Ссылки для упрощенного доступа

Новая этика. Наталья Геворкян – о бумерах и зумерах


В последние пару недель главной темой в либеральной среде стала "новая этика". Триггером на этот раз послужили откровения в Сети женщин, предъявивших в Сети же обвинения в тех или иных проявлениях домогательства со стороны нынешних и бывших сотрудников "МБХ медиа", информационной и правозащитной интернет-платформы, созданной Михаилом Ходорковским. Дальше началась цепная реакция. Обвинения распространились на сотрудника телеканала "Дождь", на оппозиционного политика, затем на создателя издания "Батенька, да вы трансформер", затем на оппозиционного публициста.

Я сознательно не называю имен, поскольку в данном случае важно не столько кто, сколько откуда. Практически все уличённые – из оппозиционного спектра медиа. Некоторые из них признали правоту обвинительниц и извинились. Некоторые уволились из своих изданий и с нынешнего места работы. Некоторые не согласны с обвинениями.

Тема вышла на первый план в либеральной тусовке после голосования по поправкам к Конституции, на фоне событий в Хабаровске, ареста журналиста Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене, суда над Светланой Прокопьевой, закрытого процесса и приговора историку Юрию Дмитриеву, принятия закона о трехдневном голосовании на выборах и референдумах. История, которая случилась в издании "Медуза" два года назад и о которой недавно снова подробно рассказал главный редактор Иван Колпаков, ещё тогда показала, что тема харассмента очень эффективно раскалывает сообщество людей во многом схожих взглядов и принципов. Раскол этот, как считается, поколенческий: "бумеры" со своей устаревшей этикой, "зумеры" со своей новой, и понять они друг друга не могут. Наверное, не без этого. Проблема, впрочем, не только поколенческая. Ни один вменяемый либерал старшего поколения не будет защищать насилие, физическое и психологическое, не поставит под сомнение право женщин на одинаковую с мужчинами оплату труда, не будет считать нормой навязчивое и нежелательное домогательство, как и использование служебного положения, в том числе для получения удовольствия.

Проблема с новой этикой состоит в том, что она пока не сформулирована. Не расставлены флажки, за которые заходить нельзя. Можно подмигнуть девушке или это считается оскорбительным? Можно похлопать по плечу коллегу или сказать, какой он/она молодец, или это нарушение дистанции? Какие именно отношения относятся к разряду "токсичных"? Можно ли дотрагиваться до человека в процессе ухаживания или на тактильность наложен запрет? Нужно ли спрашивать разрешения поцеловать (не говоря уже о большем), нужно ли все разрешения на каждый хотя бы приблизительно интимный жест записывать на видео, чтобы потом не возникало нежелательных последствий?

Профсоюз защитников новых ценностей превращается в коллективного цензора

На каждый из этих вопросов каждый из нас может ответить по-разному. То, что для одних непозволительно, другим кажется естественным (и это не обязательно напрямую связано с возрастом). Претензии поклонников "новой этики" довольно впечатляющие, они распространяются на самые разные сферы. В фильмах говорят и делают не так, как мы это теперь понимаем и хотим видеть, в книгах пишут не то, что надо, художники рисуют не так, фотографы не так снимают, над вот такими анекдотами смеяться нельзя, ирония неуместна практически всегда.

Профсоюз защитников новых ценностей превращается в коллективного цензора. Теоретически надо сопроводить извинениями и комментариями каждую страницу, чтобы не сказать каждый абзац "Декамерона" Боккаччо, всю французскую "новую волну" в кино, Голливуд и независимое кино как минимум 70–90-х годов прошлого века, Пушкина, Мопассана, Хемингуэя и далее, а что надо сделать с Генри Миллером, даже подумать страшно.

Можно сколько угодно говорить: для нас истории нет, но это совершенно не изменит того факта, что история есть – со всем прекрасным и ужасным, красивым и уродливым, справедливым и несправедливым, что в ней было и есть. Настаивая на праве на собственное восприятие вообще всего, сторонникам новой этики как минимум стоило бы считаться с правом других на иное восприятие. Мы за все хорошее против всего плохого – увы, это так не работает. Диктат "новой этики" столь же неприятен, как любой другой диктат. Более того, возводя в ранг насилия "положить руку на колено", сторонники "новой этики" девальвируют реальные преступления: физическое насилие, домашнее насилие, насилие над детьми.

Возвращаясь к тому, с чего я начала, – к разборкам последних недель. Самое паршивое, что отсутствие определений и каким-то образом зафиксированных новых ограничений (закон, кодекс, правила, хартия) позволяет одним совершенно безнаказанно шельмовать других не в суде, обратите внимание, где обвиняемый как минимум имеет право на защиту, не говоря уже о презумпции невиновности, а в соцсетях, которые в таких ситуациях превращаются в лом, против которого нет приема. Безудержный вербальный эксгибиционизм одних превращается в инструмент буллинга других, интимное становится публичным, а дальше разбираться никто не собирается: раз она сказала, то так оно и есть. А если не так? А если она передернула? А если врёт? А если использует тему для сведения счетов?

В этом "суде" обвиняемый беззащитен. И это отвратительно. А если он извиняется, то дает лишь новый провод для новой волны ненависти. Вообще-то так можно и убить, но об этом в раже мало кто думает. У старшего поколения, упрекаемого в непонимании этики молодых, есть одно безусловное отличие – опыт. Иногда очень хочется о нём забыть, потому что он местами довольно болезненный, потому что за ним десятилетия, прожитые в разных общественно-политических системах, в разных правдах и разной лжи, в разнообразных рисках и многочисленных попытках навязать ту или и иную мораль.

Погружённые в детали чужой личной жизни правдорубы и создатели хайпа в соцсетях не способны отстраниться и попытаться хотя бы увидеть картинку целиком. Им не кажется странным, что разоблачения журналистов "МБХ медиа" точно совпадают во времени с наездом силовиков на эти медиа. В этой волне разоблачений оппозиционных журналистов и политиков нет ни одного откровения по поводу журналистов государственных СМИ или представителей истеблишмента. Там, видимо, только ангелы, весь сыр-бор касается только либеральной тусовки. Сама же эта тусовка как будто забыла про то, что была, например, девушка Катя Муму, которая под заказ записывала на видео в собственной койке только оппозиционеров. Эта тусовка готова вцепиться друг другу в глотку, отстаивая всё хорошее против всего плохого. Она оказалась вообще без нюансов, без рефлексий и сомнений с той и другой стороны – идеальный материал для разводки.

И никакое ФСБ для этого не нужно. Достаточно нанять политтехнологов, которые чуть подтолкнут тему, отлично зная реакции целевой аудитории и правила снежного кома. То есть теперь даже Катя Муму не нужна. Нужны соцсети, нужна парикмахерша, которая вдруг вспомнит, а остальное сделаем сами: сами разденемся и разденем, все запишем и всех пересчитаем. И этот информационный шум на недели перекроет информационный фон, что, собственно, и получилось. Помимо этого, незаметно для спорящих "правильные ребята" перехватили в России повестку #Metoo и научились ею манипулировать. Это долгоиграющая и очень чувствительная тема как раз для людей либеральных взглядов, что естественно. Она про будущее и про молодежь, и, конечно, она в сфере интереса (или заинтересованности) власти.

Наталья Геворкян – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не соответствовать точке зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG