Ссылки для упрощенного доступа

Обитаемый остров. Норильск, когда ветер со стороны медного


Кадр из фильма Юлии Вишневецкой и Максима Пахомова

Фильм Юлии Вишневецкой и Максима Пахомова

Норильск расположен на суше, но население чувствует себя оторванным от остального мира, который называет материком.

Здесь все живут вроде временно – приезжают заработать, но многие потом никак не могут расстаться с Севером и вернуться на "большую землю".

Здесь не хоронят – вечная мерзлота со временем выносит останки на поверхность. На заброшенном местном кладбище – лишь могилы строителей Норильска, его первого поколения.

Город был построен на Крайнем Севере заключенными ГУЛАГа, и по сию пору отмену занятий в норильских школах из-за плохой погоды здесь называют лагерным словом "актировка".

Когда ветер со стороны медного завода, в городе становится трудно дышать. Экология – больная тема Норильска, который, по сути, является жилым приложением к гигантскому металлургическому комплексу.

Местные жители шутят, что у них в городе хозяин даже не президент России Владимир Путин, а глава "Норильского никеля" Владимир Потанин.

В мае утечка 20 тысяч тонн дизельного топлива попала в новости по всему миру. Большая часть топлива ушла в сторону Северного Ледовитого океана, людей там практически нет, а животные о последствиях вряд ли расскажут.

Сотрудник норильского отделения Росприроднадзора Василий Рябинин, сообщивший через социальные сети подробности утечки, был вынужден уволиться – и теперь собирается уехать из Норильска. Но жители города привычны – для них это пусть и крупнейшее ЧП, но лишь одно в длинной череде чрезвычайных происшествий: "Конечно, немножко природе ущерб нанесли. Ничего страшного. То есть страшно, конечно, но все это природа проглотит", "Вы бы интересовались не сейчас, когда солярка вылилась, а просто чем здесь люди дышат, когда работают, когда просто живут", – говорят они.

"Норникель" щедро оплачивает работу в тяжелых условиях. Люди приезжают, чтобы выплатить свои кредиты и ипотеки, заработать "северную" пенсию для последующей жизни на юге, в Красноярске, – и привыкают, ходят на пикники рядом с заводскими трубами и купаются в промышленном водоеме – охладителе ТЭЦ, где вода не замерзает и зимой.

Совместный фильм "Настоящего времени" и Радио Свобода о Норильске и его жителях – "Обитаемый остров" Юлии Вишневецкой и Максима Пахомова.

Монологи жителей Норильска

– Я вот думаю, если я уеду на материк навсегда из этого города, как я буду без этого контраста? Каждый человек, живущий в Норильске, мечтает уехать отсюда. Когда уедет, хочет вернуться обратно. У меня муж в 43 или 44 года пошел на пенсию. Заработал себе "первую сетку". Есть сетка условий труда, вредности. У него самая вредная, он в плавильном был, где химические реакции, он дышал этими парами, платина, серебро, палладий. Мы отдыхали в Крыму недели три, он просто дышал этим воздухом целебным крымским, дней через десять у него пошли куски черноты из легких, мокрота – то ли это курево, то ли это металл. Когда мы приехали после отпуска, ему все равно надо медкомиссию проходить, он сдал рентген, легкие были чистые.

Марина
Марина

– Я с Урала. Последний раз вернулся в 2007 году. Бросал Север, опять возвращался, еще бросал, опять вернулся. Уехал, полтора месяца был на материке, вернулся обратно, потому что там тоже работы никакой нет, а у меня кроме горного образования – ничего. Отец говорил, он у меня маяк строил: сынок, не езди, Север затягивает. Нет, я поехал, "только поглядеть". Насовсем здесь никто никогда не остается. Норильск имеет такой статус, что здесь все временно, рано или поздно все уезжают на материк. У нас советское трудовое законодательство Медведев еще отменил, поэтому проходчики работают по 12 часов. По советским нормативам более 7 часов в шахте запрещено работать было, теперь можно работать по 12 часов. Комбинат поддавил так, что молодежь, у кого квартиры, кредиты, ипотека, сидит тупо молча. Все боятся потерять место работы, потому что на материке еще хуже. Все кричали: 12-часовой рабочий день – это нельзя. Были бланки розданы, и большинство написало, что согласны. Все советское разрушили, дошло до того, чтобы в шахте поменять вентилятор, делают заявку, и будет поменян только на следующие сутки. Шахтная работа – это самая опасная работа в мире вообще считается.

Сергей
Сергей

– У меня хороший друг просидел лет семь здесь. Он мне звонит: "Ваня, братан, приезжай в Норильск". Я говорю: "Ты о чем говоришь? У меня даже денег нет, билет – 15 тысяч". Он говорит: "Я тебе билет куплю". Мы летим в Норильск, я устроился на легальную работу. Все, что здесь у меня есть, это я все официально заработал. В Норильске стабилка, у нас все классно. Дороги – во! Пенсия – во! Люди живут классно. Тут все есть. Хочешь – купайся, хочешь – иди загорай. Для нашей жизни все благоустроено. Получается, что нам в жизни дается? Только ипотека или кредит. А заработать никому ничего не дается. Получается, я здесь горблю, там горблю. Как будто в России какая-то разница есть. В деревню заедьте, такая же, сюда заедьте, такая же. Я заработаю и еще и вторую ипотеку отобью, и третью. Потом сдам квартиру и буду жить до пенсии. Да какая пенсия, я сдам квартиру, и ну ее, эту пенсию. До 80 лет ждать эту пенсию, которую Вова нам дал? Да зачем?

Иван
Иван

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG