Ссылки для упрощенного доступа

Оба хуже. Юрий Федоров – о том, зачем мериться ракетами


7 октября Владимир Путин пытался ответить на мучающий российский истеблишмент вопрос: кто, Дональд Трамп или Джо Байден, в случае победы на президентских выборах в США для Москвы лучше? "Президент Трамп неоднократно высказывался в пользу развития российско-американских отношений. И мы, безусловно, это очень ценим", – сообщил российский лидер. Затем, однако, он упомянул о 46 американских решениях по санкциям, выходе США из Договора РСМД и прочих грехах нынешней администрации. Байден был уличен Путиным в антироссийской риторике, но зато он "готов к продлению [договора об]​ СНВ или к заключению нового договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. А это уже очень серьёзный элемент нашего возможного взаимодействия в будущем".

Размышления Путина заставили вспомнить ответ Иосифа Сталина на вопрос "какой уклон хуже, правый или левый?". Вождь, как известно, был до предела лапидарен, но точен: "Оба хуже". Это, похоже, осознают в Кремле. 2 октября секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев встретился в Женеве с советником президента США по национальной безопасности Робертом О’Брайеном. Об этой встрече заранее не сообщалось; когда началась подготовка к ней, неизвестно.

Известно другое: Патрушеву было сказано, чтобы Россия "держалась подальше" от ноябрьских выборов в США, иначе последствия будут очень серьезными, и тот вроде бы дал соответствующие обещания. Российские власти это подтвердили, хотя и в смягчённом виде, заявив об отсутствии у двух сторон "намерений вмешательства во внутренние дела друг друга, в том числе в контексте избирательных процессов". Иными словами, Кремль получил ультиматум: ещё раз вмешаетесь в наши выборы – пеняйте на себя. И Патрушев поспешил заверить: понял-понял, не будем!

Однако вопрос в другом: почему вдруг второй после Путина человек в стране, а таким Патрушева называют многие информированные журналисты и политологи, помчался в Женеву выслушивать нотации от американца? Видимо, в Кремле к концу сентября началась тихая паника. И оснований для неё немало. Казалось бы, ещё вчера надёжные партнёры в Париже и Берлине сегодня все яснее дают понять, что с нынешним российским руководством иметь дело больше невозможно. И в Москве решили во чтобы то ни стало не допустить поддержки Алексея Навального ещё и Вашингтоном. Сама мысль о встрече будущего президента США с оппозиционным российским политиком в Белом доме или, например, о его выступлении в Конгрессе, вероятно, бросает кремлёвских обитателей в холодный пот. Удалось ли Патрушеву договориться с О’Брайеном о том, чтобы этого не случилось?

Встреча в Женеве, что любопытно, получила своё продолжение. В Хельсинки 5 октября встретились российские и американские специалисты по контролю над вооружениями во главе с замминистра иностранных дел России Сергеем Рябков и его визави из Вашингтона Маршаллом Биллингсли. Это тем более удивительно, что в 20-х числах сентября Рябков вполне ясно заявил, что договориться о продлении договора СНВ-3 "не получится, потому что характер требований, выдвигаемых США, нас не устраивает". То есть тогда Москва предполагала дождаться исхода американских выборов, поскольку Байден обещал продлить этот договор без всяких условий.

Однако через пару недель Рябков внезапно получил указание возобновить переговоры с представителями нынешней американской администрации, хотя оснований ожидать, что их позиция изменится, не было совсем. Информация об итогах встречи также вызывают недоумение: Биллингсли сообщил, что в ходе встречи с Рябковым достигнут "важный прогресс". Это означает, что российский замминистра в той или иной форме согласился с американским подходом, по крайней мере в принципе. Однако Лавров немедленно отверг такое предположение. "Сейчас "умрет" последний договор о СНВ", – заявил он. Но если так, то зачем было посылать Рябкова в Хельсинки? И вообще, есть ли шанс договориться с Вашингтоном по контролю над ядерными вооружениями?

Сегодня чаще всего говорят о договоре СНВ-3, действие которого истекает 5 февраля 2021 года. Кремль добивается его продления ещё на пять лет, и это вполне объяснимо. У значительной части межконтинентальных ядерных ракет, в том числе СС-19 и любимой журналистами "Сатаны", гарантийные сроки эксплуатации продлевались два и более раз, они неизбежно будут сняты с боевых позиций. А принятие на вооружение новой тяжелой ракеты "Сармат" затягивается. Её бросковые испытания (когда массово-габаритный макет ракеты выталкивают пороховым зарядом из пусковой шахты) закончились в 2018 году, но лётные испытания, несмотря на регулярные оптимистические заверения военного командования, так и не начинались. У США такой проблемы нет. Если договор СНВ-3 закончит своё существование, то американские военные смогут быстро оснастить 398 своих МБР "Минитмен-3" не одной, а тремя боеголовками, увеличив стратегический потенциал в полтора раза. В российском Генеральном штабе такая перспектива оптимизма не вызывает.

Американские ракеты средней дальности легко достигают из Европы российские центры принятия решений

Близкие к Байдену аналитики спокойно относятся как к продлению этого договора, так и к его прекращению. Российский стратегический арсенал устаревает и будет сокращаться естественным путем, а наращивать американские вооружения этого класса пока в Вашингтоне не собираются. Позиция администрации Трампа более изощренная. Москве предлагают подписать политически обязывающее соглашение о продлении действия договора СВН-3 при условии, что будущий договор по ядерным вооружениям будет охватывать все их категории: стратегические, тактические и средней дальности.

Российские военные категорически отказываются от каких-либо ограничений на ядерное оружие малой дальности. Его в России много больше, чем во всем остальном мире, и предназначено оно главным образом для ограниченных ядерных войн в Европе, перспективой которых в Москве любят пугать "партнёров". Российские рассуждения о ядерном конфликте в Европе долгое время рассматривались в США как фантазии отставных генералов и политологов, любящих шокировать аудиторию. Но после аннексии Крыма и развёртывания запрещённых договором РСМД российских ракет 9М729, нацеленных на Европу, настроения в Вашингтоне изменились. Было решено дать адекватный ответ. И его дали: в 2021 году планируется развернуть 48 крылатых ракет "Томагавк" наземного базирования, а к 2023 году подготовить к развёртыванию ещё три-четыре ракетные системы наземного базирования дальностью действия от 700 до нескольких тысяч километров.

Российские политологи успокаивают Кремль, говоря, что эти ракеты предназначены для удара по Китаю. Последнее не исключено. Но столь же вероятно, что они появятся и в Европе, где есть несколько стран, остро воспринимающих российскую угрозу и считающих, что сдерживание "экспансии с востока" должно быть максимально убедительным. Оно таким и окажется: американские ракеты средней дальности легко достигают из Европы российские центры принятия решений, а любимые Путиным "Цирконы" и 9М729 до США не долетят.

Сочинение политических прогнозов – занятие увлекательное, но бессмысленное, они оправдываются крайне редко. И всё же рискну предположить, что судорожные усилия Кремля договориться с Вашингтоном, не меняя, по сути дела, линию поведения на мировой арене, успеха иметь не будут. И поэтому для России возможны только два варианта. Первый – к власти приходит здравомыслящая группировка, способная уйти из Донбасса, Южной Осетии и Абхазии, вернуть Украине Крым и, вообще, привести внешнюю политику в соответствие со своими весьма ограниченными экономическими возможностями. Второй – описан Владимиром Сорокиным в его блестящих антиутопиях "Сахарный Кремль" и "День опричника".

Юрий Федоров – военно-политический эксперт

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG