынесет обвинительный приговор и покривит душой, то, полагаю, будет помнить об этом всю жизнь

Судья Марина Носова, та самая, которая оправдала Дмитриева в апреле 2018 года, также была заместителем председателя этого суда. Вероятно, "дело Дмитриева" доверяют лишь высокопоставленным судьям. После вынесения оправдательного приговора Носова собиралась перейти в Верховный суд Карелии, но кадровая комиссия администрации президента России ее кандидатуру не утвердила. Так вот судья Александр Мерков находится в самом расцвете карьеры, вполне возможно, ему светит место председателя Петрозаводского городского суда. И 22 июля именно ему предстоит принять решение по делу Юрия Дмитриева.

Судья стоит перед выбором: вынести оправдательный приговор, поддержав мнение своей коллеги Носовой, или поддержать гособвинителя и наказать Дмитриева достаточно сурово. На одной чаше весов – сомнительные обвинения, основанные на словах несовершеннолетней девочки, очевидно полученные под давлением взрослых. На другой чаше – доказательства невиновности, представленные адвокатом: мнения специалистов, психологов, психиатров, лингвистов, которые полностью разбивают обвинения в отношении карельского историка. А также сотни и сотни голосов в его защиту, тысячи публикаций о том, что Дмитриев сделал для России, какую гигантскую работу он провел для увековечивания памяти жертв сталинских репрессий. Как поступит судья Мерков?

Выбор судьи – всегда загадка. Невозможно представить себя на его месте, невозможно понять, какие обстоятельства будут иметь решающее значение в момент вынесения приговора. Представим, что судье поступило указание отправить подсудимого на большой срок в колонию, а он, ознакомившись с делом, понял, что обвиняемый невиновен. Что грозит судье, если он проявит независимость и самостоятельность? Скорее всего, он лишится судейского кресла, приговор отменят, обвиняемый какое-то время пробудет на свободе, но потом снова окажется под стражей.

Если заказчик дела обладает мощным административным ресурсом и придет в бешенство от оправдательного приговора, то судью могут не только уволить с "волчьим билетом", но и лишить пенсии. Ситуация незавидная, но зато такой судья войдет в историю как самостоятельный и независимый профессионал. Если же он вынесет обвинительный приговор и покривит душой, то, полагаю, будет помнить об этом всю жизнь. Но есть и третий вариант: судье выпадет счастливый билет и где-то там, "в верхах" примут решение дать возможность проявить справедливость и вынести компромиссный приговор.

Зоя Светова – московский журналист, обозреватель mbk.media

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG